thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Турция

На страницу : 1, 2, 3, 4, 5  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 5]

1 Турция в Сб Июл 10, 2010 4:15 am

Admin


Admin

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

2 Re: Турция в Вт Авг 09, 2011 3:47 pm

Admin


Admin
Институт Ближнего Востока

Иракский Курдистан: коррупция как фактор сдерживания политического и экономического развития

И.С. Берг

Название «Офис управления и честности» может вызывать удивление лишь у иностранцев, не знакомых с реалиями курдской автономии в Ираке. Иракский Курдистан, пораженный коррупцией, как и Ирак в целом, согласно докладу международной организации Transparency International, — в четверке сомнительных лидеров в индексе восприятия коррупции. Похоже, в Эрбиле начали понимать, что иностранные инвестиции, необходимые для развития региона, можно получить лишь в борьбе с коррупцией и повышением транспарентности. Комментируя создание этого звена в системе власти, президент автономии Масуд Барзани указал, что «будут приняты серьезные меры против любого министерства, органа или должностного лица, в отношении которых доказано участие в коррупции и халатность, и они будут наказаны в соответствии с законом».

Сам факт создания подобного ведомства — отклик на события 17 февраля с.г., когда в центре второго по величине города Иракского Курдистана Сулеймании прошел митинг. Одним из главных требований митинговавших было покончить с безработицей и коррупцией. Толпа предприняла попытку взять штурмом здание местного правительства — главного центра коррупционного порока, а следом разгромила офисы оппозиционной курдской партии Горан в городах Эрбиль и Дохук.

Офис управления и честности, созданный в апреле с.г., будет контролировать поведение государственных служащих, публиковать отчеты о доходах должностных лиц и сформирует комитет по поиску коррупции. «Не очень понятно, зачем искать то, что и так на виду», считает западноевропейский эксперт Джеймс Динглей, который до марта 2010 г. был профессором политической социологии в университете Kurdistan Hеwler в Эрбиле и ситуацию знает, что называется, изнутри. Он ссылается на определение, данное в книге немецких ученых Клауса Шуберта и Мартины Кляйн «Политический словарь» (Бонн, 2006). Согласно ему, коррупция — термин не экономический, а политический, поскольку обозначает злоупотребление служебным положением в целях личной выгоды или частных интересов третьих лиц (как правило, в ущерб широкой общественности) чиновниками, которые, как правило, являются представителями ведущих политических партий.

Большинство видов деятельности как в курдском обществе, так и в Ираке в целом на Ближнем Востоке происходит при доминировании понятия Wasta (протекция, блат), имеющего арабский корень. Wasta — сетевая идея, пронизывающая все слои общества, определяющая личные отношения, связи и обязательства, регулирующая социально-экономическую деятельность. Это антипод западной идеи верховенства закона и рационального отношения. Поскольку протекция предполагает личную материальную заинтересованность, то она воспринимается на Востоке как система выплат, льгот и взяток, которую мир Запада называет коррупцией. Это — фундаментальный институт Востока, его образ жизни.

Коррупция в Иракском Курдистане широко распространена и, вероятно, представляет большую часть экономической жизни. Однако на бытовом и правительственном уровнях воспринимается не как фатальное, а как вполне нормальное явление, подчеркивает Джеймс Динглей. Внезапные финансовые взлеты видных курдских политиков воспринимаются большинством курдов как следствие не только политических расколов между прежними соратниками по коалициям, но и перераспределения доходов от коррупции. Она, несомненно, препятствует экономическому развитию, так как не имеет ничего общего с общественным благом. Еще одним следствием коррупции является низкое качество промышленного и жилищного строительства — его бум, как известно, развернулся в последние годы. Оно является своеобразной визитной карточкой курдской автономии, показателем прогресса на фоне отсутствия подобных темпов в других регионах Ирака.

Строительство — вообще особая сфера деятельности в Иракском Курдистане. Его низкое качество свидетельствует об отсутствии базовых навыков в бизнесе, таких как планирование и прогнозирование. Между тем тот, кто получает контракт на ведение работ, и тот, кто фактически выполняет работу, связаны между собой той же системой Wasta, причем половина средств, выделенных на строительство, будет израсходована до того момента, когда будет вырыт первый кубометр грунта в котловане под здание. Этим объясняется тяготение исполнителя к дешевизне в отношении как строительных материалов, так и оплаты труда, а также обилие недостроенных объектов, в завершение которых курды призывают вкладывать средства зарубежных инвесторов, в том числе и германских.

Экономически курдское региональное правительство имеет существенные возможности для развития, потому что получает 17% всех нефтяных доходов Ирака. Доходы от нефти в свою очередь составляют 94% всей иракской прибыли. Это позволяет обеспечить гарантированными рабочими местами тысячи трудоспособных людей, а также реализовать инфраструктурные проекты — от строительства дорог до технического обслуживания. Средний класс состоятельных курдов становится все более представительным.

Экономика в Курдистане функционирует, все в большей степени дистанцируясь от центральной власти и остальной части Ирака и по историческим причинам. Некогда Курдистан считался житницей Ближнего Востока. Здесь расположены плодородные равнины и имеются достаточные запасы воды. Сельское хозяйство было основой традиционной экономики, развивавшейся долгие годы и создавшей весьма опытных земледельцев и животноводов. Однако подавление в свое время Саддамом Хусейном курдских восстаний привело к ущербу сельчан до такой степени, что они были вынуждены переселяться в города. Некогда процветающий сектор сельской экономики был разрушен.

Даже сегодня большинство курдов, которые были вынуждены покинуть страну в годы правления Саддама Хусейна, с сомнением воспринимают идею возрождения аграрного сектора. Они испытывают опасения, хотя выращивание сельхозкультур и разведение скота — сферы, предполагающие большой потенциал для развития. Кроме того, инвестиции в строительство сельскохозяйственных структур открывают курдской региональной администрации возможность снизить свою зависимость от нефти и в целом диверсифицировать отрасль, сделать хозяйствование более гибким в условиях экономических рисков и со временем стать крупным экспортером сельхозпродукции для региона, столь нуждающегося в ней.

Между тем хозяйственный прорыв в Иракском Курдистане вполне возможен. Немецкие эксперты подчеркивают, что наличие в Иракском Курдистане горных рек позволяет использовать их быстрое течение, обеспечивающее стремительный сток, в качестве водосборника и источника энергии, причем как для удовлетворения потребностей автономии, так и для соседних регионов. Кроме того, живописный ландшафт, уникальные памятники архитектуры, застывшие в Средневековье селения открывают возможности для туризма, особенно учитывая историческое наследие региона, в которое вплелись вместе с современными реалиями важные моменты в развитии христианства, традиций язычества, образцов культуры дохристианских времен.

С середины февраля Сулеймания стала центром протестов в автономном Иракском Курдистане, сообщают немецкие СМИ. Каждый вечер демонстранты собирались, чтобы потребовать проведения социальных и экономических реформ и транспарентности в общественных отношениях. Примерно на 90% ряды демонстрантов состояли из молодежи, причем более половины ее составляла студенческая молодежь, испытавшая на себе особенности все той же коррумпированности. В беседах с немецкими журналистами курдские юноши называли себя последователями тунисской и египетской революций, духовными преемниками идей протеста. Им понятна судьба многих молодых жертв «арабской весны».

Курдская молодежь, как и значительная часть их ровесников на Севере Африке и на Ближнем Востоке, бросает вызов коррумпированным структурам, которые сформировали правящие в Иракском Курдистане партии. Отсюда лозунги «Игра окончена, Барзани!» и «До свидания, Талабани!» Харизматические фигуры Иракского Курдистана дискредитировали себя, свидетельствуют немецкие политологи. Молодежь, каждый день сталкивающаяся с фактами коррупции, готова к радикальным действиям: среди протестантов в Сулеймании были убитые и раненые. Примечательно, что в ответ в Эрбиле проходили контрдемонстрации, организованные Демократической партией Курдистана с плакатами и транспарантами, на которых изображены представители семьи Барзани. «Никаких следов протестного движения в стиле далеких Туниса, Египта и соседней Сулеймании», указывают СМИ ФРГ.

Молодежное движение разношерстно, преследует различные политические цели. Если часть молодых людей выдвигает лозунги борьбы с коррупцией, пронизавшей жизнь общества и действующую власть, другая часть радует за ее сохранение. Есть социально-экономические причины, по которым эрбильская молодежь поддерживает власть. Во-первых, жители Эрбиля более остальных выиграли от развернувшегося в последнее время экономического бума. В частности, электро- и водоснабжение здесь значительно лучше по сравнению с другими регионами. Безработица не растет, а остается в прежних пределах, что считается достижением. В черте города обеспечена безопасность и стабильность, поэтому террористические группы, активно действующие в других регионах страны, здесь таких возможностей лишены.

Есть и другие причины, о которых жители Иракского Курдистана предпочитают помалкивать, зная силу спецслужб. Обстановка недоверия, созданная властями Эрбиля, переходит все границы, отмечают немецкие эксперты. Курдским органам безопасности даны самые широкие полномочия. Чтобы исключить участие студенческой молодежи в «Дне гнева» в курдском формате, власти Эрбиля погрузили ее в автобусы и отправили в родные города. Таким образом, студентов университета Салахаддина и других вузов отрезали от участия в протестном движении. Университетская система испытала еще одно потрясение: руководству вузов было предписано отслеживать активистов протестного движения и расправляться с ними административными мерами, вплоть до отчисления. Причем в данных ситуациях принцип Wasta уже не действовал. Более того, те покровители, которые прежде рекомендовали «своих» студентов или спонсировали их учебу, несли равную ответственность за их действия, противоправные, с точки зрения властей. Это грозило отстранением их от «хлебного места».

Государственный аппарат является непомерно раздутым, что изначально подрывает принцип эффективности. Лишь немногие в Иракском Курдистане ощущают выгоду от богатств региона. Жить в этом регионе в достатке может только тот, кто имеет контакты с высшими чиновниками и звеньями созданной ими системы. Она позволяет добиваться благ, делать карьеру, чувствовать себя уверенно, независимо от того, насколько хорошо он учился в вузе. Все меры, планируемые в последние месяцы региональным правительством, касается ли это финансовой поддержки для вступающих в брак, строящих собственное жилье или иной социальной поддержки, базируются на системе откатов, явных или тайных взяток и услуг. Лояльность граждан определяется по их готовности подкупить начальство.

Правозащитники Иракского Курдистана в марте с.г. распространили пресс-релиз, в котором указали, что беспорядки, отмеченные зимой нынешнего года в рамках «арабской весны» в региональном формате, в значительной степени связаны с размахом коррупции в регионе. Молодежь обвиняла «в повсеместной коррупции Демократическую партию Курдистана во главе с Масудом Барзани и Патриотический союз Курдистана во главе с Джалалом Талабани», жалуясь также на безработицу и отсутствие коммунальных услуг. Оба этих режима коррумпированы, подчеркивается в пресс-релизе. В числе требований к властям Курдистана значится: «Неограниченная свобода демонстраций в знак протеста против коррупции и насилия».

«Главные вопросы курдской государственности — безудержная коррупция и семейственность в рядах Демократической партии Курдистана и Патриотического союза Курдистана, — подчеркивает в своем репортаже из Курдистана немецкая журналистка Инга Рогг. — Если вы не принадлежите ни к одной из них, нечего даже надеяться на то, что вы получите работу». Вывод Инги Рогг подтверждают десятки жителей Эрбиля, Киркука и Сулеймании. Среди них 24-летний Хемен Кадир, который пришел на митинг прямо с церемонии вручения ему диплома юриста. У него нет ни малейшей возможности получить работу: он не принадлежит ни к одной из партий, никто из его родни не работает в сфере юриспруденции. Остается одно: взятка.

Сейчас, когда власти Иракского Курдистана развернули борьбу с мздоимством, чиновники стали осторожней, стало труднее определять, кому, когда и при каких обстоятельствах надо дать взятку. Однако Хемен Кадир не намерен учиться сомнительному ремеслу взяткодателя: «Ну и какой же я после этого специалист, стоящий на страже закона?!» «Дайте нам шанс!» — требование, адресованное новоиспеченным юристом, дружно поддерживают сотни его земляков — ровесников и людей старшего возраста. Однако неизвестно, слышат ли этот призыв власть имущие, сомневается Инга Рогг, или они демократы лишь на словах, а на деле придерживаются незыблемого принципа Wasta.

Выводы

Первый. Стремясь представить миру Иракский Курдистан как едва ли не единственный регион на Ближнем Востоке, готовый покончить с коррупцией, местные власти демонстрируют внешние признаки обновления. В их числе структурные изменения (открытие так называемого Офиса управления и честности), преображенный облик Эрбиля и других городов автономии. На деле власть является гарантом сетевой идеи Wasta (протекция, блат). Wasta как типичный фундаментальный институт присущ большинству стран Востока, и отказ от него воспринимается его жителями как забвение национальной идентичности.

Второй. Возможности для хозяйственного прорыва региона практически не используются. Исследователи Запада указывают, что частично это происходит из-за отсутствия навыков, знаний, опыта, но в основном из-за опасений, что сельское хозяйство, энергетика, туризм и другие перспективные отрасли погрязнут в коррупции. Тогда нарождающийся средний класс будет обложен такими финансовыми обязательствами, что станет проще откупаться все теми же взятками чиновникам различного уровня, а то и регулярно делить с ними доходы от предприятий, как это сегодня происходит повсеместно.

Третий. В Иракском Курдистане фактически разделены вопросы физической и экономической безопасности. По этой причине, декларируя стабильную ситуацию и несомненные успехи в борьбе с террористами, благодаря чему курдская автономия стала уникальным регионом страны, местные власти способствуют карьерному росту на основе личной преданности. Личная преданность базируется на приверженности принципу Wasta.

Четвертый. Силовые структуры, защищающие власть в Иракском Курдистане, становятся орудием насилия и борьбы с собственными гражданами, особенно с наиболее активной частью общества в лице образованной молодежи. В этой связи демократические преобразования в Иракском Курдистане возможны лишь в узком диапазоне, особенности которого определяет коррумпированная власть.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Вооруженные силы Республики Кипр (Национальная гвардия, НГ) насчитывают 10 тыс. человек (в т. ч. 8,7 тыс. человек служат по призыву) и состоят из сухопутных войск, ВВС и ВМС. В резерве числится 60 тыс. человек. Общее число граждан, пригодных к военной службе, оценивается в 139,2 тыс. человек. Военный бюджет республики в 2010 г. составил 498 млн долларов.

Помимо Национальной гвардии на Кипре имеются военизированные формирования военной полиции (500 чел.) и морской (портовой) полиции (330 чел.). Последняя имеет на вооружении 10 патрульных катеров.

Верховным главнокомандующим ВС является президент республики. Он руководит Национальной гвардией через министерство обороны, которое возглавляет гражданский чиновник. Непосредственное руководство войсками осуществляет командующий НГ.

Основу кипрской Национальной гвардии составляют сухопутные войска. Организационно они включают в себя штаб армейского корпуса, два штаба механизированных дивизий, штаб легкой пехотной бригады, бронетанковую бригаду, полк спецназа, артиллерийский полк, бригаду поддержки. Основное вооружение представлено 147 танками (Т-80У и АМХ-30 различных модификаций), 43 БМП-3, более 560 артиллерийскими орудиями РСЗО и минометами, 115 ПУ ПТУР, 84 ПЗРК.

Военно-воздушные силы (фактически армейская авиация) имеют на вооружении 15 боевых вертолетов (Ми-35 -11, SA-342L «Газель» - 4), 5 вертолетов общего назначения и несколько легких самолетов, которые используются в качестве разведывательных, транспортных и учебных. Кроме того, на вооружении состоит несколько израильских разведывательных БПЛА «Searcher». Авиация базируется на трех аэродромах. В составе ВВС имеются подразделения ПВО, имеющие на вооружении 6 мобильных ПУ ЗРК ближнего действия и 60 зенитных артиллерийских установок.

Корабельный состав военно-морских сил (400 чел.) представлен 6 патрульными и 2 десантными катерами. Планируется приобретение еще 4-6 патрульных катеров. Израиль предложил Кипру построить два корабля прибрежной зоны, оснащенных противокорабельными и зенитными ракетами. Также в составе ВМС имеются подразделения береговой обороны, оснащенные подвижными ракетными комплексами «Экзосет» ММ40 и РЛС наблюдения, подразделение боевых пловцов. Пункт базирования ВМС расположен вблизи населенного пункта Зиги.

Призыву в Национальную гвардию подлежат лица мужского пола в возрасте от 18 до 45 лет. Ежегодно призыв проходит в июне. Продолжительность срочной службы – 24 месяца. Она обязательна для всех мужчин, «независимо от их происхождения и вероисповедания». В армию не призываются только турки-киприоты. Отметим, что с каждым годом растет число молодых людей, которые уклоняются от службы в армии. Так, в последние годы порядка 20 процентов юношей признаются негодными по состоянию здоровья для строевой службы и комиссуются.

У руководства республики и министерства обороны данная тенденция вызывает растущую озабоченность. Для исправления ситуации правительство страны приняло ряд мер законодательного характера. Так, принят новый закон о военной службе, в котором введено положение о «специальной службе» сроком в 32 месяца для лиц, предъявивших свидетельства о физических недостатках, ранениях или психических заболеваниях. И хотя такие призывники не получат оружие и будут привлекаться для выполнения неквалифицированных, строительных, погрузочно-разгрузочных работ, весь срок службы они должны будут находиться в казармах. Лицам, прошедшим «специальную службу», в дальнейшем не позволят работать в полиции, частных охранных компаниях, водителями автобусов и на ряде других работ. Кроме того, военное ведомство намерено пересмотреть все случаи уклонения от службы в 2010 г., а в перспективе – с 1995 г. Понимая, что двухгодичная служба слишком продолжительна для современного общества, министерство обороны в качестве эксперимента планирует набрать небольшую группу новобранцев-контрактников. В случае положительного завершения эксперимента и выделения необходимых средств, уже с 2012 г. предусматривается сократить продолжительность срочной службы до 12 месяцев, а число контрактников довести до 2,5 тыс. человек.

Основными партнерами Республики Кипр в сфере военно-технического сотрудничества являются Греция, Израиль, Россия и Франция. Кипр в 2009 г. вел переговоры о приобретении в России 41 танка Т-90. Кипрские военные рассматривают вопрос о закупке в России ЗРК «Тор-М2» и ПТРК «Корнет». В то же время Великобритания и США соблюдают эмбарго на военные поставки республике в связи с неурегулированностью кипрской проблемы.

Наиболее тесные военные связи поддерживаются с Грецией, с которой в 1993 г. подписано соглашение о совместной обороне. В Греции обучается большая часть офицеров кипрской НГ. На основании «Договора о гарантиях безопасности Республики Кипр» 1960 г. Греция содержит на Кипре воинский контингент численностью свыше 2000 тыс. человек. Регулярно проводились совместные кипрско-греческие военные учения «Никифорос», однако в последние четыре года они отменяются решением правительства Кипра в целях содействия переговорному процессу по решению кипрской проблемы. Не будут проводиться эти учения и в 2011 г.

Свои военизированные формирования (Силы безопасности) имеет не-признанная Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК), власти которой контролируют примерно 38 процентов территории острова. Эти силы насчитывают 3,5 тыс. человек в составе четырех пехотных полков, оснащены легким вооружением и выполняют функции внутренних войск и пограничной охраны. В Силы безопасности ТРСК призывают лиц мужского пола в возрасте от 18 до 40 лет. Имеется резерв численностью до 26 тыс. человек. Командует Силами безопасности ТРСК генерал турецкой армии. На территории ТРСК дислоцированы т. н. «турецкие миротворческие силы на Кипре» - 11 армейский корпус ВС Турции в составе двух механизированных дивизий, бронетанковой и механизированной бригад. Общая численность турецкой военной группировки на севере острова составляет примерно 37 тыс. человек.

Великобритания на основании договора 1960 г. располагает на Кипре двумя базами в Декелия и Акротири, которые занимают примерно 2 процента территории острова и на них не распространяется суверенитет кипрского правительства. На базах работают до 10 тыс. местных жителей. По финансовым соображениям в 2009 г. численность военнослужащих на базе в Декелия была значительно сокращена. Здесь остался главным образом персонал, обслуживающий средства электронной разведки. В то же время база в Акротири остается крупнейшим британским военным объектом за рубежом. Здесь размещено примерно 3000 британских военнослужащих. База используется для переброски войск из метрополии в страны Ближнего и Среднего Востока, в частности, в Афганистан, а также для проведения учений. В 2011 г. кипрское правительство выступило против использования базы в Акротири в военной операции против Ливии. При этом президент Кипра Д Христофиас заявил: «К сожалению, базы (Великобритании на Кипре-авт.) являются суверенными, и их можно использовать по простому предупреждению с британской стороны. Но мы послали Великобритании сигнал, что не желаем, чтобы базы были использованы, поскольку мы против этого». На время ливийской операции в Акротири был организован командный центр, на который был возложен контроль действий всех британских сил, привлеченных к операции в Ливии («операция Эллами»). Вместе с тем, Великобритания не использовала Акротири для размещения боевой авиации, задействованной в нанесении ударов по ливийской территории, а также не предоставила базу для размещения войск других стран, участвовавших в ливийской кампании. Несмотря на сокращения, происходящие в британских вооруженных силах, в Лондоне не намерены ликвидировать военные базы на Кипре.

В соответствии с резолюцией 186 Совета Безопасности ООН от 4 марта 1964 г. на Кипре находятся вооруженные силы ООН (ВСООНК), мандат которых регулярно продлевается. В условиях отсутствия прогресса в политическом урегулировании кипрской проблемы ВСООНК продолжают оставаться на острове для наблюдения за линиями прекращения огня, поддержания буферной зоны между греческой и турецкой частями страны, проведения гуманитарных акций и оказания поддержки миссии доброй воли генерального секретаря ООН. Штаб ооновских сил находится в Никосии. Численность их военного и полицейского персонала составляет 918 человек: военнослужащих - 855; полицейских - 63; международный гражданский персонал – 40 человек; местный гражданский персонал – 112 человек. Военный персонал представлен военнослужащими из Австрии, Аргентины, Бразилии, Великобритании, Венгрии, Канады, Китая, Парагвая, Сербии, Словакии, Хорватии и Чили.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
А.Г. Гаджиев

В ходе первого заседания антикризисного саммита ЕС, прошедшего 23 октября с.г., европейские лидеры, обсуждая вопрос греческих долгов, сошлись во мнении, что необходимо списать 50% от суммы греческого долга в обмен на программу приватизации госимущества Греции и сокращение госрасходов. 24 октября с.г. министр окружающей среды, энергетики и изменений климата Греции Джордж Папаконстантину, в ходе своего визита в Баку, заявил, что в случае, если консорциум по разработке газоконденсатного месторождения «Шах-Дениз» в азербайджанском секторе Каспия примет положительное решение по реализации проекта «Интерконнектор-Турция-Греция-Италия» (ITGI), то Госнефтекомпания Азербайджана сможет принять участие в приватизации греческой госкомпании DEPA, инфраструктуры, которая будет создаваться в рамках реализации проекта трубопровода, специализированной греческой компании по строительству трубопроводов «Despa», а также в прокладке самого трубопровода ITGI и получить в нем свой пай.

Очевидно, что сегодня Греция не в состоянии выполнить свои обязательства по реализации масштабных проектов, среди которых прокладка газопровода ITGI имеет особое значение. Продолжить строительство газопровода, протяженностью около 800 километров и предназначенного для транспортировки каспийского газа из азербайджанского месторождения «Шах-Дениз» по маршруту Турция-Греция-Италия, представляется сегодня крайне сложным делом. Поскольку треть расходов по данному проекту возлагается на ЕС, который в свою очередь испытывает серьезные финансовые трудности и планирует обратиться за помощью к странам БРИКС.

Как известно, проект ITGI рассматривается в составе южного энергетического коридора ЕС, включающего, в том числе, и Трансадриатический трубопровод (TAP), и «Набукко». Целесообразность последнего в настоящее время находится под большим сомнением. Азербайджану, чей газ рассматривается в качестве основного и на данный момент единственного источника, как для ITGI и TAP, так и для «Набукко», предстоит принять решение в пользу одного из проектов. «Страна придерживается политики диверсификации маршрутов экспорта своего газа, и поэтому основной целью является прямой доступ на европейский рынок, и средством достижения этой цели может стать один из трех проектов», – отметила в своем интервью «Day.Az» экономический эксперт «АМИ Trend» Айгюн Бадалова. По ее мнению, выбор маршрута транспортировки азербайджанского газа будет основываться на нескольких критериях, в числе которых коммерческая привлекательность проекта, возможность поэтапного расширения, возможность реализации проекта с технической и финансовой стороны и другие. С этой точки зрения проекты ТАР и ITGI имеют больше шансов ввиду своей масштабности и будущей окупаемости. Несмотря на всю стратегическую привлекательность проекта «Набукко», предполагаемые объемы пропускной способности этого трубопровода слишком велики, что ставит под сомнение вопрос окупаемости этого проекта.

24 октября с.г. управляющий директор Национальной иранской компании по экспорту газа Гусейн Бидармагз также выразил сомнения касательно вопроса реализации проекта газопровода «Набукко», передает в понедельник агентство Mehr News. По словам Г. Бидармагза, Иран готов обеспечить транзит туркменского газа в Европу. Также он добавил, что стороны провели переговоры по этому поводу. «Несмотря на то, что в связи с проектом газопровода «Набукко» между участниками было подписано соглашение, никаких шагов относительно строительства газопровода европейскими странами предпринято еще не было», - сказал управляющий директор компании.

«Газпром» еще в июле с.г. пошел навстречу Греции и снизил цены на газ. Активно продвигается строительство «Южного потока», который поможет вдвое увеличить объемы поставок российского газа в Грецию к 2040 году. В настоящее время поставки российского газа транзитом через Болгарию покрывают более 80% потребности Греции в газе. Таким образом, Греция, удовлетворив свои потребности, может выступать в качестве страны-транзитера российского природного газа в Италию, которая в свою очередь, с одной стороны, укрепляет сотрудничество с Россией в энергетической сфере, а с другой – ведет активную работу по расширению поставок ливийского газа по средиземноморскому газопроводу «Гринстрим». Очевидно также и то, что Греция попытается стать главным транзитером кипрского газа, обнаруженного в гигантском газовом месторождении «Левиафан», открытого Израилем в водах Средиземного моря между побережьем Израиля, Ливана и Кипра.

Как известно, взаимодействие Турции с Россией в энергетической сфере носит стратегический характер, прежде всего, для турецкой стороны. Около 60 % внутреннего потребления природного газа Турция обеспечивает за счет поставок из России. Недавно турецкое руководство отказалось от одного газового контракта с Россией, в результате чего Турция лишилась поставок, удовлетворявших примерно 15% ее потребностей в газе. Могут ли результаты антикризисного саммита в ЕС и вышеперечисленные события и факты подтолкнуть Турцию к пересмотру ее позиции в отношении газовых контрактов с Россией?

Как известно, цены на природный газ в Турции значительно выросли (на 12,3-14,3 %) в день отказа страны от газового контракта с Россией. Контракт касался поставок российского природного газа по трубопроводу, снабжавшему город Стамбул. При этом турецкие власти поспешили заявить, что отмена контракта не означает, что Турция прекратит покупать газ у России. По словам турецкого министра энергетики и природных ресурсов Танера Йылдыза, «частные компании, вероятно, подпишут новые контракты с российским «Газпромом», крупнейшим в мире поставщиком газа, в течение трех месяцев, чтобы топливо продолжало поступать в страну. Россия – важнейшая страна для нашего импорта природного газа. В год мы импортируем по трем каналам из России почти 30 млрд кубометров. Ежегодно мы потребляем почти 37 млрд кубометров природного газа. С другой стороны, по имеющимся соглашениям, Турция может импортировать до 45 млрд кубометров. “Западный маршрут”, проходящий по территории Украины, Румынии и Болгарии, ранее считался проблемным из-за споров между поставщиком и Украиной. В прошлом году Турция импортировала из России 18 млрд кубометров газа – около 60% потребляемого в стране объема». Согласно заявлениям Т. Йылдыза, решение расторгнуть контракт не означает отказ от поставок из России и не вызовет проблем в отношениях между Москвой и Анкарой, взаимодействие между которыми «носит стратегический характер и не может измениться из-за нескольких контрактов».

Итак, в ходе Антикризисного саммита ЕС было принято решение о списании половины греческих долгов в обмен на приватизацию греческого госимущества. Греция распродает и часть своих активов, которые относятся, в том числе, и к энергетической сфере. Проект ITGI, как и «Набукко», зашел в тупик. ЕС оказался не в состоянии продолжить финансирование этого проекта, а поставщики стали сомневаться в его целесообразности. К тому же греки расширяют свое сотрудничество с Россией и с оптимизмом смотрят на возможность получения недавно найденного кипрского газа. Итальянцы тоже продолжают активно сотрудничать с Россией и в то же время возобновили, а сейчас пытаются и расширить (с учетом смерти Муаммара Каддафи предполагается, что успешно), поставки ливийского газа. Другими словами, и для греков, и для итальянцев проект ITGI не представляет сегодня жизненно важное значение. Недавно Турция отказалась от одного контракта с Россией на поставку российского газа в страну. Однако отказ, по мнению турецких экспертов, был сделан не вовремя. С Ираном, в связи с размещением в турецкой Малатье радара системы ЕвроПРО НАТО, отношения ухудшаются. Проекты по транспортировке каспийского газа «буксуют». А впереди зима. Выход был найден: использовать частный сектор, в результате чего цены на голубое топливо заметно «подскочили». По стране прошла волна недовольства, которая, на наш взгляд, должна подтолкнуть руководство Турции к пересмотру газовых соглашений с Россией. Не зря, ведь, министр энергетики и природных ресурсов Турции в своем заявлении упомянул о трех месяцах, в течение которых стороны должны прийти к соглашению.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
С.В. Рыбалко

Турция является вторым после Германии импортером российского газа: по итогам 2010 года «Газпром» поставил в эту страну 18 млрд кубических метров газа (поставки в Германию составили 34 млрд кубических метров, в Италию – 13)[i]. Для Турции же, внутренняя добыча которой покрывает не более 3% потребностей страны, поставки природного газа из России (62% всего импорта газа в 2008 году[ii]) имеют стратегическое значение.

Первое соглашение о поставках газа из СССР в Турцию было подписано в 1984 оду, а в 1987 году по газопроводу СССР – Румыния – Болгария – Турция началась подача газа в объеме 5,99 млрд кубических метров в год. 29 сентября 2011 года министр энергетики Турции Танер Йылдыз заявил, что Турция может не продлить это соглашение, если Россия не пойдет на уступки по цене[iii].

Договоренности о поставках по «Голубому потоку» также неоднократно пересматривались в ущерб «Газпрому». Из-за просчетов в оценке потребностей Турции в газе, допущенных турецкой «Боташ», «Газпрому» пришлось снижать объемы и стоимость поставок. По состоянию на середину 2004 года по контракту было поставлено всего 1,2 млрд кубических метров газа, в то время как изначально за период 2002 – 2004 планировалось поставить 12 млрд.

Цифры свидетельствуют об очевидной взаимной выгоде российско-турецкого сотрудничества на рынке природного газа, однако назвать его беспроблемным можно едва ли. Почему?

Политика Турции на рынке природного газа направлена на решение двух задач. Первая задача – гарантировать поставки газа на внутренний рынок в необходимых объемах по минимальной цене. Бурный экономический рост небогатой углеводородами Турции (с 1985 по 2009 год ее ВВП увеличился почти в 10 раз: с 67,2 до 614,6 миллиардов долларов США[iv]), был обеспечен, прежде всего, за счет импорта газа.

С конца 80-х природный газ стал применяться в промышленности, электроэнергетике, коммунальном хозяйстве Турции. Правительство целенаправленно проводило политику замещения «угольных» электростанций «газовыми». Их доля в производстве электроэнергии с 3% в 1986 году увеличилась до 50% в 2007[v].

Вторая задача – качественно изменить роль Турции на международном рынке природного газа, превратить ее из просто потребителя в транзитную страну или даже поставщика газа. На международной конференции, прошедшей в Софии 25 апреля 2009 года и посвященной вопросам газоснабжения Европы, президент Турции Абдулла Гюль заявил: “Becoming the fourth artery of Europe in terms of natural gas is among our main objectives”[vi]. (Среди наших главных задач – превращение Турции в «четвертый коридор» поставок природного газа в Европу).

По мнению Гарета Уинроу из Охсфордского института изучения проблем энергетики, пропускная способность всех газопроводов так называемого «Четвертого коридора» (первые три: Россия, Норвегия и Северная Африка), которые могут пройти через территорию Турции, составляет 95 млрд кубических метров газа в год[vii]. При расширении уже существующих проектов избыточных газотранспортных мощностей может быть создано еще больше. В этом случае Турция будет обладать возможностью обеспечить транзит существенной части природного газа, потребляемого ЕС.

Амбиции Анкары не лишены оснований. Превращение в ключевого игрока на рынке поставок углеводородов на европейские рынки существенно укрепит позиции Турции по целому ряду международных вопросов. Главной предпосылкой для реализации намеченных планов является уникальное географическое положение страны, расположенной на своеобразном перекрестке между ключевыми производителями и потребителями углеводородов. С учетом прогнозируемого роста мирового потребления энергоресурсов на 40% к 2030 году[viii] планы Анкары становятся вполне реальными.

Таким образом, цели Анкары по превращению Турции в международный энергетический центр предполагают создание на территории страны необходимых условий для транзита как можно большего объема энергоресурсов. В этой связи возникают риски с одной стороны для российских газотранспортных проектов, реализация которых осуществляется с участием Турции и не служит решению ее задач, с другой – для «Газпрома» как поставщика природного газа на растущий рынок Турции.

Попытки Анкары препятствовать реализации проектов, не отвечающим ее целям по созданию на территории Турции регионального энергетического хаба, прослеживаются в случае «Южного потока». Турция заявляет, что не может дать разрешение на прокладку трубопровода через свою эксклюзивную экономическую зону на Черном море, потому что «Газпром» не представил весь пакет необходимых документов. «Но «Газпром» и не может их представить, потому что им дали разрешение на проведение изыскательских работ только с 31 мая»[ix], – рассказал Игорь Сечин после переговоров Президента России Д. Медведева и главы Правительства Турции
Р.Т. Эрдогана в Казани в марте этого года. При этом окончательное разрешение турки обещали дать в декабре 2010 года.

Прессинг Анкары по снижению цены на российский газ «совпал» с внезапными проверками европейских «дочек» «Газпрома» в конце сентября. Следуя в русле газовой политики Еврокомиссии, Анкара решает свои задачи. А именно, старается выторговать максимум преференций как от европейцев, мечтающих о «Четвертом коридоре», так и от «Газпрома», реализующего «Южный поток» и придерживающегося политики равнодоходности рынков сбыта.

Однако насколько успешная реализация «Южного потока» зависит от Турции, настолько бесперебойное снабжение Турции природным газом зависит от России. До реализации второй очереди азербайджанского «Шах-дениз» еще далеко, а гарантировать бесперебойность поставок иранского газа будет проблематично, несмотря на заявления Тегерана о готовности заменить «Газпром» при поставках газа в Турцию[x].

Так, 27 июля 2011 года поставки газа из Ирана в Турцию были прерваны из-за подрыва газопровода на западе Ирана в районе города Базарган. Ранее аналогичный инцидент произошел в августе 2010 года[xi]. Турция не раз сталкивалась с невыполнением обязательств по поставкам со стороны Ирана (в том числе и по другим причинам). В таких случаях именно «Газпром» компенсировал эти недопоставки. При этом, в периоды пикового спроса на газ в Турции «Голубой поток» работает на полную мощность[xii].

Таким образом, в сегодняшних условиях Турция не может гарантировать энергетическую безопасность собственной экономики при отказе от поставок газа из России по западному маршруту. Торг вокруг цены на газ в новом контракте Анкара сможет увязать с решением по «Южному потоку», однако чем заменить российский газ, доля которого на Турецком рынке составила 62% в 2008 году, в случае срыва переговоров?


[i] Пресс-конференция ОАО «Газпром» на тему «Экспорт и повышение надежности поставок газа в Европу» с участием заместителя Председателя Правления ОАО «Газпром» А.Медведева, http://gazprom.ru/f/posts/68/042663/gazprom-export-stenogramma.pdf

[ii] Enerji ve Tabii Kaynaklar Bakanlığı 2010-2014 Dönemi Stratejik Planı (Стратегический план министерства энергетики и природных ресурсов Турции на период с 2010 по 2014 год), с.26, http://www.enerji.gov.tr/yayinlar_raporlar_EN/ETKB_2010_2014_Stratejik_Plani_EN.pdf

[iii] «Независимая газета», 2011-09-30, «Газпром» превратился в осажденную крепость», С. Куликов, М.Сергеев, http://www.ng.ru/economics/2011-09-30/1_gazprom.html

[iv] Статистика Всемирного Банка

[v] Статистика Всемирного Банка

[vi] Gareth M Winrow, «Problems and prospects for the “Fourth corridor”: the positions and role of Turkey in gas transit to Europe», Oxford Institute for Energy Studies, June 2009

[vii] Gareth M Winrow, «Problems and prospects for the “Fourth corridor”: the positions and role of Turkey in gas transit to Europe», Oxford Institute for Energy Studies, June 2009

[viii] Enerji ve Tabii Kaynaklar Bakanlığı 2010-2014 Dönemi Stratejik Planı (Стратегический план министерства энергетики и природных ресурсов Турции на период с 2010 по 2014 год), с. 29 http://www.enerji.gov.tr/yayinlar_raporlar_EN/ETKB_2010_2014_Stratejik_Plani_EN.pdf

[ix] «Полит.ру», «Турецкий контргамбит», 17.03.2011, http://www.polit.ru/event/2011/03/17/gambit.html

[x] «Иран готов увеличить поставки газа в Турцию, заменив «Газпром», http://www.vedomosti.ru/companies/news/1391341/iran_gotov_uvelichit_postavki_gaza_v_turciyu_zameniv_gazprom#ixzz1d61bYSQy

[xi] http://www.panarmenian.net/eng/news/75165/

[xii] http://gazprom.ru/production/projects/pipelines/blue-stream/

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

6 Re: Турция в Пн Ноя 14, 2011 1:13 am

Admin


Admin

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

7 Турция на подъеме в Чт Дек 01, 2011 5:30 pm

Admin


Admin
http://www.globalaffairs.ru/number/Turtciya-na-podeme-15362

От неразвитой страны к региональной державе

Резюме По мере дальнейшего смещения центра силы с евро-атлантического региона в Азию Турция продолжит политику ревизионистской риторики и прагматичных каждодневных действий во внешней политике. Формируется средняя держава с честолюбивым руководителем, которая порой переоценивает свои возможности, но нацелена на усиление позиций и влияния в период мирового экономического кризиса и быстро меняющихся обстоятельств.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Владимир Дергачев — Вестник аналитики, 2010, № 3. http://www.isoa.ru/index.php

http://dergachev.ru/analit/191010.html

Чем больше на постсоветском пространстве политические элиты рассуждают об очередном светлом будущем, тем отчетливее просматриваются на горизонте другие контуры. Если внимательно присмотреться, какую модель становления государственности выбрало большинство бывших советских республик, то здесь ожидается неожиданный сюрприз. Мистика. Россия и многие новые независимые страны все больше становятся похожими не на возжеланный Запад, а напоминают Османскую империю периода упадка. Растет внешняя зависимость, богатеет «элита в законе», а население становится еще беднее. Современные султаны (президенты) раздают преференции за лояльность отдельным корпоративным группировкам за счет государственного бюджета и за безмерную преданность разрешают подворовывать и взаимовыгодно приватизировать народное добро.Слава Аллаху, что еще не все из этого удалось воплотить на постсоветских просторах, но и отрицать достигнутое на этом пути было бы несправедливо.
Воспоминания о Блистательной Порте. Россия вошла в соприкосновение с Османской империи в период её заката. Отсюда сложился соответствующий образ турка. Несмотря на то, что среди мировых держав Османская империя отличалась исключительным долголетием — существовала шесть столетий, из них четыре века продолжалось господство над православными христианами. Сила государственного управления основывалась не на наследственной, потомственной аристократии и знати, а на принципах заслуги. Если на средневековом Западе господствовала аристократия, то в Османской империи было впервые на континенте создано государство меритократии (элиты качества)1.В отличие от Блистательной Порты христианская Европа придет к институту меритократии только

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Кипрское руководство в своей внешнеполитической деятельности главное внимание уделяет разрешению сложного комплекса проблем, связанных сохраняющимся разделом острова, а также отношениям с Евросоюзом. При этом республика выступает против «удобной некоторым странам трактовки международных событий и внеправового применения силы», т. к. на примере собственной истории хорошо знает, что «такие действия ведут к дальнейшим конфронтациям, которые рискуют развиться в войну религий и цивилизаций».

После греко-турецкого вооруженного конфликта 1974 г. остров оказался разделенным на две части: южную - греческую Республику Кипр (РК) и северную – провозглашенную в 1983 г., но не получившую международного признания (кроме Турции) Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК), на территории которой находятся части ВС Турции. При этом РК занимает большую часть территории острова (примерно 60 процентов, здесь проживает свыше 800 тыс. человек), в то время как ТРСК занимает до 38 процентов кипрской территории, где проживают примерно 300 тыс. человек. Причем около 80 тыс. турок прибыли на остров из Турции. Еще 2 процента территории острова составляют британские эксклавы, где расположены английские военные базы.

Переговоры о воссоединении острова ведутся на протяжении десятилетий, однако не привели к конкретным результатам. В 2003 г. тогдашний генеральный секретарь ООН К. Аннан предложил план кипрского урегулирования, который предусматривал создание конфедеративной республики, состоящей из двух равноправных государств – греческого и турецкого. На состоявшемся в апреле 2004 г. референдуме греки-киприоты большинством голосов (76%) отвергли план Аннана, в то время как основная часть турок-киприотов (67%) его одобрила. По мнению экспертов, греки-киприоты отвергли документ, предложенный ООН, потому что он «не обеспечивал и не смог бы обеспечить воссоединения страны, ее общества, экономики и институтов», «никак не решал проблему возвращения греков-киприотов в свои дома и на земли, откуда их изгнали турки; план не решал вопрос о компенсации за отобранную собственность; он давал туркам - переселенцам из Анатолии право остаться на Кипре (а значит - там, где раньше жили греки северного Кипра); он позволял части турецких войск и дальше дислоцироваться на острове». Сказался и чисто экономический аспект, а именно нежелание греков-киприотов субсидировать «горячо любимых» северных соседей. Таким образом, отказавшись от плана, рекомендованного ООН, Республика Кипр подтвердила свое право оставаться единственным законным и международно признанным государством на острове, а статус северной части Кипра остался неопределенным.

Позиция правительства РК по урегулированию кипрской проблемы является неизменной и заключается в следующем: Кипр должен быть единым федеративным двухобщинным государством с единым суверенитетом и гражданством, единой международной правосубъектностью. Позиция ТРСК иная: на острове должны существовать два отдельных государства в рамках конфедерации.

В 2008 г. после избрания Д. Христофиаса президентом РК под эгидой ООН возобновились прямые переговоры между двумя частями острова по решению кипрской проблемы, но пока они не привели к каким-либо существенным результатам. Главными камнями преткновения остаются: требование греков-киприотов, чтобы после объединения острова на всей его территории было реализовано законодательство Евросоюза, в который входит РК; вопрос присутствия турецких войск на Кипре; ситуация с греческой собственностью, оставленной беженцами-греками на севере острова.

Неурегулированность кипрской проблемы самым непосредственным образом отражается на отношениях РК с Турцией, которая не признает власти республики на территории всего острова и называют ее «греческим органом власти в Южном Кипре». Отказ Анкары признать Кипр сопровождается запретом для судов и самолетов РК заходить в турецкие порты и садиться на турецкие аэродромы. Летом 2011 г. Анкара заявила, что заморозит отношения с ЕС, если с 1 июля 2012 г. Кипр по ротации станет председателем в этой организации. Подобная позиция Турции в отношении Кипр и к решению кипрской проблемы в целом стали одним из препятствий на пути ее евроинтеграции. И Турция, кажется, готова этим пожертвовать ради сохранения своего присутствия на Кипре - стратегически важном пункте, позволяющем держать под контролем всё восточное Средиземноморье. Кипр же, как член ЕС, может блокировать (что по большей части и делает) все вопросы, связанные с расширением торговли или связей европейцев с Турцией, блокируют оказание финансовой помощи северу острова. Что касается Евросоюза, то он всячески подталкивает обе стороны к урегулированию кипрской проблемы.

В последнее время кипрско-турецкие отношения заметно обострились из-за проблемы разведки и эксплуатации нефтегазовых месторождений на шельфе Средиземного моря у берегов острова. Осенью 2011 г. РК начала геологоразведку этих месторождений южнее острова, которую ведет американская компания «Нобл Энерджи». Причем правительство Кипра категорически отвергает проведение переговоров с Турцией по вопросам разведки месторождений на своем шельфе, считая, что это дело является «суверенным правом республики». Подобная позиция вызывает резкое неприятие в Анкаре, где требуют остановить работы, угрожая применением силы. Турция также подписала с ТРСК соглашение о разграничении шельфа и направила свое исследовательское судно к берегам Кипра. В Анкаре считают, что полезные ископаемые должны служить на благо всех жителей острова, а не только греков, и опасаются, что появление дополнительного источника доходов окончательно похоронит возможность объединения острова на турецких условиях. Президент РК Д. Христофиас в ответ заявил, что турки-киприоты тоже смогут пользоваться благами природы страны, когда «остров объединится в рамках двухобщинной федерации».

Таким образом, учитывая диаметрально противоположные позиции участников конфликта по подавляющему большинству связанных с Кипром проблем, сохраняющуюся между ними открытую враждебность, кипрское урегулирование вряд ли будет достигнуто в обозримой перспективе, что сохранит опасный очаг напряженности в Восточном Средиземноморье.

1 мая 2004 г. Кипр стал полноправным членом Евросоюза. Причем передача части государственного суверенитета в наднациональные структуры Брюсселя и Страсбурга прошла безболезненно, а дальнейшее углубление интеграции РК в ЕС не вызывает у киприотов никаких сомнений, их культурная и политическая идентичность с Европой усиливается. Выгоды от евроинтеграции можно увидеть и в социальной сфере. В целом Кипр стал одним из самых успешных членов ЕС, особенно на фоне малых стран Центральной и Восточной Европы, вступивших в эту организацию одновременно с ним.

Из-за противостояния с Турцией, Кипр, несмотря на общее оборонное пространство с Грецией, нуждается и в общеевропейском зонтике безопасности. И здесь руководство республики избрало стратегию функционального сотрудничества с военными структурами ЕС, при которой успешно решается основная дилемма интеграции – определение «оптимального количества» военно-политического суверенитета, который следует передать в Брюссель и Страсбург.

Обострение турецко-израильских и турецко-кипрских отношений способствовало дальнейшему сближению Кипра и Израиля, укреплению разностороннего сотрудничества между двумя соседними странами. Так, Кипр и Израиль подписали соглашение о разграничении морского шельфа. Израиль является одним из ведущих поставщиков оружия для Национальной гвардии РК. В ходе визита в Израиль министра обороны РК Д. Элиадиса в январе 2011 г. стороны подписали два соглашения в сфере военного сотрудничества. В то же время Кипр традиционно поддерживает хорошие отношения с арабскими странами. Республика еще в 1988 г. признало Государство Палестину в границах 1967 г. и считает, что изменения этой границы могут быть признаны только по обоюдному соглашению израильтян и палестинцев. В 2011 г. кипрское правительство выступило против использования британской базы в Акротири в военной операции против Ливии.

Российско-кипрские отношения носят традиционно дружественный характер, чему в значительной мере способствуют совпадение или близость позиций наших стран по основным международным проблемам, приверженность России скорейшему достижению справедливого и всеобъемлющего урегулирования кипрской проблемы. Руководители РК неоднократно посещали нашу страну, а в октябре 2010 г. состоялся первый в истории двусторонних отношений официальный визит президента РФ Д. Медведева на Кипр. Россия и Республика Кипр подписали Совместную декларацию о дальнейшем углублении отношений дружбы и всестороннего взаимодействия между двумя странами, рассчитанную на долгосрочную перспективу.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
9 февраля впервые в истории республиканской Турции руководитель Национальной разведывательной организации /МИТ/ страны был вызван в прокуратуру в качестве подозреваемого для дачи показаний. Примечательно, что всего месяц тому назад в Турции отметили «круглую дату» в истории турецкой разведки – 85 лет со дня создания этой службы. В Анкаре в штаб-квартире Национальной разведывательной организации состоялось торжественное совещание. В мероприятии приняли участие президент Абдуллах Гюль, спикер ВНСТ Джемиль Чичек, премьер-министр Реджеп Эрдоган, начальник Генерального штаба вооруженных сил страны Недждет Озель, вице-премьеры Бюлент Арынч и Бекир Боздаг, министр иностранных дел Ахмет Давутоглу, а также руководители высших судебных инстанций и ряд министров. Глава МИТ Хакан Фидан рассказал его участникам о процессе коренной перестройки ведомства и проектах его реорганизации в сфере внутренней и внешней разведки. Эксперты и политологи обратили особое внимание на заявление главы турецкой разведки о том, что «в ближайшие два - три года MИT станет организацией мирового масштаба».

А спустя всего месяц в ведущих турецких СМИ самым популярным становится заголовок «Шокирующие обвинения в адрес МИТ». В чем же причина разразившегося скандала? 13 января этого года в региональном филиале легально действующей прокурдской Партии мира и демократии /ПМД/ в городе Диярбакыр на юго-востоке Турции были обнаружены документы, а также аудиозаписи переговоров руководства МИТ с эмиссарами Рабочей партии Курдистана /РПК/ в столице Норвегии Осло в 2011 году. Авторитетная турецкая газета «Миллиет» отмечает, что в руки полиции наряду с этим попали и письма в представительство исполнительного совета «Союза общин Курдистана», написанные рукой находящегося в тюрьме лидера РПК Абдуллаха Оджалана.

В ходе операций также выяснилось существование соглашений о возможности признания новой турецкой Конституцией независимого Курдистана, перевода Абдуллаха Оджалана под домашний арест и впоследствии его освобождение, использования РПК в качестве полиции в независимом Курдистане и ввода в регион сил ООН или НАТО.

Из аудиозаписей и документов, как считает прокуратура, следует, что служба разведки «вышла за рамки своих полномочий», договорившись с сепаратистами о возможных путях решения курдской проблемы в ущерб национальным интересам Турции. Как стало известно, агенты разведки были внедрены в ряды курдских активистов, они сообщали об их деятельности, в т.ч. о намечающихся терактах, однако национальная разведка бездействовала, так как необходимо было и далее достоверно способствовать организационному оформлению и укреплению под своим контролем «Союза общин Курдистана».

Эта организация, как известно, классифицируется турецкими властями как «городское крыло» сепаратистской РПК. По сообщениям турецких СМИ, в ходе расследования стамбульской прокуратурой было также установлено, что некоторые из внедренных в ряды «Союза общин Курдистана» агентов МИТ были задержаны сотрудниками Управления безопасности Стамбула. Всего по делу этого Союза на сегодняшний день арестовано более 180 человек.

Наблюдатели, комментируя возникший скандал между спецслужбами, отмечают, что он является итогом длительного противостояния между МИТ и Генеральным управлением безопасности. Его пиком и стал арест стамбульской полицией агентов МИТ, внедренных в «Союз общин Курдистана». С целью уладить конфликт по распоряжению главы правительства были сняты с занимаемых должностей высокопоставленные сотрудники стамбульской полиции, руководившие в городском управлении безопасности операцией по расследованию дела «Союза общин Курдистана».

Напомним, что скандал, связанный с обнародованием аудиозаписи тайной встречи руководителей МИТ с представителями РПК разразился еще осенью прошлого года. Оппозиция тогда выступила с резкой критикой под предлогом того, что правительство неоднократно заявляло о «невозможности садиться за стол переговоров с террористами». Однако кабинет министров и сам премьер взяли под защиту руководителя МИТ, отметив, что «глава разведки может встречаться со всеми, а не только с представителями террористической организации». «Это его такая должность. Я отправлял главу МИТ на встречи тогда, когда он занимал еще должность заместителя, он сопровождал тогдашнего главу МИТ. Я открыто говорю об этом», - отметил Р. Эрдоган. Тогда казалось, что скандал удалось «затушить» с помощью жестких заявлений главы правительства и его ближайших соратников по партии и кабинету министров.

Однако 9 февраля неожиданно для многих в прокуратуру Стамбула в качестве подозреваемых были вызваны глава МИТ Хакан Фидан, его предшественник Эмре Танер /известен как один из лучших в стране специалистов по курдской проблематике – авт./, а также бывший заместитель службы разведки Афет Гюнеш. За руководителя разведки вновь вступились вице-премьер правительства и его официальный представитель Бюлент Арынч. Он подчеркнул, что проведение следственных действий в отношении руководства службы разведки, тем более в качестве подозреваемых, возможно лишь с санкции премьер-министра. А министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу констатировал, что глава МИТ в своей деятельности выполняет указания политического руководства страны и «успешно выполняет свои обязанности». «У Национальной разведывательной организации есть свои секретные методы и скрытые приоритеты. Это нужно учитывать. Согласно этому Х. Фидан и его команда достойно выполнили свои задания. Они много сделали для процветания и модернизации своей службы. В этом смысле их надо поддерживать», - сказал министр. Вице-премьер Бекир Боздаг же подчеркнул, что «вообще не видит смысла в расследовании прокуратуры, так как вины МИТ, которая выполняла свою работу, нет. Более того, разведке нанесен ущерб, потому что в результате арестов и расследования дешифрованы сотрудники этой организации».

Скандал, разразившийся на властном олимпе Турции, стал причиной нескольких срочных встреч и совещаний в различных форматах, состоявшихся 10 февраля. В них приняли участие высшие руководители страны, включая президента и премьер-министра, высокопоставленных функционеров правящей Партии справедливости и развития, а также начальника Генерального штаба вооруженных сил. В частности, руководитель разведки Хакан Фидан встретился с президентом Абдуллахом Гюлем и имел с ним полуторачасовую беседу. Завершился головокружительный, по мнению турецкой прессы, трафик на высшем государственном уровне встречей премьер-министра с президентом страны, после которой Реджеп Эрдоган поздно ночью провел двухчасовую беседу с главой турецкой разведки. Никаких официальных заявлений после этой беседы пока не сделано.

Согласно действующему в Турции закону о МИТ, разрешение на проведение расследования и других следственных действий в отношении его руководства может быть получено только по согласованию с премьер-министром, которому непосредственно подчинено это ведомство. Именно на основании этого положения МИТ в письменной форме уведомил следственные органы об отказе вызванных лиц явиться в прокуратуру Стамбула. Исполняющий обязанности Прокурора республики с особыми полномочиями Фикрет Сечен заявил, что «этот отказ в настоящее время рассматривается и изучается с точки зрения его соответствия закону». После этого прокуратурой было принято решение «об аресте всех, за исключением нынешнего главы МИТ, вызванных для допроса сотрудников разведки там, где они будут обнаружены».

Калейдоскоп удивительных событий, связанных со скандалом, был продолжен 11 февраля, когда стало известно об отстранении прокурора с особыми полномочиями Садреттина Сарыкая от ведения дела в отношении «Союза общин Курдистана» и назначении на этот участок работы двух новых прокуроров. В качестве реакции отстраненный прокурор сделал лишь краткое заявление: «Мы выполнили свой долг». А уволенные в связи с официальной версией «по достижению пенсионного возраста и в связи с рутинной ротацией кадров» высокопоставленные сотрудники Стамбульского управления безопасности опять неожиданно для многих получили назначения на престижные должности в Анкаре, в Генеральном управлении безопасности.

На нынешнем этапе в правительстве принято решение об экстренном внесении в закон о МИТ и Уголовный кодекс изменений, которые бы четко регламентировали взаимоотношения исполнительной власти и прокуратуры, давали право главе правительства аргументировано и однозначно оградить, в случае необходимости, от судебного преследования руководителей МИТ. Для соответствующих консультаций министр юстиции Садуллах Эргин был принят президентом страны Абдуллахом Гюлем. Как ожидается, уже в ближайшие дни проект измененного закона будет внесен для утверждения в парламент страны. По словам председателя парламента Джемиля Чичека, 14 февраля проект будет рассмотрен на конституционной комиссии высшего законодательного органа, а затем вынесен на общее обсуждение парламента. Ожидаются бурные дебаты, так как представители оппозиционных партий выступают против предлагаемых изменений, классифицируя их как нарушение Конституции.

На происходящее жестко отреагировал лидер основной оппозиционной Народно-республиканской партии /НРП/ Кемаль Кылычдароглу. «Если руководитель разведки выполнял указание главы правительства, то и премьер-министр должен быть вызван в прокуратуру», - заявил генпредседатель НРП. «Нельзя менять законы под одного человека», - констатировал он. Его поддержал руководитель парламентской фракции второй оппозиционной Партии националистического движения /ПНД/ Октай Вурал, который также высказался за проведение расследования и в отношении главы правительства. А заместитель генерального председателя ПНД, депутат парламента Решат Догру заявил, что, «если власть и прокуратура дают добро на арест высокопоставленных военных и дачу ими показаний в качестве обвиняемых, то почему эти же власть и прокуратура делает исключение для МИТ?».

Эксперты обращают внимание на тот факт, что параллельно с этими событиями не менее драматично развиваются события и в сфере отношений армии с гражданскими властями и органами правосудия. В январе был заключен под стражу в соответствии с решением суда бывший начальник Генерального штаба ВС Турции армейский генерал Илькер Башбуг, с которым правительство ПСР непосредственно работало около трех лет. Он обвиняется в создании и руководстве террористической организацией. Обвинение требует пожизненного заключения. Адвокат генерала Илькай Сезер после ареста И. Башбуга направил кассационную жалобу с просьбой перевести дело на рассмотрение в Верховный суд. Именно там по турецкой Конституции должны судить обвиняемых столь высокого ранга. Но жалоба была отклонена, что вызвало недовольство значительной части турецкого общества. Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган выразил свое отношение к последним арестам военных. Он сказал: «Идет судебный процесс. Делать какие-либо заявления в ходе процесса будет неправильно, но было бы целесообразно, если бы следствие проходило без арестов».

Лидер оппозиционной Партии националистического движения /ПНД/ Турции Девлет Бахчели также прокомментировал арест бывшего начальника Генштаба ВС Турции Илькера Башбуга. «Неужели он террорист, а наш народ не знает этого? Если Башбуг - террорист, кто тогда содержащийся на острове Имралы человек (Абдуллах Оджалан — авт.)? Этот арест - чрезвычайное событие с любой точки зрения. Никто, имеющий совесть, не согласится с ним. Эти обвинения лишены логики. И вот мой вопрос: если бывший начальник генштаба, якобы, создал и руководил террористической группировкой, где ее члены? Неужели принимавший поздравления 30 августа /день Победы в Турции – авт./ в качестве верховного главнокомандующего президент Абдуллах Гюль не понял, что его руку пожимает террорист?», - подчеркнул генеральный председатель ПНД.

Наряду с этим, суд Анкары запретил седьмому президенту Турции, руководителю военного переворота в стране 12 сентября 1980 года армейскому генералу Кенану Эврену, занимавшему тогда пост начальника Генерального штаба вооруженных сил, а также бывшему командующему ВВС Турции Тахсину Шахинкае покидать страну. Первое судебное заседание по делу о военном перевороте в Турции состоится 4 апреля 2012 года.

Избранному после переворота президентом Турции ныне 94-летнему Кенану Эврену и бывшему главе ВВС Турции 86-летнему Тахсину Шахинкая грозит пожизненное заключение. Обвинение включает 80 страниц. В тексте сказано, что оба высокопоставленных военных виновны в организации заговора с целью свержения законного правительства и пытках, которые применялись к противникам режима за три года правления военных. 80-я и 146-я статьи Уголовного кодекса предусматривают за такие преступления пожизненное заключение.

Генерал К. Эврен ранее заявил, что покончит с собой, если будет привлечен к суду. Он не считает себя виновным. Напротив, по его мнению, военные спасли в 1980 году страну от анархии и террора. Ведь накануне переворота в Турции в результате борьбы правых и левых насилие выплеснулось на улицы. Военные власти жестко обошлись и с правыми, и с левыми. В черные списки попали более полутора миллиона человек, были арестованы около 650 тыс., осуждены 230 тыс., 14 тыс. лишены гражданства и 50 человек казнены.

К. Эврен, давая показания следствию в Анкаре, в частности, заявил, что не сожалеет о принятом решении о перевороте. «Это было не только мое решение. Командующие родами войск и армиями пришли к единому мнению. Мы долго сомневались, но, увы, нам пришлось это сделать. То, что мы якобы согласовали свои действия с американцами, не соответствует действительности. Командующий ВВС генерал Тахсин Шахинкая действительно вернулся из США 11-го сентября. /Переворот был совершен 12 сентября – авт./. Но его визит состоялся в рамках совещания военных командования стран-членов НАТО. Более того, он хотел отменить поездку, но я настоял на том, чтобы он поехал и вернулся 11-го сентября. В день переворота мы связались с посольством США в Анкаре и сообщили, что вечером берем власть в свои руки. Никаких указаний или встреч с американскими дипломатами у меня и у моих подчиненных не было», - сказал генерал К. Эврен.

На вопрос следствия о причинах совершения переворота, бывший начальник генштаба ответил: «Страна находилась в очень тяжелом состоянии. В рядах полиции царил хаос. Накануне переворота был убит бывший премьер-министр Нихат Эрим. Страна шла в тупик. Мы были вынуждены вмешаться. Взяв власть в свои руки, мы руководствовались 35-й статьей Устава Вооруженных сил Турецкой Республики. Мы направили президенту письмо о ситуации в стране еще 27 декабря 1979-го года. Было объявлено военное положение в 19 провинциях, но ситуация не стабилизировалась. Кровавые события не прекращались, страна была парализована и находилась на грани гражданской войны».

Экс-президент заявил также, что не жалеет о том, что возглавляемые им генералы взяли руководство страной в свои руки, свергнув правительство Сулеймана Демиреля. «Я абсолютно не сожалею об этом. Я бы сделал так же и сегодня. Я прихожу в ужас, когда вспоминаю ситуацию в стране до переворота. Если бы у меня были полномочия и сегодня повторялись те же события, я бы, не задумываясь, сделал это еще раз», - заявил генерал. Следует заметить, что генерал, характеризуя сложившуюся в то время в Турции критическую ситуацию, дал ей вполне реальную и адекватную оценку.

Заместитель генерального председателя правящей ПСР Хусейн Челик напомнил на одной из пресс-конференций, что 12-й Уголовный суд по тяжким преступлениям принял на рассмотрение обвинительный акт, касающийся переворота 12-го сентября 1980 года. Он напомнил, что в ходе проведения референдума представители правящей ПСР говорили о том, что все путчисты предстанут перед правосудием. По словам Х. Челика, переворот 60-х годов осудила совесть народа. «Имена всех участников переворота, в первую очередь Джемаля Гюрселя, нужно исключить из государственных институтов и названий мест. Так должно быть и с теми, кто устроил 12-ое сентября, опубликовал протокол от 12-го марта, совершил постмодернистский переворот 28-го февраля, стал автором электронного протокола от 27-го апреля. Все, кто устраивал путчи в Турции, даже если они на смертном одре, должны быть судимы. Все Пиночеты должны платить по счетам», - констатировал заместитель Р. Эрдогана по партии.

Продолжаются следствие и судебные процессы и по другим высокопоставленным военнослужащим. Напомним, что кульминацией противостояния политического и военного руководства в Турции стали события июля-августа 2011 года. Неоднократные встречи в июле начальника генштаба армейского генерала И. Кошанера с премьер-министром Р. Эрдоганом и президентом А. Гюлем, в ходе которых в обстановке строгой секретности обсуждалась судьба находящихся в тюрьме генералов и офицеров, не привели к взаимоприемлемому решению.

Военные утверждали, что следствие и суды не завершились, а значит говорить о виновности арестованных нельзя. Гражданская власть настаивала же на том, что заключение под стражу и процесс следствия уже исключает саму возможность рассмотрения на предстоящем заседании Высшего военного совета /ВВС/ вопросов о продвижении подследственных генералов по служебной лестнице. Стороны предлагали ряд компромиссных решений сложившейся правовой коллизии, однако взаимопонимания достигнуто не было.

В результате 1 – 4 августа 2011 состоялось заседание ВВС Турции, в работе которого впервые в истории турецких вооруженных сил не принимали участие высшие военные руководители страны начальник генштаба ВС Турции армейский генерал И. Кошанер и главкомы сухопутных сил, ВВС и ВМС. Они буквально накануне подали в отставку. Необходимо отметить, что усилия политического руководства, президента и главы правительства, направленные на «сглаживание» острой ситуации и придание ей вида рутинной кадровой перестановки дали свои результаты, и заседание ВВС Турции состоялось в запланированные ранее сроки.

Напомним, что президент А. Гюль сразу же после отставок заявил журналистам, что в стране нет кризиса в связи с отставками начальника Генштаба и командования вооруженных сил. «Произошли чрезвычайные события, но кризиса нет. Мы с уважением восприняли решение начальника генштаба, хотя мы хотели бы, чтобы он продолжил службу. Мы сумели развернуть чрезвычайную ситуацию в нормальное русло. Заседание Высшего военного совета состоится в запланированные сроки и в рамках закона», - сказал глава республики.

Отметим, что это произошло, несмотря на резкое заявление армейского генерала И. Кошанера, который в своем обращении разъяснил причины ухода с поста начальника генштаба. Генерал аргументировал этот шаг собственным бессилием противостоять проводимой в последние годы в Турции кампании против военнослужащих. В обращении также подчеркивается, что в настоящее время 250 военнослужащих, среди которых высокопоставленные генералы и адмиралы, находятся под арестом. И. Кошанер заявил, что «эти аресты противоречат закону, праву, справедливости и совести».

«Одной из целей следствия и многочисленных арестов является попытка держать постоянно в центре внимания турецкие вооруженные силы, создать из армии в общественном мнении образ преступной организации. К сожалению, многие СМИ предвзято освещают события, распространяют разного рода ложь, клевету и обвинения с целью настроить нашу нацию против ее Вооруженных сил. Неспособность воспрепятствовать этому процессу и стало причиной того, что я решил освободить эту должность», - сказал в заключение генерал.

Некоторые международные наблюдатели прогнозировали наступление политического кризиса в стране после ухода в отставку военного руководства Турции, вооруженные силы которой занимают второе место по численности среди армий стран НАТО. Однако 4 августа президент А. Гюль утвердил решения ВВС Турции, в соответствии с которыми армия получила новых руководителей. В дни, когда ВВС заседал в здании генштаба Турции, многие аналитики и эксперты объявили о полной победе премьер-министра Р. Эрдогана над генералитетом. Они особо обратили внимание на то, что премьер-министр сидел во главе стола заседания один, а не в паре с начальником генштаба, как было принято в соответствии с многолетней традицией. Один из политологов открытым текстом, используя турецкую пословицу, заявил: «Так и должно быть. В деревне не может быть двух старост». Такая ситуация, когда гражданское руководство смогло поставить свои кандидатуры на высшие посты в руководстве вооруженных сил, беспрецедентна для истории Турции. Демарш военных с выходом в отставку накануне заседания ВВС не получил ожидаемого ими эффекта.

Вице-премьер Б. Боздаг, комментируя в августе 2011 года отставку И. Кошанера и главкомов видов вооруженных сил, указал на то, что всего 10% турецкого общества проявило реакцию на данное обстоятельство. Б. Боздаг подчеркнул, что «с сегодняшнего дня в вооруженных силах нет проблем». Реальное развитие событий на процессах, связанных с рассмотрением дел в отношении военных, в т.ч. арест в январе 2012 года бывшего начальника генштаба, армейского генерала И. Башбуга, подтвердило вывод вице-премьера правительства.

Одним словом, на нынешнем этапе в сфере взаимоотношений правительства ПСР, военных, силовых и судебных структур существуют серьезные разногласия. По мнению ряда экспертов, они связаны с процессом решения однопартийным кабинетом министров двух чрезвычайно сложных вопросов, связанных с принятием гражданской Конституции и всеобъемлющим урегулированием курдской проблемы. От решения этих двух задач во многом зависит будущее развитие Турции. Однако в указанных государственных структурах, включая правящую ПСР и парламент, нет единства взглядов на принципиальные аспекты решения этих задач, что приводит к различного рода конфликтным ситуациям и скандалам, в т.ч. между спецслужбами страны.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
До недавнего времени Турция в связи с неурегулированностью «кипрской проблемы» воздерживалась от официальных заявлений относительно своей исключительной экономической зоны в Средиземном море. Однако в сентябре 2011 г. министр иностранных дел Турции объявил о том, что его страна является «прибрежным государством Средиземного моря с самым длинным побережьем». Такое заявление стало определенным сигналом, поскольку при определении исключительной экономической зоны прибрежного государства главным критерием служит длина его побережья. Однако при этом Турция из-за спорных вопросов в акватории Эгейского моря продолжает отказываться от присоединения к Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. (КМП). Тем не менее, это не мешает ей пользоваться некоторыми положениями КМП, считая, что они приобрели характер «общих принципов международного права». Такой подход, по мнению турецких экспертов, дает Турции право объявить участок шириной в 200 морских миль, расположенный в Средиземном море вдоль 12-мильной зоны турецких территориальных вод, своей исключительной экономической зоной.

Противоречивость турецкого подхода к решению проблемы разграничения водного пространства в Восточном Средиземноморье очевидна. Однако это ничуть не смущает Турцию и особенно сегодня, когда на средиземноморском шельфе обнаружены большие запасы углеводородного сырья. К тому же, разработка этих месторождений признана рентабельной. В Анкаре понимают, что в результате установления контроля над богатыми энергетическими ресурсами путь к региональному лидерству может в значительной степени сократится. В этом контексте возможность усиления политической позиции Турции посредством повышения энергетической безопасности и участия в масштабных нефтегазовых проектах кажется вполне реальной.

На пути к достижению этих целей Турции приходится сталкиваться с определенными трудностями не только правового, но и политического характера. Ситуацию усугубляет неурегулированность «кипрской проблемы». Еще в 2004 г. Республика Кипр объявила о своей исключительной экономической зоне и в соответствии со ст. 74 КМП, в которой говорится, что «делимитация исключительной экономической зоны между государствами с противолежащими или смежными побережьями осуществляется путем соглашения на основе международного права», заключила соответствующие соглашения с некоторыми средиземноморскими прибрежными государствами. Турция, разумеется, не признает эти договоренности и считает, что стороны, а именно Израиль, Египет, Ливан и Республика Кипр, не учитывают законные права турецкого населения Кипра.

«Кипрский вопрос», с точки зрения турецких интересов, содержит несколько аспектов. Говоря о «кипрской проблеме» в рамках турецкой внешней политики, как правило, подразумеваются не только проблемы, непосредственно связанные с островом, но и проблемы разделения континентального шельфа в Эгейском и Средиземном морях, политическое и стратегическое присутствие Турции в Восточном Средиземноморье, отношения Турции с ближневосточными странами и другие региональные проблемы. Кипр имеет очень важное стратегическое значение как для Турции, так и для других стран региона.

При этом турецкие эксперты убеждены в том, что вооруженный конфликт в восточно-средиземноморском регионе никак не может развязаться только из-за того, что греки-киприоты проводят в своей исключительной экономической зоне геологоразведочные работы в целях освоения и добычи углеводородов. Так, например, эксперт турецкого Института стратегической мысли Зейнеп Сонгюлен Инанч по вопросу о возможном возникновении вооруженного конфликта утверждает, что теоретически говорить об этом можно, однако в развязке такого конфликта участие примут гораздо больше стран и причины необходимо искать в общей обстановке на Ближнем Востоке и Восточном Средиземноморье. «Война не может начаться только из-за неурегулированности турецко-кипрских отношений. Кризисная ситуация в Сирии и подход Тегерана к вопросу урегулирования этой ситуации, а также позиции западных стран по проблемам Ближнего Востока и многие другие проблемы могут стать причиной возникновения вооруженного конфликта. То есть, необходимо расширить рамки рассмотрения наблюдаемых сегодня ближневосточных игр. И тогда можно увидеть, что много акторов принимает в этом участие и дело содержит несколько аспектов. Поэтому непростые отношения между Турцией и Кипром следует рассматривать в качестве определенной части всей этой картины сложных отношений в регионе в целом. Думать, что только из-за энергетической проблемы в турецко-кипрских отношениях Турция в одностороннем порядке развяжет в Восточном Средиземноморье военные действия, неправильно», - заявила в своем интервью РГРК «Голос России» Зейнеп Сонгюлен Инанч.

Проблема делимитации континентального шельфа в восточно-средиземноморском регионе оказывает негативное воздействие и на турецко-израильские отношения. Так, например, бывший высокопоставленный сотрудник израильского МИД Алон Лиэль, проработавший два года в Турции, считает, что разногласия между Турцией и Израилем вокруг законности освоения и добычи обнаруженных восточно-средиземноморских энергоресурсов могут привести к военному столкновению. Следует отметить, что в Турции весьма болезненно реагируют на израильско-кипрское сближение и намерения Израиля создать на Кипре военную базу. Это, с точки зрения турецких экспертов, носит крайне негативный характер. Но многие эксперты надеются, что военные отношения между Израилем и Турцией продолжатся.

Необходимо также отметить, что сегодняшнее сближение между Израилем и греческой частью Кипра активно поддерживается Францией, у которой по этому поводу предельно прагматичный подход. Франция заинтересована в углублении сотрудничества между Израилем и Кипром, поскольку израильско-кипрское сближение, с точки зрения Парижа, - это формула, которая позволит Европе диверсифицировать поставки энергоресурсов.

Определенный интерес представляет тот факт, что в восточной акватории Средиземного моря функционирует американская компания «Noble Energy». Некоторые эксперты поговаривают о возможном столкновении между Турцией и США в случае начала военных действий в восточно-средиземноморском регионе. Прогнозы такого рода на фоне нынешних турецко-американских отношений выглядят весьма сомнительными. Очевидно, что в настоящее время по вопросам урегулирования ближневосточных и глобальных проблем позиции Турции и США существенно сблизились. При таком сближении одна компания не может стать причиной разногласий между двумя странами. Для решения турецко-кипрских проблем будут предприняты более мягкие меры. Учитывая сегодняшние события в регионе трудно предположить, чтобы Турция и США стали занимать разные позиции, не говоря уже о каких-либо кардинальных противоречиях в их отношениях.

Подводя итоги можно сделать следующие выводы:

1. В настоящее время Турция прилагает активные дипломатические усилия с тем, чтобы международное сообщество признало недействительным право Республики Кипр на проведение работ по освоению газовых месторождений в Восточном Средиземноморье.

2. В среднесрочной перспективе Турция не станет признавать прав Греции и Республики Кипр по установлению в Средиземном море внешних границ зон их континентальных шельфов.

3. Ожидается, что в скором времени Турция объявит участок шириной 212 морских миль, расположенный вдоль ее средиземноморского побережья протяженностью около 1600 км, своей исключительной экономической зоной. Однако сделает она это не путем присоединения к КМП, а в одностороннем порядке, сославшись на, так называемые, «общие принципы международного права».

4. Предполагается, что Турция заключит соглашение с непризнанной Турецкой республикой Северного Кипра о делимитации исключительной экономической зоны и запустит в рамках установленных границ процесс освоения восточно-средиземноморских газовых месторождений.

5. С точки зрения распределения исключительной экономической зоны в восточной акватории Средиземного моря Турция заинтересована в свержении режима Б. Асада. Поскольку с нынешним сирийским режимом заключить соглашение о делимитации исключительной экономической зоны на турецких условиях не представляется возможным. Более того, в случае сохранения Б. Асада между Республикой Кипр и Сирией по вопросу о разграничении средиземноморских зон может возникнуть, как минимум, взаимопонимание. Разумеется, что такое развитие событий для Турции недопустимо.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

12 Кипр (Брокгауз) в Пт Мар 02, 2012 1:25 pm

Admin


Admin
Кипр - (греч. Κύπρος, лат. Cyprus, турец. Kibris) — остров в северо-восточном конце Средиземного моря, под 34°34' и 35°43' северной широты; имеет форму вытянутого четырехугольника, с длинным узким полуостровом Карпас и мысом св. Андрея на северо-востоке. По величине — 9601 кв. км — К. занимает третье место среди островов Средиземного моря. Вдоль северного берега, от мыса Кормахити на западе до мыса св. Андрея на востоке, тянется известняковая горная цепь, достигающая наибольшей высоты в своей западной части. Параллельно ей тянется южнее горный хребет Олимп; главные его вершины Тродос (2018 м), Maxepa (1442 м) и Ставрос (1740 м). Между обеими горными цепями находится равнина Мессария, орошаемая главной рекой острова, немноговодным Пидиасом (Pediaos древних), впадающим в залив Фамагуста, на восточном берегу. Климат К. вообще может быть назван теплым и сухим. В городе Ларнака средняя температура года 20,5°, января — 11,6°, июля — 28,6°. Как и в Сирии, и в Палестине, осень гораздо теплее весны, например средняя температура мая 21,9°, октября — 24,6°. В год выпадает всего 34 см осадков (исключительно в виде дождя), в том числе 9/10 с ноября по апрель, а в июле и августе его совсем не бывает. Морозов на берегу моря не бывает. В горах К. значительно холоднее. Растительность богатая там, где имеется достаточно воды, но плодородная почва в запустении: обрабатывается лишь 1/5 всей поверхности. Только пшеница, ячмень и некоторые плодовые деревья, например маслина, не требуют искусственного орошения, необходимого для кормовых трав и овощей. Землетрясения, войны, повальные болезни и варварское турецкое владычество содействовали обезлюдению острова, имевшего в древности более миллиона жителей. В 1891 г. их было 209291 (из них 3/4 христиан, остальные магометане); они занимаются хлебопашеством, садоводством, шелководством, выделкой ковров, глиняной посуды и кож. Скотоводство (овцы, козы, свиньи), пчеловодство и шелководство незначительны, как и виноградарство, хотя условия для последнего весьма благоприятны. Вывоз вина, соли, пшеницы, ячменя, хлопчатой бумаги, южных фруктов. Меры употребляются английские, а неофициально — и прежние турецкие. Золото: 1 фунт стерлингов = 180 пиастрам, 1 наполеон = 142 пиастрам и 20 парам; серебро: 1 шиллинг = 4,2 пиастра; бронза: 1 пиастр = 40 парам. Из линейных мер — пик, большой и малый, из весовых — кантар с подразделениями и проч. Главный город острова — Левкосия (прежде Никосия) — местопребывание архиепископа К. Лучшая гавань и торговый пункт — Ларнака. Остров делится на 6 округов и управляется представителем королевы Великобритании, наряду с которым стоит законодательный совет из 4-8 членов.

История и археология. Остров был издревле богат металлами, особенно медью (откуда лат. название ее — cuprum), и судостроительным лесом. Древнейшее население было семитского происхождения, из племени хеттитов. Очень рано появились здесь финикийцы; они основали главнейшие города: Саламин, Амафунт, Паф, Соли и др., они же перенесли сюда своих богов и верования. Позже прибыли греческие переселенцы разных племен, преимущественно ионийцы и дорийцы, образовавшие несколько (9) небольших монархических государств. С VIII века до Р. Х. Кипр был подчинен ассирийскому владычеству, но греческие государи продолжали царствовать в качестве вассалов. После падения Ассирийского царства высшая власть на острове перешла к Тиру, пока Амазис не подчинил его Египту, около 560 г. С 525 г. он стал принадлежать персидской монархии, у которой его отняли греки в 479-478 гг. В 410 г. саламинский царь Евагор († в 374 г.) объединил в своих руках весь остров, по языку представлявшийся уже почти вполне греческим государством. После распада империи Александра Великого К. долгое время служил яблоком раздора между Сирией и Египтом, который окончательно и завладел им. Птолемеи правили здесь лично или же присылали сюда своих младших братьев. В 58 г. Катон (Утический или Младший) присоединил К. к римским владениям, а именно к провинции Киликии. Позже К. вошел в состав восточной части Римской империи и получал правителей из семьи императора. В 1182 г. Исаак Комнен распоряжался им независимо. Девять лет спустя остров перешел к Лузиньянской династии, владевшей им до 1489 г. Затем он принадлежал венецианцам, у которых был отнят в 1571 г. турками. Египетский паша Мегмет-Али занял его в 1832 г., но вскоре принужден был возвратить его султану. Во время берлинского конгресса Англия настояла на уступке ей К., под предлогом временной оккупации (конвенция 1 [13] июня 1878 г.). В наше время был сделан на К. ряд в высшей степени важных археологических находок. Герцог de Luynes, на основании монет и надписей, первый определил, что на К. господствовал, в очень отдаленную от нас пору, собственный местный алфавит, по-видимому, происходивший от алфавита хеттитов — слоговой, а не буквенный. Писанные на нем надписи были прочитаны Schmidt'ом, Siegismund'ом и Deecke. Местонахождения прежних городов — Куриума, Голгои, Амафунта, Пафа и др. — раскапывали, начиная с 1865 г., Lang, Colonna-Ceccaldi и особенно консул Соединенных Штатов, итальянец Palme di Cesnoja, открывший знаменитую сокровищницу в Куриуме, находящуюся теперь в Нью-Йорке. Музеи Луврский, Британский и Константинопольский также обогатились благодаря этим раскопкам, разными чашами ассиро-египетского стиля и многочисленными статуями из известкового камня, стилей ассирийского, египетского и греческого, изображающими жрецов или божества.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

13 Re: Турция в Пн Июл 02, 2012 6:06 pm

Admin


Admin
О принятии экспортной стратегии Турции в качестве официальной доктрины и о месте в ней государств Центральной Азии

И.И. Стародубцев

Прошлый, 2011, год ознаменовался завершением подготовки и презентацией в торжественной обстановке, в присутствии высших официальных лиц страны, проекта Экспортной стратегии (ЭС) Турции на период до 2023 года. Документ был подготовлен под патронажем влиятельной турецкой организации – Меджлиса турецких экспортёров (Türkiye İhracatçılar Meclisi или TİM [[i]]) при активном участии как государственного, так и частного сектора, а также экспертного сообщества. На эмблеме Стратегии чётко обозначена поставленная перед экспортёрами конечная задача – «Цель 2023. 500 млрд долл.». Для сравнения: согласно предварительным данным экспорт в 2011 г. составил 134,9 млрд долл. (рост по сравнению с 2010 г. – 18,5%), при объеме импорта в 240,8 млрд (рост – 29,8%) [[ii]].

Вообще, характерным веянием времени в Турции является привязка реализации наиболее знаковых планов и прожектов к столетнему юбилею Турецкой Республики, который планируется отметить в 2023 году. Разумеется, в полной мере это относится к развитию экспорта страны, который в свою очередь призван сыграть, без преувеличения, ключевую роль в продекларированном ещё более масштабном проекте – по вхождению Турции к десятку наиболее развитых стран мира.

Основные аспекты вынесенного на обсуждение документа (цели, задачи, график реализации, показатели и критерии успеха на макро- и микро-уровнях и т.д.) рассмотрены в статье автора [[iii]]. Необходимо напомнить, что в ходе состоявшейся в апреле 2011 года презентации руководителем TİM М. Бюйюкэкши было предложено придать ЭС статус официального программного документа страны.

Итак, спустя отрезок времени немногим более года об этом можно уже говорить, как о свершившемся факте: решением Высшего совета по планированию (Yüksek Planlama Kurulu) №2012/8 от 6 июля с.г. Экспортная стратегия Турции и план мероприятий до 2023 года утверждены.

Несмотря на то, что по форме «прошлогодняя» и утвержденная стратегии выглядят как разные документы, по сути второе - просто структурно переработанная редакция первого при сохранении практически в неизменном виде содержательной части, в частности, макро- и микропоказателей, перечня мероприятий, ответственных ведомств и т.д. Сделанные же корректировки следует расценивать как «поправку на ветер» - текущую мировую конъюнктуру и ситуацию с турецким экспортом, а также как гармонизацию с ранее принятыми официальными программными документами.

Структура утвержденного варианта документа выглядит следующим образом:

Раздел 1. Введение.

Раздел 2. Текущая ситуация, с подразделами: мир и Турция в долгосрочной перспективе; современное развитие ситуации с мировой торговлей; современная ситуация с турецкой внешней торговлей; факторы, стимулирующие внешнюю торговлю; оценка основных направлений, влияющих на экспорт.

Раздел 3. Стратегическое видение и цели.

Раздел 4. Показатели, микро- и макро-. Последние в свою очередь разбиты на следующие подгруппы: доля на рынке; инвестиции в инфраструктуру; окружающая среда; технологии; сотрудничество; финансирование; человеческие ресурсы; законодательство; мониторинг и оценка.

Именно Раздел 5 следует считать центральным в документе. Он включает в себя план мероприятий применительно к каждой из обозначенных стратегических целей (всего девятнадцать) с назначением организаций и ведомств, ответственных за реализацию предусмотренных документом, в общей сложности, семидесяти двух шагов.

С целью дать представление об инициированных направлениях работы, перечислим стратегические цели:

1. Увеличение доли на существующих рынках.

2. Увеличение доли на целевых рынках, имеющих высокий потенциал роста.

3. Увеличение количества экспортёров и их экспортного потенциала.

4. Повышение известности турецких марок.

5. Наращивание глобальной конкурентоспособности экспортёров.

6. Укрепление логистической инфраструктуры, направленной на повышение международной конкурентоспособности.

7. Улучшение инвестиционного климата с целью повышения международной конкурентоспособности и формирования конкурентных условий в производстве.

8. Привлечение в страну зарубежных инвесторов по направлениям, связанным с международной торговлей.

9. Обеспечение быстрого доступа к достоверной информации, в т.ч. информации о рынках.

10. Развитие местных поставщиков материалов и компонентов с целью повышения добавочной стоимости экспорта.

11. Гармонизация структуры экспорта, нацеленной на устойчивый рост, с ответственностью за окружающую среду.

12. Рост экспорта высокотехнологичной продукции с помощью инвестиций и мероприятий, направленных на поощрение новаторства и НИОКР в экспорте.

13. Укрепление международных двусторонних и многосторонних торгово-экономических отношений.

14. Развитие отношений между экспортёрами и частным и государственным секторами, общественными организациями и университетами.

15. Обеспечение роста и эффективности использования финансовых инструментов и средств поддержки торговли.

16. Развитие высокоэффективного и квалифицированного человеческого капитала.

17. Укрепление экспорта при обеспечении требований здравоохранения и охраны труда.

18. Корректировка законодательства, связанного с экспортом, с учетом приоритетов каждого сектора.

19. Обеспечение эффективной реализации Стратегии.

Спектр организаций, ответственных за практическую реализацию ЭС весьма широк и включает в себя все профильные министерства и ведомства, различные ассоциации и фонды, финансовые учреждения (в т.ч. турецкий экспортно-импортный банк, «Eximbank»), исследовательские центры и университеты и т.д. Характерно, что функции контроля и обеспечения эффективной реализации Стратегии возложены не только на госучреждения (в частности, соответствующие министерства), но и на Меджлис турецких экспортёров и различные объединения экспортёров. Таким образом, документ призван обеспечить сплав усилий государственного и частного секторов.

Про приоритетные страны - перспективные направления турецкого экспорта, разбитого на двадцать четыре базовых отрасли, в прошлой статье уже было сказано [[iv]]. Несмотря на то, что в утверждённом постановлением Высшего совета по планированию документе географический аспект опущен, очевидно, что он, присутствуя в «исходнике», подразумевается. В этой связи позволим себе ещё раз перечислить лидеров списка. В их числе первую строчку занимает Россия, за которой «закреплено» все двадцать четыре турецкие базовые отрасли. За ней следует США – 22 отрасли, Германия и Ирак – по 17, Китай и Великобритания - по 16 и т.д.

Несмотря на лидирующие позиции перечисленных выше стран, государствам Центральной Азии (ЦА) в ЭС также уделено достаточно большое внимание. Это неудивительно с учётом того значения, которое играет регион в турецких планах. Можно уверенно прогнозировать, что роль эта будет в перспективе лишь возрастать по мере завершения комплекса подготовительных мероприятий и «утяжеления» Турции на международной арене. Теоретические аспекты внешней политики Турции применительно к ЦА, сформулированные министром иностранных дел А. Давутоглу в монографии «Стратегическая глубина», рассматриваются в статье автора [[v]]. Здесь же хотелось бы кратко коснуться текущей ситуации и перспектив развития торгово-экономических связей между Турцией и странами ЦА.

Прежде всего, немного статистики, иллюстрирующей динамику развития и текущее положение дел [[vi]].

Суммарный экспорт в страны, включающие Грузию, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан и Киргизию, вырос с 3,6 млрд долл. в предкризисном 2007 г. до 6,3 млрд долл. США в 2011 году, т.е. приблизительно в 1,75 раза. Лидером в плане экспорта в абсолютном выражении является Азербайджан, объём внешнеторговых поставок из Турции в который составил по итогам 2011 года 2,06 млрд долл. Далее список стран-импортёров турецкой продукции по убыванию выглядит следующим образом: Туркменистан (1,49 млрд), Грузия (1,09 млрд), Казахстан (948 млн), Узбекистан (354 млн), Киргизия (180 млн), Таджикистан (172 млн). Для сравнения объём турецкого экспорта в Россию составил около 6,0 млрд долл.

По темпам роста турецкого экспорта безусловным лидером является Туркменистан (339%), за которым следуют Азербайджан (97%), Грузия (69%), Узбекитан (57%) и Таджикистан (46%). Несколько сократился объём поставок в Киргизию (-1%) и, несмотря на в целом положительную динамику, так и не вернулся к докризисным показателям 2007 г. экспорт в Казахстан (-12%).

Импорт в 2011 году по сравнению с 2007 годом в ту же семерку стран вырос с 2,96 млрд долл. до 4,28 млрд.долл. США, т.е. приблизительно в 1,45 раза.

Лидером здесь в абсолютном выражении является Казахстан, объём внешнеторговых поставок из которого в Турцию составил по итогам 2011 года около 2,0 млрд долл. США. Далее по убыванию перечень выглядит следующим образом: Узбекистан (940 млн), Туркменистан (393 млн), Таджикистан (324 млн), Грузия (314 млн), Азербайджан (262 мл.) и Киргизия (52 млн долл.). Россия, являющаяся крупным поставщиком сырья и энергоносителей в Турцию, оставила далеко позади эти показатели с 24,0 млрд долл.

По темпам роста турецкого импорта безусловным лидером является Таджикистан (126%), Казахстан (55%), Узбекитан (53%), Азербайджан (41%), Киргизия (16%) и Грузия (9%). Приблизительно на неизменном уровне остался импорта из Туркменистана (-1%).

Положительное сальдо по итогам 2011 г. внешней торговли у Турции с Азербайджаном, Туркменистаном, Грузией и Киргизией, отрицательное - с Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном.

Турецкий профиль поставок в страны региона достаточно диверсифицированный и при этом вписывается в сформировавшуюся в последние годы специализацию страны. Лидируют такие группы товаров, как: автомобили, тракторы и транспортные средства, продукция металлургической промышленности, машины (в т.ч. электротехническая продукция), оборудование и запчасти к ним, пластмасса и пластмассовые изделия, продукция деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, ювелирной и текстильной промышленности.

С другой стороны, аналогично экспорту, импорт в Турцию из стран ЦА также соответствует устоявшемуся «ресурсно-сырьевому» профилю. Турция импортирует энергоносители, минеральное топливо и масла, сырье, металлы (железо и сталь, алюминий, медь, цинк и т.д.), продукцию химической промышленности, зерно, хлопок и проч.

На каких же группах товаров турки предполагают сделать акцент в плане поставок в ЦА в ближайшие годы?

ЭС предполагает, что на Казахстан будет нацелено 15 из 24 экспортных отраслей, Азербайджан – 11, Туркменистан – 10, Узбекистан – 6, Киргизия – 4 и Таджикистан – 3 сектора. Данные по странам ЦА (а также России) и перспективным статьям экспорта приводятся ниже в Приложении №1.

Комментируя их, можно сказать, что, если рассматривать регион ЦА (включив туда Азербайджан и Грузию, как «естественные продолжения») в целом, то, по мнению разработчиков документа, он не представляет значимого интереса лишь для поставщиков сельскохозяйственной продукции. Спускаясь на уровень ниже, т.е. переходя к отдельным странам, будущие акценты Турции прослеживаются также весьма прозрачно – Казахстан, Азербайджан и Туркменистан являются приоритетными направлениями.

Завершая данную статью, можно сформулировать по её итогам некоторые выводы.

1.Характерно и даже можно сказать, уникально, что Экспортная стратегия принята по инициативе «снизу», исходящей от частного сектора при весомой государственной поддержке. Это означает если не одинаковый, то весьма близкий взгляд государства и бизнеса на задачи, стоящие перед страной в международной торговле и оформившуюся «жёсткую сцепку» «государство – бизнес».

2.Заметно, что Турция, «засучив рукава», приступила к своей «домашней работе» - проведению широкого комплекса подготовительных мероприятий по укреплению своего положения на международных рынках. Нелишне напомнить, что именно на «неготовность» к проникновению в регион ЦА после распада СССР сетует в своей книге «Стратегическая глубина» министр иностранных дел Турции А. Давутоглу.

3.Регион ЦА играет в турецких планах заметную и многоплановую роль. Здесь можно сказать про его геополитическое значение, про турецкий взгляд на него как на «родственные территории», про важность с точки зрения потенциала рынков сбыта стран ЦА для турецкой продукции, про сырьевую базу, в которой растущая страна так нуждается. С другой стороны, и объём и диверсифицированность торговли Турции с ЦА уступает и в ближайшие годы будет уступать российско-турецким отношениям, что, безусловно, добавит нюансов в активность Турции в Центральной Азии и на российском направлении.

И заключая: в целом важнейшей задачей для турецких экспортёров, не ограничиваясь рассмотрением стран региона, будет не только наращивание объёма поставок, но и удержание или обеспечение положительного внешнеторгового сальдо в двусторонней торговле в условиях, когда Турция параллельно своему экономическому росту стремительно наращивает объёмы импорта, в первую очередь - закупок сырья и энергоносителей. Здесь ещё раз хотелось бы напомнить не только про быстрый рост турецкого экспорта, но и про ещё более стремительное наращивание импорта. Дефицит турецкой внешней торговли (свыше 100 млрд долл. в 2011 г.) уже бьет рекорды десятилетия как в абсолютном, так и относительном выражении и является для страны одним из наиболее серьёзных вызовов. Более того, по мнению разработчиков ЭС эта тенденция не будет преодолена и в 2023 году, когда, согласно их прогнозу, наряду с 500 млрд долл. экспорта, в страну будет импортировано товаров на 625 млрд долл. Таким образом, очевидно, что закрытие внешнеторгового дефицита не утратит своей актуальности и в ближайшее десятилетие. Пока Турция решает его с помощью активного стимулирования внутреннего спроса и утяжеления налогового бремени. Хватит ли этого в среднесрочной перспективе, вот в чем вопрос.

Приложение №1. Матрица приоритетных направлений экспорта отдельных групп турецких товаров.

[i] http://www.tim.org.tr/

[ii] http://www.tuik.gov.tr

[iii] И.И. Стародубцев. Современная экспортная стратегия Турции. Сайт Института Ближнего Востока http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/17-01-12a.htm

[iv] И.И. Стародубцев. Современная экспортная стратегия Турции. Сайт Института Ближнего Востока http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/17-01-12a.htm

[v] И.И. Стародубцев. Современная экспортная стратегия Турции. Сайт Института Ближнего Востока http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/17-01-12a.htm

[vi] http://www.tuik.gov.tr

http://iimes.ru/rus/stat/2012/28-06-12.htm



Последний раз редактировалось: Admin (Чт Окт 25, 2012 3:13 am), всего редактировалось 1 раз(а)

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

14 Re: Турция в Пн Июл 09, 2012 8:26 pm

Admin


Admin
Некоторые аспекты современного состояния государственной гражданской службы в Турции

И.И. Стародубцев

Современная Турция, ведомая правящей Партией справедливости и развития и её лидером, премьер-министром страны, Р.Т. Эрдоганом, переживает трансформации, масштаб которых сложно переоценить – к настоящему времени он уже, пожалуй, сопоставим лишь с преобразованиями первого президента и основателя Турецкой Республики М.К. Ататюрка.

Особая роль здесь, вне всякого сомнения, принадлежит, наряду с «новой турецкой буржуазией» или, как её ещё иногда именуют, «анатолийскими тиграми», турецкому чиновничеству. Именно на бюрократию возлагается роль «исполнителя» проводимых реформ и именно два упомянутых класса, т.е. чиновничество и бизнес, постепенно заполняют собой вакуум влияния, начавшийся образовываться по мере «добровольно-принудительного» возвращения армии «в казармы».

Хотелось бы обратить в этом контексте внимание на одно знаковое обстоятельство: наряду с принятием новой, т.н. «гражданской» [[i]], Конституции, которое ПСР стремится «кровь из носу» обеспечить уже в текущем году, страну в ближайшее время, по-видимому, ожидает принятие нового Закона о гражданской службе взамен существующего [[ii]]. Это не может означать ничего иного, кроме как реформы государственной гражданской службы в Турции, о масштабе которой остается пока лишь догадываться.

С целью обеспечения эффективности системы исполнительной власти, руководством страны уделяется внимание повышению привлекательности госслужбы для граждан и созданию конкурентной, объективной и прозрачной системы отбора кандидатов в будущие чиновники. Показательно, что нашумевшее «покушение» на этот формируемый властью подход – дело о хищении вопросов ЕГЭ для госслужащих (о котором несколько слов - ниже) в 2010 году, широко освещалось в масс-медиа (как на телевидении, так и в прессе) вплоть до «точки» в деле, а к поиску виновных привлекалась главная спецслужба страны MİT.

Пожалуй, наиболее объективным индикатором желания молодежи идти на госслужбу является неизменно высокое в последние годы количество обращений за сдачей Единого государственного экзамена для госслужащих, т.н. “KPSS” [[iii]]: 2008 г. - 530 тыс. чел. [[iv]], 2009 г. – свыше 1 млн. чел. [[v]], 2010 г. – около 800 тыс. [[vi]], 2011 г. – около 900 тыс. кандидатов [[vii]] (см. Примечание [[viii]]). Регистрация в текущем году осуществлялась в период с 9 по 18 апреля, а сама сдача экзамена (в «полной постановке» он продолжается два полных дня) намечена на 7 – 8 июля [[ix]]. По сложившейся практике KPSS сдается в помещениях средних учебных заведений.

Говоря о потенциальном контингенте для чиновничества, можно отметить, что работу в государственных структурах предпочитают как наиболее амбициозные молодые люди (в частности, это касается детей из зажиточных семей, семей состоявшихся бюрократов, например, кадровых дипломатов и т.д.), так и не претендующие на особые карьерные прорывы. Для первых работа в госструктурах – социальный лифт, возможность сделать карьеру в престижных ведомствах (к которым можно отнести такие, как: Министерство иностранных дел, Ведомство внешней торговли, Центральный банк и т.д.). Вторым госслужба может дать относительную стабильность и уверенность в завтрашнем дне, которые непросто найти в «подвижном» турецком бизнесе, где собственное дело в равной степени легко открыть и потерять в высоконкурентной среде, «помноженной» на непростой внешний экономический фон.

Нельзя также не упомянуть про те возможности, которые предоставляются рядом ведомств по прохождению обучения и стажировок за рубежом с предоставлением необходимого кредитования, к примеру, под обучение в престижных бизнес-школах, естественно, при условии возвращения на работу в организацию и отработки определённого срока.

И завершая краткий обзор факторов, подкрепляющих логику выбора в пользу госслужбы, не стоит забывать и про принцип «вращающейся двери»: положение и связи, наработанные на госслужбе, с течением времени становятся «несгораемой суммой» и в состоянии послужить хорошей стартовой площадкой для подъёма по карьерной лестнице в частном бизнесе. Примеры подобного развития жизненного пути в Турции – в изобилии.

В самых общих чертах схема поступления на государственную службу в Турции выглядит следующим образом. Заинтересованные кандидаты следят за открытием вакансий в том или ином ведомстве, объявления о которых с изложением предъявляемых требований, делаются в прессе и в Интернете - на веб-сайтах соответствующих заинтересованных организаций, а также т.н. «Центра по оценке, выбору и размещению» (ÖSYM) [[x]], репетиторских компаний [[xi]] или просто на тематических информационных порталах. Вообще, кандидатам в Турции грех жаловаться на нехватку информированности о существующих возможностях.

Дальнейшая процедура отбора для большинства ведомств - достаточно стандартная и «устаканившаяся»: кандидатам предстоит пройти стандартизированный экзамен KPSS, в ряде случаев экзамен на знание иностранного языка KPDS [[xii]] (или его эквивалент, в качестве которого могут приниматься TOEFL, IELTS и т.д.), подготовить необходимый комплект документов и пройти внутренний отбор в ведомстве, зачастую через «сито» нескольких экзаменов и собеседований (их состав и порядок проведения регламентируется соответствующими внутренними актами; к примеру в МИДе, помимо всего прочего, проводится достаточно жёсткое психологическое тестирование), разумеется, при соблюдении требований и ограничений (в т.ч. возрастных), предусмотренных для поступающих на госслужбу действующим законодательством, в частности, Законом №657 «О государственных служащих».

Число претендентов в чиновники неизменно велико - конкурс в престижные ведомства, даже если рассматривать только показавших высокие баллы на ЕГЭ и обладателей «красивого» резюме, зашкаливает. В итоге оказался сформирован спрос и на «обслуживающую индустрию». Подготовка к стандартизированным экзаменам, курсы, репетиторы, литература – крупный сегмент на рынке образовательных услуг. К услугам тех, кто не в силах в одиночку справиться со стрессом вступительного марафона – психологи, которые неизменно перегружены работой в периоды различных вступительных кампаний. Ну, а «на край», можно «добавить фармакологии»: на рынке существуют и пользуются определённым спросом препараты, повышающие работоспособность и концентрацию, которые могут быть приобретены по рецепту психотерапевта. Обобщая, можно отметить, что эта же «система» функционирует и при сдаче ЕГЭ для поступления в университет.

Все, без исключения, упомянутые выше экзамены – достаточно сложны, требуют поистине шахматной выносливости, стратегии при выстраивании «партии», длящейся многие часы, и «пулемётной скорострельности» при решении задач и ответах на вопросы.

Позволяя себе небольшое лирическое отступление: первая же попытка автора с наскоку «пробежаться» по вопросам математического раздела KPSS закончилась неутешительно. Вопрос, ответ на который предполагался в течение максимум минуты-двух (а их количество измеряется десятками), потребовал от него не менее получаса мучительных «исканий». Утешиться остается лишь тем, что логика предлагаемых задач заметно отличается от того, с чем автор сталкивался в среднем и высшем учебном заведении РФ, да и «давно это было». В целом, нельзя сказать, что экзамен является непреодолимым препятствием, однако, к чему весь этот разговор - серьёзное «натаскивание» отдельно на каждую категорию вопросов, причем в течение не одного месяца, безусловно, требуется. Мало кто с этим в состоянии справиться самостоятельно, без помощи профессиональных репетиторов, не просто знакомых с логикой экзаменов, но и постоянно отслеживающих изменения, вносимые в их структуру, содержание и порядок прохождения.

Как было сказано выше, помимо объявлений, которые делаются каждым ведомством по открывающимся вакансиями, ÖSYM на своей странице публикует и регулярно обновляет их сводный перечень [[xiii]]. Вакансии представлены в табличной форме и разбиты на три группы, в зависимости от образовательного уровня кандидатов: выпускников средних учебных заведений (Таблица 1), завершивших четырехлетние программы высшего образования (бакалавры, Таблица 2), и получивших шестилетнее высшее образование (магистры, Таблица 3). Объем таблицы ваканский (по состоянию на конец июня с.г.) – порядка 150 страниц «убористого» шрифта. К каждой вакансии указаны предъявляемые требования (профиль образования, наличие образовательных сертификатов, знание иностранных языков и т.д.).

Небольшая практическая иллюстрация из Таблицы [[xiv]] - среди закончивших магистратуру в этом году объявлено о наборе в центральный аппарат МИДа, по классификатору, в класс т.н. «общих административных услуг» [[xv]] системных администраторов, общим числом – 20, классами от 9 по 6 (нижний уровень чиновника в Турции – 15-й, и далее до высшего – 1-го; стартовая площадка и потолок продвижения по карьерной лестнице ограничен уровнем образования). Предъявляемые требования указаны в виде четырехзначного цифрового кода, который расшифровывается по приведённой в конце таблице. Применительно к искомым «сисадминам» они включают: различные варианты специальностей (которые достаточно широки: экономика, политология, финансы, международные отношения, управление и т.д.), по которым поступающий на службу может иметь диплом о высшем образовании, требование о наличии сертификата по компьютерной специальности, утвержденного Министерством образования, а также положительный результат проверки на «безопасность». Конечно, это лишь исходные «данные», после осуществления первичного «отсева» делается более «тонкая настройка».

Не вдаваясь в дальнейшие подсчёты касательно количества ежегодно набираемых в Турции госслужащих, достаточно просто отметить, что их «много» и спрос на «свежую кровь» в государственных ведомствах – велик [[xvi]]. Достаточно отметить, что не так давно объявлено о предстоящем открытии вакансий для 40 тыс. учителей и 30 тыс. полицейских.

Дав небольшой обзор того, откуда и как «берутся» турецкие чиновники, уместно кратко обратиться к данным официальной статистики относительно текущего кадрового состава госаппарата страны.

Согласно данным Управления государственного персонала [[xvii]] по состоянию на конец 2011 года в турецком госаппарате всего насчитывалось 2 274 041 человек (имеются в виду заполненные позиции), включая 1 824 628 – чиновников, 291 155 – работающих по временным трудовым соглашениям, 156 451 – постоянных рабочих и 1 807 – прочих сотрудников. Можно заметить, что с 2001 года общее число чиновников (2 200 918 чел.) заметно не изменилось [[xviii]]. При этом, по сравнению с 2001 г., несколько поменялись пропорции между указанными группами: выросло количество чиновников (с 1 641 925 чел.), увеличился штат работающих по временным трудовым соглашениям (с 199 060 чел.), сократилось число постоянных рабочих и прочего персонала (с 275 932 и 18 706 чел. соответственно). Собственно последнее объяснимо: государство стремится выводить постоянных рабочих за штат, передавая выполнение необходимых работ на субподряд частному сектору.

В общем, по данным Директората по бюджету и фискальному контролю при Министерстве финансов [[xix]] по состоянию на конец 2011 г. суммарное количество персонала, задействованного в государственном секторе насчитывало свыше 3 млн человек [[xx]] (см. Примечание [[xxi]]). Таким образом, отношение числа занятых в госсекторе (3 099 137 чел.) к общей численности «обслуживаемого» населения (74 724 269 чел.) составило 4,1%. При этом их доля в числе работающих (23 286 тыс. чел.) составляет 13,3%, а в общем объёме рынка рабочей силы (26 103 тыс. чел.) – 11,8% [[xxii]].

Опускаясь на уровень ниже и рассматривая численный состав турецких министерств, а также аппарата премьер-министра, по состоянию на конец прошлого года он включал 1 444 416 чел. (если рассматривать все категории работников), при наличии 168 203 вакансий. Наиболее крупным является Министерство национального образования (807 205 чел., доля в общем числе занятых в министерствах – 55,9%). За ним следуют Министерство здравоохранения (384 482 чел., 24,1%) и Министерство юстиции (92 951 чел., 6,4%). Прочие ведомства заметно уступают им в численности: Министерство обороны – 32 459 чел. (2,3%), Министерство финансов 23 098 чел. (1,6%), Министерство внутренних дел – 19 832 чел. (1,4%), Министерство культуры и туризма – 15 153 чел. (1,1%). В Министерстве иностранных дел трудятся 5 977 чел. (0,4%), а Аппарат премьер-министра включает 1 909 чел. (0,1%). Общая раскладка приведена в Приложении №1.

Вопрос удовлетворённости нынешних турецких чиновников своей работой и материальным положением представляется весьма интересным, поскольку мера положительного ответа на него в немаловажной степени определяет «жёсткость сцепки» между правящей партией и органами исполнительной власти. Однако, вопрос, по понятным причинам, не имеет однозначного ответа, который в равной мере был бы применим ко всей трехмилионной «армии» работников государственного сектора. Проводились ли на эту тему какие-либо социологические исследования, автору неизвестно. Поэтому здесь придётся довольствоваться лишь некоторыми косвенными фактами.

Собственно, начало этому разговору было положено выше, когда речь шла об обращениях за сдачей экзамена KPSS. Как было сказано, число обращений весьма значительно (ежегодно приближается к миллиону), из чего можно заключить, что госслужба в Турции для молодёжи - привлекательна. Опять же, можно говорить о высоких конкурсах (десятки человек на место) в те ведомства, которые признаны в качестве наиболее престижных, что также указывает на те надежды, которые с ними связываются кандидатами.

С другой стороны, если мы обратимся к уровню оплаты труда бюрократов, то первая половина 2012 г. ознаменовалась острой дискуссией между профсоюзами государственных служащих и правительством на тему прибавок к заработной плате в 2012 и в 2013 гг. Исходное предложение правительства включало увеличение по схеме «3 + 3» в текущем году (т.е. на 3% в первом полугодии и на столько же во втором), и «2 + 3» - в следующем. В дальнейшем оно было заменено на схему «3,5 + 4» и «3 + 3». Однако, и это предложение не встретило одобрения у профсоюзов, которые охарактеризовали подход как «скупой» (их предложение подразумевало годовое увеличение зарплаты на уровне 13-15%) и отметили, что прибавки к заработной плате оказываются даже ниже прогнозируемого уровня инфляции. Нерешенность вопроса «за столом» вывела его на «улицу»: 23 мая состоялась забастовка крупнейших профсоюзов турецких госслужащих (в числе которых такие, как: Kamu-Sen, Memur-Sen, KESK), а 29 мая 2012 года была объявлена забастовка сотрудниками «полугосударственной» авиакомпании «Турецкие Авиалинии» (ТА).

Результатом стало, помимо принятого запрета на проведение забастовок для сотрудников ТА (как компании, которая имеет стратегическое значение), и ряда проведённых увольнений, обнародованное решение о прибавке к з/п по схеме «4 + 4» в 2012 г., и «3 + 3» в следующем году. Таким образом, минимальная заработная плата чиновника с 1 января 2012 г. составит (задним числом) 1 463 тур. лир и, начиная с 1 июля с.г., 1 520 тур. лир (без учёта помощи «семейным»). Те же цифры с учётом «семейной» помощи будут – 1 696 и 1 762 тур. лиры. Самая высокая зарплата чиновника (с помощью) составит 10 430 и 10 672 т.л. в начале и середине года соответственно [[xxiii]]. Величины средней заработной платы в те же периоды времени составят 1 874 и 1 947 т.л. (без помощи) [[xxiv]]. При текущем курсе доллара США к турецкой лире один к 1,8 уровень средней заработной платы чиновника оказывается приблизительно на уровне одной тысячи американских долларов.

Мотивируя принятое решение, министр финансов М. Шишмек отметил, что «даже эти прибавки превышают фактические бюджетные возможности Турции» и напомнил, что в 2002 году лишь 18% бюджета расходовалось на чиновников, а в настоящее время эта доля выросла до 30% [[xxv]]. Премьер-министр Р.Т. Эрдоган же, в свою очередь, по итогам событий пообещал дополнительно выплачивать чиновникам разницу между фактической инфляцией и запланированной прибавкой к заработной плате, в случае возникновения таковой.

На этом этапе пока вопрос можно считать исчерпанным, невзирая на явную неудовлетворённость профсоюзов. Однако, здесь стоит подчеркнуть тот факт, что акцент в требованиях профсоюзов сделан именно на соотношении индексов цен и прибавок к заработным платам и на отмене различных надбавок, а, скажем, не на то, что на «две тысячи лир прожить невозможно» (для сравнения минимальный уровень заработной платы в 2012 г. установлен на уровне 700 лир в месяц). При отсутствии в стране квартирного вопроса как такового, в принципе «прожить можно», имея при этом в виду, что стоимость жизни в крупных городах и провинции существенно разнится. Немаловажно, что рынок потребительских товаров и услуг в Турции так же повсеместно подстроен под разный уровень доходов.

С другой стороны понятно, что удорожание стоимости жизни, которое есть всегда и везде, без опережающего увеличения уровня заработной платы, после прохождения «точки кипения» вполне может вызвать очередную волну недовольства у чиновников. И здесь в условиях бюджетного дефицита, к сожалению, возможности для манёвра у турецкого руководства, которое следует строгой финансовой дисциплине, достаточно ограничены.

Пытаясь извлечь из «узкой» темы госслужбы выводы более-менее общего характера, можно сказать, что последние события, связанные с увеличением заработной платы турецких чиновников, стали ещё одним индикатором того, что Турция, двигаясь к намеченным целям, оперирует достаточно ограниченными финансовыми возможностями, что предопределяет целый ряд особенностей во взаимоотношениях со «внешним миром» (потребность в зарубежном капитале и зарубежных инвесторах) и «внутреннем мире» (поддержание высокого налогового бремени, высокого внутреннего спроса, финансовая дисциплина). И здесь Турции постоянно приходится искать баланс между амбициозными планами и ограничениями, накладываемыми, прежде всего, имеющимися финансовыми возможностями.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

15 Re: Турция в Вт Июл 31, 2012 3:45 pm

Admin


Admin
Эскалация турецко-курдского противостояния и его влияние на криминализацию Германии

Политика властей Турции явно противоречива. При том что премьер-министр Турции Р.Т. Эрдоган поддержал право палестинского народа на собственное государство, он отрицает существование турецких курдов и их прав. Публично Р.Т. Эрдоган ратует за мир в Турецком Курдистане, а на деле отдает приказ турецкой армии атаковать бойцов РПК, базирующихся в Кандильских горах.

Ситуация в отношениях между Рабочей партией Курдистана (РПК) и турецким государством после недавних боев грозит перерасти в стадию нарастающей эскалации насилия. Ряд немецких экспертов оценивают положение как критическое. Профессор Рауль Мотика из Института восточных исследований Стамбула (DGIA) и член спикеров Турецко-европейского центра Гамбурга считает, что убийство курдскими повстанцами в результате нападения на турецкую армию на границе с Ираком 26 солдат и полицейских — наиболее серьезный инцидент с 1980 г.

Причина резкого обострения давнего конфликта, по мнению Р. Мотики, в том, что «РПК не верит в реальное желание примирения со стороны турецкого правительства». Он считает: репрессивная политика турецкого государства против курдов продолжается. «В настоящее время есть телевизионные программы, радиостанции и газеты на курдском языке, которые были немыслимы 15 лет назад. Но репрессии против курдских политиков продолжаются, что вызвало гнев курдов, поэтому... о реальном конституционном равенстве все еще не может быть и речи».

Мы имеем здесь дело с конфликтом, который длится уже десятилетия, и многие страдают от этого, указывают немецкие эксперты. Каждый человек имеет друзей или родственников, которые пострадали от репрессий Анкары. Президент А. Гюль пообещал «страшную месть» за последнюю атаку РПК, и доказательством тому служат удары с воздуха по северу Ирака, где сосредоточены военные лагеря РПК. Правильный ли это путь к решению конфликта?

Решение курдского вопроса вооруженным путем — логика военного противостояния, считает Р. Мотика. Последние 30 лет, с тех пор как РПК пользуется методом вооруженной борьбы в качестве основного, показали: военный вариант не принесет положительного результата. У РПК есть постоянный приток молодых бойцов, она может генерировать достаточно денег, чтобы купить оружие и поддерживать борьбу. Но конфликт приводит лишь к ужесточению политических позиций, в том числе между турецким и курдским населением. Националистическая риторика, которая шагнула за границы Турции, перевела боевые действия на территорию другого государства, а это чревато серьезными последствиями.

В стане РПК это понимают все отчетливее. «Налицо все меньше и меньше курдских лидеров, оправдывающих насилие как политический инструмент. Тем более что правительство ПСР ослабило роль турецких военных как самостоятельных политических игроков». Поэтому, по мнению Р. Мотики, сегодняшняя ситуация — это не 90-е годы, когда можно было нагнетать правомерность «всеобъемлющего военного варианта». Уровень эскалации взаимного насилия вполне можно снизить.

Ближневосточный эксперт из Университета Марбурга Удо Штайнбах считает, что иракское наступление на членов РПК в Турции контрпродуктивно. Анкара этим подрывает свои декларации о том, что является образцом для подражания в арабском мире. «Это явное нарушение международного права, явное нарушение суверенитета Ирака», указывает Штайнбах. Даже если принять во внимание обеспокоенность Анкары в том, что необходимо защитить свое население от террористических нападений «в спину, то есть со стороны Северного Ирака», что по-человечески и политически понятно, никто не давал Турции права нарушать целостность границ чужого государства. При этом турки «сильно критикуют израильское правительство за то, что израильтяне вторглись в сектор Газа в декабре 2008 г. Но сейчас турецкое правительство делает нечто подобное по отношению к курдам». Штайнбах указал, что израильской атаке предшествовали ракетные обстрелы со стороны ХАМАС, и «израильтяне сказали очень четко, что у них существует законное право на самооборону», на что была получена резкая оценка турок.

Напомним, что Турция с начала 2000-х неоднократно предупреждала о возможности создания автономного или даже независимого государственного образования курдов, которое отколется от остального Ирака и сможет угрожать территориальной целостности самой Турции. Особый интерес для Анкары представляет богатый нефтью Киркук — считается, что курды в случае получения контроля над городом в значительной мере приблизятся к решению своей задачи по созданию автономного Курдистана. Это опять же может дестабилизировать ситуацию в Турции, вдохновить боевиков РПК на решительные действия.

В СМИ ФРГ в начале октября с.г. появились отклики на речь премьер-министра Турции Эрдогана, который подверг критике немецкие фонды, в рамках программ помощи якобы предоставляющих финансовую поддержку запрещенной в стране РПК. В числе откликов — мнения экспертов о вероятных источниках финансирования из ФРГ. Печать ФРГ обнародовала информацию, в которой утверждается, что упреки адресованы близкому к социал-демократам фонду Фридриха Эберта, Немецкому банку развития (KfW) и Обществу международного сотрудничества (GIZ). Р.Т. Эрдоган, в частности, выразил недовольство тем, что немецкие фонды сотрудничают с местными органами власти, возглавляемыми представителями оппозиционной Народно-республиканской партии, а также с прокурдскими организациями. Однако посол Германии в Анкаре Эберхард Поль отверг прозвучавшую критику, напомнив, что немецкие фонды оказывают поддержку в том числе местным органам власти, возглавляемым правящей Партией справедливости и развития, лидером которой является Эрдоган. Причем помощь оказывается не только регионам, в которых проживают курды, но и расположенным в Центральной Анатолии районам и населенным пунктам, которые находятся под контролем правящей партии турецкого премьера.

Объясняя демарш премьер-министра, Ульрике Дуфнер, шеф стамбульского бюро Фонда имени Генриха Белля, указала, что эксперты фонда не однажды критиковали действия турецких властей за преследования журналистов и правозащитников, которые критически оценивают ход продекларированной демократизации. Арестованы Ахмет Сик и Недим Шенер, два журналиста, которые выступают за взаимопонимание между Турцией и Арменией и против «демократии в смирительной рубашке», уточнила У. Дуфнер. Доводы Анкары о том, что «население Турции не готово к фундаментальной демократизации», несостоятельно. Поэтому обвинение Эрдогана — не что иное, как месть Германии за право иметь свое мнение по поводу состояния гражданских свобод в Турции.

Немецкие эксперты констатируют: события в Турции не только усиливают турецко-курдское противостояние, но и подстегивают миграцию курдов в ФРГ, где создано мощное преступное сообщество, усиливающее криминогенную ситуацию в Германии.

Для ФРГ курдская проблема имеет свое измерение. Хотя в Германии нет так называемых курдских поселенческих центров (штаб-квартир общин), как в 12 странах мира, от Казахстана до Сомали, здесь в 1991–2003 гг. было сосредоточено более всего курдов. Это самая многочисленная, после исторически сложившегося ближневосточного ареала, диаспора, которая, по разным оценкам, насчитывает от 550 до 800 тыс. человек. По данным Atlas der Globalisierung/Le Monde diplomatique, в ФРГ курдов столько же, сколько во Франции, Дании, Италии, Бельгии, Швейцарии и Великобритании, Норвегии, Швеции и Австрии, вместе взятых.

В Берлине сейчас живут от 10 до 12 крупных семейных кланов курдского происхождения, отмечает Доротея Юнг, корреспондент Немецкого радио. Каждый клан имеет несколько сот членов по всей Германии. По сведениям управления уголовной полиции Берлина, шесть из них явно криминального характера. Если учесть, что каждый клан начал складываться в начале 90-х годов прошлого века и имеет несколько сотен родственников по всей Германии, речь идет об опытной и крупной преступной группировке — курдской мафии, которая занимается торговлей наркотиками, вымогательством, сутенерством.

Имидж одного из лидеров организованной преступности, который подтвержден документами уголовной полиции, показывающий курдских иммигрантов не в лучшем виде, видимо, не очень привлекателен и для самих курдов. Этим озаботились главы семейств Мери, эль-Зайн, Омейрат, Реммо, Фахо и Осман (фамилии вымышленные, в открытой печати приведены псевдонимы), которые решили создать в ФРГ так называемый семейный союз, чтобы «домашними средствами» противостоять незаконному обороту наркотиков, изнасилованиям, грабежам и убийствам. Новое сообщество заявило, что будет посредником между правительством, школами и родителями. Ахмед Мери придерживается мнения, что созданный совет может многое сделать для обуздания преступности среди курдов. Он объединяет кланы, имеющие корни в южной Анатолии. Оттуда они эмигрировали в Ливан, а затем в результате гражданской войны 80-х годов оказались в Германии.

Немецкая полиция считает преступные группировки из семей иммигрантов зоной высокого риска. По словам председателя Союза немецкой полиции Берлина (DPolG) Бодо Пфальцграфа, сегодня в столице Германии 15 иностранных семейств «получают доход исключительно за счет социально опасной преступной деятельности». Б. Пфальцграф призвал политиков Берлина к более жестким действиям по отношению к правонарушителям, вплоть до депортации. В любом случае, как пишет Доротея Юнг, статистика показывает, что каждый второй член курдских семей имеет криминальные черты. Возможно, в ходе семейных советов старейшины родов попытаются убедить молодежь, что жить в согласии с законами Германии лучше, чем их нарушать.

Но это пока — благие пожелания. Доподлинно известно: большая часть курдской общины с турецко-ливанской родословной в настоящее время почти полностью восстановлена здесь на уровне традиционных структур, характерных для любого курдского поселения на Ближнем Востоке. Браки происходят исключительно между ближайшими родственниками. Мотивы защиты чести, которые приводят к убийствам, — основные во взаимоотношениях. Хотя РПК в Германии запрещена законом, курды находят возможность решать споры силовым путем, активно пополняя ряды организованной преступности. Их проживание в ФРГ изначально строилось на нарушении закона, во многих случаях эти люди право на жительство в Германии получили по ложным данным. Поэтому наркоторговля, проституция и другие сферы теневого бизнеса следует рассматривать как продолжение нелегального образа жизни, подчеркивает эксперт Штефан Люфт.

Теневой бизнес курдов — семейный, а семья намеренно рассредоточена в различных регионах Германии. Помня об этом, в октябре 2005 г. полицейские нанесли массированный удар сразу по 27 домам и коммерческим помещениям в землях Баден-Вюртемберг, Северный Рейн-Вестфалия, Бавария и Берлине. Все это места обитания членов преступной успешно расширяющейся курдской семьи. Доказано, что они получили вид на жительство в Германии обманным путем, предоставляя ложную информацию, и приняли участие в преступной деятельности. Многие члены семьи были, по данным полиции, связаны с организованной преступностью. Это доказали результаты обысков. В квартире 41-летнего Файсала были обнаружены ружья и пистолеты, а также 1000 боевых патронов к ним, а в квартире 40-летнего Насера — 120 граммов героина.

Члены семьи назывались ливанскими беженцами, но на самом деле это были курды, которые прибыли с востока Турции. Речь идет о занятых в теневом бизнесе 50 из 80 членов семьи, проживающих в основном в Берлине и Штутгарте. За многие годы семья собрала значительные суммы, о размерах которых (по причине наличия цифр с пятью нулями) полиция отказалась давать сведения. Это богатство собрано за счет создания сети публичных домов и наркотоговли в ночных клубах. Крестный отец курдской мафии — Махмуд аль З., который был известен полиции Берлина как ливанский беженец, а в криминальной среде как «Президент». Он прибыл в Германию в 1982 г. вместе с женой, как «мусульманин без гражданства». Вместе с семьей он ежемесячно получал в качестве социальной помощи 4000 немецких марок. Вскоре власти района Шенеберг остановили платежи: полиция получила четкие доказательства того, что тот, кто выдавал себя за ливанского беженца, был лидером преступной группировки. В созданные им структуры входили более 400 курдов.

В ходе расследования выяснилось, что часть членов этой группы — из других курдских семей. Таким образом, выстроилась протяженная цепочка. В полицейских отчетах указано, что доверие в мафии строилось на принадлежности к определенной ветви ислама, шиитской или суннитской. Подобные детали вызвали к жизни создание специальной структуры в полиции Берлина — особую следственную группу GE Ident, которая занята идентификацией членов курдских семей. Работа GE Ident приносит плоды: многие якобы курды из Ливана являются на самом деле выходцами из Турции. Так были выявлены 150 человек, 35 из которых были немедленно депортированы, а 24 уже в первые часы работы следователей сами отправились на родину.

В числе депортированных в результате действий GE Ident были, к примеру, 49-летняя женщина и трое ее сыновей, прибывшие в 1996 г. по фальшивым документам. Из немецкой казны за 1996-2000 гг. им было выплачено 120 тыс. немецких марок (около 60 тыс. евро). Эта семья была отправлена на родину, в турецкую провинцию Мардин, где разговаривают на арабском языке — в силу этого турецкие курды успешно выдают себя за ливанских беженцев. В провинции Мардин имеется около 50 населенных пунктов, в которых проживают более 100 тыс. человек, где арабский — родной язык. В 1920–1930- х гг. прошлого века многие курды пребывали в Ливане в качестве рабочих-мигрантов, однако впоследствии они приняли турецкое гражданство. В 1975–1990 гг., во время гражданской войны в Ливане, многие арабы отправились в Германию. На этой волне свой шанс увидели курды.

По прибытии в ФРГ они заявляли, что в результате войны потеряли паспорта, зная, что их депортация из Германии возможна только при наличии действительных документов. Таким образом, они обрели возможность остаться в ФРГ и — частично — получить немецкое гражданство. Немцы не сразу поняли игру. Сегодня практически 90% курдов могут подлежать депортации. В этом направлении работает сейчас полиция ФРГ. Учитывая, что время обработки документов занимает обычно два года и что тысячи проживающих только в Берлине курдов явно нелегального происхождения, процесс может затянуться надолго. Тем временем нелегалы вытягивают из немецкого налогоплательщика социальную помощь и занимаются преступным бизнесом, сколачивая состояние, с помощью которого на родине, куда их с высокой долей вероятности депортируют, смогут жить вполне безбедно.

Однако большие суммы нужны курдам не только на будущие стратегические расходы. По результатам расследования криминальных разборок (а за последние 13 лет в Берлине были отмечены 30 случаев кровной мести между курдами разных семей) выяснились некоторые особенности. В частности, что кровавая традиция между кланами в защиту чести может продолжаться даже столетие. О необходимости ее соблюдения старший член семьи, как правило, отец, напоминает ежедневно. В том случае, если он стар или болен, руководство традицией переходит к старшему сыну. Он в ряде случаев решает, может ли честь семьи быть выкуплена. Для этого необходимо 50 тыс. евро. Таким образом, курды, не обращая внимания на то, что в ФРГ действует светский закон, живут по своим родовым понятиям, с собственной правовой системой самосуда. «Налицо разнообразие криминальных особенностей, с которыми мы должны считаться, имея дело с курдами», подчеркивает Алекс Беде, эксперт уголовной полиции Берлина.

Одна из таких особенностей — безудержное насилие. Более двадцати часов 2 апреля 2010 г. район Нойкельн в Берлине фактически находился на военном положении. Здесь кипела борьба трех враждебных курдских кланов. Речь шла о верховенстве уголовников, которое выявлялось силой оружия. Все началось с потасовки в ночном клубе «Матрица». В результате спора был ранен пулей в бедро 22-летний посетитель, которого отправили в больницу. Через считанные минуты схватились 15 мужчин, один из которых был зарезан ножом, а другой, водитель автомашины, был покалечен бейсбольными битами. В потасовку были вовлечены около 30 человек из разных семей.

В руках немецкой полиции оказались документы, в том числе и письменное распоряжение боевиков запрещенной в ФРГ РПК, о том, что «названная конкретной семье сумма налогов должна быть безоговорочно принята», иначе эта семья «становится узаконенной мишенью для насилия». В ходе судебного процесса в Берлине Мюльсюм Й. под присягой заявил прокурору, что деятельность тех, кто говорил о нуждах турецких курдов, полна «интриг, заговоров, лжи, направлена на разорение семей», поэтому он не может назвать ее иначе, как «банда». Способы расправы самые разные: от обычного словесного запугивания до отрезания рук, как это было проделано боевиками с одним бременским курдом-наркодилером.

Немцы убедились в «особых методах обработки», когда летом 2008 г. на юго-востоке Турции были похищены три германских альпиниста. Сложные чувства испытывали курды во время просмотра в германо-курдском культурном центре в Дортмунде репортажа о причастности земляков к преступлению. Если одни сожалели о происходившем на горе Арарат, то другие выражали одобрение. «У нас до сих пор нет единой оценки события», — признался немецким журналистам Метин Инцесу, эксперт Центра курдских исследований (Navend) в Бонне. — В истории движения курдов за независимость подобных случаев не бывало». При этом даже если предположить, что многие курды в ФРГ осуждают похищение, их не сравнить по численности с большинством — теми, кто критикует действия федерального правительства. Федерация курдских общин в Германии (Yek-Kom) уверена: «курдский вопрос» и «проблема терроризма» — понятия разные. Данные уголовных ведомств ею в расчет не принимаются. Подавляющее большинство курдов в ФРГ считают, что федеральный кабмин почти ничего не дела

ет, чтобы заставить Турцию принимать курдов всерьез, а как раз наоборот, солидаризируется с правительством Эрдогана. Этим, дескать, и объясняется уровень протеста курдов и их возмущение немцами.

Похищение рассматривается, таким образом, не как факт терроризма, а как выражение отчаяния. Таким же выражением отчаяния является, по мнению лидеров Yek-Kom, переправка раненых в перестрелках с турецкой армией активистов РПК, которая происходит при наличии поддельных паспортов. Теневой экспорт боевиков и их идей, которыми они подпитывают склонных к насилию земляков в Германии, весьма тревожит немецкое общество.

Выводы

Первый. Турецкую военную операцию на территории Ирака У. Штайнбах оценивает как «подрыв репутации Турции в арабском мире». Побывавший в июле на юго-востоке Турции немецкий эксперт считает, что конфронтация, созданная усилиями премьер-министра Р.Т. Эрдогана, «рано или поздно должна была привести к эскалации борьбы, которая может вылиться во что-то более драматичное, вплоть до гражданской войны, если немедленно не приступить к решению курдского вопроса в Турции».

Второй. В числе вероятных мер противодействия турецкому вторжению в Ирак можно прогнозировать обращение правительства Ирака в Совет Безопасности ООН. Фактически речь идет о возможной изоляции Турции на Ближнем Востоке, т.е. о мерах, прямо противоположных тем, на которые рассчитывает Турция. Создание буферной зоны — оккупации части Ирака под предлогом борьбы с курдскими повстанцами, может стать, по мнению германских аналитиков, шагом в противоположном направлении от курса Анкары, обозначающей себя важнейшим звеном в общеарабских преобразованиях.

Третий. По меньшей мере 450 тыс. курдов, живущих в ФРГ, находятся под постоянным давлением сочувствующих боевикам РПК, говорится в полицейских отчетах. Население вынуждают отчислять «налоги» для нужд запрещенной организации. Те, кто отказывается, должны ожидать, что, по меньшей мере, будут жестоко избиты. Если учесть, что курды в ФРГ на 90% — получатели социальных пособий, эскалация турецко-курдско-иракского конфликта происходит на деньги немецких налогоплательщиков.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

16 Re: Турция в Вт Июл 31, 2012 3:46 pm

Admin


Admin
Новое (7-е) правительство Иракского Курдистана: Задачи и состав

Основной целью нового правительства Иракского Курдистана, сформированного недавно Нечирваном Барзани, является, по словам курдистанского премьер-министра, утверждение коллективных усилий для обеспечения прогресса и национального единства в Курдистане, формирование общекурдистанского консенсуса, несмотря на наличие идеологических расхождений. Всё это необходимо для выступления единым фронтом на переговорах с Багдадом. Учитывая значительный авторитет Нечирвана Барзани (по влиянию он уступает, пожалуй, лишь президенту Масуду Барзани), можно предположить, что новому премьеру по силам содействовать консолидации южнокурдистанского общества, находящемуся перед лицом серьёзных вызовов. Нечирван Барзани также один из немногих политиков, пользующихся авторитетом во всех частях Иракского Курдистана – от Дохука до Гармияна.

В новом правительстве Иракского Курдистана практически все ключевые министры сохранили свои посты. Вместе с тем в правительстве, не считая премьер-министра, вошли несколько человек, не входивших в предыдущий состав правительства, а именно: вице-премьер, министр сельского хозяйства и водных ресурсов, министр образования, министр здравоохранения, министр высшего образования и научных исследований, министр юстиции, министр муниципалитетов и туризма, министр транспорта и связи.

Биографии членов правительства Курдистана

Премьер-министром вновь утверждён Нечирван Барзани, являющийся одним из наиболее видных южнокурдистанских политиков последних 15 лет. При этом Н.Барзани, очевидно, олицетворяет будущее Южного Курдистана.

Нечирван Барзани родился в 1966 году. С 1975 г. после коллапса курдского движения в Ираке находился в эмиграции в Иране. В 1980-х годах изучал политологию в Тегеранском университете. После скоропостижной отца – Идриса Барзани – активно включился в курдское освободительное движение, вскоре став одним из его лидеров. В 1989 г. избран членом политбюро ДПК. С 1990-х годов является одним из руководителей различных администраций в Курдистане. В 1996 г. Нечирван Барзани назначен вице-премьером, с 1999 г. – по 2009 г. являлся премьер-министром Курдистана (вначале администрации ДПК в Эрбиле, а с 2006 г. единого Регионального правительства в Курдистане). На 13-м съезде ДПК полтора года назад избран заместителем председателя партии. Женат на дочери Масуда Барзани – Небиле, с которой воспитывает пятерых детей – 3 сыновей и двух дочерей. Кроме курдского языка, на уровне родного владеет персидским, также хорошо знает английский язык и на уровне рабочего арабским. Известен своим увлечением курдской и персидской поэзией.

Нечирван Барзани пользуется значительным авторитетом среди лидеров ведущих стран мира, являясь на протяжении последнего десятилетия одним из основных представителей Курдистана на мировой арене. В различных странах – от Ирана и Турции до США – его принимают на уровне главы государства и даже с большим почётом, чем лидеров многих стран.

Вице-премьером нового правительства назначен Имад Ахмед Сейфулла. Он родился в 1955 г. в Ханекине, в 1980 г. окончил Багдадский технический институт, с начала 1970-х гг. участвовал в курдских организациях, в 1983 г. вступил в ряды пешмерга, с 1993 г. член руководства ПСК, с 1999 г. – член политбюро ПСК. В сулейманийской администрации занимал пост министра промышленности и вице-премьера, в 2006–2009 гг. министр реконструкции и жилья, в 2009 г. являлся вице-премьером Регионального правительства Курдистана.

Пост министра внутренних дел сохранил за собой один столпов ДПК и Курдистана Абдулкерим Султан Абдулла (Карим Синджари). Он по праву считается весьма авторитетным лидером в области проблем безопасности и управлении правоохранительными органами, пользуется большим уважением среди американцев и в Турции.

Карим Синджари родился в 1950 г. в Шенгале (Синджаре), в 1971 г. окончил отделение права и политологии Багдадского университета, в 1971–1973 гг. работал в Багдаде адвокатом, в 1970-х годах присоединился к ДПК. К.Синджари входил во Временное руководство партии в 1976 – 1980 гг. во время крупнейшего кризиса в этой партии после коллапса курдского восстания и смерти Мустафы Барзани, в 1980–1988 гг. находился в эмиграции в Швеции, после чего вернулся в Курдистан, возглавив службу безопасности ДПК. В 1993–1994 гг. возглавлял службу безопасности Курдистана. С 2001 г. министр внутренних дел в администрации ДПК и член ЦК ДПК, позже избран членом политбюро ДПК. В мае 2006 г. назначен министром внутренних дел в объединённом РегПК, сохранил свой пост и в правительстве Бархама Салеха, сформировавшем 6-е правительство в октябре 2009 года.

Ещё одним министром с наиболее высоким уровнем влияния является министр природных ресурсов – Ашти Хаурами (Абдулла Абдурахман Абдулла), активно работающий на протяжении последних 6 лет над привлечением иностранных нефтяных компаний в Иракский Курдистан. Нефтедобыча является приоритетом Эрбиля в последние несколько лет и будущее Курдистана связывается именно с добычей и экспортом углеводородного сырья, что рассматривается также в качестве фундамента экономической состоятельности при возможном объявлении независимости. После Нечирвана Барзани, Ашти Хаурами является, пожалуй, наиболее известным в международных политических и экономических кругах. Кроме того, А.Хаурами считается авторитетным экспертом в нефтяной индустрии, имея большой опыт практической работы в различных западных компаниях.

Ашти Хаурами родился в 1948 г. в Сулеймании, в 1971 г. получил степень бакалавра-инженера в области нефтедобычи, в 1971–1974 гг. работал инженером в Иракской национальной нефтяной компании в Басре, в 1978 г. получил докторскую степень в Шотландии. В 1975–1982 гг. работал инженером в различных британских нефтяных компаниях, с 1982 г. на руководящих должностях в различных британских нефтяных компаниях, с 2006 г. занимает пост министра природных ресурсов.

Министром муниципалитетов и туризма в новом правительстве стал Дылшад Шахаб Хаджи. Он родился в 1972 г. в районе Мергасур. Присоединился к ДПК во время обучения в Университете им. Салахэддина в 1991 г., специалист в области окружающей среды, с 2009 г. член парламента Курдистана, являлся зампредом фракции ДПК.

В последние годы южнокурдистанские власти большое значение уделяют развитию туризма. С учётом проблем с безопасностью в арабской частью Ирака, а также в связи с природными условиями Иракского Курдистана, многие его районы стали привлекательным местом для туризма для иракских арабов. Кроме того, в последние годы наблюдается существенный приток туристов из Ирана. Также небольшой турпоток наблюдается из стран Запада. Особенно большой приток туристов наблюдается во время праздников.

Кроме того, власти Иракского Курдистана понимают и регулярно заявляют о необходимости усиления местного самоуправления. Однако следует отметить, что в условиях, когда экономика построена почти сплошь на трансфертах и перераспределении нефтедолларов вряд ли можно ожидать создания в Курдистане подлинно местного самоуправления. В любом случае министерство муниципалитетов и туризма является весьма важным для современной курдской автономии в Ираке.

Пост министра планирования сохранил за собой д-р Али Синди (Али Осман Хаджи Бадри Синди). Он родился в 1965 г. в Захо, в 1990 г. окончил медицинский факультет Мосульского университета, в 1998 г. получил степень магистра по хирургии в эрбильском Университете им. Салахэддина, в 1996–2001 гг. работал в мэрии Эрбиля, являлся заместителем министра здравоохранения и социальных отношений. В 2002 г. Али Синди получил степень магистра в области госуправления в Гарвардском университете, в 2003 г. – диплом Йельского университета также в области управления. В 2002 г. был назначен советником премьер-министра. С 2009 г. назначен министром планирования.

Министерство планирования представляется одним из наиболее бесполезных министерств в современном Иракском Курдистане. Учитывая, что власти автономии сделали упор в первую очередь на развитие нефтедобычи и экспорт минерального сырья, а доходы курдистанского бюджета представляют собой преимущественно лишь трансферты из иракского бюджета, формируемом также лишь от экспорта нефти, все макроэкономические показатели обусловлены именно нефтяным фактором. Кроме того, мировая практика больше говорит об отсутствии этого министерства, нежели о его необходимости. При надобности индикативные планы в Иракском Курдистане могли бы разрабатываться в рамках министерства финансов и экономики. Не случайно министр планирования является одним из наиболее «незаметных» членов правительства автономии.

Министром образования стал д-р Асмат Мухамед Халид. Он родился в 1956 г. в Амадии (провинция Дохук), степень бакалавра и магистра получил на инженерном факультете Мосульского университета, в Великобритании защитил докторскую диссертацию, основатель и бывший ректор Дохукского университета (с 1992 г.). Д-р Асмат Халид считается одним из наиболее авторитетных представителей южнокурдистанского высшего образования. Благодаря его усилиям Дохукский университет является ныне лучшим вузом в Ираке. Особенно большое развитие (по иракским меркам, конечно) в Дохукском университете наблюдается в последние годы, после свержения баасистского режима.

В целом министерство образования является одним из важнейших современного Иракского Курдистана. Начиная с 1992 г. в автономии формировалась по сути национальная система образования, которое стало массовым и можно говорить об обязательном среднем образовании. В связи с демографической структурой в Южном Курдистане и массовизацией среднего образования в последние годы введены в строй тысячи новых школ. Теперь школы имеются практически во всех населённых пунктах. Однако уровень образования, несмотря на значительный объём имеющихся в распоряжении курдистанской администрации средств, весьма низок. Вместе с тем в связи с ростом благосостояния увеличивается спрос на образование.

Министром по делам пешмерга (фактически министр обороны) остался Джафар Мустафа Али. Он родился в 1950 г. в провинции Сулеймания, в конце 1960-х вступил в ряды пешмерга, с 1997 г. в сулейманийской администрации заместитель министра по делам пешмерга, с 2004 г. член парламента Курдистана. После объединения двух министерств пешмерга (ДПК и ПСК) в 2006 г. стал министром пешмерга.

Джафар Али является одним из наиболее влиятельных лиц нынешнего курдского правительства, что обусловлено как его личными качествами, так и особой ролью министерства пешмерга.

Пешмерга для Курдистане являются не просто силами самообороны, а представляют собой своеобразную святость. Не случайно, отвечая на вопрос о самом дорогом для него звании, президент Масуд Барзани отвечает пешмерга. На протяжении многих десятилетий пешмерга являлись олицетворением курдского национально-освободительного движения. И ныне силы пешмерга считаются главной гарантией предотвращения авантюр со стороны Багдада и защиты статуса курдской автономии в Ираке.

В последние годы силы пешмерга претерпели существенные изменения. Сегодня в значительной степени это регулярные армейские подразделения, лучшие из которых прошли серьёзную подготовку в американских войсках. Не случайно, Соединённые Штаты очень высоко оценивают важность взаимодействия с пешмерга.

Несмотря на то, что отряды пешмерга во многом ещё находятся под влиянием двух крупнейших партий ДПК и ПСК, очевидно, что происходит их заметная эволюция в общекурдистанскую армию.

Вместе с тем, очевидно, что силы пешмерга нуждаются в дальнейших реформах. Очевидно, что в имеющемся количестве пешмерга в автономии (почти 200 тыс.) нет необходимости. Это осознаётся и курдскими лидерами. Джафар Али неоднократно заявлял о необходимости реформирования сил пешмерга. Однако нынешняя система является источником дохода значительного количества семьей и увольнение десятков тысяч человек из армии может привести к социальным осложнениям. Поэтому реформа пешмерга, по-видимому, сталкивается со значительными трудностями. Очевидно, речь идёт о дальнейшей профессионализации курдистанской армии, которая будет состоять из нескольких десятков тысяч человек (представляется, что хватило бы 30–50 тысяч) при одновременном развитии системы резерва.

Министром финансов и экономики остался Байз Саид Мухамед Талабани (родился в 1944 г. в Киркуке). С 2002 г. он являлся министром финансов и экономики сулейманийской администрации, с 2006 г. министр финансов и экономики Региона Курдистан. Основной задачей министра финансов и экономики является формирование единой системы финансов и бюджета автономии и лоббирование курдских требований в Багдаде. Поскольку налоговая база в Иракском Курдистане практически отсутствует, главная работа министра финансов и экономики заключается во взаимодействии с центральными властями. Переговоры в основном касаются различных выплат и финансирования, касающихся доли автономии (доля в общих доходах, финансирование пешмерга и т.д.)

Министр культуры и молодёжи – Кава Махмуд Шакир, родился в 1958 г. в Киркуке, в 1979 г. окончил отделение права и политологии Багдадского университете, получил степень магистра политологии (в области исламских исследований) в Голландии. С начала 1980-х гг. присоединился к компартии Курдистана, вступил в ряды пешмерга, с 1990-х годов работал главным редактором газеты «Регаи Курдистан» и советником в парламенте. С 2009 г. занимает пост министра культуры и молодёжи.

Министром промышленности и торговли с 2009 г. является Синан Абдулхалик Ахмед Челеби (туркоман). Он родился в 1944 г. в Эрбиле, получил степень бакалавра и магистра по архитектуре (1972 г.) в анкарском Средневосточном техническом университете. Являлся учредителем инжиниринговой компании в Багдаде. В 1993 г. небольшое время руководил Туркоманским фронтом, работал заместителем директора Фонда Ихсана Дограмачи (эрбильского туркомана, сделавшего большую карьеру в Турецкой Республике, в частности, возглавлявшего Совет по высшего образованию, и создавшего в середине 1980-х годов негосударственный Билькентский университет, положив начало созданию частных вузов в Турции). Считается, что Синан Абдулхалик Ахмед Челеби тесно связан с турецкими кругами.

Он также является одним из наиболее «незаметных» лиц в правительстве. Это объясняется следующим.

В автономии фактически отсутствует промышленность, а торговля представляет собой лишь импорт. Строительный сектор большей частью контролируется турецкими компаниями, значительная часть торговли также приходится на Турцию. Учитывая, что Ирак стал вторым по объёму турецкого экспорта торговым партнёром Турции после ФРГ, и что основная часть турецкого экспорта приходится на Иракский Курдистан, очевидна роль этого региона для вывоза турецких товаров и работы компаний этой страны за рубежом. Челеби фактически играет роль представителя турецкого бизнеса в курдистанском правительстве.

Министром электроэнергетики оставлся Ясин Абубакр Мухамед Мавети. В 1994 г. он получил диплом инженера в области электроэнергетики. С этого времени работает на различных должностях в электроэнергетической отрасли. В 5-м кабинете министров являлся советником министра электроэнергетики. В 2009 г. получил пост министра электроэнергетики в правительстве Бархама Салеха.

Министерство электроэнергетики становится одним из основных органов в автономии. Резкий рост благосостояния, строительство массового жилья многократно увеличили спрос на электроэнергию. Хотя в последние годы в Регионе Курдистан введены в действие электростанции мощностью свыше 1 тыс. МВт, автономия всё ещё испытывает серьёзный дефицит электроэнергии. Вместе с тем ситуация с подачей электроэнергии здесь значительно лучше, чем в арабской части Ирака, и большую часть суток местное население получает электроэнергию. В настоящее время южнокурдистанские власти планируют осуществление проектов сооружения новых мощностей. Отметим, что нехватка электроэнергии вызывает нередко социальные волнения.

Министром по делам мучеников и жертв Анфаля остался Сабах Ахмед Мухамед (Мамоста Арам, Учитель Арам). Родился в 1958 г. в Киркуке, получил степень магистра в Лондоне в области информационных технологий, там же степень магистра в области управления. С 1974 г., уйдя в горы, вступил в ряды курдского сопротивления, в 1977–1981 г. член подпольной организации ПСК в Киркуке, в эмиграции являлся одним из активистов курдской общины в Великобритании, в 6-м кабинете министров уже занимал этот пост.

Учитывая, что в результате репресий баасистского режима, было уничтожено несколько сот тысяч курдов, это министерство можно назвать своеобразным министерством социальной защиты и памяти Курдистана. Практически каждая курдская семья пострадала в результате действий иракских властей.

Министром юстиции назначен Шерван Насих Абдулла Хайдери, родившийся в 1945 г. в Эрбиле. По образованию юрист, в парламенте Курдистана двух созывов возглавлял юридический комитет, до этого являлся главой администрации одного из районов, был председателем Союза адвокатов Курдистана.

Министром вакуфов и вопросов религии стал Камил Али Азиз ( родился в 1955 г.). Ранее работал аудитором в Сулеймании, один из основателей Исламского движения Курдистана. Роль этого министерства в последнее время растёт, учитывая масштабы исламизации Курдистана. Ежегодно в автономии в строй вводится огромное количество мечетей (в некоторые годы даже около 500). Зажиточные люди жертвуют на их сооружение значительные средства. Южнокурдистанские власти даже обращались к ним с призывом выделять средства на строительство объектов здравоохранения и образования, утверждая, что это является не менее богоугодным делом, чем строительство мечетей.

Министром транспорта и связи стал Джонсун Сиявеш Эю Рихане. Родился в 1971 г. провинции Эрбиль, проживает в ассирийском квартале Эрбиля Айнкава. В 1993 г. окончил отделение географии Университета им. Салахэддина. Состоит в различных ассирийских организациях.

Министр реконструкции и жилья Камран Ахмед Абдулла родился в 1957 г., в 1981 г. получил квалификацию инженера в Сулейманийском университете, работал инженером в различных организациях, руководил Сулейманийским международным аэропортом. Пост министра получил в 2009 году.

Бюджет этого министерства, а, соответственно, и роль неуклонно растут. Власти выделяют значительные средства на строительство новых районов в городах автономии, наблюдается бум в сооружении массового жилья.

Сохранила за собой пост министра труда и социальных отношений (является министром с 2009 г.) Асос Наджиб Абдулла. Она родилась в 1974 г. в Туз-Хурмату, в 1995 г. окончила юрфак эрбильского Университета им. Салахэддина, с 1995 г. состоит в ПСК, ранее работала судьёй в Сулеймании.

Министр сельского хозяйства и водных ресурсов назначен Сирван Бабан. Он получил образование в Багдаде и Великобритании, работал в Великобритании и Австралии. В 2007 г. являлся главой Школы экологии и управления в австралийском Southern Cross University. В 2009 г. стал вице-канцлером (т.е. фактически руководитель, поскольку канцлер университета Нечирван Барзани) англоязычного Курдистанского университете в Эрбиле. В результате проведённых им в университете реформ значительная часть преподавателей была уволена, в университете наблюдались скандалы.

Сельское хозяйство Курдистана сегодня практически не существует. Многочисленные проекты, направленные на финансовые вливания сельскохозяйственный сектор не привели к увеличению производства местной аграрной продукции и уменьшению импорта. Многочисленные гидрохозяйственные проекты, озвученные южнокурдистанскими властями несколько лет назад, также не реализованы, хотя они имеют значительно больше шансов на осуществление, чем создание конкурентоспособного аграрного сектора.

Министром высшего образования и научных исследований назначен Али Саид. Указанное ведомство также является бесполезным в правительстве автономии. Местные вузы в мировых рейтингам уступают многим университетам стран южнее Сахары и Афганистана. Объём научных исследований Ирака (а в Регионе Курдистан, соответственно, ещё меньше), выражающийся в статьях в ведущих мировых журналах, сопоставим с уровнем среднего турецкого вуза. Кроме того, в мире весьма редкой является практика наличия министерства высшего образования.

На пост министра здравоохранения назначен Рекаут Хама Рашид.

Кроме того, ранг министра имеют глава аппарата Совета министров, секретарь правительства, глава департамента внешних сношений (де-факто министр иностранных дел), председатель инвестиционного совета.

Высоким влиянием в правительстве автономии обладает глава департамента внешних сношений Фалах Мустафа Бакр. Он родился в Эрбиле в 1964 г., в 1986 г. окончил Мосульский университет по специальности «английский язык и литература». В 1995 г. получил степень магистра в Университете Бата, в 2001 г. окончил программу для высших госслужащих в Школе госуправления им. Кеннеди при Гарвардском университете. В 1996–1999 гг. работал в Бюро общественных отношений ДПК, в 1999–2002 – замминистра сельского хозяйства и ирригации, в 2002–2004 гг. старший советник премьер-министра Нечирвана Барзани, в 2003 г. представитель РегПК при Временной коалиционной администрации. С 2006 г. возглавляет департамент внешних сношений, фактически сформировав южнокурдистанскую дипломатическую службу. Хорошо известен в международных кругах, частый гость в зарубежных университетах и мозговых центрах.

Итак, новое правительства Курдистана во многом сохранило свою преемственность. Вместе с тем перед нынешним руководством курдской автономии стоят новые задачи, связанные с поиском своего места в регионе и мире. Понимание нежелания Багдада смириться с самостоятельностью Региона Курдистан и диктаторские стремления всех иракских арабских правителей, укрепляет мнение, господствующее на курдской улице, о невозможности обеспечения дальнейшего развития в составе Ираке. Поэтому, по-видимому, задачей Эрбиля в ближайшее годы будет укрепление положения автономии на международной арене и подготовка почвы для реализации курдской мечты.

Интересен также кадровый состав нового правительства. Он является весьма разношёрстным. В правительстве представлены выходцы из всех районов этногеографического Южного Курдистана (в т.ч. районов, не входящих в административные границы Региона Курдистан), крупнейшие этнические меньшинства Курдистана. Различен и образовательный уровень членов правительства – от людей с неполным средним образованием до обладателей магистерских и докторских степеней ведущих западных вузов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

17 Re: Турция в Чт Авг 16, 2012 4:38 pm

Admin


Admin
О бюджете центральной администрации и наборе новых чиновников в Турции в 2012 году

И.И. Стародубцев

В настоящей статье хотелось бы продолжить тему современного состояния государственной гражданской службы в Турции, обсуждение которой положено в предыщущих публикациях, в частности, в [ 1 , 2].
Стремясь придать «дискуссии» системность и последовательность, обозначим основные вопросы, уже рассмотренные в вышеуказанных статьях. Напомним, что они затрагивали как общее состояние госслужбы, в частности, количественный состав турецкого чиновничества, средний уровень заработных плат, привлекательность госслужбы для молодежи и проч., так и некоторые, несколько более частные моменты, включая: принципы конкурсного отбора, последующую подготовку прошедших отсев к зачислению на место и т.д. Политика руководства страны, направленная на формирование новой чиновничьей элиты, как опоры правящего режима, и стремление к повышению популярности госслужбы отмечены в качестве важных тенденций развития.
При том, что, как уже было отмечено ранее, согласно официальной статистике количественный состав турецких чиновников значительных изменений не претерпевал [3 ], общие расходы на содержание Центральной администрации [4 ] демонстрируют, в абсолютном выражении, значительный рост: с 87,0 млрд. тур. лир в 2001 г. до 313,3 млрд. тур. лир в 2011 г. Однако, по отношению к ВВП, который в указанный отрезок времени увеличился более, чем в шесть раз (с 240,2 млрд. до 1 294,9 млрд. лир), наблюдается некоторое снижение их доли: с 36,2% до 24,2% в период с 2001 по 2011 гг. [5 ].
Параллельным образом растут расходы на персонал: если в 2001 году они составляли 14,5 млрд. тур. лир, то в 2011 г. – уже 85,8 млрд. тур. лир, с учётом отчислений на социальное страхование. В 2011 году расходы на соцстрах составили 12,9 млрд. тур. лир, таким образом, «чистые» расходы на персонал – 72,9 млрд. тур. лир [6 ].
Принятый в конце прошлого года Закон о бюджете Центральной администрации на 2012 г. №6260 устанавливает следующие пределы расходов:

Ведомства, входящие в общий бюджет (аппараты президента и премьер-министра, Меджлис, министерства и различные организации) [7 ] – 344,5 млрд. тур. лир;
Ведомства, распологающие отдельным бюджетом (различные госучреждения, включая исследовательские центры и учебные заведения) [ 8] – 38,9 млрд.;
Надзорные и регулирующие органы [9 ] – 2,0 млрд. тур. лир.
Итого в общей сумме на 2012 г. – 385,5 млрд. тур. лир, включая 81,7 млрд. тур. лир – на содержание персонала и 14,3 млрд. – на соцстрах [10 ].
Общий бюджет за вычетом помощи, выделяемой Казначейством (33,4 млрд. тур. лир), и доли от получаемых доходов (1,2 млрд. тур. лир) составляет 350,9 млрд. тур. лир. Как можно заметить, эта величина на 12% превышает фактические расходы 2011 года [11 ].
С функциональной точки зрения вышеуказанная сумма, 350,9 млрд. тур. лир, разбивается следующим образом:

Общие государственные услуги 108,4 млрд. т.л.
Социальное страхование и социальная помощь 76,4 млрд. т.л.
Образовательные услуги 53,1 млрд. т.л.
Экономические вопросы и услуги 43,8 млрд. т.л.
Поддержание общественного порядка и безопасности 23,6 млрд. т.л.
Оборона 18,3 млрд. т.л.
Здравоохранение 15,5 млрд. т.л.
Культурно-развлекательные и религиозные услуги 6,6 млрд. т.л.
(здесь на долю Управления по делам религии приходится 3,9 млрд. т.л.)

Жилье и социальное обеспечение 4,9 млрд. т.л.
Защита окружающей среды 363 млн. т.л.
Прогнозируемый рост расходов на Центральную администрацию, указанный в приложении к Закону – 8,5% в 2013 году (418,6 млрд. тур. лир без помощи Казначейства и доли от доходов) и 7,5% в 2014 году (449,8 млрд.).
Рассматривая «нормы расходов» отдельных ведомств можно отметить, что в числе проходящих по общему бюджету, за исключением естественным образом выделяющихся Министерства финансов (88,6 млрд. т.л.) и Казначейства (64,7 млрд.), ответственных за «текущие операции» государства, лидируют: Министерство образования (39,2 млрд.), Министерство труда и социальной защиты (31,6 млрд.), Министерство обороны (18,2 млрд.), Министерство здравоохранения (14,4 млрд.) и Управление общей безопасности (12,1 млрд. т.л.).
С точки зрения объёма расходов на персонал, «рейтинг» выглядит следующим образом. Безусловным лидером является Министерство образования (27,7 млрд.), за которым следуют: Управление общей безопасности (8,8 млрд.), Министерство обороны (8,2 млрд.), Министерство здравоохранения (6,8 млрд.) и приблизительно на одном уровне по расходам идут Управление по делам религии и Министерство юстиции (по 3,2 млрд. т.л.).
Обращаясь к организациям, проходящих по отдельным бюджетам, и к ведомствам, осуществляющим надзорные и регулирующие функции, можно отметить, что лидерами в первой группе по общему объему бюджетов являются Генеральный директорат водного хозяйства (8,0 млрд. т.л.), Генеральный директорат автомобильных дорог (6,2 млрд.), Генеральный директорат Управления кредитов и общежитий высшего образования (4,4 млрд.), Генеральный директорат лесного хозяйства (1,9 млрд.), Управление научных и технологических исследований (1,6 млрд.). В числе организаций с наибольшими расходами на персонал фигурируют те же организации, пусть и в несколько иной последовательности.
Среди государственных университетов говорить о получающих наибольшее финансирование не имеет смысла, хотя в их числе и выделяется несколько групп. Однако, в целом внутригрупповое распределение средств – достаточно равномерное.
Во второй группе (куда входят надзорные и регулирующие ведоства) места распределились следующим образом: Совет по информационным технологиям и связи (общий бюджет - 1,3 млрд. т.л.), Агентство по контролю и регулированию финансового рынка (165 млн.), Высший совет по радио и телевидению (137 млн.) и Агентство по регулированию энергетического рынка (116 млн.). Что же до расходов на персонал, то они колеблются в диапазоне от 15 до 60 млн. тур. лир.
Помимо вопросов бюджетирования Центральной администрации, немаловажное место в Законе №6260 отведено принципам и квотам набора персонала на государственную службу в 2012 году. При этом кадровые госслужащие, персонал с временными трудовыми соглашениями и рабочие рассматриваются отдельно.
Применительно к кадровым сотрудникам предусматривается возможность приёма на работу до 50% кадров, освободивших по тем или иным причинам (выход на пенсию, смерть, увольнение и перевод) свои позиции в 2011 году. Для тех ведомств, чьи потребности при таком подходе оказываются незакрытыми, предусматривается возможность приёма на работу в рамках выделенных квот: 5 000 – для ВУЗов, 29 000 – для прочих ведомств.
Следует заметить, что Закон, естественным образом, предусматривает целый ряд исключений из означенных квот, включая, к примеру, вооруженные силы, антитеррористические организации, службы безопасности, ряд категорий медицинских работников, судейских служащих, а также задействованных в таких сферах деятельности, как: сбор налогов, социальная защита, приватизация. Исключением является также приём на работу людей с ограниченными возможностями [12 ]. Они также выводятся за рамки расчётов 50%-го объёма замещения выбывших кадров. При этом приём на работу новых кадров (с учётом требований Закона о государственных служащих №657, в т.ч. в части, затрагивающей вопросы «исключений из правил») осуществляется по согласованию с Управлением по государственным служащим (DPB).
«Красная линия» (50%) действует и при приёме на работу работников ВУЗов, за исключением исследовательских кадров, для которых предусмотрено 100%-е замещение. В том случае, если таким образом потребность в преподавательском составе не будет закрыта, предусматривается квота в 9 тыс. мест, из которых 4 тыс. (дополнительная квота к указанным выше 5 тыс. местам) отдано исследовательским кадрам в рамках Программы подготовки предподавательского состава. Однако и здесь есть исключения, выведенные за рамки квот и пределов замещения – к примеру, они касаются исследовательских кадров в сфере медицины и стоматологии, которые проходят обучение за рубежом.
Применительно к работающим по временным соглашениям, предусматривается продление договорных отношений, при отсутствии возражений со стороны нанимателей, с поправкой размера оплаты труда на условия 2012 года. При этом не допускается превышение количества таких работников по сравнению с предыдущим годом (опять же за исключением возможности принятия «отдельных» решений). Занятость постоянных и временных рабочих ограничена рамками бюджета.
Разъяснение положений Закона №6260 в части приёма на работу госслужащих в 2012 году, а также разбивка по ведомствам установленных квот, рассмотренных по тексту выше (29 + 5 тыс. мест), обнародована Управлением по государственным служащим в конце марта с.г. [13 ].
Ниже приведены основные данные из этой разбивки. При этом рядом с квотами указаны приблизительные [ 14] сведения о текущем количественном составе того или иного ведомства или их группы с тем, чтобы оценить масштаб того набора, который будет произведён в текущем году [15 ]. Итак:

Квота для университетов – 5 000 мест (общая текущая численность предподавательского состава и служащих ВУЗов приближается к 200 тыс. чел., рост около 2,5%).
Квота для Министерства образования – 12 430 мест (текущая численность около 815 тыс. чел., рост около 1,5%).
На прочие ведомства приходится 15 805 мест. В их числе лидируют:
Управление по делам религии - 4 800 мест (тек. – около 100 тыс. чел., рост – 5%);
Агентство по государственным больницам - 1 206 (тек. – около 233 тыс. чел., рост – менее 1%);
Министерство семьи и социальной политики – 900 (тек. – около 10,4 тыс. чел., рост – 9%);
Министерство финансов – 675 (тек. – около 23,1 тыс. чел., рост – 3%);
Директорат лесного хозяйства – 550 (тек. – около 17,6 тыс. чел., рост – 3%);
Министерство внутренних дел – 525 (тек. – около 20,8 тыс. чел., рост – 2,5%);
МИД – 500 (тек. – около 3,2 тыс. чел., рост – 16%);
Управление по кредитам и общежитиям – 420 (тек. – около 7,2 тыс. чел., рост – 6%);
Министерство юстиции – 400 (тек. – около 87,8 тыс. чел., рост – менее 1%);
Директорат водного хозяйства – 350 (тек. – около 7,3 тыс. чел., рост – 5%);
Директорат регистрации и кадастра – 300 (тек. – около 15 тыс. чел., рост – 2%);
Министерство окружающей среды и урбанизации – 300 (тек. – около 9,6 тыс. чел., рост – 3%);
Министерство транспорта, морского сообщения и связи – 300 (тек. – около 2,8 тыс. чел., рост – 11%) и т.д.
Ещё раз следует обратить внимание на тот факт, что указанные квоты не включают ряд ведомств и категорий работников. К таковым относятся, в частности: Министерство обороны, Жандармерия, Береговая охрана, Управление общей безопасности, а также кадры, ранее назначенные в Министерство образования [16 ].
В развитие вопроса необходимо отметить принятие 4 июля с.г. т.н. «Сумочного закона» («Torba Yasas?») [17 ], предусматривающего внесение ряда корректировок и дополнений к указанным выше квотам. Основными из них надо считать дополнительный приём на работу в Министерство образования 40 тыс. учителей, а также прием на работу в Управление общей безопасности 30 тыс. полицейских [18 , 19 ]. Разумеется, следует ожидать, что в ближайшее время будут опубликованы соответствующие корректировки и к Закону №6260.
Кратко подводя итоги данной статьи, можно сказать, что «поднятый пласт» статистической информации и рассмотренные документы позволяют сделать следующие выводы.

Расходы на содержание Центральной администрации в целом и на персонал, в частности, демонстрируют в Турции стремительный рост, увеличившись за десятилетие в 3,6 и 6 раз соответственно. В 2012 предполагается 12%-й рост расходов по сравнению с 2011 г. Ожидается, что в последующие два года рост расходов будет в среднем на уровне 8%.
В функциональной разбивке расходов, запланированных на 2012 г., обращает на себя внимание статья «Культурно-развлекательные и религиозные услуги» и та доля, которая в ней «причитается» Управлению по делам религии - порядка 60%. Это позволяет заключить, что турецкое государство «развлекает» и «воспитывает» граждан, как минимум, в одинаковых пропорциях.
Наибольшими получателями бюджетных средств являются ведомства, отвечающие за образование, труд и социальную защиту, оборону, здравоохранение и безопасность. В разрезе расходов на служащих в «пятёрку» лидеров попадают – Управление по делам религии и Минюст, что также по своему символично.
Согласно Закону №6260 в 2012 году планировалось принять на работу 34 тыс. новых госслужащих (без учёта замещения выбывших и, разумеется, не включая найм сотрудников целым рядом ведомств, в частности, в сфере обороны и безопасности). В числе крупнейших получателей кадров выделяются Министерство образования, государственные университеты, Управление по делам религии. Остальные заметно отстают. При этом с точки зрения «относительного пополнения» ведомств наиболее динамичными являются: МИД (16% роста численного состава), Минтранспорта (11%), Министерство семьи и социальной политики (9%), Управление водного хозяйства и Управление по делам религии (по 5%).
Картина, изложенная выше в п.4, несколько меняется, хотя и непринципиально, с открытием новых вакансий для предподавателей и полицейских в рамках т.н. «Сумочного закона». Здесь небезынтересно появление публикаций, указывающих, что из 40 тыс. учителей, которые будут приняты на работу, необходимо 8 тыс. учителей по предмету «Религия, культура и этика» (третье место в общем списке требуемых специалистов). Авторами отмечается, что в том случае, если этот набор осуществить не удастся, то к предподаванию будут привлекаться сторонние преподаватели на платной основе, в частности, выпускники богословских учебных заведений, включая действующих священнослужителей [20 ].
Завершая: пополнение кадров в текущем году идёт полным ходом. Если сравнивать статистические данные Управления по государственным служащим по количественному составу чиновников в середине апреля с.г., которую автор приводил в статье [21 ], и на настоящее время, нетрудно заметить произошедшие за несколько месяцев изменения, чётко отражающие интенсивную динамику процесса.
Конечно, изложенное выше охватывает лишь частично вопросы приема на госслужбу в Турции в текущем году с теми ограничениями, которые неоднократно озвучивались по тексту статьи, однако, думается, что даже с их учётом общая картина и некоторые акценты, которые делает современное турецкое руководство в рамках развития государственного сектора и реформирования страны в целом – достаточно прозрачны.


1 http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/06-07-12a.htm
2 http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/09-07-12a.htm

3 При этом, в целом занятость в госсекторе демонстрирует рост. Так, согласно данным Государственного комитета по статистике (TUIK) численность с 2008 г. (4-й кв.) по 2012 г. (1-й кв.) выросла с 2,7 до 3,1 млн. человек.

4 Под центральной администрацией подразумеваются: аппараты президента и премьер-министра, Меджлис, министерства и ведомства, государственные университеты и исследовательские центры, надзорные и регулирующие органы и проч.

5 http://www.bumko.gov.tr доступ к статистике 13.08.2012.

6 http://www.bumko.gov.tr доступ к статистике 13.08.2012.

7 Genel Butce kapsam?ndaki Kamu Idareleri.

8 Ozel Butce Idareleri.

9 Duzenleyici ve Denetleyici Kurumlar?.

10 2012 Y?l? Merkezi Yonetim Butce Kanunu. Kanun No.6260. Kabul Tarihi 21/12/2011. http://www.bumko.gov.tr/TR/Genel/BelgeGoster.aspx?F6E10F8892433CFFAC8287D72AD903BE21AE406D1C1546DE

11 2012 Y?l? Merkezi Yonetim Butce Kanunu http://www.bumko.gov.tr/TR/Genel/BelgeGoster.aspx?F6E10F8892433CFFAC8287D72AD903BE21AE406D1C1546DE

12 Премьер-министр страны Р.Т. Эрдоган озвучил намерение заполнения на 3% государственных организаций людьми с ограниченными возможностями на церемонии, посвященной приему на работу 7 746 из них (всего поступивших обращений - 128 330). Немаловажно отметить существование специального ЕГЭ, по аналогии с KPSS, для людей с органиченными возможностями, т.н. Ozurlu Memur Secme S?nav? (OMSS). Dunya Gazetesi. ‘Kamu kuruluslar?ndaki engelli kadrolar doldurulacak’ 10 Agustos 2012 Cuma.

13 http://www.memurlar.net/haber/220681/

14 Приблизительность указанных величин обусловлена тем, что регулярно обновляемая официальная статистика достаточно оперативно отражает меняющуюся численность госслужащих (как с учётом «естественных причин», так и начатого набора - 2012).

15 Статистика Управления по государственным служащим http://www.dpb.gov.tr/dpb_istatistikler.html Доступ 14.08.12.

16 http://www.memurlar.net/haber/220681/

17 Здесь, т.е. в названии Закона, имеется в виду, что в документе содержатся положения, затрагивающие целый спектр вопросов, и поправки к ряду законодательных актов.

18 http://www.stargazete.com/ekonomi/yasa-cikti-40-bin-ogretmen-30-bin-polis-atanabilecek/haber-630458

19 http://www.memurlar.net/haber/251074/

20 ‘Ogretmen yerinde imam’ Cumhuriyet Gazetesi. 8 Agustos 2012. Carsamba.

21 http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/06-07-12a.htm

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

18 Re: Турция в Сб Сен 08, 2012 3:38 am

Admin


Admin
Курдская проблема и сирийский кризис

Сирийский кризис обострил все без исключения конфессиональные проблемы Ближневосточного региона. Помимо глобального суннито-шиитского противостояния – это, прежде всего, курдская проблема, которая грозит превратиться в одну из самых болезненных точек на региональной карте после окончания т.н. «арабской весны». Эта «мина замедленного действия» взорвет ситуацию в самом недалеком будущем в Сирии, Ираке, Турции и Иране. При этом, как полагают эксперты, начнется процесс децентрализации и борьбы за власть не только между крупнейшими курдскими политическими партиями, но и внутри их самих.

К примеру, конфликт в Сирии уже простимулировал эти процессы в стане одного из самых главных раздражителей для Анкары Рабочей партии Курдистана (РПК). Разрыв между Дамаском и Анкарой нарушил «джентльменское соглашение» между сторонами в отношении взаимного нейтралитета по курской проблематике, и вынудил сирийское руководство пойти на беспрецедентные меры по предоставлению сирийским курдам фактической автономии в местах их компактного проживания на севере страны в обмен на поддержку режима. Помимо чисто военного аспекта (курды фактически подменили собой национальные силовые подразделения и спецслужбы), они взяли под свой контроль центры административного управления, а также даже открыли национальные школы. Одновременно активизировалась при поддержке сирийских спецслужб и подрывная работа против непосредственно турецких целей, в том числе и в отношении логистических коридоров тыловой подпитки сирийских повстанцев. Отметим при этом, что лидеры крупнейших курдских партий из Эрбиля поддержали указанную инициативу, и помимо дипломатической поддержки, снабжали своих сирийских братьев оружием и боеприпасами. Эрбиль также оказал всемерную поддержку и по вопросу переброски в район сирийско-турецкой границы боевых отрядов РПК, преследуя при этом две цели. Первая – это безусловное содействие воплощению в жизнь идеи «Великого Курдистана» и стремление перенести иракский опыт на сирийскую почву. Вторая – успокоить США и Турцию, которые сейчас взяли курс на развитие полномасштабных отношений по всему спектру вопросов (включая тему безопасности и реформирования курдских вооруженных формирований и спецслужб) с Эрбилем, и переориентировать наиболее «взрывоопасный сегмент» в лице РПК на другой объект.

Анкара и Вашингтон в свою очередь начали процесс неформальных консультаций с руководством РПК, видя в этом единственный шанс сохранения стабильности в регионе. Сторонниками такого курса в самой Турции, помимо внутренних оппозиционных партий, являются генштаб и руководство спецслужбы МИТ. Что касается военных, то они категорически против «решения курдской проблемы чисто военным путем». При этом просчитывается, что, рано или поздно, после ухода Башара Асада они получают у себя «под боком» в Сирии аналог курдской автономии, уже существующей а Ираке, причем в самом воинственном его исполнении. Что же касается руководителя МИТ и ближайшего сторонника турецкого премьера Т.Эрдогана Х.Фидана, то именно он является главным координатором турецких силовиков по курдской проблематике. Х.Фидан не без давления из Вашингтона, который тесно увязывает лояльность по курскому вопросу с темами технического переоснащения турецкой армии и спецслужб (в том числе, и беспилотниками), также занял позицию ведения переговоров с РПК. Американцы и турки используют в качестве посредника для ведения таких консультаций фактически политическое крыло РПК в парламенте Турции в лице Партии мира и демократии (ПМД), чье присутствие недавно значительно усилилось в Вашингтоне. ПМД назначило своего нового представителя в США Синана Онала, который принимает самое активное участие в этих консультациях. В качестве «жеста доброй воли» американцы даже пошли на решение о выплате компенсаций семьям погибших в декабре прошлого года 34 мирных курдов в результате ошибки наведения БПЛА американского производства.

Как следствие, в самой РПК началось брожение между «соглашателями» и «непримиримыми», которое вылилось в раскол и отстранение от командования отрядами харизматичного полевого командира Фахмана Хусейна (он же Бахоз Эрдал), который проиграл борьбу за лидерство представителю «турецкой ветви» РПК Мурату Каралайяну. Это не первое его политическое поражение внутри партии: в 2010 году он выступил категорически против перемирия с турецкими властями и организовал несколько атак против турецких военных. Отметим, что Ф.Хусейн имел и сохраняет значительное влияние в рядах т.н. ТАК (отрядов городской «герильи» РПК). Он и сейчас продолжает играть важную роль в организации диверсий против турецких целей, опираясь при этом на преданных ему лично бойцов (около 2000) и значительное пополнение из числа сирийских курдов. МИТ располагает проверенными данными о его связях с сирийскими спецслужбами. Так, в июле с.г. по указанию из Дамаска Ф.Хусейн организовал ряд диверсий против турецких силовиков и топливной инфраструктуры в районе города Семдинли рядом с турецко-иракской границей, преследуя цель оттянуть войска Турции от сирийской границы, спровоцировать их новое вторжение в Ирак и тем самым ослабить поддержку отрядов Сирийской свободной армии (ССА). Если еще шире – то и попытаться сорвать сближение Анкары и Эрбиля. Совершенно очевидно, что такая практика будет использоваться Дамаском через подконтрольные ему отряды РПК и в дальнейшем.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

19 Re: Турция в Ср Сен 12, 2012 8:46 pm

Admin


Admin
Новая армия нового турецкого режима

Первая четверть ХХI века проходит под флагом эволюционной трансформации политического режима в Турции, символичными событиями которого стали приход к власти умеренно исламской Партии справедливости и развития, вступление в должность премьер-министра Р.Т. Эрдогана и президента А. Гюля, самоустранение военных, возбуждение против них уголовных дел «Бальоз» (Молот) и «Эргенекон» (Прародина) и изменение Конституции страны. Внешнеполитической целью нового режима является изменение статуса Турции – получение ею статуса современной державы мирового уровня. А для этого нужна хорошо обученная, оснащенная и главное – подчиненная армия.

В Турции армия исторически играла сразу две роли – политическую и военную. Именно органическое сочетание этих двух ипостасей и делала ее могущественной. Однако данный факт в ХХ веке был гиперболизирован настолько, что фактически армия оказалась одним из социально-классовых субъектов, который определял направление развития страны, совершал перевороты, отнимал у приходящей к власти исламской партии власть, изменял законы и проводили новые выборы. Все изменилось с победы на парламентских выборах в самом начале 2000-х Партии справедливости и развития.

Лидер партии Эрдоган начал свою политическую карьеру в юности, в 22 года возглавил одну из молодежных ячеек исламской Партии национального спасения. Партия была ликвидирована во время военного переворота 1980-го года, которым руководил начальник генерального штаба Кенан Эврен. Скорее всего, тогда высокопоставленный генерал и представить себе не мог, что спустя 32 года он будет привлечен к уголовной ответственности. Дело, которое на него заведут, когда у власти будет находиться Эрдоган, первые шаги которого в политике делались именно во время переворота 80-го года. В 1980-м году Эрдоган был уволен с работы после отказа сбрить усы, по которым можно легко понять принадлежность турка к религиозной организации.

Политической наследницей закрытой партии стала Партия благоденствия, членом высшего руководящего совета которой быстро стал Эрдоган. В то время на него оказал большое влияние лидер партии Неджметтин Эрбакан, не без участия которого Эрдоган был избран в 1994 году мэром Стамбула.

12 апреля 2012 года произошло не менее важное событие, чем возбуждение уголовного дела против организатора военного переворота 12 сентября 1980 года Кенана Эврена: в рамках расследования событий 28 февраля 1997 года были арестованы 32 офицера. Среди арестованных военнослужащих оказался довольно влиятельный в военных кругах генерал армии в отставке Чевик Бир, а сами события 28 февраля 1997 года в турецкой прессе получили название «постмодернистский» переворот (Постмодернистский переворот — психологический нажим военных кругов на гражданские власти, демонстрация силы и угроза непосредственного военного переворота с целью добровольного ухода в отставку гражданского правительства).

В целом же, переворот 1997 можно назвать бескровным. 28 февраля 1997 года состоялось заседание Совета Национальной Безопасности. После заседания, длившегося 9 часов и проходившего в напряженной обстановке, были выработаны коммюнике и пакет мер, включавший 18 статей. В соответствие с принятыми статьями, премьер-министр лидер Партии Благоденствия Неджметтин Эрбакан подписал решение о сложении полномочий с 30 июня 1997. В 1997 году Партия Благоденствия была закрыта. В 1998 году Эрбакану было запрещено заниматься политической деятельностью в течение пяти лет за попытку нарушения светского режима, в том же году Эрдоган был осужден за пропаганду взглядов, разжигающих национальную рознь, и публичное декламирование стихотворения исламистского содержания: «мечети – как солдаты, а их минареты как штыки» на митинге, проходившем в декабре 1997 г. в провинции Сиирт.

17 апреля 2012 года премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган выступил в турецком парламенте на партийном собрании. Премьер-министр коснулся широкого спектра вопросов от безработицы до политики в отношении Сирии, а также оценил судебные дела, возбужденные против участников событий 28 февраля. Как пишет газета «Заман», Эрдоган выступил с резкой критикой в адрес военнослужащих, оказавшихся сегодня на скамье подсудимых по громкому процессу о событиях 28 февраля 1997 года. В частности, Р. Т. Эрдоган заявил следующее: «Никакая сила, группа лиц или одно лицо не могут быть выше парламента и воли народа. Никто не имеет права попирать или занижать права народа и парламент. Те, кто во время событий 27 мая, 12 сентября и 28 февраля считали, что парламента не существует, ставили свои интересы над волей народа. Это принесло самый большой вред стране и народу». Отвечая на вопрос лидера главной оппозиционной партии Народно-республиканской партии Кемаля Кылычдароглу о том, какой вред события 28 февраля причинили Партии справедливости и развития, Эрдоган с иронией отметил, что Кемаль Кылычдароглу, по-видимому, не знает истории турецкой политики. «Во-первых, вред причинили народу. Во-вторых, будучи избранным народом на пост мэра Стамбула, я, по директиве (военных-авт.), был посажен в тюрьму».

Эрдоган оказался мудрее своих предшественников. В отличие от них, на протяжении длительного периода времени будучи премьер-министром он не затрагивал на прямую исламскую тематику. При этом медленно, но верно трансформировал судебную систему, влиял на возбуждение уголовных дел в отношении военных, создавал экономическую базу посредством исламских фондов. Иными словами, использовал «мягкую силу» в отношении своих политических противником. Первым переломным моментом стало принятие поправок в Конституцию, когда военные еще могли консолидировано выступить против, но предпочли самоустраниться, судя по всему. преимущественно с целью не допустить отката назад в переговорном процессе о втуплении Турции в ЕС. Эрдоган воспользовался ситуацией и летом 2011 года собрал всех высших военных руководителей во дворце Долмабахче (месте, где умер Ататюрк) и после их отставки фактически заявил о новой странице в истории турецкой армии.

В то же время, нельзя не отметить численность турецкой армии, которая уже вплотную приближается к российской и продолжает удерживать второе место в НАТО. Важно и то, что нынешние власти сделали акцент на перевооружение армии за счет собственного производства.

В ноябре 2011 года Генеральный штаб Турции при новом руководстве впервые официально огласил информацию о численности турецких Вооруженных сил, которая до последнего времени являлось государственной тайной. Выяснилось, что даже ЦРУ, ежегодно публикующее подобную информацию, имело неверные данные. Всего в ВС Турции проходит службу 720 000 человек, из которых 45 0000 – призывники, 40 000 – офицеры, и 50 000 составляет гражданский обслуживающий персонал. Таким образом, турецкая армия по численности является девятой в мире и второй в блоке НАТО, после США, обогнав Великобританию. Учитывая такую динамику роста через 10 лет ВС Турции вполне вероятно войдут в первую пятерку армий по количеству личного состава.

В 2011 году ВМС Турции приняли на вооружение корвет «Хейбелиада», построенный на национальной верфи Pendik по проекту MILGEM. Одновременно с принятием корабля в состав флота на верфи в Стамбуле был спущен на воду второй корвет проекта — «Бююкада». Корветы MILGEM предназначены для рекогносцировки и наблюдения, обнаружения целей, обеспечения безопасности береговых баз, противолодочной борьбы, обеспечения противовоздушной обороны и патрулирования. Корабли длиной 99 метров и водоизмещением 2,3 тысячи тонн способны развивать скорость до 29 узлов, а автономность их плавания составляет десять суток. Корветы проекта MILGEM оснащены рядом радаров для контроля воздушного пространства на небольших дистанциях, сонарами, системой боевого управления G-MSYS, системами радиоэлектронной борьбы, а также различными системами связи, включая Link 11 и Link 16. Каждый корабль вооружен одной 76-миллиметровой пушкой, двумя пулеметами калибра 12,7 миллиметра, восемью крылатыми ракетами Harpoon, пусковой установкой RAM на 21 зенитную ракету RIM-116A и вертикальными пусковыми установками для зенитных ракет RIM-162 ESSM.

В марте 2012 году в Генштабе Турции было заявлено, что планируется построить авианосец длиной 140 метров, водоизмещением 24 тысячи тонн. На строительство должно уйти около 5 лет, еще год – на необходимые процедуры проверки корабля. Через 6-7 лет авианосец будет готов к несению службы. Стоимость корабля оценивается в 1,5 миллиардов долларов. Для корабля также планируется закупить новые истребители у США.

В 2012 году Турция заявила о практической готовности собственного беспилотника, испытание которого, правда, пока что прошло безуспешно. В мае глава Авиационного общества Турции О. Йылдырым, заявил, что организация к 2014 году наладит производство легких пассажирских самолетов, стоимость которых будет сопоставима с ценой на автомобили класса люкс. Ранее, 16 апреля, премьер-министр Турции Р.Т.Эрдоган объявил о желании правительства начать разработку собственных боевых самолетов.

Турецкая армия находится на стадии трансформации. В ближайшие годы она окончательно потеряет статус самостоятельного субъекта турецкой политики, хранителя принципа лаицизма (секуляризации) и подчиниться действующему режиму. В то же время, на лицо улучшение качества турецких вооружений, увеличение численного и качественного состава турецких оборонно-промышленных предприятий. Трансформация политического режима требует не только укрепления «мягкой силы», но и подкрепление «твердой».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

20 Re: Турция в Ср Сен 12, 2012 9:29 pm

Admin


Admin
К вопросу о принятии Турцией новой конституции

На фоне событий, разворачивающихся в регионе, прежде всего в Сирии, важнейший, без преувеличения, процесс, происходящий в Турции, остаётся во многом в тени. Речь идёт о подготовке и принятии новой Конституции страны. Напомним, что действующий в настоящее время вариант Основного закона был принят в 1982 году, вслед за военным переворотом 1980 года.

Несмотря на то, что изменения в Конституцию Турции вносились неоднократно, в т.ч. с «заслушиванием» в ходе референдумов народного волеизъявления (в последний раз в 2010 году), правящая Партия справедливости и развития неоднократно подчёркивала, что страна остро нуждается в принятии новой, как её предпочитают называть в Турции, «гражданской» Конституции. При этом подразумевается, что, несмотря на то, что Конституция страны в 1982 году также принималась в ходе референдума (кстати, её поддержал 91% проголосовавших[i]), «виновниками торжества» были военные, пришедшие ко власти антидемократическим путём.

Надо отметить, что все это время, с восьмидесятых годов и вплоть до последних лет, официальная версия событий заключалась в том, что Турция тех лет стремительно погружалась во внутриполитический и экономический хаос и единственным вариантом спасения ситуации было введение чрезвычайного положения и взятие власти военными, которые при этом опирались на свои права защитников республиканских ценностей и наследия М.К. Ататюрка. Люди, вставшие во главе переворота (в частности, начальник Генерального штаба Кенан Эврен, впоследствии ставший седьмым президентом страны с периодом нахождения у власти с 1982 по 1989 г.г.) рассматривались как «спасители отечества», их имена «отливались в бронзе», а неприкосновенность гарантировалась соответствующими положениями Конституции 1982 года.

Референдум 2010 года чётко показал намерение правящей партии подвергнуть события прошлого, в т.ч. переворот 1982 г., решительной исторической переоценке, ведь помимо целого блока прочих, вынесенных на народное рассмотрение, вопросов, было предложено снять положения о судебной неприкосновенности участников переворота[ii]. В их отношении, незамедлительно после подведения итогов референдума были возбуждены уголовные дела, а в медийном пространстве активизировалась альтернативная идеологии прошлого подача событий: регулярно по вопросу высказываются политики, авторитетные эксперты, жертвы событий, снимаются документальные фильмы, публикуются книги и статьи. Если попробовать выделить основной посыл из всей массы обвинений в адрес турецких военных, то их можно сформулировать следующим образом: военное вмешательство грубо попрало демократические нормы, остановило нормальное поступательное развитие страны (в т.ч. развитие в ней демократии и экономический рост), привело к многочисленным жертвам среди гражданского населения, многие из которых погибли, пропали без вести или подверглись репрессиям. Конституция 1982 года при таком подходе к оценке событий представляется навязанной стране[iii].

Итак, невзирая на достаточно преклонный возраст, оставшихся в живых (не всем «посчастливилось» дожить до этого дня) «героев вчерашнего дня» (к ним относятся, в частности, упомянутый выше начальник Генерального штаба Кенан Эврен и бывший командующий ВВС Тахсин Шахинкая) судят[iv], а рефередум 2010 года, послужив своего рода «пробой пера», открыл дорогу к кардинальной законодательной реформе страны.

Партия справедливости и развития, ведомая своим лидером премьер-министром страны Р.Т. Эрдоганом, не скрывала ни в ходе референдума 2010 года, ни в ходе своей избирательной компании 2011 года своего окончательного «прицела» — намерения «переписать» Конституцию страны. Выиграв парламентские выборы 2011 года, ПСР не только не сбавила обороты, но и, напротив, резко «ускорилась». Следя за новостными сводками, складывается впечатление, что у руководства страны по трудовому законодательству просто отменили все выходные…

Если ещё несколько лет назад принятие новой Конституции страны можно было бы рассматривать как «сверхзадачу», то в настоящее время процесс, что называется «пошёл» и принятие «гражданской» Конституции «мирно» соседствует с другими перспективными планами развития страны, сгруппированными правящей партией под заголовком «Цель 2023», упоминаясь в этом ряду не только не в первую очередь, но даже и не в первых рядах[v]. Причина этого, на первый взгляд загадочного, явления, по-видимому, кроется в удивительном единодушии (по крайней мере в официальной риторике), которого удалось достичь ПСР по продвижению вопроса: против идеи, как таковой, особо не возражают ни оппозиционные партии, ни общественность[vi]. Разумеется, каждые при этом руководствуются своими соображениями, однако, именно это следует считать одним из крупнейших достижений ПСР. Консенсус таков, что разработка проекта новой Конституции ведётся в «штатном» режиме и не является, безусловно, фронтиром медийного пространства.

В этом контексте, к примеру, уместно процитировать лидирующую оппозиционную Народно-республиканскую партию (НРП), которая в своём бюллетене, посвящённом новой Конституции отмечает: «Стало понятно, что Конституция 1982 года, будучи результатом военного переворота и по этой причине — Конституция, выводящая на передний план вместо личности государство не является свободной. К сожалению, изменения, сделанные в 1995 и в 2001 годах, не устранили потребности в современной демократической Конституции… Сегодня Конституция, особенно с учётом сделанных в 2010 году изменений, в полном смысле выглядит как клубок противоречий…»[vii]. Как видно, соглашаясь в целом с назревшей необходимостью принятия новой Конституции, в своём бюллетене НРП подчёркивает «…Новая Конституция должна готовиться не какой-либо отдельной партией, а с предоставлением возможностей по представительству каждому слою общества…»[viii].

Вообще, несколько отклонившись от темы необходимо отметить, что «гонка преследования», которую ведёт НРП с ПСР складывается пока далеко не в пользу первой. Мало того, что НРП не удается перехватить инициативу, она, как в частности показывает вопрос с новой Конституцией, раз за разом оказывается движущейся у правящей партии в фарватере. Понятно, что в стране и однопартийное правительство и подконтрольный по сути ПСР парламент, но всё же в пылу партийной борьбы НРП местами демонстрирует откровенный популизм. И здесь за примерами далеко ходить не надо. В частности, предлагаемое ими право народного вето на строительство АЭС и ГЭС[ix], неизбежно, в силу сложившегося крайне негативного взгляда населения регионов на любую энергетическую стройку (где-то в силу недостаточной осведомлённости, где-то в силу невысокого среднего уровня образования), приведёт к тому, что имеющие критическую важность для развития электроэнергетики, а, следовательно, и экономики страны в целом, проекты попросту окажутся «забаненными». И так в Турции достаточно вялотекущих судебных процессов, которые если грозят не срывом энергетической стратегии развития страны, то во всяком случае привносят в неё изрядную долю «сумятицы».

Возвращаясь в русло дискуссии… Западные партнёры излучают уверенность в том, что новая принятая Конституция будет более демократичной и избавленной от рудиментов прошлого. ЕС вообще давно «точит зуб» на «неприличную» для современного демократического общества идеологизированность турецкого Основного закона и предусмотренные в нём особый статус и исключительную миссию военных. В Докладе по прогрессу Турции в 2011 году (в рамках плохо обозримого процесса по вступлению Турции в ЕС, который можно уже включать в олимпийскую программу, в которой, как известно, «важна не победа, а участие»), «пожурив» руководство страны за то, что референдум 2010 г. не в полной мере соседствовал с «широкими эффективными консультациями с общественностью» (а ведь обещали!), отмечаются усилия турецкого руководства по созданию платформ по обсуждению положений новой Конституции и подчёркивается: «… Новая Коституция должна цементировать стабильность институтов, гарантирующих демократию, верховенство закона, права человека, уважение и защиту меньшинств и обращаться к долгосрочным проблемам, включая курдский вопрос…»[x]. США устами своего посла в Турции Ф. Риккардоне, не размениваясь на «рекомендации», выражает уверенность в «завтрашнем дне» страны, которая будет жить уже в следующем году при новой Конституции, которая будет намного «краше» прежней[xi].

Специально созданная для подготовки проекта новой Конституции парламентская Комиссия, в которую вошли члены всех четырех партий, представленных в парламенте, приступила к работе 19 октября 2011 года. Основная задача Комиссии сформулирована следующим образом – «направлять процесс разработки Конституции и подготовить проект текста Конституции» (здесь и далее [xii]). Комиссия собирается в Анкаре (также при необходимости и за её пределами), как минимум, два дня в неделю, по вторникам и четвергам.

Процесс, окончание которого запланировано на конец 2012 года, разбит на четыре этапа, включая:

1. Сбор материалов и их оценку.

2. Определение принципов и подготовка текста.

3. Обнародование и общественное обсуждение подготовленного текста.

4. Пересмотр проекта с учетом общественного мнения и формирование на его основе предложения (т.е. окончательного проекта).

К настоящему моменту первый этап считается завершенным.

Встречи протоколируются (также возможно принятие специального решения о «разговоре по душам», т.е. без протокола), однако, до завершения работы Комиссии протоколы не публикуются, а распространяются только среди её членов. Более того, заседания Комиссии закрыты для прессы, однако, с целью обеспечения прозрачности, «будут предприниматься необходимые меры», в частности, могут делаться «целесообразные» разъяснения по ходу работы. Несмотря на декларацию о прозрачности на официальном сайте турецкого парламента, на Интернет-странице, посвященной разработке проекта новой Конституции, как информация о ходе заседаний Комиссии, так и какие-либо заявления для публики, отсутствуют.

Тем не менее, следует отметить широчайший, без преувеличения, список тех, кому выражена благодарность за подготовку предложений и рекомендаций. В их числе как «юридические», так и «физические» лица, политики, бизнесмены, юристы, ассоциации, исследовательские центры, университеты и т.д. и т.п. Более того, создан целый ряд альтернативных официальному сайту страниц, посвящённых Основному закону. Так что гражданское общество смело можно считать подключенным к процессу и здесь «нареканий» у Запада быть не должно.

Весьма интересно обратиться к заголовкам специальных тематических исследований, проведённых по заказу Комиссии и охватывающих тот или иной раздел Конституции. Как раз эти исследования опубликованы и позволяют понять, в том или ином приближении, ход мысли Комиссии и те вопросы, которые волнуют разработчиков документа в первую очередь. Итак, по состоянию на момент написания статьи (первая декада сентября 2012 года) подготовлено двадцать спецдокладов (объем каждого из которых зачастую превышает сотню страниц), в которых исследуется опыт зарубежных стран по тому или иному конституционному вопросу. В Приложении №1 к статье их заголовки перечисляются в табличной форме, с указанием тех стран, чей опыт представляет интерес для Комиссии. Очевиден наибольший интерес к законодательству стран ЕС (как «старой» Европы, так и относительно недавно вступивших в ЕС стран), а также США. В отдельных случаях упоминаются Россия, Украина, страны Латинской Америки и Африки.

Если говорить в общем, то налицо – «мозговой штурм», предпринятый со всей турецкой основательностью. О такой черте турок (в первую очередь, имеется в виду политическая и деловая элита страны), можно уже говорить как об устойчивом явлении. Приступая к проработке какого-либо вопроса, делается обширный обзор опыта ведущих стран, подбираются лучшие образцы и предпринимаются попытки их «пересадки» на турецкую «почву», что собственно и наблюдается в процессе подготовки Основного закона.

Что же до частностей, то, как видно, темы докладов «закрывают» широкий круг вопросов конституционного строительства, каждый из которых прорабатывался отдельно специалистом соответствующего профиля или их группой. При этом, с учётом специфики Турции, можно предположить, что в общей массе вопросы, связанные с религией, национальными и религиозными меньшинствами, вооруженными силами и т.д. должны вызывать у Комиссии особый интерес.

До даты вынесения проекта Конституции на публичное обсуждение, озвученной турецким руководством, остаётся чуть больше трёх месяцев. Думается, этот срок сорван не будет, что сулит жаркие дебаты и референдум уже в первой половине 2013 года. Сложно строить прогнозы относительно того, в каком окончательном виде будет принят документ, при всей очевидности того, что европейские подходы при подготовке документа играют и будут играть, как минимум, не последнюю роль. Отсутствие готовых ответов, отнюдь не мешает сформулировать ряд вопросов, которые представляются автору одними из ключевых.

1. Парламентская или президентская республика и то, что с этим связано. В среде экспертов много говорится о намерении правящей партии перейти от первого ко второму.

2. Идеология? Будет ли содержать Конституция имя Ататюрка и кемализм? Автор склоняется к мысли, что это будет деидеологизированная конституция. Место кемализма при этом заменят либерально-демократические ценности по «евростандарту».

3. Светскость (лаицизм), место религии и статус Управления по делам религии? Вероятно, лаицизма в старом понимании этого слова (подчеркнутая нерелигиозность как официальная идеология) не будет. Собственно, религия – уже вышла «из тени» в Турции, так что осталось зафиксировать «де-юре» то, что уже стало «де-факто». Будет ли при этом Управление по делам религии представлять не только ислам, но и другие конфессии – большой вопрос, как впрочем вопросом является станет ли ислам официальной религией в Турции.

4. Особый статус и миссия вооруженных сил. Особая миссия вооруженных сил заключается в защите страны и точка. ПСР прикладывает титанические усилия по возвращению армии в «казармы» и сохранение за турецкой армией полномочий и привилегий, как у отдельной политической силы, в том числе отдельной системы судопроизводства, в прежнем объёме вряд ли возможно.

5. Порядок закрытия политических партий. Известно, что история Турции в этом плане богата на события – в прошлом было закрыто множество политических партий по причине их религиозного уклона. Теперь уже можно без натяжки сказать, что «в прошлом» он рассматривался в качестве угрозы светским республиканским устоям. В 2008 году Партия справедливости и развития благополучно вышла «сухой из воды», но вряд ли захочет сохранять на перспективу такую «бомбу замедленного действия». Так что, запрет политических партий будет возможен, вероятно, только по причинам, связанным с экстремизмом, терроризмом и т.д.

6. Меньшинства и курдский вопрос. Вопрос стоит перед турецким руководством что называется в «полный рост». Активная поддержка Турцией сирийской оппозиции привела к резкому обострению ситуации на востоке страны в регионах компактного проживания курдского населения. Очевидно, что права национальных меньшинств будут подвергнуты ревизии. В каком объёме и какой вектор будет задан решению курдского вопроса, покажет время.

7. Децентрализация управления. Турция стремительно растёт и развивается и для эффективного управления страной нельзя исключать решение о расширении полномочий органов «на местах».

Безусловно, это лишь минимальный набор вопросов, лежащих на поверхности и не на все из них можно дать ответ в настоящее время. Однако, строя догадки и предположения, можно отталкиваться от того посыла, что, по-видимому, новая Конституция, в немалой степени, будет лишь фиксировать то, что и так «по факту» произошло. Собственно именно масштаб турецких преобразований последнего десятилетия (по вопросу турецких реформ заинтересованный читатель может обратиться к [xiii]) во многом способствовал единодушному признанию того факта, что «латанием дыр», т.е. внесением правок в Конституцию 1982 года, тут «не отделаешься».

Завершая данную статью, автор задаётся вопросом о судьбе кемализма в Турции. Очевидно, что он плотно пронизывает жизнь в Турции, являясь уже много лет её неотъемлемым атрибутом. Даже намёк на деидеологизацию, не говоря уже о чём-то более кардинальном, очевидно, будет воспринят значительной частью турецкого общества весьма болезненно. Эта часть общества «боготворит» Ататюрка, размещает его изображения и цитирует его на своих страницах в социальных сетях[xiv], делает татуировки с его «факсимиле» и наклейки с ним же на автомобилях и т.д.[xv] В сознании этих людей патриотизм прочно сросся с кемализмом и разделить их – сродни «опасной хирургической операции».

Вне зависимости от того, будет ли оставлено упоминание Ататюрка и кемализма в новой Конституции или нет, налицо начавшийся процесс по переоценке Османского прошлого[xvi], к которому в прошлом насаждалось достаточно прохладное отношение, и по формированию новой турецкой идеологии (оставим её до поры до времени без названия, поскольку широко тиражируемый термин «пан-османизм» или «новый османизм», по мнению автора, не в полной мере отражает суть турецкого курса, да и использовать его – только соседей «пугать»). И согласно ей кемалистская Турция – один из витков развития страны: виток завершён, Турция выходит из него окрепшей, преобразившейся, приобретя новые черты, но по сути не изменив своему столетиями существовавшему имперскому духу. И какой бы не была европеизированной и деидеологизированной новая Конституция, роль лидера в жизни страны как была определяющей на протяжении веков, так и будет. Восток все-таки… Культ М.К. Ататюрка исподволь утрачивает своё монопольное положение. Ему предложен серьёзный «конкурент» — Р.Т. Эрдоган, которого сравнивают не только с отцом-основателем Турецкой Республики, но и, смотря глубже в историческую ретроспективу, ищут параллели в османской истории. Это ещё не культ, но изображения Р.Т. Эрдогана уже прочно соседствуют с портретами М.К. Ататюрка, и возможно не за горами тот день, когда «бульвар Ататюрка перейдет в бульвар Эрдогана», а слова последнего будут лить «в бронзе».

Приложение №1. Специальные исследования, проведённые в рамках подготовки проекта новой турецкой Конституции.

Тема исследования
Опыт каких стран исследуется
1. Начальные разделы конституций
США, Болгария, Чехия, Эстония, Германия, Франция, Ирландия, Испания, Литва, Венгрия, Польша, Португалия, Словакия, Словения, Греция
2. Принципы, ограничивающие изменения конституций вконституциях различных стран
США, страны ЕС и проч. страны
3. Принцип «верховенства» в конституциях США и стран-членов ЕС
США и страны ЕС
4. Понятие «гражданства» в различных конституциях
США и страны ЕС
5. Отношения между религией и государством в различных европейских странах
6. Положения, касающиеся меньшинств в конституциях стран ЕС, США и Турции
США и ЕС
7. Языковые права меньшинств в конституциях стран ЕС, США и Турции
США и ЕС
8. Положения, касающиеся образования в конституциях ЕС, США и Турции
США и ЕС
9. Положения, касающиеся экономики и финансов в конституциях некоторых стран
Страны ОЭСР
10. Надзорные и регулирующие органы в Конституциях стран-членов ЕС и США
Финляндия, Венгрия, Румыния, Греция
11. Право на защиту прав, право на справедливое судебное разбирательство, гарании законодательных прав и положения о формировании судебной системы в конституциях некоторых стран
Германия, США, Австрия, Эстония, Голландия, Испания, Швейцария, Италия, Люксембург, Польша, Португалия, Венгрия, Словакия, Греция
12. Профессия судей и прокуроров, организация гарантий судьям и прокурорам в конституциях различных стран
Германия, США, Австрия, Бельгия, Дания, Франция, Голландия, Испания, Ирландия, Италия, Япония, Венгрия, Польша, Португалия, Румыния
13. Конституционные принципы, касающиеся преступлений и наказаний
Германия, Бельгия, Болгария, Дания, Эстония, Финляндия, Франция, Грузия, Хорватия, Голландия, Испания, Швеция, Швейцария, Норвегия, Румыния, Россия, Словакия, Словения, Украина, Греция
14. Конституционные принципы, касающиеся Верховного суда и Государственного совета
Файл не доступен
15. Разделы конституций различных стран, касающиеся Верховного командования, назначения военного персонала, Вооруженных сил, военной службы, органов, схожих с Советом национальной безопасности
Страны ЕС, Россия, Украина, Македония
16. Принципы, касающиеся выборов, в конституциях различных стран
США и страны ЕС
17. Референдумы в конституциях различных стран
США и страны ЕС
18. Процесс подготовки межправительственных соглашений в конституциях стран-членов ЕС, США и Турции
США и страны ЕС
19. Гендерное равенство и равенство между мужчинами и женщинами в конституциях европейских стран
Германия, Австрия, Бельгия, Болгария, Финляндия, Франция, Ирландия, Испания, Швеция, Швейцария, Италия, Польша, Португалия, Румыния, Греция
20. Современные меры по обеспечению гендерного равенства и равенства между мужчинами и женщинами в конституциях различных стран
Аргентина, Южная Африка, Кения, Колумбия, Парагвай, Руанда, Уганда
[i] Dünya’nın tanıklığında Türkiye Ekonomisi. 1980-2010. Dönüşümün 30 Yılı. Dünya Yayıncılık A.Ş. Nisan 2010, İstanbul.
[ii] Вряд ли российского читателя способно удивить то обстоятельство, что за пакет поправок, который включал множество разноплановых вопросов, в которые был «зашит» и рассматриваемый, было предложено голосовать «скопом»: «да» или «нет», без варианта согласовать или отклонить отдельные положения. Всё-таки политические культуры современных Турции и России – весьма схожи, что должно вдохновить исследователей на дальнейший поиск соответствующих параллелей.
[iii] Безусловно, событиями 1980-1982 гг. «инвентаризация» не ограничивается. Скажем, параллельно идёт дело об отстранении военными от власти правительства премьер-министра Н. Эрбакана 28 февраля 1997 года.
[iv] Видимо, это дело будет доведено до конца без скидок на преклонный возраст. Думается, что данный процесс имеет весьма важное значение в процессе «возвращения военных в казармы», т.е. устранения их, как четвертой силы из политической жизни страны и исключения в будущем вероятности повторения событий.
[vi] Что же до турецких военных, то они с «трибуны» по «гражданским» вопросам высказываются всё реже и реже.
[xiii] И.И. Стародубцев. Трансформирующаяся Турция. Институт Ближнего Востока – МГИМО – Университет МИД РФ, Москва, 2011.
[xiv] Скажем, одно из крылатых выражений «Ne mutlu Türküm diyene», что можно перевести как «Счастив тот, кто является турком» — «руководящий» принцип – слоган системы образования кемалистской Турции.
[xv] Характерно, что в Турции не стали особенно муссировать тему избиения турецких болельщиков и сожжения изображения М.К. Ататюрка в ходе футбольного матча Спартак — Фенербахче в Москве 21 августа с.г. и вопрос достаточно быстро «сошёл на нет». Необходимо отметить, что турки, весьма болезненно воспринимают любое покушение на любой из своих национальных символов и остро на них реагируют, не оставляя попыток добиться полной сатисфакции. В данном случае Турция чётко показала, что она не собирается ссориться с Россией из-за поведения немногочисленной группы т.н. «болельщиков» (любая, даже самая мягкая, характеристика в их адрес, неизбежно сделает тесными для автора рамки научной и околонаучной лексики), на что, видимо, имеет веские причины.
[xvi] Переоценка исторического наследия Османской империи чётко прослеживается по книгам, передачам, полнометражным фильмам и сериалам. Знаковым стала съемка в 2012 году весьма бюджетного фильма «Фатих 1453», посвященного, как это следует из названия, взятию турками Константинополя. Автор не может скрыть восторга от завершающей сцены фильма, в которой Фатих (Завоеватель) султан Мехмет распахивает двери в храм, где спрятались жители города, произносит проникновенную речь о том, что он принёс им «новую жизнь», старики льют слёзы умиления, дети льнут к султану…

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

21 Re: Турция в Вс Сен 16, 2012 3:51 pm

Admin


Admin
Иран и Сирия используют «курдский фактор» против Турции

Иран и Сирия умело используют против Турции «курдский фактор». По мере того как положение союзника Ирана Башара Асада постепенно ухудшается, Тегеран укрепляет внутреннюю стабильность в Иранском Курдистане.

Пока Дамаск продолжает использовать Рабочую партию Курдистана (РПК) для совершения диверсий на территории Турции, ставшей оплотом Сирийской свободной армии (ССА), и для борьбы против оппозиции на севере и северо-востоке Сирии, Иран использует для этих же нужд другую влиятельную группировку курдов — PJAK или PEJAK (Parti Bo Jiyani Azadi a Kurdistan). В частности, информацию о «возобновлении» поддержки со стороны Ирана боевиков этой группировки предоставил нынешнему шефу ЦРУ Дэвиду Петрэусу его турецкий коллега, директор MIT Хакан Фидан во время недавнего двухдневного (2–3 сентября) визита американца в Стамбул. Эта встреча была посвящена ситуации в Сирии, на которой турецкая сторона пожаловалась на «ирано-сирийские происки».

Примечательно, что некоторое время назад PEJAK считалась едва ли не единственной серьезной курдской организацией, реально борющейся против Ирана. Как бы там ни было, Тегерану удалось не только добиться прекращения огня с ней, но и развернуть ее активность против Турции.

Ранее PEJAK небезуспешно использовали противники ИРИ в попытках дестабилизации в Иранском Курдистане. Ирану долгие годы не удавалось эффективно противостоять рейдам PEJAK и полностью покончить с подпольной сетью этой организации.

Иранские спецслужбы указывали на то, что США особенно активно стали сотрудничать с PEJAK после свержения режима Саддама Хусейна, используя для этого территорию Северного Ирака. Проникавшие оттуда в Иранский Курдистан боевики периодически совершали успешные вылазки.

Однако в сентябре 2011 г. местные источники стали сообщать о том, что PEJAK «сдалась бойцам КСИР» после того, как иранские вооруженные силы установили контроль над высотами Джасосан в северо-западном районе на границе, где располагалась штаб-квартира организации. По сообщениям иранских СМИ, тогда были убиты 180 бойцов PEJAK и ранены 300.

30 сентября 2011 г. заместитель командующего сухопутными силами КСИР, бригадный генерал Абдулла Араки объявил, что в ходе этой и других операций эта группировка потерпела поражение и отошла на территорию Ирака, находясь всего в одном километре от границы с Ираном. По его информации, после этого руководство PEJAK «по рекомендации» РПК приняло решение воздерживаться от военных действий против Ирана и вербовки в свои ряды иранских курдов.

Впрочем, это «перемирие» длилось около полугода, после чего 25 апреля с.г. иранские СМИ сообщили о гибели и ранении восьмерых членов КСИР в ходе нападения боевиков PEJAK в районе Павех провинции Керманшах на западе Ирана.

Однако после этого появились данные о резкой перемене в настроениях PEJAK. По информации местных источников, иранские спецслужбы добились этого, использовав контакты своих сирийских коллег, активно взаимодействующих с РПК и убедивших курдов сосредоточиться на одном противнике и не распылять силы.

Американские и турецкие спецслужбы отмечают, что в последние месяцы действия РПК и ее союзников из числа курдских организаций уже привели к нарушению баланса в движении курдов. Выступление же против Анкары PJAK и вовсе создает для Турции крайне тяжелую ситуацию в юго-восточных районах страны. Активность курдских боевиков там не только не спадает, но и имеет тенденцию к усилению.

Важную роль в этих событиях играет один из лидеров РПК, сирийский курд Фахман Хусейн («Бахоз Эрдаль»). Его боевики продолжают наносить удары не только по небольшим турецким подразделениям, но и по нефтепроводам, идущим из иракского региона Курдистан в Турцию, и даже проводить громкие нападения вроде того, что произошло в июле в городе Семдинли.

Ситуация для Анкары усугубляется и в связи с тем, что в боевые действия против нее все чаще вступают жители самой Турции из числа многочисленной группы местных алевитов. А это еще одно проявление успешной работы иранских и сирийских спецслужб.

Сирийские спецслужбы также реанимировал старые «курдские связи», (возникшие со времен нахождения лидера РПК А. Оджалана в Сирии) для усиления взаимодействия с турецкими революционерами, которые были тесно связаны с РПК. Речь, в частности, идет о группе Mugavim-I Suriyah («Сирийское сопротивление»), которой руководит Урал Михрак, алевит из провинции Хатай, использующийся Дамаском для руководства операциями Турецкого народного фронта освобождения (THKP-C), революционной марксистской группы, действующей в Турции с 1970-х гг. и являвшейся осколком Революционной федерации молодежи.

Сам Урал Михрак тесно связан с сирийскими спецслужбами. Эта связь еще больше усилилась после его бегства из Турции, вызванного приходом там в 1980-е гг. к власти военных, объявивших на него охоту как на опасного террориста. Впоследствии турецкое МВД передало соответствующие документы в Интерпол для его розыска и задержания.

Михрак обосновался в Латакии, был близок к Джамилю Асаду, самому младшему из братьев отца нынешнего президента Сирии Хафеза Асада, и координировал свои действия с самим Оджаланом. Кроме того, сирийские спецслужбы использовали его организацию, имеющую филиалы в Западной Европе, для ликвидации сирийских сторонников «Братьев-мусульман» в Париже в 1980-е гг. По всей видимости, сам Урал Михрак также привлекался к их ликвидации, поскольку в этот период периодически появлялся во Франции и довольно продолжительное время жил там, хотя французская контрразведка DST держала его под неусыпным контролем.

Следует отметить, что выходцы из Турции — как курды, так и турки, — по тем или иным причинам находящиеся в неладах с турецкими законами, сейчас принимаются сирийскими властями едва ли не с распростертыми объятиями и используются для борьбы с противниками режима Асада, в том числе в рядах шабихи. Несмотря на отдельные успехи турецких силовиков, они пока не в состоянии покончить с «курдским» вызовом, из-за которого потенциальная возможность вступления Турции в прямой конфликт с Сирией заметно ограничивается.

В то время как Дамаску за счет беспрецедентных уступок в плане автономии и компенсаций семьям убитых в ходе многочисленных рейдов турецких силовиков «мирных курдов» удалось заручиться поддержкой сирийских курдов, Анкаре, по сути, нечего предложить, кроме перемирия с РПК.

Действия сирийской и иранской сторон по налаживанию сотрудничества с курдами стали неожиданностью для турецкого руководства, до недавнего времени делавшего ставку исключительно на силовые способы борьбы.

Благодаря усилиям Вашингтона, позиция Анкары стала заметно меняться в пользу налаживания мирного диалога с РПК. Однако на деле это приводит лишь к еще большему ущербу не только для турецкого, но и для американского имиджа в глазах курдов.

Достаточно сказать, что колебаниями турецкой правящей элиты относительно выбора в нынешней ситуации средств борьбы с курдским сепаратизмом воспользовалось политическое крыло РПК — Партия мира и демократии (ПМД), имеющая в турецком парламенте 36 депутатов, для получения компенсаций от Турции и США за участие в бомбардировках курдских населенных пунктов и массовом убийстве, по меньшей мере, 34 курдов в декабре 2011 г.

Примечательно, что в случае с диалогом с легальной ПМД турецкому руководству фактически пришлось «наступить на горло собственной песне», поскольку эта партия считается тесно связанной с РПК.

В любом случае, противники Ирана и Сирии пока заметно проигрывают им битву за «умы и сердца» курдов, что создает сильную интригу в развивающихся событиях. Попытка развернуть курдские настроения в противоположную сторону, используя влияние руководства курдской автономии в Ираке во главе с М. Барзани, пока не удается. И это несмотря на усиленную информационную обработку курдского населения, настраивающую его против Дамаска и Тегерана, идущую параллельно с усилением материального стимулирования противников режима Асада.

Все действия Анкары в отношении курдского населения на порядок запаздывают, и здесь сирийскому президенту Б. Асаду пока удается обыгрывать турецкого премьер-министра Р.Т. Эрдогана, которому для того, чтобы добиться реальной перемены настроения курдов, остается лишь пойти по пути иранского и особенно сирийского режимов. Однако турецкое руководство пока к предоставлению автономии «своим» курдам не готово, а реальные возможности американских союзников повлиять на ситуацию заметно ослабевают за пределами Эрбиля.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

22 Re: Турция в Ср Сен 26, 2012 5:50 pm

Admin


Admin
О некоторых аспектах ближневосточной политики Турции

Нынешняя внешняя политика Турции, в том числе ее ближневосточная составляющая начала формироваться после прихода к власти в стране в 2002 г. происламистской Партии справедливости и развития во главе с Р.Т. Эрдоганом. Причем разворот в сторону арабского мира происходил одновременно с реализацией курса «ноль проблем с соседями». Главным идеологом новой внешнеполитической концепции, названой неооттоманством, считается глава МИД Турции А. Давутоглу. В Анкаре считают, что Турция должна восстановить свои позиции на Ближнем Востоке и в Северной Африке, т. е. в районах, некогда входивших в состав Османской империи. Укрепление связей со странами региона стало одним из внешнеполитических приоритетов Анкары. В рамках этого курса Турция улучшила отношения с Сирией, Ираном и Ираком, в то время как связи с Израилем стали постепенно отходить на второй план, а в 2010 г. резко ухудшились. Вместе с тем, наступательная ближневосточная политика Турции вступила в противоречие с региональными интересами Саудовской Аравии, Египта и Ирана.

Усиление ближневосточного вектора турецкой политики было связано и с неудачными попытками Анкары вступить в Евросоюз. На внешние факторы наложилась и серьезная внутренняя трансформация в самой Турции, где отмечается рост исламистских и националистических настроений. Так, по данным опроса (2011 г.) 43% турок не считают НАТО организацией, необходимой для их страны, 53% — не поддерживают вступление Турции в Евросоюз, а 43% респондентов назвали ближневосточные страны более необходимыми для Турции в экономическом отношении, чем страны ЕС.

В то же время начавшаяся на рубеже 2010-2011 гг. «арабская весна» внесла очень серьезные коррективы в ближневосточную политику Турции и ее отношения со многими странами региона. В Анкаре без колебаний поддержали «арабские революции», а турецкие лидеры стали активно продвигать в арабских странах, где к власти пришло новое руководство, свою концепцию «турецкого пути» — мирной революции, основанной на исламских ценностях в сочетании преобразованиями демократического характера. Осенью 2011 г. премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган посетил Тунис, Ливию и Египет, где всячески пропагандировал турецкую «исламскую демократию» в расчете на то, что политические силы, пришедшие к власти в этих странах, возьмут ее в качестве образца для национального строительства. Напомним, что ранее Анкара оказывала активную и разностороннюю помощь ливийским повстанцам, которые вели борьбу за свержение режима М. Каддафи, приняла участие в натов-ской военной операции в Ливии.

Резкий поворот произошел в турецко-сирийских отношениях. После нескольких лет выстраивания дружественных связей с соседней странной Р. Т. Эрдоган полностью перестроил политику по отношению к сирийскому режиму. Из близкого политического и экономического партнера Сирия превратилась во враждебное государство, а свержение режима президента САР Б. Асада стало главной целью турецких властей. Через Турцию противникам Асада поставляется оружие и перебрасываются боевики. На турецкой территории расположена штаб-квартира ведущей вооруженной группировки мятежников — Сирийской свободной армии, и руководящие органы Сирийского национального совета, выполняющего функции политического руководства оппозиции. В Анкаре выступают за создание на территории Сирии «зон безопасности» для мирных жителей, не исключают и иностранной военной интервенции в соседнюю страну. Турция была в числе организаторов группы «Друзья Сирии», созданной противниками режима Б. Асада. Вместе с Египтом, Ираном и Саудовской Аравией Турция участвует в работе недавно организованного «исламского квартета» по сирийскому урегулированию. Анкара тесно координирует с Вашингтоном свою деятельность в Сирии. В то же время, сирийские события показывают, что НАТО не готово безоговорочно удовлетворять внешнеполитические амбиции Анкары, что больно бьет по турецкому стремлению к региональному лидерству. На территории Турции находятся свыше 85 тыс. сирийских беженцев.

Ирак является предметом особого внимания Анкары. С территории этой страны исходит угроза безопасности Турции, что главным образом связано с деятельностью боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК), основные базы которой расположены на севере Ирака. Турецкая авиация и артиллерия регулярно наносят удары по боевикам РПК в Иракском Курдистане. В Анкаре заявляют: «Турция ведет и продолжит вести операции в местах расположения террористических организаций в Северном Ираке», так как иракское правительство «наблюдает за терактами со стороны и не предпринимает никаких действий». Серьезные опасения турецкого руководства вызывает и сохраняющаяся общая нестабильность в Ираке. Вместе с тем, до недавнего времени отношения между двумя странами в целом развивались позитивно. Их обострение, произошедшее в последние месяцы, связано с обвинениями Багдада в адрес Анкары во вмешательстве во внутренние дела Ирака путем поддержки иракской суннитской оппозиции, в том числе в деле вице-президента Ирака Т. аль-Хашеми, а также различием в позициях сторон по отношению к событиям в Сирии. Недовольство Багдада вызывает и расширение политических и экономических (особенно в нефтяной отрасли) связей Турции с иракской курдской автономией. Правительство Ирака подвергло резкой критике не согласованный с Багдадом визит главы МИД Турции А. Давутоглу в Киркук в августе с. г., назвав его «грубым вмешательством» в иракские внутренние дела. Турция традиционно покровительствует иракским туркоманам, проживающим преимущественно в районе Киркука.

Отношения Турции с Сирией и Ираком осложняются проблемой распределения между тремя государствами вод рек Евфрат и Тигр. Причем контроль над водными ресурсами рассматривается Анкарой в качестве ключевого элемента мощи турецкого государства. В Анкаре заявляют, что, строя плотины и контролируя речные стоки в арабские страны, Турция сможет контролировать весь арабский мир. Турецкие власти успешно осуществляют масштабный «Проект Юго-Восточной Анатолии», реализация которого предполагает полностью решить национальную продовольственную проблему, но в то же время резко уменьшит речной сток в Сирию и Ирак.

В нынешнем турецко-иранском диалоге основное место занимают два вопроса. Это курдская проблема и ситуация вокруг ядерной программы ИРИ. Анкара поддерживает право Ирана на мирное использование ядерной энергии, но при этом выступает против возможного создания Ираном атомного оружия. Политическая активность Анкары на иранском направлении обусловлена не только политическими причинами. Иран почти на 20% обеспечивает потребности Турции в природном газе. Кроме того, Турция, стремясь стать крупнейшим транзитным государством по поставкам энергоносителей в Европу, рассчитывает на иранский газ. Вместе с тем, в последнее время Анкра под нажимом США сокращает закупки иранской нефти и газа.

В отношениях двух стран проявляются черты традиционного соперничества в регионе и исламском мире. Имеет место трудно преодолимое взаимное недоверие. Сказываются и конфессиональные различия. В последнее время отношения между Турцией и Ираном осложнились. В Тегеран выразил недовольство согласием Анкары на размещение на турецкой территории радара системы ПРО США. Две страны занимают различные позиции в отношении событий в САР, что, однако, не мешает им участвовать в «исламском квартете» по Сирии. В целом, как считают эксперты, правительство Р. Т. Эрдогана «пытается сохранить взвешенный баланс между политикой США в отношении Ирана и развитием экономических и политических связей со своим крупнейшим и наиболее сильным ближневосточным соседом».

В первые годы после прихода к власти в стране ПСР Турция продолжала развивать партнерские отношения с Израилем в политической, экономической и военной сферах, но постепенно Израиль стал занимать все меньше места в турецкой политике. Отношения между двумя странами ухудшились после проведения Израилем в конце 2008 – начале 2009 г. военной операции против боевиков движения ХАМАС в секторе Газа. Анкара резко осудила израильские действия и выступила в поддержку палестинских исламистов, что способствовало повышению авторитета правительства Р. Т. Эрдогана в арабских и исламских странах. Двусторонние отношения резко обострилась после инцидента с попыткой прорыва блокады сектора Газа т. н. «Флотилией мира» в мае 2010 г., когда в результате действий израильских военных погибли турецкие граждане. В итоге произошел системный кризис в отношениях бывших близких партнёров, который выражается в обострении противоречий между ними по целому спектру региональных проблем. В частности, Анкара обвиняет Израиль в поддержке курдских сепаратистов, а последний начал искать региональных союзников в лице Греции и Кипра. Р. Т. Эрдоган объявил, о замораживании торговых и военных связей с Израилем. Ситуацию усугубляет спор между двумя странами по вопросу об использовании газовых ресурсов на шельфе в Восточном Средиземно-морье.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 5]

На страницу : 1, 2, 3, 4, 5  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения