thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Турция

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 3 из 5]

51 Re: Турция в Ср Сен 10, 2014 9:55 pm

Admin


Admin
Турция и «Джабхат ан-нусра»

25 апреля, 2013 | Автор: Щегловин Ю.Б. | Напечатать эту статью
Вашингтон продолжает планомерно проводить политику по давлению на своих основных союзников «по сирийскому досье» с целью заставить, как минимум, дистанцироваться от исламистского сегмента сопротивления режиму Б.Асада. Бостонская трагедия только придала этим усилиям еще большую активность, поскольку теперь отстаивать на любом уровне тезис о том, что «в борьбе с тираном Б.Асадом хороши все средства», становится все сложнее. Справедливости ради отметим, что и ранее США четко акцентировали свою позицию по этому вопросу, суть которой сводилась к невозможности любого союза с радикалами. При этом, однако, Белый дом фактически закрывал глаза на прямую поддержку, спонсирование и материально-техническое снабжение джихадистов со стороны Саудовской Аравии. Формат такого сотрудничества подразумевает даже направление формально уволенных офицеров саудовской армии, Национальной гвардии и сотрудников спецслужб в ряды «Джабхат ан-нусра». Вашингтон до недавнего времени никак на эти факты официально не реагировал, ограничившись только тем, что внес «Джабхат ан-нусра» в «черный список террористических организаций » Минюста США.

Теперь ситуация заметно поменялась. Мы уже писали о том, что Белый дом был очень серьезно обеспокоен тем фактом, что «светское крыло» оппозиции заметно отстает в своем влиянии на ситуацию в Сирии. А это обстоятельство, помимо чисто невыгодной для США (да и всех стран блока НАТО) послеасадовской политической конфигурации, создавало реальную вероятность захвата исламистами складов с химическим оружием. Последнее обстоятельство сейчас выходит для американцев на передний план среди всех остальных проблем на сирийском направлении.

Как бы прочувствовав это, глава аналитического департамента военной разведки Израиля генерала Итая Бруна заявил, что «по их оценкам, сирийские войска уже применяли в ряде случаев зарин». Оставим на совести израильского генерала термин «оценки», поскольку разведки всего мира пользуются термином «данные», которые также делятся на достоверные и недостоверные. В данном случае сложно сказать на чем базируются «оценки» И.Бруна, но контекст очевиден. Израиль крайне обеспокоен возможностью попадания химического оружия «не в те руки» плюс явно «Джабхат ан-нусра» просчитывается желание получить от США дополнительную военную помощь в связи с потенциальным риском применения оружия массового поражения одной из сторон сирийского конфликта. Естественно, что в израильском руководстве не питают иллюзий в отношении того, что в результате всех катаклизмов к власти в Сирии придет «дружественный» им режим.

В этой ситуации руководители «Джабхат ан-нусра» не нашли со своей стороны ничего лучше, как публично объявить себя частью «Аль-Каиды» и поклясться в верности Айману аз-Заварихи. Это только добавило масла в огонь, и поставило в очень неудобное положение Саудовскую Аравию.

Но еще за три недели до этого публичного политического самоубийства власти Турции под давлением Вашингтона начали негласную кампанию по ликвидации на территории страны инфраструктуры «Джабхат ан-нусра». Было нейтрализовано две основные ячейки этой организации в провинции Хатай на границе с Сирией, и в провинции Конья. При этом в последней было арестовано более десяти руководителей и эмиссаров «Джабхат ан-нусра», а в Хатае – одиннадцать. Ячейка в провинции Конья специализировалась на вербовке «добровольцев» для войны в Сирии среди турецких граждан. Только за последний месяц в боях под Дамаском и в Алеппо погибло, по меньшей мере, шесть из них. Турецкая служба безопасности также перехватила на турецкой территории курьера организации с крупной суммой денег, предназначенной для закупки оружия. Таким образом, Анкара безоговорочно поддержала требования Вашингтона о ликвидации всех баз террористов на своей территории и серьезно затруднила их деятельность. В этом есть свой резон, поскольку такими действиями турецкое руководство сознательно повышает конкурентноспособность в сирийском сопротивлении Сирийской свободной армии (ССА). Эта структура была создана и пестуется до сих пор турецкой спецслужбой МИТ , и «антиджихадистская» инициатива американцев в данном случае пришлась как нельзя кстати. В Анкаре прекрасно понимают, что в неизбежном борьбе за власть и влияние в послеасадовской Сирии с суннитскими монархиями Персидского залива сильное и лояльное вооруженное крыло обеспечивает 70% успеха. Особенно с учетом того, что США согласились на поставки оружия сирийской оппозиции британцами и французами только при условии его прохождения через территорию Турции и Иордании с передачей исключительно отрядам ССА.

В этой непростой для них ситуации руководство «Джабхат ан-нусра» начало передислокацию своих отрядов в Ливан. Естественно по согласованию с Эр-Риядом. Сейчас основной центр группировки расположен в восточной части долины Бекаа, откуда они инфильтруются в Сирию и обратно. Эмиссары «Джабхат-ан-нустра» в Иордании также вербуют палестинцев, которые бегут из Сирии на территорию Иордании, а затем переправляют их в Ливан. Иорданские силовики при этом не препятствуют им в этом, но запрещают создавать ячейки «Джабхат ан-нусра» на территории королевства. Таким образом стимулируется отток и так «избыточного» палестинского населения в Иорданского Хашимитского Королевства.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

52 Re: Турция в Ср Сен 10, 2014 9:56 pm

Admin


Admin
Об использовании Турцией и Саудовской Аравией благотворительных организаций

17 апреля, 2013 | Автор: Щегловин Ю.Б. | Напечатать эту статью
Использование спецслужбами мусульманских государств благотворительных организаций стало уже общим местом. Особенно в этом плане выделяются Саудовская Аравия и Турция, которые активно используют возможности общественных организаций для проведения разведывательной и иной деятельности в странах мусульманского мира.

При этом «частный» характер этих организаций всегда дает возможность руководству этих стран вовремя дистанцироваться от них в случае необходимости, представив все инициативой частных лиц. Так неоднократно делал Эр-Рияд, когда выплывали факты использования филиалов саудовских благотворительных организаций для вербовки наемников в той же Чечне или Боснии. Не говоря уже о случаях финансирования со стороны «благотворителей» некоторых террористов, которые затем подорвали небоскребы в США. Для сведения – все саудовские организации, несмотря на их различные названия и регистрацию, подчиняются и получают деньги из одного центра штаб-квартиры «Аль-Игасы». Помимо централизации управления достигается тем самым и еще один режим страховки. В случае откровенного провала и запрещения деятельности той или иной «организации» («Беневоленс Интернешнл» в США после терактов 11 сентября, или «Аль-Харамейн» в России) не страдает и выводится из-под удара центральная структура.

Отметим, что Анкара и Эр-Рияд ставят во главу деятельности этих фондов разные идеологические принципы. В случае с саудовцами – это пропаганда идей ваххабизма и «возвращения к истинным ценностям». Если говорить проще, то Эр-Рияд в основу ставит принцип «суннитской солидарности», что мы сейчас наблюдаем на примере Сирии. Там иностранные джихадисты для борьбы с режимом Асада также вербуются через филиалы различных благотворительных саудовских фондов, которые действуют «под зонтиком» «Аль-Игасы». Анкара, которая в отличие от Эр-Рияда лишена таких мощных «козырей» как наличие двух основных исламских святынь на своей территории, а также финансовых ресурсов и арабской идентичности, вынуждена использовать тезис о «родстве тюркоязычных народов». В этом направлении действуют организация ТIКА и др. Естественно, что этот «узкий принцип» не может в полной мере соответствовать амбициям нынешнего турецкого руководства по приобретению глобального влияния в мусульманском мире.

Отсюда все более активное задействование турецким руководством благотворительных организаций с «нарезанием» им четких зон ответственности: кто-то занимается чисто «тюркской солидарностью», кто-то начинает работать уже более широким охватом, ставя в качестве первоочередных целей завоевание позиций в арабском мире без использования признака этнической идентичности при тесном сотрудничестве с турецким разведсообществом. Такая стратегия была разработана нынешним руководителем турецкой спецслужбы МИТ Хаканом Фиданом. Кстати, по совместительству и близкого друга нынешнего премьер-министра Турции Р.Т.Эрдогана.

В этой связи очень символичным является участие функционеров TIKA в деле освобождения турецкого инженера С.Дикилитаса из талибского плена в Афганистане, в котором он провел около двух лет. Сама эта операция была поручена и проводилась исключительно сотрудниками МИТ. Однако функционеры ТIКА сыграли в ней основную роль, без которой на успех рассчитывать было бы сложно. Они установили контакты с похитителями, и долгое время вели переговоры с полевыми командирами талибов. Да и выкуп за инженера в конечном счете был передан по каналам именно ТIКА в виде гуманитарной помощи. Тем самым турецкие власти сразу же оставили за скобками возможные обвинения в оказании помощи террористам и нарушении принципа отказа от практики выплаты выкупа похитителям. Для сведения также напомним, что генеральным директором ТIКА до своего прихода на пост руководства турецких спецслужб был все тот же Х.Фидан.

Но эпизод с освобождением турецкого инженера не объясняется исключительно этим обстоятельством. Повторим, что задействование благотворительных организаций для решения деликатных задач является для турецких спецслужб частью стратегии. В те же события в Афганистане была активно вовлечена и еще одна благотворительная турецкая организация IHH. Именно функционеры последней «прославились» во время попытки прорыва «флотилии мира» в заблокированный сектор Газа в 2010 году, который стимулировал, пожалуй, самый серьезный кризис в израильско-турецких отношениях. IHH вообще очень тесно связана с МИТ и активно использовалась в операциях по освобождению западных заложников в Ливане и Сирии в последнее время. В прошлом месяце в Ливии именно с помощью IHH МИТ Турции удалось добиться освобождения пяти британских спецназовцев, которые были похищены в Бенгази. Еще ранее, в период активной фазы гражданской войны, структуры IHH смогли наладить контакты с исламистами Мисураты, что, безусловно, способствовало успешному восстанию и открытию «второго фронта» против М.Каддафи.

Основными направлениями деятельности IHH в настоящее время являются: сбор информации в лагерях сирийских беженцев и Ливане в интересах МИТ, весь комплекс контактов с ХАМАСом в секторе Газа по линии оказании гуманитарной помощи (в том числе и сопровождение гуманитарных конвоев).

Такая стратегия турецкого руководства, по оценке ряда экспертов, будет только набирать обороты. Это означает, что Анкара окончательно отходит от принципа пантюркизма как главной цели, рассматривая его только лишь как важную часть общей стратегии по гегемонии во всем исламском сообществе. И в связи с этим в очень скором времени мы можем стать свидетелями схватки между саудовскими и турецкими благотворительными фондами и организациями во всех частях мусульманского мира.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

53 Re: Турция в Ср Сен 10, 2014 9:57 pm

Admin


Admin
Межсуданское урегулирование и интересы Турции

4 апреля, 2013 | Автор: Быстров А.А. | Напечатать эту статью
Южный Судан по-прежнему ожидает визита в Джубу суданского лидера О.аль-Башира, в рамках которого планируется подписание договора фактически по всем спорным вопросам. Среди последних для обеих стран первоочередное значение имеет соглашение о возобновлении прокачки южносуданской нефти через трубопровод в Порт-Судан и соглашение по Абъею. В последнем случае стороны уже пришли к консенсусу о формировании совместных органов администрации из пропорции 60 на 40 (ЮжныйСудан-Судан). В повестке дня также обсуждение вопроса запуска механизма создания демилитаризованной зоны на границе и подготовка условий для ее окончательной демаркации. Этот прорывной визит О.аль-Башира (впервые с 2011 года) должен был состояться 1 апреля, однако был перенесен на более поздний срок по согласованию с катарскими и афросоюзовскими медиаторами по причине католической Пасхи. Отметим, что Джуба 2 апреля с.г. вновь официально подтвердила готовность принять президента Судана в самое ближайшее время, несмотря на вооруженные столкновения в Южном Кордофане в начале этой недели.

Как предполагают эксперты, эти столкновения были спровоцированы боевиками Суданского народно-освободительного движения (СНОД-север) в ответ на полное игнорирование обеими сторонами их требования инкорпорировать делегацию СНОД-север в процесс консультаций между Джубой и Хартумом по вопросу статуса границы и открытия каналов гуманитарной помощи. Похоже, что повторяется история почти десятилетней давности, когда тогдашний лидер южан Дж.Гаранг фактически сдал своих ближайших союзников по гражданской войне нуба (а они составляют костяк СНОД-север) в угоду подписания Всеобъемлющего мирного соглашения (ВМС) с Хартумом в 2005 году. Судя по всему, вопросы нормализации отношений между Суданом и Южным Суданом вновь оказались важнее выполнения требований лидеров нуба.

Отметим и еще один очень интересный момент. Мы уже говорили об активизации торговых и политических отношений между Хартумом и Анкарой, которая отчетливо наметилась с начала нынешнего года. Турецкое руководство дало «зеленый свет» для отечественного бизнеса по входу на суданский рынок в области инвестиций в сельское хозяйство, текстильную промышленность, а также, по некоторым данным, и в банковский и финансовый сектора. Анкара также сняла барьеры на выполнение ранее замороженного соглашения по вопросу контактов с Хартумом в области военно-технического сотрудничества. По оценке ряда экспетов, такой шаг ясно свидетельствует о том, что Анкара планируют принять самое деятельное участие в вопросах модернизации суданских вооруженных сил. О такой программе и необходимости ее проведения в самое ближайшее время неоднократно заявлял суданский президент Башир. О.аль-Башир.

В условиях отказа КНР от участия в такой программе, а также обозначившимся контактам в этой области между Ираном и Суданом, Турция становится основным претендентом на первые роли в этом процессе. При этом Судан готов платить по счетам самостоятельно, о чем свидетельствует статистика по добыче золота в стране за прошлый год. В долларовом эквиваленте сумма экспорта золота достигла за 2012 год 2, 2 млрд долларов. При этом отметим, что эта отрасль продолжает ударными темпами модернизироваться с участием западноевропейских технологических линий. Резко растет число компаний, занятых в этом бизнесе, — 91 на начало 2013 года. В 2013 году ожидается рекордная выручка от продажи золота в размере 2,5 млрд долл. США, что выведет Судан на третье место среди экспортеров золота в Африке, после ЮАР и Ганы. В случае возобновления транзита южносуданской нефти, что фактически в настоящее время является вопросом практически решенным, финансовые возможности Судана вырастут значительно.

Рискнем предположить, что Анкара предпринимает такие шаги с молчаливого согласия Вашингтона, и возможные последствия экономических санкций ее в данном случае не коснутся. Американцев серьезно волнует суданско-иранское сближение, в том числе и перспектива использования иранскими ВМС базы в Порт-Судане. Практика «дружеского» захода иранских эсминцев в этот стратегический порт в прошлом году приобрела регулярный характер, и заставила сильно понервничать Эр-Рияд и ту же Доху. Связи с Тегераном ставились в вину О.аль-Баширу не только внутрисуданскими оппозиционерами, но и влиятельными лицами в правящей Партии Национального конгресса (ПНК). В частности, министром иностранных дел и одним из лидеров т.н. «молодого крыла» ПНК А.Карти. Но О.аль-Башир сумел настоять на своем и, похоже, вновь, одерживает дипломатическую победу. Активность Турции вынуждает зашевелиться Доху, которая объявила наконец-то о практической реализации работы фонда по восстановлению экономики Дарфура с капиталом 2 млрд долл. США. 7 апреля с.г. в Дарфуре пройдет и донорская международная конференция с широким присутствием, что, как ожидается, даст толчок приходу иностранных инвестиций в этот регион.

Анкара тем временем, судя по всему, решила на примере межсуданского урегулирования реанимировать свою идею о гегемонии в мусульманском мире. В том числе и в рамках выполнения роли регионального посредника. На прошлой неделе Анкару посетила делегация Южного Судана во главе с генеральным секретарем П.Амумом. Во время встречи с министром иностранных дел Турции А.Давутоглу речь шла именно о посреднических усилиях Анкары по вопросу быстрейшего достижения полномасштабной реализации мирных соглашений между Хартумом и Джубой с «учетом стратегического местоположения Судана в Африке». И Турция, по словам ее министра иностранных дел, приложит все усилия для достижения этой задачи. Таким образом, налицо попытка Турции вновь перехватить «пальму первенства» регионального посредничества у Катара, на этот раз уже на Африканском континенте. И это неспроста, поскольку сирийский кризис вынуждает Турцию искать новые рынки по размещению производств своей текстильной и сельскохозяйственной продукции.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

54 Re: Турция в Вт Окт 21, 2014 8:26 pm

Admin


Admin
Московский Центр Карнеги
Carnegie Endowment for International Peace

Перспективы сотрудничества России и Турции в неспокойном регионе

Дмитрий Тренин, Мемдух Каракуллукчу Рабочие материалы 28 сентября 2014

Рабочая группа по российско-турецкому сотрудничеству

В 2013 г. Московский Центр Карнеги и стамбульский Форум по международным отношениям (ФМО) создали рабочую группу для изучения потенциала российско-турецкого регионального сотрудничества. Задачей группы была разработка новых идей относительно практического развития такого сотрудничества. Целью группы было углубить понимание общих интересов двух стран и способствовать построению более практических рабочих отношений между ними. В рабочую группу вошли бывшие высокопоставленные государственные чиновники, дипломаты, военные и ведущие эксперты из обеих стран. С самого начала члены группы работали над данным докладом как единая команда.

Руководители проекта:
Мемдух Каракуллукчу — вице-председатель и президент ФМО, Стамбул;
Дмитрий Тренин — директор Московского Центра Карнеги.

Члены рабочей группы:
Нигар Агаогуллары — директор ФМО по научным исследованиям;
Анатолий Адамишин — бывший заместитель министра иностранных дел Российской Федерации;
Мустафа Айдын — ректор Университета им. Кадира Хаса, член ФМО;
Эртугрул Апакан (входил в группу до февраля 2014 г.) — чрезвычайный и полномочный посол (в отставке), бывший заместитель министра иностранных дел Турецкой Республики, бывший постоянный представитель Турецкой Республики в ООН, член ФМО;
Евгений Бужинский — генерал-лейтенант запаса, бывший начальник Международно-договорного управления Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны Российской Федерации;
Аднан Ватансевер — научный сотрудник проекта ФМО «Турция-Россия», старший преподаватель Кингс-колледжа в Лондоне, внештатный старший научный сотрудник Инициативы «Энергетическое будущее Евразии» при Атлантическом совете;
Салим Дервишоглу — адмирал в отставке, бывший главнокомандующий Военно-морскими силами Турции, член ФМО;
Ирина Звягельская — ведущий научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук;
Сёнмез Кёксал — чрезвычайный и полномочный посол (в отставке), бывший заместитель главы Национальной разведывательной службы Турции, член ФМО;
Алексей Малашенко — научный сотрудник Московского Центра Карнеги;
Умит Памир — чрезвычайный и полномочный посол (в отставке), бывший заместитель министра иностранных дел Турецкой Республики, бывший постоянный представитель Турецкой Республики в ООН, бывший постоянный представитель Турции в НАТО, член ФМО;
Ильтер Тюркмен — чрезвычайный и полномочный посол (в отставке), бывший министр иностранных дел Турецкой Республики, бывший генеральный комиссар Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР), член ФМО;
Павел Шлыков — старший научный сотрудник Института стран Азии и Африки МГУ;
Яшар Якыш — чрезвычайный и полномочный посол (в отставке), бывший министр иностранных дел Турецкой Республики, президент Центра стратегических коммуникаций (STRATİM), член ФМО.

Основные вопросы

Россия и Турция соседствуют с громадным регионом, из которого исходит целый ряд угроз, способных затронуть обе страны, в том числе связанных с терроризмом, экстремизмом и наркоторговлей.

У двух государств есть веские основания для взаимодействия ради обеспечения геополитической и социальной стабильности, а также экономического процветания в соседствующих с ними и частично совпадающих регионах, особенно на Южном Кавказе и в Центральной Азии.

У Москвы и Анкары существуют определенные разногласия по региональным проблемам, обусловленные их национальными интересами, мировоззрением и восприятием мира. Однако они способны урегулировать эти разногласия при наличии доброй воли, взаимного уважения к основам международного права и принципу территориальной целостности государств, регулярного и открытого диалога на уровне политического руководства и поддержки со стороны своих элит и общественности.

Следующие шаги России и Турции

России и Турции следует совместно работать над укреплением стабильности на Южном Кавказе, особенно в вопросах, связанных с конфликтами вокруг Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии.

Москва и Анкара должны стремиться к поиску политического урегулирования конфликта в Сирии. Это урегулирование поможет заложить основы стабильности в регионе.

России и Турции необходимо предпринимать шаги для недопущения распространения ядерного оружия на Ближнем Востоке и способствовать достижению приемлемой окончательной договоренности по иранской ядерной программе между Тегераном и его международными партнерами по переговорам.

В Афганистане и Ираке интересы Турции и России требуют от них сотрудничества в борьбе с экстремизмом и усилий по установлению политической стабильности.

Для Центральноазиатского региона будет лучше, если Россия и Турция станут сотрудничать, а не действовать разнонаправленно, в целях повышения экономического благосостояния входящих в него стран и недопущения подрыва региональной стабильности экстремистскими силами.

Предисловие

Кризис вокруг Украины, вступивший в острую фазу в феврале 2014 г., оказал сильнейшее воздействие на отношения России с Западом. По сути он знаменовал собой завершение двадцатипятилетнего периода этих отношений, в целом характеризовавшийся сотрудничеством и периодическими попытками включить Россию в состав расширившегося Запада. Начался новый этап антагонистического соперничества и конфронтации, особенно между Москвой и Вашингтоном. Хотя точно предсказать будущее невозможно, Россия теперь, вероятно, сосредоточится на самой себе, своих отношениях с бывшими советскими республиками и сотрудничестве с Китаем и другими странами Азии. Это чревато серьезными последствиями для ее соседей, в том числе для Турции.

Турция, приверженная принципу территориальной целостности государств, не признала недавнее присоединение Крыма к Российской Федерации, изменившее геополитическую ситуацию во всем Черноморском регионе. Особый интерес Анкара проявляет к положению крымских татар — довольно крупного национального меньшинства в составе населения полуострова. Турция также считает, что огромную важность для региона имеет безопасность и стабильность Украины. Анкара не оставила без должного внимания формирование Евразийского экономического союза в составе Белоруссии, Казахстана и России, к которому вскоре должны присоединиться Армения и Киргизия. Сама Турция является союзником США, членом Организации Североатлантического договора (НАТО) и партнером Европейского союза (ЕС), с которым ведет переговоры о полномасштабном членстве. Соединенные Штаты и перечисленные институты сейчас существенно ужесточают свою позицию в отношении России.
Введение

У Турции и России много общих соседей: они взаимодействуют на обширном географическом пространстве, простирающемся от Черного моря до Центральной Азии и от Персидского залива до Средиземного моря. В качестве двух важных игроков они имеют возможность позитивно влиять на будущее этих регионов, способствуя миру, стабильности и росту благосостояния на их территории.

Эта возможность появилась в тот период, когда две страны предпринимают важные шаги для устранения традиционно существовавшей между ними враждебности: за пятьсот лет отношений они с десяток раз вели войны друг с другом, а в годы холодной войны оказались по разные стороны баррикад. Однако за последнюю четверть века России и Турции удалось фундаментальным образом изменить характер двусторонних отношений. При этом они опирались на элементы сотрудничества, также присутствовавшие в их общей истории, в том числе в ХХ в.

С середины 1990-х годов политическое сотрудничество России и Турции успешно развивается, движимое тесным взаимодействием на высшем уровне. Важным шагом в институциональном плане стало создание в мае 2010 г. российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня, способного служить главным локомотивом расширения взаимодействия, в том числе и за пределами двусторонних отношений в узком смысле.

Интенсивное дипломатическое сотрудничество подкрепляется прочным фундаментом масштабных торговых и социальных обменов между двумя странами. Феноменальное расширение этих обменов стало результатом коренных изменений, произошедших за последние десятилетия в экономике и обществе обеих стран. В рамках курса Анкары на более сбалансированный внешний товарооборот Россия стала вторым по величине торговым партнером Турции. В 2013 г. объем двусторонней торговли достиг 32,8 млрд долл. Размер взаимных инвестиций составил 10 млрд долл. 20% россиян, проводящих отпуск за рубежом, едут отдыхать в Турцию — в 2013 г. их число превысило 3 млн. Введение безвизового режима в 2010 г. привело к заметному увеличению количества турок, посещающих Россию, хотя оно все еще сравнительно мало (примерно 100 тыс. в 2012 г.).

Основой активизации двусторонних обменов стало энергетическое сотрудничество между Россией и Турцией, начавшееся в середине 1980-х. Россия остается крупнейшим поставщиком энергоносителей в Турцию, хотя следует признать, что односторонний характер энергетического товарооборота — Россия продает газ, Турция его покупает — вызывает в стране определенную озабоченность, результатом которой становятся попытки ослабить зависимость от главного партнера. Кроме того, Россия взяла на себя ведущую роль в планируемом строительстве первой атомной электростанции в Турции. Если в рамках этого проекта будет удовлетворена потребность Турции в передаче ноу-хау и технологий, он может добавить к энергетическому партнерству Москвы и Анкары еще один прочный аспект.

Преобразование двусторонних отношений России и Турции позволяет предположить, что эти страны создали основу для продвижения к следующему этапу: региональному сотрудничеству в целях усиления безопасности и активизации развития общих соседей. Задача эта непроста: национальные интересы России и Турции явно различаются и отчасти носят конкурентный характер, по некоторым фундаментальным вопросам взгляды их руководства не совпадают, а на принятие в двух столицах решений, связанных с геополитикой, ощутимо влияют воспоминания о прошлом соперничестве. Несмотря на все позитивные перемены последних лет, необходимо дальнейшее укрепление доверия между двумя государствами.

Однако единственный способ углубить доверие — это практическое сотрудничество. Порой Россия и Турция занимают разные позиции. Но при наличии политической воли разрыв между их представлениями можно сузить. Более того, в ряде сфер интересы двух стран совпадают — когда речь идет о предотвращении войн и урегулировании гражданских конфликтов, послевоенном восстановлении и обеспечении ненасильственного характера политических изменений. И Москве, и Анкаре приходится бороться с терроризмом, экстремизмом и наркоторговлей. Если они смогут наладить сотрудничество по широкому кругу вопросов, где у них имеются общие интересы, они не только усилят собственную безопасность, но и сделают соседние страны более стабильными и комфортными для жизни.

В 2013 г. Московский Центр Карнеги и стамбульский Форум по международным отношениям создали Рабочую группу для изучения потенциала российско-турецкого регионального сотрудничества. Ее участники выделили шесть тем, связанных с основными проблемами в соседних странах:

«“Арабская весна” и усиление нестабильности в регионе включая террористическую деятельность»;

«Арабо-израильский конфликт»;

«Иран и нераспространение ядерного оружия»;

«Афганистан и региональная стабильность»;

«Центральная Азия и региональное развитие»;

«Урегулирование конфликтов на Южном Кавказе».

Углубленный обмен мнениями по этим вопросам, считает Рабочая группа, будет способствовать разработке практических шагов, благодаря которым Россия и Турция смогут увеличить свой вклад в стабильность и благосостояние региона.
«Арабская весна» и усиление нестабильности в регионе, включая террористическую деятельность

Во многом неожиданный и резкий взлет движений за политическую открытость на Ближнем Востоке и в Северной Африке, получивший название «арабская весна» или «пробуждение арабов», естественно, не обошелся без последствий для Турции и России.

Для Турции драматические события, приведшие к установлению новых режимов в Тунисе, Египте и Ливии в 2011 г., совпали с активизацией политики Анкары в соседних регионах. Еще до «арабской весны», на волне заметных успехов в экономике и крепнущего убеждения в том, что Турция становится все более влиятельной региональной державой, руководство страны стало проявлять больше готовности к диалогу с соседями и желания решать региональные проблемы Ближнего Востока. Давние исторические связи, активизация экономических отношений со странами региона и попытки добиться поддержки международным сообществом палестинцев наделили Турцию значительным «мягким влиянием» в арабских странах региона.

Россия, напротив, с начала 1990-х годов по сути самоустранилась от гео-
политической конкуренции на Ближнем Востоке. Москва поддерживала с несколькими ключевыми странами региона тесные связи, унаследованные от СССР, в том числе сохраняя пункт материального обеспечения своего Военно-морского флота в сирийском порту Тартус. Кроме того, Россия начала усиливать политическое присутствие на Ближнем Востоке после американского вторжения в Ирак. Однако лишь после начала потрясений на Ближнем Востоке и в Северной Африке в конце 2010 г. Москва вернулась в региональную политику в качестве активного участника. В отличие от руководства Турции (непосредственного соседа этих конфликтных зон), которое с самого начала было значительно сильнее вовлечено в события в арабском мире, российским лидерам пришлось адаптироваться к новым реалиям Ближнего Востока и Северной Африки и постепенно интенсифицировать свое участие.

Учитывая масштаб потрясений и растущую неопределенность относительно правящих режимов в регионе, не стоит удивляться, что в связи с «арабской весной» на поверхность всплыли определенные различия в подходах Анкары и Москвы к ближневосточным делам. В какой-то степени эти различия отражают разные взгляды двух столиц на характер и направленность событий в регионе.

В глазах турецкого руководства протесты против существовавших десятилетиями авторитарных режимов открывали возможность перехода региона к демократии. Турция быстро отреагировала на происходящее — ее премьер-министр Реждеп Эрдоган стал первым государственным лидером, призвавшим к отставке Хосни Мубарака после начала уличных акций протеста в феврале 2011 г. И хотя по отношению к событиям в Ливии и Сирии Турция поначалу придерживалась более осторожного подхода, в итоге она стала энергичным сторонником разрешения этих кризисов, в том числе за счет поддержки оппозиционных движений в обеих странах. По Сирии — Турция особенно остро испытала на себе последствия этого кризиса из-за массового притока беженцев и многочисленных пограничных инцидентов — Анкара возглавила интенсивные дипломатические усилия, направленные на урегулирование сложившейся ситуации. С самого начала сирийских событий Турция, последовательно поддерживая территориальную и государственную целостность Сирии, призывает принять меры, способствующие созданию в стране более инклюзивного режима и прекращению гуманитарного кризиса.

Лидеры России воспринимают перемены в арабском мире с куда большей осторожностью. Они с самого начала считали «арабскую весну» исламистской революцией, а не демократической, по образцу Восточной Европы. Падение режима Хосни Мубарака расценивалось в Москве прежде всего как прорыв политического ислама, чреватый распространением на соседние регионы. Свержение Муаммара Каддафи погрузило Ливию в хаос, привело к проникновению за ее пределы оружия и боевиков-радикалов. В отношении сирийского конфликта, по которому позиции России и Турции существенно расходятся, Москва относится резко отрицательно к внешней военной интервенции против режима Башара Асада, хотя ее военная помощь сирийским властям расходится с позицией членов НАТО, в том числе Турции, и рассматривается в Анкаре как фактор, оттягивающий урегулирование кризиса. В целом, однако, позиция Москвы по Сирии представляет собой поддержку миропорядка, основанного на главенствующей роли Совета Безопасности ООН во всех вопросах, связанных с международным миром и безопасностью.

Впрочем, несмотря на все разногласия, Москва и Анкара демонстрируют способность к поддержанию регулярного и уважительного диалога друг с другом. Они избежали словесных баталий по поводу Сирии и держат открытыми дипломатические каналы на всех уровнях. Им в основном удается отделять зерна от плевел, не позволяя разногласиям по сирийскому кризису нанести долгосрочный ущерб двусторонним отношениям. В частности, в разгар сирийского кризиса они провели заседание Совета сотрудничества высшего уровня с участием лидеров обеих стран.

Теперь пришло время активизировать российско-турецкое сотрудничество по Сирии. Это можно сделать на базе общих интересов, связанных с будущим региона. И Москва, и Анкара озабочены тем, что эскалация насилия губит Сирию, оборачивается массовой гибелью людей и дестабилизацией обстановки в соседних странах. Обе столицы обеспокоены тем, что рост экстремизма в Сирии может создать угрозу их собственным странам.

На Женевской конференции по Сирии России и Турции следует предпринимать совместные действия по поддержке суверенитета, национального единства и территориальной целостности этой страны. Непосредственными приоритетами Анкары и Москвы должны стать прекращение огня в Сирии и предоставление гуманитарной помощи ее народу. России и Турции следует также способствовать участию в Женевской конференции ведущих региональных держав, например, Ирана и Саудовской Аравии.

Женевский процесс скорее всего будет продолжительным. Действуя в унисон, сотрудничая с союзниками и партнерами, Россия и Турция могли бы выявить и поддержать те элементы в рядах всех противоборствующих сторон, которые склонны к диалогу, способному привести к устойчивому политическому урегулированию на основе участия оппозиции во власти, а в конечном счете — к национальному примирению и экономическому восстановлению страны. Этот способ действий в случае успеха может быть использован и в других ситуациях на Ближнем Востоке и в Северной Африке, если там возникнут вспышки насилия, дестабилизирующие обстановку и угрожающие безопасности региона.

Поскольку будущее «арабской весны» неопределенно, России и Турции необходимо проводить активные консультации для выработки единых подходов, основанных на их совпадающих интересах в плане сдерживания терроризма и экстремизма, а также развития экономического сотрудничества в качестве инструмента обеспечения стабильности и благосостояния. Несмотря на разногласия, активный российско-турецкий диалог о политических преобразованиях в Сирии и характере ее постконфликтного устройства может внести ценный вклад в усилия международного сообщества по установлению мира в этой стране. Более того, он поможет свести к минимуму недопонимание обеими сторонами позиций друг друга в условиях быстрого развития событий.
Участие в ближневосточном мирном процессе

Анкара и Москва традиционно смотрели на арабо-израильский конфликт под разными углами. Сейчас, однако, эти различия во взглядах значительно уменьшились. Россия входит в Ближневосточный квартет, где она в целом поддерживает усилия США по мирному разрешению конфликта. Кроме того, у нее дружественные отношения с палестинцами и тесные связи с Израилем. Что же касается Турции, то ее традиционно хорошие отношения с еврейским государством испортились после наступательной операции Тель-Авива в секторе Газа в 2008 г. и нападения израильских Военно-морских сил на флотилию, направлявшуюся к Газе, в 2010 г., в результате которого погибло несколько турецких граждан. В то же время сотрудничество Анкары с палестинцами существенно усилилось.

В сущности, и Турция, и Россия поддерживают израильско-палестинский диалог в целях прочного мирного урегулирования конфликта. Обе страны имеют официальные каналы связи с руководством ХАМАС. У России также существует контакт с движением «Хизбалла» в Ливане. Подобная ситуация позволяет Турции и России играть полезную роль в усилиях по достижению договоренности между палестинскими арабами и израильтянами. Анкаре и Москве стоило бы регулярно обмениваться мнениями об израильско-палестинском конфликте и ближневосточном мирном процессе в целом.

Однако Москве и Анкаре следует реалистично оценивать общие перспективы урегулирования израильско-палестинского конфликта, собственное влияние и возможности по сравнению с другими игроками, например, Соединенными Штатами, играющими центральную роль в этом урегулировании, и Ближневосточным квартетом, а также эффективность своих рычагов воздействия на израильские власти и палестинцев, в частности, на хамасовское руководство Газы. С учетом этой оговорки России стоит обеспечить участие Турции в ближневосточном мирном процессе.
Иран и нераспространение ядерного оружия

Отношения Турции и России с Ираном в прошлом, словно маятник, колебались между сотрудничеством и соперничеством. В последние несколько лет иранский вопрос стал особенно важным фактором российско-турецких отношений, в некоторых случаях обостряя разногласия между Анкарой и Москвой, а в других способствуя сближению их позиций. Сейчас, после того как Иран и группа «5 + 1», куда входят мировые державы (США, Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия), подписала в ноябре 2013 г. предварительное соглашение с Тегераном, открывающее путь к решению иранской ядерной проблемы, российско-турецкое сотрудничество имеет особое значение для того, чтобы за этой договоренностью последовало окончательное соглашение.

Для Ирана торговые отношения с Россией и Турцией являются важным элементом попыток вырваться из международной изоляции в условиях постоянного ужесточения экономических санкций против Тегерана. Хотя Турция и соблюдает международные санкции, она существенно расширяет экономические связи с Ираном, в том числе в сфере газового импорта. Объем товарооборота между двумя странами с 2000 по 2012 гг. существенно увеличился, достигнув 22 млрд долл., и в результате Иран стал одним из крупнейших экономических партнеров Турции. Кроме того, Иран и Турция входят в Организацию экономического сотрудничества, что создает основу для дальнейшего углубления их экономического взаимодействия.

Россия тем временем также поддерживает значительные коммерческие связи с Ираном, хотя сходство структуры народного хозяйства двух стран — для обеих ключевое значение имеет экспорт энергоносителей — несколько ограничивает масштаб их экономических отношений. Впрочем, значение России для Тегерана связано с ее способностью поставлять Ирану военные технологии и помощью в строительстве его первой атомной электростанции.

И Анкара, и Москва неоднократно выражали сомнения относительно целесообразности дальнейшего ужесточения санкций против Ирана, которое до избрания в 2012 г. новым президентом Хасана Рухани оставалось одним из важных пунктов на повестке дня международного сообщества. Обеим странам, и особенно Турции, будет выгодно ослабление, а в конце концов и отмена санкций. Турецкие лидеры неоднократно подчеркивали, что в результате десяти с лишним лет неспокойной ситуации вокруг соседнего Ирана их страна несет большие убытки, и с осторожностью оценивали эффективность санкций против него.

Однако главный вопрос, по которому Анкара и Москва демонстрируют общую заинтересованность и выработали последовательный совместный подход, связан с необходимостью для Ирана взять на себя обязательства по ядерному нераспространению. Обе страны не желают, чтобы у Ирана появилось ядерное оружие. В то же время Россия и Турция выступают против военного решения проблемы в виде ударов Израиля и/или США по Ирану в качестве превентивной меры против его ядерной программы. Анкара и Москва считают, что в отношении такой страны, как Иран, ненасильственные шаги дают больше шансов на успех.

По мнению Турции, превращение Ирана в ядерную державу может привести к гонке ядерных вооружений в регионе, чреватой опасным подрывом стабильности. В то же время Анкара однозначно выступает за право стран развивать мирную ядерную энергетику — право, которым она намерена воспользоваться, сооружая в партнерстве с Россией первую турецкую атомную электростанцию.

В результате турецкая дипломатия предпринимает инициативные действия, призванные обеспечить снятие Ираном озабоченности международного сообщества и одновременно не допустить ужесточения международных санкций. В 2010 г. Турция и Бразилия — входившие тогда в число непостоянных членов Совета Безопасности ООН — выступили посредниками в выработке договоренности с Ираном об «обмене» ядерного топлива. Однако, когда прогресс по этому вопросу достигнут не был, обе страны проголосовали против проекта резолюции Совета Безопасности о введении новых санкций. В тот момент ценой этого активного дипломатического маневра Турции стали сомнения в ее приверженности альянсу с западными державами. Анкара сочла такую реакцию Запада неоправданной, поскольку разногласия относительно иранской ядерной программы касались в основном тактики разрешения назревающего конфликта, а не стратегических целей.

Для России, видящей себя защитницей стратегической стабильности в мире, превращение Ирана в ядерное государство также неприемлемо. Москва — активный участник переговоров с Ираном относительно его ядерной программы в рамках группы «5 + 1». Как и Турция, она пыталась — и тоже неудачно — выступить в роли посредника между Тегераном и Западом. Тем не менее России удалось сыграть позитивную роль в поощрении прямых контактов между США и Ираном, которые привели к предварительному соглашению в ноябре 2013 г. Дополнительный фактор в российской дипломатии связан с помощью в строительстве первой иранской АЭС. Помогая Ирану в этом деле, Москва настаивает, что все отработавшее топливо со станции должно быть возвращено в Россию, чтобы ослабить беспокойство международного сообщества относительно возможности распространения ядерных материалов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

55 Re: Турция в Вт Окт 21, 2014 8:26 pm

Admin


Admin

Сирийский кризис стал яблоком раздора между Анкарой и Тегераном и одновременно способствовал укреплению связей России с иранским руководством. Иран — самый решительный сторонник режима Асада, а Турция открыто поддерживает оппозиционные силы. В сентябре 2011 г., когда Анкара решила разместить на своей территории радиолокационную станцию для слежения за ракетами совместно с союзниками по НАТО, Тегеран воспринял это как шаг, направленный против Ирана. Одновременно зоной нарастающего соперничества между Анкарой и Тегераном стал Ирак.

Однако сейчас, когда в Иране сменилось руководство, состоялось предварительное соглашение между Ираном и международным сообществом и появились признаки, позволяющие надеяться на сближение между Ираном и Соединенными Штатами, России и Турции следует активно добиваться окончательного решения иранской ядерной проблемы, которое позволит Ирану осуществлять мирную ядерную программу и в то же время сможет гарантировать, что он не станет ядерным государством. Если такое решение будет достигнуто, Турция и Россия сыграют важную роль в будущей реинтеграции Ирана в мировую экономику и создании вокруг него стабильной стратегической обстановки.

Шансы Турции и России на то, чтобы внести позитивный и долгосрочный вклад в решение вопроса, повысятся, если они направят свои усилия на создание надежного режима нераспространения на Ближнем Востоке в целом. Совместно с государствами региона, членами Совета Безопасности ООН и иными заинтересованными сторонами Анкаре и Москве нужно возглавить процесс выработки всеобъемлющего пакета мер по мирному осуществлению национальных ядерных программ. Они должны включать четкие предложения по мониторингу ядерных программ, а также механизмов укрепления доверия в Ближневосточном и Североафриканском регионе, что снимет у государств потенциальные стимулы для перехода к реализации ядерных программ в военных целях.
Афганистан и региональная стабильность

Вывод Международных сил содействия безопасности (ISAF) из Афганистана, который должен завершиться в конце 2014 г., подвергнет безопасность региона еще одному серьезному испытанию. Вывод войск совпадает с периодом крайней неопределенности в Афганистане. Под вопросом устойчивость правительства в Кабуле и характер будущего режима в стране.

Чтобы направить ситуацию в Афганистане и вокруг него в сторону от самых опасных сценариев и помочь этой стране добиться стабильности за счет мира и процветания, необходимо, чтобы страны региона совместно работали над осуществлением общей цели. На карту поставлены не только десятилетние усилия по созданию в Кабуле режима, способного выдержать атаки талибов и «аль-Каиды». Если Афганистан скатится к нестабильности образца 1990-х годов, это обернется неизбежными последствиями для безопасности всего региона от Центральной Азии до Пакистана и Индии.

Хотя Турция и Россия не являются непосредственными соседями Афганистана, они находятся достаточно близко от него, чтобы ощущать на себе последствия событий в этой стране. Речь идет о регионе, где их интересы очень во многом совпадают, а источники потенциальных разногласий отсутствуют. У обеих стран есть и желание, и возможность помочь Афганистану на пути к восстановлению.

Турция традиционно служила для Афганистана образцом успешно модернизирующейся мусульманской страны. Этот потенциал «мягкого влияния» сохранился у нее и сегодня. В качестве члена НАТО Турция играет активную роль в обеспечении безопасности Афганистана: она дважды возглавляла ISAF. Анкара занимается подготовкой Национальной армии и Национальной полиции Афганистана. Турция также участвует в восстановлении разрушенной войной инфраструктуры в этой стране. С 2004 по 2012 гг. Турецкое агентство международного сотрудничества и развития реализовало там более 800 проектов, помогая Афганистану создавать систему здравоохранения, образования и экономическую инфраструктуру. В целом Турция пользуется в Афганистане большим доверием и уважением; она в состоянии помочь в восстановлении страны и ее институтов.

Кроме того, Анкара играет позитивную роль в регионе, способствуя диалогу между Афганистаном и Пакистаном благодаря тесным связям с обеими странами. Руководство Турции имеет и в Афганистане, и в Пакистане достаточно высокую репутацию, благодаря чему ей удалось организовать ряд трехсторонних встреч и саммитов. Наконец, у Турции близкие отношения с северными — центральноазиатскими — соседями Афганистана.

Россия обладает богатым историческим опытом отношений с Афганистаном, усвоив ряд полезных, пусть и болезненных уроков в ходе войны, которую она вела в этой стране в 1980-х. Позднее она сыграла ключевую роль в обеспечении успеха операции США по разгрому «аль-Каиды» и приютивших ее талибов в 2001 г. С тех пор она являлась важнейшим звеном северного маршрута снабжения американского/натовского контингента в Афганистане.

В отношении будущего Афганистана Россию больше всего заботит возможность распространения террористической деятельности и религиозного экстремизма на территорию Центральной Азии, а также увеличение наркотрафика в Россию. Москва поддерживает регулярные контакты с кабульским правительством как на двусторонней основе, так и в рамках международных форумов, например, Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и так называемого антинаркотического квартета (Афганистан, Россия, Таджикистан, Пакистан).

Россия оказывает Афганистану помощь в обеспечении безопасности посредством поставок военного оборудования (через США) и подготовки офицеров. Москва заявляет о намерении наращивать экономическую деятельность в Афганистане. Если российская экономическая помощь и инвестиции в различные инфраструктурные проекты станут реальностью, они усилят позитивную роль Москвы в этой стране и регионе.

Сейчас, когда развитие событий в Афганистане становится неопределеннее, Турции и России необходимо активнее и чаще консультироваться по этому вопросу. В частности, им стóит оценить потенциал сотрудничества в борьбе с терроризмом и наркотиками, имея в виду создание региональной системы по обузданию наркотрафика, охватывающей Афганистан, Пакистан, Иран и Центральную Азию.

Кроме того, Турции и России следует сотрудничать в восстановлении народного хозяйства Афганистана, укреплении его институтов и установлении стабильности в стране. Пока что их программы помощи не координируются. Чтобы повысить результативность этих усилий, приоритетной задачей двух стран должно стать осуществление совместных проектов, например, в сфере подготовки кадров и развития инфраструктуры.

Поскольку центральноазиатские государства также ощущают на себе последствия происходящего в Афганистане, Турции и России стóит подумать об их привлечении к диалогу о событиях в этой стране, возможно, вместе с Ираном, и к реализации совместных проектов регионального масштаба, в частности, по борьбе с наркотиками.

Учитывая заинтересованность Турции в расширении ее деятельности в ШОС, России следует помочь ей повысить статус участия с роли партнера по диалогу до позиции наблюдателя.
Центральная Азия и региональное развитие

В течение нескольких лет после распада СССР в российско-турецких отношениях, связанных с Центральной Азией, превалировала конкуренция. Турция с самого начала надеялась стать образцом для развития Центральной Азии. Примечательно, что во всех центральноазиатских государствах за исключением Таджикистана говорят на тюркских языках. Анкара первой установила с ними дипломатические отношения сразу после провозглашения их независимости. Ее экономические и культурные связи с Центральной Азией бурно развивались, турецкие компании играли там значительную роль в таких важных секторах, как строительство, легкая промышленность и розничная торговля. Для Москвы это было предметом озабоченности: российские официальные круги не сразу осознали, насколько привлекательно для центральноазиатских стран выглядит турецкая модель.

Со временем, однако, опасения российского руководства относительно растущей активности Турции в Центральной Азии в основном развеялись. Вскоре оно поняло, что пантюркистская идеология не пользуется достаточной популярностью ни в Центральной Азии, ни в самой Турции. Кроме того, озабоченность России ослабла из-за некоторых неудач турецкой политики в регионе. Так, отношения Анкары с Узбекистаном, крупнейшим по численности населения государством Центральной Азии, несколько ухудшились, а ее экономическая активность не привела к завоеванию серьезных позиций в самом стратегически важном секторе — нефтегазовом. Стоит отметить также, что возросшая инициативность внешнеполитического курса Турции по отношению к соседним странам не сопровождалась усилением ее активности в Центральной Азии.

Из-за совпадения нескольких тенденций стабильность в Центральной Азии подвергается опасности. Во-первых, политической стабильности постсоветских республик в регионе угрожает уход со сцены старшего поколения лидеров. Особенно это касается Казахстана и Узбекистана — соответственно крупнейших по территории и численности населения государств региона: их президенты-основатели, пришедшие к власти четверть века назад, скорее всего оставят власть. Во-вторых, вызовом для стабильности и безопасности в Центральной Азии может стать развитие событий в Афганистане после вывода Международных сил содействия безопасности. В-третьих, пока неясно, каким будет воздействие политического ислама на внутренние переходные процессы в регионе.

Поскольку озабоченность России относительно роли Турции в регионе ослабла, появилась возможность для их взаимодействия с целью повышения там уровня политической стабильности на правовой основе. Обе страны заинтересованы в противодействии терроризму и экстремизму в регионе и призывают его государства бороться с наркотрафиком. Анкаре и Москве также стóит задуматься о разработке совместных проектов для содействия развитию региона. Обе страны в той или иной форме являются донорами центральноазиатских государств. Координация усилий может помочь России и Турции добиться более эффективных результатов. Аналогичным образом они могли бы выступить посредниками в решении давней проблемы водоснабжения центральноазиатских республик.

В то же время Турции и России необходимо признать, что внешняя политика стран Центральной Азии становится все более динамичной, в результате чего их контакты с внешними игроками расширяются. Центральноазиатские государства диверсифицируют внешние связи в сфере политики, экономики и безопасности. Весьма серьезным игроком в регионе становится Китай — прежде всего в энергетическом и сырьевом секторах, но также в области торговли и инфраструктуры. Соединенные Штаты представлены крупными нефтяными компаниями, а также — пока — объектами, которые арендует Пентагон. Иран и Индия, Европа и Япония также проявляют интерес к региону: там становится все «теснее».

Среди всех этих игроков Россия, пожалуй, может рассчитывать на сохранение некоторых преимуществ благодаря «мягкому влиянию», которым она по-прежнему пользуется в Центральной Азии. Речь идет о значительной трудовой миграции в Россию, владении представителей элит русским языком и наличии в Центральной Азии русских меньшинств. Кроме того, Москва имеет особые отношения с многими республиками региона через Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и/или инициативу по созданию Таможенного и Евразийского союзов. Тем не менее Москве следует заботиться о том, чтобы ее инициативы в регионе основывались на равноправии всех участников и не осуществлялись в ущерб другим заинтересованным сторонам.
Урегулирование конфликтов на Южном Кавказе

В XIX в. Южный Кавказ традиционно являлся одним из главных театров военных действий между Россией и Турцией — другой такой зоной были Балканы. В начале 1990-х годов напряженность между Анкарой и Москвой в этом регионе какое-то время сохранялась.

Сегодня у Турции и России по-прежнему существуют значительные разногласия на Южном Кавказе, но они научились делать так, чтобы эти реалии не вызывали серьезного ухудшения двусторонних отношений. Одна из сфер, где их интересы расходятся, — разработка топливно-энергетических ресурсов: Турция и Россия конкурируют в сооружении трубопроводов, удовлетворяющих потребности Европы в энергоносителях. Однако масштабный товарооборот и активизация энергетических связей Турции и России способствуют частичному смягчению позиции Москвы в отношении Анкары.

В основном имеющиеся разногласия являются следствием затяжных территориальных конфликтов вокруг Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии. Сейчас они «дремлют», но ни один из этих конфликтов даже не приблизился к разрешению.

В частности, армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха представляет опасность для мира во всем регионе и грозит втягиванием в него России и Турции. Более двадцати лет он остается в замороженном состоянии, а Нагорный Карабах и обширная азербайджанская территория за его пределами находятся в руках Армении. Несмотря на все усилия международных посредников из Минской группы ОБСЕ, сопредседателем которой является Россия, продвижение к миру между Арменией и Азербайджаном по-прежнему буксует.

Мнения Москвы и Анкары относительно спора Армении и Азербайджана существенно различаются. Россия является официальным союзником Армении и имеет на ее территории военную базу, хотя она одновременно поставляет оружие и военное снаряжение зербайджану. В 2013 г. Ереван выразил желание присоединиться к возглавляемому Москвой Таможенному союзу. Анкара же поддерживает стратегические отношения с Баку. В то же время Турция несколько лет назад предприняла попытку сближения с Арменией, но развитие этой инициативы застопорилось. Россия на официальном уровне поддержала эти усилия Турции, но Анкара была несколько разочарована тем, что Москва не использовала свои рычаги влияния на Ереван более эффективно.

В связи с паузой в сближении Анкары и Еревана возникла возможность новой вспышки напряженности. Разрыв в экономическом и военном потенциале Азербайджана и Армении продолжает увеличиваться. Тем временем руководство в Баку и Ереване продолжает прибегать к риторике относительно военного решения проблемы.

России и Турции необходимо объединить дипломатические усилия для содействия миру и процветанию в этом регионе. Москва и Анкара пользуются существенным влиянием соответственно в Армении и Азербайджане. Этого влияния недостаточно, чтобы обеспечить мир в регионе, но его должно хватить для предотвращения новой вспышки военных действий. В ближайшей перспективе Москве и Анкаре надо предпринимать совместные действия, чтобы не допустить возобновления вооруженной конфронтации.

Другой вопрос, по которому позиции Москвы и Анкары существенно разошлись, связан с территориальной целостностью Грузии. В 2008 г. Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Турция, расширяя экономические связи с Абхазией, поддерживает суверенитет Грузии — она предпочитает, чтобы конфликты урегулировались мирным путем в рамках международно признанных государственных границ. Кроме того Турция, в отличие от Москвы, поддерживает инициативу ЕС «Восточное партнерство», призванную способствовать экономической и социальной интеграции между Евросоюзом и республиками Южного Кавказа.

Впрочем, другой аспект политики Турции на Южном Кавказе представляется Москве весьма привлекательным. Так, после российско-грузинской войны 2008 г. Анкара призвала к урегулированию проблем региона при меньшем вмешательстве внешних игроков. Кроме того, для налаживания диалога в регионе можно оживить и модернизировать «Платформу стабильности и сотрудничества на Кавказе» — инициативу, выдвинутую турецким руководством в 2008 г. Ее даже можно преобразовать в совместную российско-турецкую инициативу.

Будучи соседями стран Южного Кавказа (он географически связывает Россию и Турцию), Москва и Анкара несут особую ответственность за предотвращение и урегулирование конфликтов в этом регионе, а также содействие экономическому сотрудничеству, которое способствует возникновению взаимопонимания, а в конечном счете и доверия. Анкаре и Москве выгодно, чтобы Южный Кавказ был более стабильным и процветающим, и им следует разрабатывать совместные инициативы для достижения этой цели. Такие инициативы могли бы включать совместные энергетические и транспортные проекты, развитие инфраструктуры, культурные обмены и иные контакты между людьми.

Москве и Анкаре стоит рассматривать сотрудничество на Южном Кавказе как элемент их общей заинтересованности в обеспечении стабильности, мира и процветания в Причерноморском регионе. Уже более двадцати лет Организация черноморского экономического сотрудничества, включающая среди прочих стран три южнокавказские республики, служит многосторонней платформой для углубления взаимодействия. Будучи создана для развития сотрудничества в регионе, эта организация способна играть уникальную роль в объединении входящих в него стран для постановки и реализации общих задач в новом столетии. В этом плане Турция и Россия — два ведущих участника организации — должны работать над тем, чтобы она оправдала свое предназначение. Реализация совместных проектов для стран Южного Кавказа могла бы стать хорошим первым шагом на пути к оживлению роли этого института на международной арене.

Пришло время, чтобы Турция и Россия разработали совместный план по укреплению стабильности и сотрудничества на Южном Кавказе. Такая инициатива могла бы способствовать смягчению лишений, которые переживают простые люди в результате затяжных конфликтов, восстановлению экономических связей, созданию транспортных коридоров, связывающих Европу и Азию по осям «восток — запад» и «север — юг», стимулированию роста, поощрению неформального диалога, формированию заинтересованности в разрешении конфликтов, изоляции экстремистов и ослаблению радикалов по всему региону.
Выводы и рекомендации

Преобразовав за последние двадцать лет свои взаимоотношения, Турция и Россия сегодня имеют возможность развивать двусторонний диалог и одновременно начать вносить вклад в обеспечение мира и процветания у их общих географических соседей.

Теперь, когда идеологический раскол периода холодной войны преодолен и некоторые ошибочные представления начала 1990-х годов ушли в прошлое, Анкара и Москва могли бы стремиться к дальнейшему повышению уровня доверия в двусторонних отношениях и искать пути для более функционального и практичного взаимодействия.

Регулярный политический диалог, налаженный между Москвой и Анкарой, можно было бы развить за счет углубления его интеллектуальных основ. Двусторонние отношения могли бы получить новый импульс за счет усиления вклада институтов гражданского общества, научных учреждений, межпарламентских и культурных контактов. Это будет способствовать преодолению груза истории, формированию нового мышления и даже нового языка в рамках процесса расширения обмена мнениями между двумя обществами. Углубление подобного взаимодействия поможет также создать более активную и живую основу для политического сотрудничества. Усиление взаимопонимания необходимо не только на официальном уровне, но и в сфере культурных и человеческих обменов между двумя странами.

В фундаментальном плане интересы России и Турции в значительной мере совпадают, что создает предпосылки для дальнейшего развития диалога и сотрудничества. Обе страны заинтересованы в экономическом росте и политической стабильности у их общих соседей. И Анкара, и Москва настороженно относятся к внешним интервенциям, особенно военным, в этих соседних регионах. Более того, не будет преувеличением утверждать, что у России и Турции есть общие опасения и схожий болезненный исторический опыт. Одним из важнейших элементов их внешнеполитической деятельности остается противодействие распространению терроризма и экстремизма, представляющих потенциальную угрозу для их собственной стабильности и территориальной целостности. Огромное значение для соседних с ними регионов по-прежнему имеет развитие светской государственности, основанной на международном праве.

В быстро меняющемся мире, где постоянно возникают новые источники угроз и напряженности, Турции и России следует вносить серьезный вклад в обеспечение стабильности, мира и процветания на обширной территории, простирающейся от Балкан до Центральной Азии и Афганистана, от Ближнего Востока до Южного Кавказа. К сожалению, эта огромная зона остается средоточием региональных конфликтов, потрясений, войн, революций, политического и экономического хаоса.

Еще бóльшую актуальность сотрудничеству России и Турции придает тот факт, что они числятся среди ведущих держав указанной зоны и обладают значительными ресурсами. И Анкара, и Москва имеют исторические, культурные и экономические связи с рядом входящих в нее стран. Обоим государствам следует использовать свои сравнительные преимущества для решения ключевых проблем соседних регионов.

Следует отметить, что Россия и Турция обладают как способностью, так и возможностью за счет двусторонних и коллективных шагов внести вклад в осуществление многосторонних инициатив по обузданию конфликтов, обеспечению мира и повышению уровня благосостояния в этой обширной географической зоне. Совместные усилия двух региональных держав, основанные на укреплении общих норм и ценностей, воплощенных в Уставе ООН, могут сыграть решающую роль в противодействии шоковым факторам XXI в.

Совместные действия по повышению благосостояния региона могли бы способствовать сведению к минимуму взаимного непонимания, утверждению реалистичных ожиданий и укреплению доверия между двумя странами. Они также придали бы двусторонним отношениям больше прочности перед лицом будущих шоков как в соседних регионах, так и на международной арене в целом. Конечно, этот процесс будет длительным и непростым, что лишний раз подчеркивает необходимость продолжения нынешнего политического диалога и его одновременного углубления для решения новых вопросов, которые возникнут в будущем.

Наша рабочая группа предлагает следующий набор политических шагов и действий, способных усилить конструктивную роль Турции и России в соседних регионах. Необходимые действия Турции и России мы систематизировали по региональному принципу:

Ближний Восток (включая «арабскую весну», израильско-палестинский конфликт и иранский вопрос):

России и Турции необходимо и дальше оберегать двусторонние отношения от влияния нарастающей напряженности на Ближнем Востоке, не позволяя разногласиям, например, по Сирии и Египту, негативно отражаться на их отношениях в целом.

На Ближнем Востоке Турции и России наряду с решительным противостоянием экстремизму и радикализму нужно стремиться усиливать влияние умеренных сил, заинтересованных в модернизации политической системы, а не пытаться сохранить статус-кво.Анкаре и Москве следует признать насущную необходимость смягчения гуманитарного кризиса в Сирии, соглашения о прекращении огня и оказания гуманитарной помощи всем сторонам конфликта.

По мере развития Женевского процесса Россия и Турция должны неуклонно поддерживать суверенитет, национальное единство и территориальную целостность Сирии и одновременно поощрять стороны, склонные к политическому урегулированию конфликта, обеспечивая их участие во власти.

Москве и Анкаре необходимо приступить к разработке практических предложений по международному сотрудничеству в послевоенном восстановлении Сирии.

Турции и России надо координировать усилия по борьбе с распространением терроризма и экстремизма за счет регулярных консультаций, обмена разведданными и экономических инструментов, способствовать светскому развитию и благосостоянию в регионе.

Москве и Анкаре следует вовлекать третьи стороны в превентивную дипломатию и разрешение конфликтов в регионе. Подобные инициативы можно разработать по ряду вопросов, в частности, по иранской проблеме и израильско-палестинскому конфликту.

Турции и России надо на более регулярной основе сотрудничать в индивидуальных и коллективных усилиях по урегулированию израильско-палестинского конфликта. России следует способствовать подключению Турции к деятельности Ближневосточного квартета.

На фоне признаков прогресса в отношениях между Ираном и Соединенными Штатами Москве и Анкаре следует продолжать добиваться окончательного решения иранской ядерной проблемы, в рамках которого Иран должен сохранить право на развитие мирной атомной программы, но не стать при этом обладателем ядерного оружия.

Не ограничиваясь иранским вопросом и имея в виду установление надежного режима ядерного нераспространения на всем Ближнем Востоке, Турция и Россия могли бы возглавить усилия международного сообщества и выработать всеобъемлющие предложения по развитию мирной атомной энергетики в регионе.

Турция и Россия должны быть готовы играть конструктивную роль в деле реинтеграции Ирана в мировую экономику, если тупик в вопросе о его ядерной программе будет наконец преодолен.

России и Турции нужно найти способы взаимодействия в Ираке. Им также стоит подумать о консультациях относительно геополитического ландшафта на Ближнем Востоке.

Афганистан и Центральная Азия:

Москве и Анкаре следует сотрудничать в восстановлении Афганистана за счет помощи в укреплении институтов, подготовке кадров и осуществлении совместных инфраструктурных проектов для обеспечения будущей стабильности в этой стране.

России и Турции необходимо конструктивным способом использовать свое влияние для обеспечения стабильности и процветания в государствах Центральной Азии и Афганистане, поскольку усиление их интеграции с внешним миром (в том числе повышение диверсификации их отношений с внешними державами) отвечает долгосрочным интересам Анкары и Москвы.

Турции и России стоило бы проводить более регулярные консультации и наращивать сотрудничество в регионе за счет многосторонних и скоординированных усилий с участием Афганистана, Ирана и государств Центральной Азии для борьбы с экстремизмом, террористической угрозой и наркотрафиком.

Южный Кавказ:

Учитывая существенное влияние Турции в Азербайджане и России в Армении, Москва и Анкара могли бы использовать данный фактор для предотвращения новых вспышек вооруженного конфликта между этими двумя странами.

Нужно признать: поддержание статус-кво в отношении армяно-азербайджанского конфликта негативно отражается на благосостоянии и стабильности региона.

Москве и Анкаре следует координировать усилия по обеспечению взаимных шагов Еревана и Баку, ведущих к постепенному ослаблению глубокого взаимного недоверия между ними, а в конечном счете и к урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Турции и России необходимо задействовать свое влияние, чтобы способствовать поддержанию регулярных контактов на высшем уровне между Арменией и Азербайджаном и повышению их продуктивности.

России и Турции следует инициировать шаги для налаживания многостороннего диалога по вопросам безопасности на всем Южном Кавказе, в том числе за счет уже выдвинутых инициатив, которые выглядят многообещающими, например, «Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе».

В целях повышения стабильности и благосостояния в регионе Анкаре и Москве нужно претворить свои экономические возможности в совместные проекты, например, в сфере строительства железных и автомобильных дорог, развития иных инфраструктурных систем, связывающих страны Южного Кавказа, а также Россию и Турцию через этот регион.

Турция и Россия должны играть ведущую роль в активизации Организации черноморского экономического сотрудничества, которая по-прежнему является потенциально полезной площадкой для многостороннего взаимодействия. В качестве двух крупных региональных игроков в сфере экономики, политики и безопасности Россия и Турция могут сделать многое для укрепления стабильности, процветания и безопасности в регионе, где в прошлом они были соперниками.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

56 Re: Турция в Пт Ноя 21, 2014 10:49 am

Admin


Admin
Хотя напряженность из-за Украины неизбежно бросает тень на их двусторонние отношения, у России и Турции (хотя последняя входит в НАТО) сохраняется целый ряд важных общих интересов. В регионе, простирающемся от Южного Кавказа и Леванта до Центральной Азии и Афганистана, немало сфер, где эти два государства могут сотрудничать. Созданная на высоком уровне Рабочая группа по российско-турецкому региональному сотрудничеству выработала рассчитанную на перспективу концепцию, позволяющую двум странам решать региональные проблемы.
http://carnegie.ru/2014/09/28/%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%B2%D1%8B-%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D0%BD%D0%B5%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B5/hs9a?mkt_tok=3RkMMJWWfF9wsRokvqnIZKXonjHpfsX66%2BgsXaCg38431UFwdcjKPmjr1YEHTsZ0aPyQAgobGp5I5FEIQ7XYTLB2t60MWA%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

57 Re: Турция в Ср Дек 03, 2014 12:08 pm

Admin


Admin
АНКАРА (Рейтер) - Россия отказывается от строительства газопровода Южный поток через Черное море и Балканы в Италию и Австрию, заявив о том, что российский газ пойдет другим путем - через Турцию, которой Москва уже пообещала льготные цены.

Президент РФ Владимир Путин назвал невозможным строительство Южного потока, пока нет согласия ключевого участника проекта - Болгарии, и обвинил потенциального получателя газа - Евросоюз - в нежелании сотрудничать с Москвой.

Перспективы оцениваемого в десятки миллиардов долларов маршрута в обход Украины выглядят шаткими в свете сомнений, которые высказывали Италия и некоторые другие члены ЕС, отстаивающие идею энергетической независимости от России, которую Запад
http://ru.reuters.com/article/topNews/idRUKCN0JF30O20141202?sp=true

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

58 Re: Турция в Пн Дек 15, 2014 5:07 pm

Admin


Admin
Эрдоган начал наступление на критикующие правительство СМИ

В Турции полиция арестовала около 20 журналистов. Наблюдатели говорят о "черном дне" для свободы прессы в стране, которая добивается членства в Евросоюзе.
http://www.dw.de/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BD%D0%B0-%D0%BA%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D1%83%D1%8E%D1%89%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D1%81%D0%BC%D0%B8/a-18128465

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

59 Re: Турция в Вт Дек 16, 2014 11:52 pm

Admin


Admin
О президенте Турции Р. Т. Эрдогане

Реджеп Тайип Эрдоган родился 26 февраля 1954 г. в Стамбуле. Его – отец Ахмет Эрдоган служил в береговой охране. Реджеп был его сыном от второй жены.

В 1973 г. Эрдоган окончил религиозный лицей имама Хатипа в Стамбуле, а в. 1981 г. — факультет экономики и коммерции Университета Мармара по специальности «управление бизнесом».

Уже в школьные годы Эрдоган отличался религиозностью. В студенческие годы он занялся политикой. До военного переворота 1980 г. возглавлял молодежное отделение исламистской Партии национального спасения в Стамбуле. В 1980-1982 гг. работал в стамбульских транспортных организациях, менеджером в частных компаниях, занимался бизнесом. В 1982 г. прошел срочную службу в армии. В 1983 г. вступил в новую исламистскую Партию благоденствия. В 1984 г. стал председателем стамбульского филиала партии, а в 1985-1986 гг. был членом Совета центрального управления партии.

В 1989 г. Эрдоган был назначен главой администрации стамбульского района Бейоглу, а в 1994 г. избирается мэром Стамбула. Находясь в этой должности, он добился значительных успехов в привлечении инвестиций, озеленении города, решении целого ряда социально значимых проблем, что повысило его популярность. Одновременно Эрдоган продвигал некоторые мусульманские идеи, например, ограничил продажу алкогольных напитков в Стамбуле. В январе 1998 г. Партия благоденствия была запрещена, и Эрдогану пришлось покинуть пост мэра.

В 1998 г. Эрдоган был осужден за то, что публично декламировал стихи исламистского содержания на митинге. Против него было выдвинуто обвинение в «разжигании национальной розни и вражды». Суд приговорил Эрдогана к десятимесячному заключению, однако он провел в тюрьме лишь четыре месяца, с марта по июль 1999 г., и затем был освобожден досрочно.

Вместо Партии благоденствия в 1999 г. была создана исламистская Партия добродетели, в которой Эрдоган возглавил реформистское крыло. В июле 2001 г. была запрещена и эта партия, после чего уже в августе 2001 г. Эрдоган стал одним из учредителей исламистской Партии справедливости и развития (ПСР) и был избран ее председателем (переизбирался на этот пост 2006 г. и 2012 г.). ПСР объединила представителей бизнеса, правоцентристов и исламских консерваторов. В ноябре 2002 г. партия на выборах получила в парламенте большинство мест, что позволило ей сформировать однопартийное правительство. Однако Эрдоган из-за судимости не мог быть избранным в парламент и возглавлять кабинет министров. В начале 2003 г. парламент отменил ограничения на избрание депутатов и назначение премьером ранее судимых граждан. 9 марта 2003 г. Эрдоган избирается депутатом парламента, а 14 марта 2003г. утверждается парламентом на пост главы правительства. Отметим, что партия Эрдогана первой в истории Турции выиграла три парламентских избирательных кампании подряд (2002, 2007, 2011 гг.).

За годы нахождения Эрдогана у власти внутренняя и внешняя политика страны претерпели значительные изменения. Турция превратилась в государство, оказывающее серьезное влияние на региональную ситуацию, имеющее вес в мировой политике. Была отменена смертная казнь, судебная система стала более либеральной. В заслугу Эрдогану ставят укрепление контроля правительства над армией — за время его правления несколько сот военных были арестованы и осуждены по обвинению в подготовке военных переворотов. Хотя Эрдоган и представлялся в качестве исламиста, он заявлял, что не собирается отходить от светских принципов, лежащих в основе современного государственного устройства Турции. Тем не менее, исламские тенденции в общественной жизни страны усилились, но одновременно христианам и иудеям было предоставлено «больше прав, чем когда бы то ни было».

Среди важнейших достижений Эрдогана на посту премьер-министра стала денежная реформа 2004-2005 гг., которая привела к уменьшению инфляции (с 45% в 2003 г. до 7,5% в 2013 г.); борьба с коррупцией, строительство новых социальных учреждений. В целом успешно развивалась национальная экономика. ВВП Турции увеличился в 2,7 раза — с 303 млрд долларов в 2003 г. до 820 млрд в 2013 г. Турецкие эксперты полагают, что залогом успеха Эрдогана в значительной степени стала экономика. Многие рядовые избиратели, особенно из провинции, пополнили ряды быстро растущего среднего класса. Преобразования Эрдогана оценивались как «молчаливая революция». Вместе с тем, не проводятся структурные изменения в экономике, которые уже назрели, а «это говорит о достаточно неприятных тенденциях», что со временем может подорвать авторитет и политические позиции президента.

Долголетнее пребывание на вершине власти изменило и самого Эрдогана. Начав как сторонник демократических реформ, «с каждой победой на выборах он становился все более авторитарным». В адрес Эрдогана звучат обвинения в постепенном отходе от демократических ценностей, попытках ограничить свободу слова, в авторитарном стиле правления, использовании юстиции, спецслужб и полиции, «чтобы убрать с пути критиков». Эрдогана неофициально называют «новым султаном». Он считает, что стабильность в Турции может быть поддержана только путем сохранения нынешних позиций ПСР и его лично у власти. Летом 2013 г. полиция жестко подавила антиправительственные демонстрации в Стамбуле и ряде других городов страны. Власти неоднократно пытались заблокировать социальные сети (Facebook, Twitter) и сервис Youtube.

Чувствительным вопросом для Эрдогана остаётся конфронтация с Ф. Гюленом — видным мусульманским проповедником, с 1999 г. обосновавшимся в США и оказывающим существенное влияние на политические процессы в Турции. «В политике у Гюлена и Эрдогана много общего, этим, видимо, и объясняется напряжённость в отношениях двух сильных личностей, взгляды которых на роль ислама в Турции, по сути, не расходятся. Это борьба двух вождей, за каждым из которых стоит своя политическая корпорация и которым сложно ужиться вместе».

В урегулировании сложнейшей для Турции курдской проблемы, Эрдоган постепенно перешел от силового подавления курдского сепаратизма к политике умиротворения, расширения политических и культурных прав турецких курдов, повышения внимания экономике курдских регионов. В 2013 г. было заключено мирное соглашение с Рабочей партии Курдистана (РПК), однако оно не было до конца выполнено. Усугубляют ситуацию и антикурдские высказывания Эрдогана, заявившего, что ««Исламское государство» (ИГ) и РПК — это одно и то же явление, а поэтому действовать по отношению к ним надо одинаково.

Эрдоган считает, что Турция должна восстановить свои позиции на Ближнем Востоке и в Северной Африке, т. е. в районах, некогда входивших в состав Османской империи. Укрепление связей со странами региона стало одним из внешнеполитических приоритетов Анкары. В рамках этого курса Турция начала улучшать отношения с арабскими странами и Ираном, в то время как с Израилем отношения резко ухудшились. В Анкаре поддержали «арабские революции», а Эрдоган стал активно продвигать в арабских странах, где к власти пришло новое руководство, свою концепцию «турецкого пути» — мирной революции, основанной на исламских ценностях в сочетании преобразованиями демократического характера. Резкий поворот произошел в отношениях с Сирией. После нескольких лет выстраивания дружественных связей с Дамаском Эрдоган полностью изменил политику по отношению к режиму Асада, свержение которого стало главной целью Анкары. Обострились отношения с Египтом после отстранения от власти в АРЕ в 2013 г. президента–исламиста М. Мурси. В то же время происходит улучшение отношений с Ираком, особенно с иракской курдской автономией.

Правительство Эрдогана проводило курс на интеграцию страны в Евросоюз. Но упорное нежелание Европы принимать турок в «европейский дом» (50 лет в статусе кандидата в ЕС) охладили отношение Анкары к ЕС. При Эрдогане улучшились отношения с Грецией. В том, что касается США, то позиция Турции при правлении Эрдогана оставалась неоднозначной. Хотя Анкара выступает с позиций одного из основных союзников Америки в регионе, политика Эрдогана во многом направлена на независимость от действий США. Вашингтон настаивает на большем участии Турции в борьбе с ИГ. Однако Эрдоган желает бороться не только и не столько против экстремистов, сколько против Асада. Он опасается, что активное включение к противостоянию с ИГ косвенно поможет сирийскому режиму.

При Эрдогане расширились политические и экономические связи между Турцией и Россией. Анкара, хотя и не признала воссоединение Крыма с Россией, однако не поддержала антироссийские санкции Запада.

Эрдоган Владеет английским и арабским языками, умеет читать Коран нараспев, этот навык имеет особое уважение в мусульманском мире.

Женат с 197 8г. на Эмине Эрдоган. В семье четверо детей: два сына — Ахмет Бурак и Неджмеддин Билал и две дочери — Сюмейе и Эсра.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

60 Re: Турция в Сб Апр 04, 2015 1:21 pm

Admin


Admin
Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в пятницу осудил то, что он охарактеризовал как нарушения прав тюркоязычных татар в Крыму, и объявил, что в ближайшее время Анкара направит в Крым неофициальную наблюдательную миссию.

Министр также назвал ситуацию в Крыму «неприемлемой».

«Жители Крыма и особенно крымские татары подвергаются притеснениям и атакам. Их права нарушаются. Вскоре мы направим неофициальную миссию по наблюдению за нарушениями прав человека в Крыму», – заявил министр на пресс-конференции в Литве.
http://www.golos-ameriki.ru/content/turkey-human-rights-crimea/2705283.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

61 Re: Турция в Пн Апр 13, 2015 12:06 pm

Admin


Admin
Турция отозвала своего посла из Ватикана из-за заявления папы римского Франциска. Об этом сообщают информагентства в воскресенье, 12 апреля. Ранее в тот же день понтифик в выступлении в Ватикане, посвященном массовому убийству армян в Османской империи в 1915 году, назвал его геноцидом. По его словам, в минувшем столетии было три "масштабных, беспрецедентных трагедии" и первая из них, ставшая "первым геноцидом XX века", постигла армянский народ.

Первой реакцией властей Турции стал вызов посла Ватикана в Анкаре. Представителю Римской католической церкви заявили о протесте против использования папой римским слова "геноцид".
http://www.dw.de/a-18377171

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

62 Re: Турция в Ср Апр 15, 2015 4:56 pm

Admin


Admin
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обрушился с критикой на папу римского Франциска за то, что тот назвал массовое убийство армян в Османской империи в 1915 году "первым геноцидом XX века".

По словам Эрдогана, он осуждает папу, которому "не следует больше повторять подобную ошибку".

Если политики и религиозные лидеры начинают играть роль историков, полагает турецкий президент, то в результате получается "бред, а не факты".

"Я хотел бы вновь повторить наш призыв учредить совместную комиссию историков, и подчеркиваю, что мы готовы открыть наши архивы", - заявил Реджеп Тайип Эрдоган.

В минувшее воскресенье турецкое министерство иностранных дел отозвало посла страны из Ватикана, после того как папа в ходе литургии в базилике Святого Петра назвал массовое убийство армян геноцидом.
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2015/04/150414_turkey_erdogan_pope_genocide_row

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

63 Re: Турция в Пт Май 08, 2015 12:53 pm

Admin


Admin
Российский энергоконцерн "Газпром" намерен ввести в действие первую нитку газопровода "Турецкий поток" в декабре 2016 года. Как сообщил в четверг, 7 мая, глава концерна Алексей Миллер после переговоров с министром энергетики Турции Танером Йылдызом, достигнута договоренность о начале ввода магистрали в эксплуатацию и поставках газа. При этом соглашения с трубопроводной госкомпанией BOTAS предусматривают, что общий объем поставляемого газа составит 63 млрд кубометров в год, передает агентство AFP.

С помощью "Турецкого потока" российская сторона собирается создать важнейший газотранзитный коридор в Европу в обход Украины. Однако по информации агентства "Интерфакс", Турция пока не дала разрешения на проведение изысканий по проекту в своих водах и на начало строительных работ.

Тем временем власти Сербии исключили возможность реализации проекта "Турецкий поток" на своей территории. По словам президента страны Томислава Николича, получать газ с этого направления Белград не намерен.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

64 Re: Турция в Вт Июн 02, 2015 12:59 am

Admin


Admin
В парламент Турции могут войти новые политические силы

Ольга Кузнецова - корреспондент ИД "Коммерсант"

Резюме В Турции на этой неделе пройдут парламентские выборы, которые могут оказаться переломными в 13-летнем правлении умеренных исламистов из Партии справедливости и развития (ПСР). Результат ПСР покажет, удастся ли президенту страны Реджепу Тайипу Эрдогану превратить Турцию в президентскую республику и сконцентрировать в своих руках всю полноту единоличной власти.

В Турции на этой неделе пройдут парламентские выборы, которые могут оказаться переломными в 13-летнем правлении умеренных исламистов из Партии справедливости и развития (ПСР). Результат ПСР покажет, удастся ли президенту страны Реджепу Тайипу Эрдогану превратить Турцию в президентскую республику и сконцентрировать в своих руках всю полноту единоличной власти.
http://www.globalaffairs.ru/print/global-processes/Est-takie-partii-17481

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

65 Re: Турция в Пн Июн 15, 2015 6:04 pm

Admin


Admin
7 июня 2015 года Турция пережила исторические выборы в парламент. Их результат определил, сможет ли президент Турции Реджеп Эрдоган стать единоличным правителем, изменив Конституцию. Оказалось, что не сможет, и Турция в ближайшее время останется парламентской республикой. Консервативный народ Турции четко дал понять Р. Эрдогану: мы не хотим изменения государственного строя, президент должен оставаться в рамках своих нынешних полномочий.
Парламентские расклады

Правящая уже 13 лет Партия справедливости и развития (ПСР), набрав 40,9% поддержки и получив 259 мандатов, не получила не только конституционного большинства в 331 место в парламенте, но и не смогла добиться даже простого перевеса в Великом национальном собрании Турции. ПСР набрала на 9% и более чем 2,5 млн голосов меньше, чем на прошлых парламентских выборах 2011 года. После прошлых выборов они ставили цель в 60% поддержки. Тогда это звучало вполне реалистично.
http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6104#top-content

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

66 Re: Турция в Вт Июн 30, 2015 12:38 pm

Admin


Admin
О некоторых проблемах военной промышленности Турции

Современный военно-промышленный комплекс Турции является одним из наиболее мощных и развитых в регионе Ближнего и Среднего Востока. Политическое и военное руководство страны уделяет постоянное повышенное внимание вопросам совершенствования национального ВПК, расширения базы по выпуску военной продукции различного назначения, освоения новых зарубежных и создания собственных современных военных технологий. В последние годы турецкий ВПК демонстрирует динамичное поступательное развитие.
Вместе с тем, Турция в вопросах технического оснащения своих вооруженных сил продолжает находиться в сильной зависимости от поставок из-за рубежа, что обусловлено все еще недостаточным общим уровнем экономических, материальных и научно-технических возможностей страны. В итоге в настоящее время основная часть вооружения и военной техники, имеющейся в турецких ВС, представлена иностранными, преимущественно американскими и западноевропейскими образцами. Многие типы оружия и техники Турция полностью импортирует.

Общее руководство национальным ВПК осуществляет Департамент оборонной промышленности (ДОП) министерства обороны Турции. Военная промышленность страны представлена предприятиями авиационной, бронетанковой, кораблестроительной, артиллерийско-стрелковой, боеприпасной, ракетной, электронной и автомобильной отраслей. Получает развитие космическая отрасль. Всего в стране имеется более 130 оборонных предприятий государственного и частного секторов, на которых занято более 150 тыс. человек. Серьезным недостатком турецкой военной промышленности остается наличие большого числа мелких, узкоспециализированных фирм с ограниченными производственными возможностями.

Руководство страны стремится достичь обеспечения технического переоснащения и модернизации национальных вооруженных сил преимущественно за счет продукции собственного ВПК, а не посредством закупки иностранной техники. Департаментом оборонной промышленности разработан и реализуется план развития национального ВПК на 2012-2016 гг. Поставлена амбициозная задача к 2016г. вывести турецкую военную промышленность в десятку крупнейших в мире, а в перспективе сделать ряд образцов ее продукции конкурентоспособной западным образцам на мировом рынке. На сегодняшний день две турецкие фирмы, выпускающие аэрокосмическую продукцию – Aselsan и Turkish Aerospace Industries – входят в Топ-100 мировых компаний ВПК. Также поставлена задача резкого увеличения военного экспорта. В 2016 г. планировалось довести уровень самообеспечения страны в сфере оборонной промышленности до 70% (в 2014г. это показатель составил 54%), а уровень использования турецких комплектующих для сборки военной продукции довести до 50-60%. Однако, по всей видимости, эта задача не будет выполнена.

Предполагается увеличить число типов оружия, полный «жизненный цикл» которых будет осуществляться в Турции: от разработки тактико-технического задания и далее до проектирования, создания опытных образцов, их испытания, налаживания серийного производства, проведения последующего техобслуживания, ремонта и модернизации. В стране реализуется специальная программа создания центров для испытания вооружения и военной техники.

В интересах развития собственных НИОКР военного назначения ДОП активно подключает местные университеты и исследовательские институты, что уже позволило осуществить разработку ряда образцов вооружения: танка, беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), вертолетов, боевых кораблей, изделий аэрокосмической отрасли и др.

Завершен процесс создания основного боевого танка «Алтай» и начата активная фаза его испытаний. В конце 2016 г. планируется приступить к серийному выпуску танка. Ожидается, что первая партия составит 250 машин, а стоимость одного танка – 5,5 млн долларов. В то же время двигатели и трансмиссии для «Алтаев» будут поставляться из-за рубежа. И это, несмотря на все заверения руководства страны о том, что машина будет «на сто процентов турецкой». В то же время страна имеет реальные достижения в деле создания и налаживания производства некоторых образцов легкой бронетехники.

Судостроение является одной из ведущих отраслей военной промышленности Турции. Строительство боевых кораблей осуществляется в рамках программы МИЛГЕМ, цель которой — кардинальное снижение зависимости ВМС Турции от импортных закупок боевых кораблей. Имеющаяся в стране производственная база позволяет постройку фрегатов, корветов, патрульных катеров, малых танко-десантных и поисково-спасательных кораблей. Освоено лицензионное производство германских неатомных подводных лодок проекта 214. Вместе с США, Швецией и Норвегией ведется разработка фрегата УРО. Запланирована постройка 8 корветов типа «Ада» и 6 фрегатов типа TF-100. Программа строительства всей серии рассчитана до 2025г. и оценивается в 3 млрд долларов. Турецкие верфи способны также проводить ремонт всех основных классов боевых кораблей и вспомогательных судов.

Динамично развивается аэрокосмическая отрасль. Турки считают «эту сферу одной из стратегически важных». В декабре 2012 г. в Китае был запущен турецкий спутник «Гёктюрк-2». В стадии разработки находятся несколько проектов ИСЗ, планируется проектирование систем запуска спутников.

Трудно идет разработка разведывательного БПЛА «Анка», работы по которому начались еще в 2004 г., а серийное производство планировалось начать в 2013 г. Турецкая промышленность оказалась в состоянии изготовить лишь фюзеляж беспилотника, а авионика, системы наблюдения и малоразмерный двигатель являются иностранного производства. Под давлением правительства военные вынуждены были заказать первую партию «Анка» из 10 единиц. Руководство ДОП заявляет, что «технологическое совершенствование» этого проекта продолжается. Кроме того, в Турции создан мини-БПЛА «Байрак», идут работы и над другими проектами беспилотников.

Значительные сложности имеются и в деле создания ударного вертолета Т129, тактико-технические характеристики опытных образцов которого не удовлетворяют требованиям командования сухопутных войск. Имеются проблемы и с двигателем для этой машины.

Благодаря сотрудничеству с западными компаниями «Дженерал Электрикс» и «Роллс-Ройс» в 1980-х гг. турецкая промышленность освоила сначала сборку, а затем и лицензионный выпуск двигателей для американских истребителей F-16. В настоящее время, участвуя в программе изготовления истребителя пятого поколения F-35, Турция производит лопатки турбин для его двигателя.

Турция готовится к созданию собственного лазерного оружия, планирует наладить производство отечественных истребителей.

Одной из ключевых проблем турецкого ВПК, его слабым местом остается отсутствие собственного, независимого от зарубежных производителей двигателестроения. В стране до сих пор не сформировалась национальная школа подготовки специалистов по проектированию и производству двигателей различных типов. Это в значительной степени ограничивает возможности промышленности по созданию и запуску в серию боевой техники для всех видов вооруженных сил. Кроме того, до сих пор не освоено проектирование микрочипов, которые Турция вынуждена приобретать за границей, причем это относится к чипам для всей продукции национального ВПК. Аналогичной остается и ситуация с военной оптикой. Руководство ДОП признает: «Если мы не обеспечим технологического прорыва здесь, то мы останемся позади других стран и вынуждены будем использовать на несколько поколений более старые технологии».

Программа развития турецкого ВПК на 2012-2016гг. предусматривала проведение работ по созданию ракетных комплексов ПВО, ПТРК, некоторых других видов вооружения, однако заметных практических успехов в этом деле достичь пока не удалось.

Таким образом, Турции на обозримую перспективу не удастся развивать военную промышленность без поддержки зарубежных партнеров, снизить технологическую зависимость от них. Несмотря на громкие заявления в СМИ о создании «самого мощного оружия в мире», значительная часть проектов в сфере ВПК реализуется в тесной кооперации с иностранными – западными и восточноазиатскими производителями. Программы сотрудничества с зарубежными компаниями в большинстве случаев «предусматривают существенную передачу технологий производства турецким фирмам». «Однако зачастую оказывается, что национальная оборонная промышленность, даже, несмотря на существенный рывок, совершенный ею за последние 20–30 лет, не может освоить критически важные технологии производства».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

67 Re: Турция в Сб Авг 22, 2015 12:30 pm

Admin


Admin
Восприятие проекта «Турецкий поток» зависит сегодня от позиции наблюдателя. Те, кто всерьез воспринимает заявления российских чиновников, могут подумать, что разрекламированный газопровод через Черное море вот-вот начнут сооружать. Осенью российский президент встретится с турецким, и все решится, к взаимному удовлетворению. Министерство энергетики утверждает, что передало в Анкару проект межправительственного соглашения по проекту, а министр Александр Новак поясняет, что строительство не начинается только потому, что соглашение еще ждет подписания.

Наблюдатель, ориентирующийся не на слова, а на события, придет совершенно к иному выводу. Президент Путин вдруг объявляет, опровергая прежние заверения своего подчиненного – главы «Газпрома» Алексея Миллера, что Россия не прекратит транзит газа через Украину даже после 2019 года, когда истечет срок нынешнего соглашения о транзите. Выходит, «Турецкий поток» не выполнит своей политической цели и не лишит украинцев доходов от прокачки российского газа на Запад?


Read more at: http://carnegie.ru/2015/08/04/ru-60921/ie9l?mkt_tok=3RkMMJWWfF9wsRogv6TBZKXonjHpfsX66%2BgsXaCg38431UFwdcjKPmjr1YUAT8J0aPyQAgobGp5I5FEIQ7XYTLB2t60MWA%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

68 Re: Турция в Сб Авг 22, 2015 12:32 pm

Admin


Admin
До недавнего времени Турция в своих отношениях с самопровозглашенным Исламским государством пыталась найти способ как-нибудь договориться. Но теперь Анкара кардинально изменила свою политику по отношению к боевикам. Что означает это изменение для самой Турции и ее западных партнеров?

Год назад 46 турок были взяты в заложники Исламским государством и провели в плену 101 день, а затем были отпущены в результате секретной операции – читай: в результате переговоров. После этого Турция стала гораздо осторожнее участвовать в операциях коалиции против ИГИЛа. Намного осторожнее, чем это, казалось бы, позволяет ее географическое положение и военные возможности.

Read more at: http://carnegie.ru/2015/08/19/ru-61051/ievv?mkt_tok=3RkMMJWWfF9wsRogv6TBZKXonjHpfsX66%2BgsXaCg38431UFwdcjKPmjr1YUAT8J0aPyQAgobGp5I5FEIQ7XYTLB2t60MWA%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

69 Re: Турция в Пн Сен 07, 2015 8:09 pm

Admin


Admin
О состоянии военно-воздушных сил Турции

Военно-воздушные силы Турции (60 тыс. человек) являются самостоятельным видом национальных вооруженных сил. Они включают в себя военную авиацию и силы ПВО и предназначены для решения следующих основных задач: завоевания и удержания господства в воздухе; обеспечения ПВО страны и войск (сил флота); изоляции района боевых действий; авиационной поддержки сухопутных войск и ВМС; ведения воздушной разведки в интересах всех видов ВС; осуществления воздушных транспортных перевозок. При этом турецкие ВВС могут действовать как самостоятельно, так и в составе группировок объединенных ВВС НАТО.
Руководство ВВС осуществляет командующий через свой штаб, находящийся в Анкаре. Организационно турецкие ВВС включают в себя четыре командования, в состав которых входят авиабазы. Это – 1-е и 2-е Тактические авиационные командования (ТАК), Учебное командование и Командование штаба ВВС (две базы транспортной авиации). Штаб 1-го ТАК находится в Эскишехире на западе Турции, штаб 2-го ТАК – в Диярбакыре на юго-востоке страны. Самолеты и вертолеты размещены на десяти основных авиабазах (всего в Турции имеется 34 аэродрома). Боевая авиация состоит из 21 эскадрильи: истребительно-бомбардировочных – 8, истребительных ПВО – 7, разведывательных – 2, учебно-боевых – 4. Вспомогательная авиация насчитывает 11 эскадрилий: транспортных – 5, самолетов-заправщиков – 1, учебных – 5.

Наиболее мощная авиационная группировка (1-е ТАК) развернута в Западной Анатолии – 5 авиационных баз и 1 зенитная ракетная база.

На вооружении ВВС состоит 307 боевых самолетов, в том числе тактических истребителей 299 (F-16C/D – 238, F-4E – 40, NF-5A/B – 21), 3 самолета ДРЛО и управления «Боинг-737-700 и 5 самолетов радиоэлектронной разведки и РЭБ («Гольфстрим» — 2, CN-235 — 2, С-130В — 1). Вспомогательная авиация представлена 94 военно-транспортными и 168 учебными самолетами, 7 самолетами-заправщиками. Вертолетная авиация имеет на вооружении 46 многоцелевых и транспортных вертолетов. Кроме того, армейская авиация имеет на вооружении 44 ударных вертолета типа АН-1 «Супер Кобра». Имеется также несколько десятков беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) различных типов, в том числе национального производства.

Основу боевой мощи турецких ВВС составляют тактические истребители типа F-16, полученные из США или собранные по лицензии на местном авиазаводе. Все эти машины неоднократно модернизировались. Командование турецкой авиации считает, что последняя программа модернизации истребителей F-16 «дала им самые передовые технологии, теперь наши ВВС обладают ещё более высокими оперативными возможностями». Истребители оснащены новым радиолокатором AN/APG-69(V)9, цветными дисплеями, новыми компьютерными системами, системой нашлемного целеуказания, новой системой идентификации «свой-чужой», а также получили новую систему навигации и современные средства радиоэлектронной борьбы. Увеличен спектр используемого вооружения. Неоднократно модернизировались и тактические истребители типа F-4 и F-5, но на сегодняшний день эти машины устарели и требуют замены на новые модели. Причем самолеты F-5 используются в основном как учебно-боевые. На вооружение в ближайшее время должен поступить четвертый самолет ДРЛО и У «Боинг-737-700».

Турция является одним из девяти участников программы создания многофункционального истребителя пятого поколения F-35. В 2014 г. Анкара после некоторой задержки официально заказала первые два самолета этого типа. Всего же планируется приобрести 100 истребителей F-35. Европейский авиастроительный консорциум «Еврофайтер» предложил Турции истребители «Тайфун». Рассматривается возможность приобретения шведских истребителей типа «Гриппен». Одновременно прорабатываются варианты проекта создания собственного истребителя TF-X. Обновляется парк военно-транспортной, вертолетной и учебной авиации. На вооружение ВВС поступают более современные образцы авиационного оружия, в том числе национальной разработки.

Турецкая авиация принимает самое активное участие в борьбе с боевиками сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК), причем самолеты, вертолеты и БПЛА действуют не только над своей территорией на юго-востоке страны, но и в воздушном пространстве Северного Ирака. После крупного теракта, совершенного 20 июля с. г. в приграничном турецком городе Суруч, турецкая авиация активизировала действия против баз и лагерей боевиков РПК на иракской территории.

Со времени начала в 2011 г. вооруженного конфликта в Сирии турецкие самолеты интенсивно патрулируют воздушное пространство на границе с соседней страной. При этом они неоднократно вторгались в небо САР. В конце августа военные ведомства Турции и США подписали соглашение о совместных действиях ВВС двух стран по нанесению ударов по позициям и силам экстремистского образования «Исламское государство» на севере Сирии, а с 28 августа турецкая авиация стала участвовать в налетах на боевиков ИГ на территории САР совместно с ВВС стран антитеррористической коалиции.

Турецкие военные самолеты регулярно нарушают воздушное пространство над греческими островами в Эгейском море.

Важное значение командование ВВС придает оперативной и боевой подготовке (ОБП) соединений, частей, подразделений и штабов всех уровней, которая носит комплексный характер и отличается достаточной интенсивностью, что обеспечивает поддержание высокого уровня обучения личного состава авиации, а также зенитных ракетных и радиотехнических частей и подразделений. Основными формами ОБП являются командно-штабные учения и штабные тренировки, летно-тактические и специальные учения, инспекторские проверки и учения-соревнования. Национальные ВВС регулярно участвую в учениях военно-воздушных сил стран НАТО. Также регулярно проводятся совместные учения ВВС Турции и Азербайджана.

По мнению зарубежных военных экспертов, по своей профессиональной подготовке, количеству летных часов (в том числе в горных условиях и на низких высотах), а также морально-психологическому настрою пилоты турецких ВВС являются одними из самых подготовленных в ВВС блока НАТО. В регионе Ближнего и Среднего Востока ВВС Турции качественно уступают лишь ВВС Израиля. При этом парк израильских машин более новый, к тому же там есть такие мощные самолеты как тактические истребители F-15 различных модификаций. Более современным является и электронное оснащение израильских самолетов и вертолетов. Израиль превосходит Турцию по самолетам ДРЛО и управления, БПЛА, системам авиационного вооружения и управления.

Противовоздушная оборона Турции является составной частью объединенной системы ПВО НАТО в Европе. На вооружении сил ПВО (в составе ВВС и армейской) состоит 92 ПУ устаревших, хотя и модернизированных ЗУР среднего радиуса действия «Найк-Геркулес, 8 батарей (48 ПУ) ЗРК «Усовершенствованный Хок», 86 ЗРК ближнего действия «Рапира», 32 ЗРК «Атылган», 108 ПЗРК «Стингер», до 700 орудий зенитной артиллерии. Имеется разветвленная сеть радиолокационных постов, позволяющая обнаруживать воздушные цели на различных дальностях и высотах.

Большое внимание командование ВВС Турции уделяет поддержанию высокой боеготовности системы ПВО. В ходе ежегодных учений «Мавиок» и «Сарп» проверяется уровень готовности авиации и наземных сил ПВО к отражению возможных авиаударов вероятного противника с западного, южного и восточного направления. В последнее время значительное внимание стало уделяться подготовке личного состава авиационных подразделений поисково-спасательной службы.

Военно-политическое руководство страны принимает меры по созданию современной эффективной системы ПВО/ПРО, которая позволит Турции значительно увеличить зону контроля воздушного пространства по периметру национальных границ и существенно повысить возможности по борьбе с современными средствами воздушного нападения. Для дальнейшего наращивания боевых возможностей национальной ПВО в ближайшей перспективе намечается провести мероприятия по реорганизации и усовершенствованию системы управления. В качестве одного из основных компонентов перспективной объединенной системы ПВО Турции рассматривается подсистема раннего радиолокационного предупреждения (проект «Пис Игл»), которая будет создана на базе четырех самолетов ДРЛО и У «Боинг 737-700». Планируется принять на вооружение современные зенитные ракетные системы дальнего действия, обладающие возможностями ПРО. В стране ведутся собственные разработки низко- и средневысотных систем ПВО.

Турция участвует в несении боевого дежурства в объединенной системе ПВО Североатлантического альянса в Европе. Анкара также участвует в создании объединенной системы ПРО НАТО.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

70 Re: Турция в Пн Сен 28, 2015 1:01 pm

Admin


Admin
О состоянии военно-морских сил Турции

Военно-морские силы Турции (50 тыс. человек) являются самостоятельным видом национальных ВС и предназначены для решения следующих основных задач:

— ведения боевых действий на морских театрах военных действий с целью уничтожения группировок противника в море и базах, нарушение его коммуникаций (как самостоятельно, так и в составе группировок объединенных ВМС НАТО);

— защиты собственных морских коммуникаций (до 90% внешней торговли страны осуществляется морем);

— содействия сухопутным войскам в операциях на приморских направлениях; высадки морских десантов и отражения десантов противника;

— обеспечения охраны и обороны морских портов; участия в операциях по противодействию терроризму, незаконному обороту оружия и наркотиков, контрабанды, а также в борьбе с браконьерством и незаконной миграцией;

— участия в международных миротворческих и гуманитарных операциях или проведению их самостоятельно.

Организационно ВМС состоят из четырех командований: военно-морского флота, Северной и Южной военно-морских зон, учебного. Зона ответственности командования Северной военно-морской зоны (штаб в Стамбуле) включает в себя Мраморное море, проливы Босфор и Дарданеллы, районы Черного моря вдоль побережья Турции. Она разделена на четыре военно-морских района: Босфорский, Дарданельский, Черноморский и Мраморного моря. В зону ответственности командования Южной морской зоны (Измир) входят районы у берегов Турции в Эгейском и Средиземном морях. Зона разделена на два района: Средиземноморский и Эгейский. Высшим соединением турецких ВМС является флотилия однородных сил (подводных, надводных, амфибийно-десантных, минно-тральных кораблей, ракетных и патрульных катеров). Каждая флотилия состоит из 2-5 дивизионов кораблей (катеров). Кроме того, имеются дивизионы вспомогательных судов, группа разведывательных кораблей, база морской авиации и кораблестроительный завод.

Командующий ВМС подчинен непосредственно начальнику генштаба ВС Турции. Штаб военно-морских сил находится в Анкаре. Турецкий флот имеет разветвленную систему базирования. Главная военно-морская база (ВМБ) – Гельджюк (Мраморное море), наиболее крупные ВМБ – Стамбул, Эрегли (Черное море), Измир (Эгейское море), Мерсин и Искандерун (обе на Средиземном море). В оперативном подчинении командующего ВМС находится береговая охрана (2,1 тыс. человек, более 80 патрульных катеров, 3 базовых патрульных самолета и 8 вертолетов).

Корабельный состав флота представлен 67 боевыми кораблями, 87 боевыми катерами и примерно 80 вспомогательными судами. Большая часть боевых кораблей, в том числе все подводные лодки, построена за рубежом – в США, Германии и Франции.

Морская авиация имеет на вооружении 19 базовых противолодочных, патрульных и транспортных самолетов, 23 противолодочных и 29 поисково-спасательных вертолетов. Турецкая морская авиация не имеет на вооружении ударных самолетов. Для действий в интересах флота выделяются авиационные подразделения из состава ВВС. Регулярно проводятся учения и другие мероприятия по отработке взаимодействия сил флота и ВВС.

Морская пехота (6,6 тыс. чел.) представлена бригадой и двумя отрядами боевых пловцов. Силы береговой обороны (6,3 тыс. человек) включают в себя 3 батареи противокорабельных ракет (ПКР) «Пингвин» (2) и «Гарпун» (1), 9 артиллерийских и 7 зенитных артиллерийских дивизионов.

Ударную силу ВМС Турции составляют фрегаты (22), подводные лодки (14, все неатомные, 8 пр. 209 оснащены ПКР «Гарпун») и ракетные катера (31). Главным оружием фрегатов являются ПКР «Гарпун», зенитные и противолодочные ракетные комплексы. Кроме того, в составе ВМС имеется 2 корвета, 25 минных тральщиков, 4 танко-десантных корабля, 33 сторожевых и 23 десантных катера. По своим боевым возможностям турецкие подводные лодки уступают израильским, которые оснащены крылатыми ракетами дальнего действия, способными поражать наземные цели.

Характерной чертой турецких ВМС является постоянное наращивание и совершенствование их возможностей. Основными направлениями развития ВМС определены: постепенное сокращение корабельного состава в рамках его кардинального обновления, повышение возможностей флота по маневрированию, противоминной, противолодочной и противовоздушной обороне, обеспечение эффективного контроля надводной и подводной обстановки, совершенствование тактики боевого применения сил флота, морской авиации и морской пехоты, совершенствование системы материально-технического обеспечения ВМС.

Техническая модернизация ВМС осуществляется в рамках перспективного плана модернизации турецких ВС «Стратегия и политика в военно-промышленной отрасли на период до 2020-2025гг.» и десятилетней программы закупки вооружения и военной техники, которая корректируется каждые два года. В ближайшие годы планируется заменить или модернизировать большинство кораблей и судов. Предусматривается постепенный отход от заказов на строительство за рубежом боевых кораблей и импорта корабельных систем. Отметим, что Турция на сегодняшний день располагает развитой судостроительной промышленностью, но отдельные корабли строятся за рубежом. Помощь в проектировании, постройке, техническом оснащении и вооружении кораблей и катеров оказывают главным образом Германия, Швеция, Норвегия, США и Южная Корея. Турецкие судостроители реализуют совместные проекты, в рамках которых головной корабль определенного типа строится за рубежом, а остальные – по лицензии в Турции.

Планом модернизации ВМС до 2017г. предусматривается продолжить реализацию программы постройки 10 корветов типа «Хеббелиада» с использованием технологий «стелс» в конструкции корпуса, завершить разработку проекта национального фрегата УРО ТF-2000 (планируется построить шесть кораблей), продолжить совместный турецко-германский проект по постройке шести подводных лодок пр. U-214, завершить программу постройки 16 патрульных катеров типа «Тузла» и двух танко-десантных кораблей. Будет происходить обновление и наращивание парка самолетов и вертолетов морской авиации. Повышенное внимание уделяется созданию отвечающих современным требованиям систем управления силами флота и оружием, особенно тех, которые позволяют эффективно противостоять ассиметричным угрозам (системы раннего обнаружения и предупреждения, системы контроля морских границ и др.). Разрабатываются новые образцы вооружения для кораблей и катеров.

В то же время экономические проблемы и финансовые трудности, испытываемые Турцией в последнее время, могут осложнить реализацию программ развития и усиления национальных ВМС.

ВМС Турции принимают участие в коалиционных военных (в рамках НАТО), миротворческих и гуманитарных операциях, являются постоянными участниками военно-морских учений НАТО в средиземноморском бассейне и Черном море. Кроме того, турецкие корабли задействуются в операции НАТО в Средиземном море и Гибралтарском проливе по защите судоходства от террористов, борьбе с наркоторговлей и незаконным оборотом оружия. С 2006г. флот обеспечивает безопасность транспортировки нефти из трубопровода Баку — Тбилиси – Джейхан в Средиземном море. Особое внимание командование ВМС уделяет охране и обороне проливной зоны Босфор — Дарданеллы.

По информации СМИ, в 2011г. турецкое правительство одобрило новую национальную военно-морскую стратегию, получившую название «Операция Барбаросса – Эгейский щит» (названа в честь османского адмирала-корсара XVI в. Хайреддина Барбароссы). Принятие этого документа связывают главным образом с амбициозными планами руководства страны по превращению Турции в региональную сверхдержаву и намерениями Анкары не допустить работ по разведке и последующей разработке месторождений природного газа на кипрском шельфе в пределах исключительной экономической зоны Республики Кипр. Новая военно-морская стратегия предусматривает значительное расширение операционной зоны национальных ВМС в целом. Так, турецкие боевые корабли и суда обеспечения будут направляться для несения постоянного боевого дежурства в Адриатическое и Красное моря, а также в Индийский океан.

Таким образом, военно-морские силы Турции представляют собой хорошо сбалансированную ударную силу, технически хорошо оснащенный, динамично развивающийся вид вооруженных сил, способный решать задачи как самостоятельно, так и в составе объединенных ВМС НАТО в бассейне Средиземного и Черного морей.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

71 Re: Турция в Ср Окт 07, 2015 2:56 pm

Admin


Admin

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

72 Re: Турция в Ср Окт 14, 2015 1:44 pm

Admin


Admin
Турция, в особенности в годы правления президента Эрдогана, пытается восстановить свой статус сверхдержавы, который потеряла век назад, сказал политолог Айк Мартиросян.

ЕРЕВАН, 13 окт — Sputnik. Национальная идеология Турции как накануне Геноцида армян 1915 года, так и сегодня остается неизменной, заявил в эфире радио Sputnik Армения доктор политологии Айк Мартиросян.

По его словам, Турция не изменила свою национальную и государственную идеологию и вряд ли это произойдет в ближайшее время — разница заключается лишь в том, что теория "турецкой империи" сменилась теорией "влияния турецкой сверхдержавы".
http://sputnikarmenia.ru/world/20151013/861956.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

73 Re: Турция в Чт Ноя 19, 2015 1:26 pm

Admin


Admin
Парламентские выборы в Турции в начале ноября прошли в очень напряженной атмосфере. Речь прежде всего о внутренних трудностях: правовая система страны расшатана, политическая жизнь крайне радикализирована, на юго-востоке бушует массовое насилие и репрессии. Но у Турции много и внешнеполитических проблем: ближневосточная политика правящей Партии справедливости и развития (ПСР) переживает провал за провалом. Сирийские курды укрепили свои политические и военные позиции, в Сирии продолжается российская военная операция, по-прежнему остро стоит проблема беженцев.
http://carnegie.ru/2015/11/11/ru-61936/ilq0?mkt_tok=3RkMMJWWfF9wsRohsqXOZKXonjHpfsX66%2BgsXaCg38431UFwdcjKPmjr1YQGSMJ0aPyQAgobGp5I5FEIQ7XYTLB2t60MWA%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

74 Re: Турция в Ср Ноя 25, 2015 4:10 pm

Admin


Admin
Дешевая нефть, которую террористы ИГИЛ переправляют в Турцию, может быть истинной причиной атаки на российский бомбардировщик Су-24 утром 24 ноября. Об этом сообщает LifeNews.

По данным издания, сын турецкого президента Билал Эрдоган связан с террористами ИГИЛ и контролирует нефтяные потоки в стране. Именно тот факт, что российская авиация нанесла массированные удары по нефтепромыслам боевиков, стал для турецких властей последней каплей.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/596999#ixzz3sUbopnYR

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

75 Re: Турция в Ср Ноя 25, 2015 10:09 pm

Admin


Admin
Сбитый СУ-24 означает крушение прежней модели российско-турецких отношений, выстраиваемой с 2000-х годов на политическом доверии лидеров, экономической заинтересованности и межкультурном взаимопонимании. Подтверждается и важная закономерность внешней политики Анкары – неизбежный переход от фазы «обнуления проблем» с соседями к «обнулению отношений»

Первые человеческие потери российские ВКС в сирийской кампании понесли не от рук террористов ИГ, а от ВВС Турции – страны, которую Москва с середины 2000-х упорно называла стратегическим партнером, а теперь обвиняет в пособничестве террористам. При этом заявления Анкары о многочисленных предупреждениях, после которых был атакован российский Су-24, выглядят не очень убедительно, а ситуация в целом вызывает ощущение «непропорционального ответа». Турецкие СМИ по горячим следам опубликовали карту со схемой полета сбитого российского самолета, полученную по данным радаров. На ней отчетливо виден двухкилометровый выступ турецкой границы, который якобы пересек СУ-24. Едва ли за тот короткий промежуток времени, который требовался реактивному самолету для преодоления этого расстояния, можно было «10 раз предупредить» о


Read more at: http://carnegie.ru/commentary/2015/11/25/ru-62087/imbg

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 3 из 5]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения