thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Большой Ближний Восток

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3 ... 11, 12, 13

Перейти вниз  Сообщение [Страница 13 из 13]

301 Re: Большой Ближний Восток в Пн Июн 26, 2017 4:18 pm

Admin


Admin
О военно-морских силах Израиля

Военно-морские силы Израиля (9,5 тыс. человек, резерв – 10 тыс. человек) являются самостоятельным видом вооруженных сил. ВМС рассматриваются политическим руководством Израиля и командованием ВС в качестве важной составной части оборонного потенциала страны, а их развитее считается одним из приоритетов национального военного строительства. В израильской военной доктрине перед ВМС в качестве основной ставится задача нейтрализация действий сил противника на море. В более детальном изложении на них возложено решение следующих задач:

— охрана и оборона побережья страны, военно-морских баз (ВМБ) и морских портов Израиля;

— защита морских коммуникаций в восточной части Средиземного моря (через средиземноморские порты осуществляется 95-97% израильской внешней торговли, ежемесячно в порты страны прибывают 400-450 грузовых и пассажирских судов);

— ведение (как самостоятельно, так и во взаимодействии с ВВС) активных боевых действий против ВМС противника, нарушение его морских коммуникаций;

— нанесение ударов с моря по объектам противника;

— оказание поддержки сухопутным войскам, действующим на приморских направлениях;

— высадка на побережье противника тактических морских десантов и диверсионно-разведывательных групп;

— осуществление морской блокады побережья стран-противников;

— борьба с терроризмом на море.

В связи с обнаружением на континентальном шельфе у берегов Израиля крупнейших запасов углеводородов, особенно природного газа, и началом их добычи перед национальными ВМС поставлена задача обеспечения безопасности месторождений углеводородов и морских путей их транспортировки. Это предполагает значительное увеличение площади акватории, которая должна постоянно патрулироваться израильскими ВМС и потребует наращивания сил флота.

Во главе ВМС стоит командующий, который подчиняется напрямую начальнику Генерального штаба Армии обороны Израиля (АОИ). Он осуществляет руководство флотом через штаб, расположенный в Хайфе. В состав штаба входят: управление штаба (занимается вопросами строительства и боевой подготовки ВМС, координирует деятельность всех управлений ВМС), управление морских операций (занимается вопросами оперативного применения ВМС, развитием военно-морской тактики), разведывательное управление (действует в оперативном подчинении разведывательного управления Генштаба АОИ), управление материально-технического обеспечения и управление кадров.

Главной базой ВМС является Хайфа, ВМБ расположены в Ашдоде и Эйлате, а пункты базирования (ПБ) — в Акко, Атлите и Ашкелоне. Израильские ВМС действуют в трех оперативных районах (зонах): Северном средиземноморском (ГВМБ Хайфа, ПБ Акко, Атлит), Южном средиземноморском (ВМБ Ашдод, ПБ Ашкелон) и Красноморском (ВМБ Эйлат).

Корабельный состав флота сведен в эскадры (флотилии) однородных кораблей и катеров (подводных лодок – 1, корветов – 1, ракетных катеров – 2) и дивизионы сторожевых катеров (3). Основная часть кораблей и катеров базируются на Средиземном море, а на Красном море (в Акабском заливе) имеется лишь один дивизион сторожевых катеров.

В составе израильских ВМС имеется 8 боевых кораблей (подводных лодок — 5, корветов – 3), 56 боевых катеров (ракетных – 10, сторожевых — 46) и 2 вспомогательных судна. Кроме того, в составе ВМС находятся катера для морского спецназа и дистанционно управляемые многоцелевые надводные аппараты (катера) типа «Протектор» c интегрированными боевыми системами. В зависимости от установленного модуля они могут решать задачи наблюдения, разведки, защиты ВМБ от атак террористов, противолодочной, противоминной и противокатерной обороны и РЭБ.

Главной ударной силой флота являются неатомные подводные лодки типа «Долфин», способные решать широкий круг задач. Все субмарины построены в Германии и введены в строй в 1999-2016 гг. (1999-2000 гг. — 3, 2013 г. – 1, 2016 г. — 1). Шестая подлодка будет введена в строй в 2018 г. Лодки оснащены американскими противокорабельными ракетами (ПКР) «Саб-Гарпун» (дальность стрельбы до 280 км), крылатыми ракетами (КР) собственного производства «Попай турбо», имеют торпедное вооружение и могут нести мины. Планируется подписать с Германией соглашение на постройку еще трех подводных лодок. После их вступления в строй три субмарины постройки 1999-2000 гг. будут выведены из состава флота.

Корветы типа «Эйлат» построены в США в 1994-1995 гг. Они оснащены ПКР «Гарпун» (американские, дальность стрельбы до 120 км) и «Габриэль II» (израильского производства, дальность стрельбы до 36 км), ЗРК «Барак» (израильского производства), имеют артиллерийское, противолодочное и радиоэлектронное вооружение, могут принимать на борт противолодочный вертолет. По оценке специалистов, «наступил момент их радикальной модернизации». Однако «для поддержания боевой устойчивости ВМС Израиля необходимо периодически обновлять корабельный состав». С этой целью в Германии до 2025 г. будут построены четыре новых корвета типа «Саар-6», оснащенные более современными ПКР и ЗУР «Барак-8», способными перехватывать самолеты, крылатые и баллистические ракеты.

Ракетные катера типа «Саар-4» (2) и «Саар-4.5» (Cool оснащены ПКР «Гарпун» и «Габриэль», имеют артиллерийское вооружение. Катера типа «Саар-4.5» оснащены ЗРК типа «Барак». Сторожевые катера имеют артиллерийское и противолодочное вооружение.

Вдоль морского побережья страны создана и эффективно действует береговая сеть РЛС и визуального наблюдения. Организовано постоянное патрулирование прибрежных вод, в том числе в районе сектора Газа, которое ведется сторожевыми и ракетными катерами, самолетами и вертолетами. В то же время Израиль не имеет береговых противокорабельных ракетных комплексов.

Действия флота обеспечивают две авиационные эскадрильи из состава ВВС. Первая из них оснащена базовыми патрульными самолетами типа «Си Скэн» (3) израильского производства, вторая – вертолетами AS.565 «Пантера» (5), способными базироваться на корветах. Также имеются беспилотные летательные аппараты. Помимо патрулирования и разведки, на авиационные подразделения возложены задачи по борьбе с подводными лодками и надводными кораблями противника, участию в проведении антитеррористических операций, ведению поисково-спасательных работ на море, транспортировке личного состава и грузов. Часть вертолетов может быть использована для наведения на цель ПКР «Гарпун».

В состав ВМС входит подразделение морских коммандос («Шаетет-13», 300 человек), которое считается вторым по уровню элитарности в израильских вооруженных силах после спецназа Генштаба ЦАХАЛ. Подразделение специализируются на выполнении задач на побережье противника, антитеррористических операциях, операциях по подрыву объектов из-под воды (боевые пловцы). Кроме того, ВМС располагают отдельным подразделением по охране ВМБ. Его бойцы могут также привлекаться для действий против террористов. Имеется и подразделение морского спецназа – «Снапир» («Плавник»), занимающееся патрулированием побережья. Треть его личного состава — женщины.

Оперативная и боевая подготовка ВМС нацелена главным образом на обучение и совершенствование навыков организации взаимодействия между различными родами сил флота. Эксперты считают, что «по своей квалификации военные моряки Израиля одни из лучших на Ближнем Востоке».

Подготовка офицерских кадров для национальных ВМС осуществляется в военно-морском училище в Хайфе со сроком обучения два года. Ежегодно училище выпускает до 50 офицеров. В Хайфе также имеется учебный центр, где готовят младших морских специалистов. Офицеры среднего звена готовятся в национальном командно-штабном колледже и за рубежом.

В целом на сегодняшний день израильские ВМС способны успешно решать задачи по защите национальных интересов и безопасности государства на морском направлении. Их развитие будет идти главным образом по пути наращивания возможностей по охране морских экономических объектов, поражения объектов в глубине территории стран, считающихся вероятными противниками, включая Иран, а также повышения возможностей для действий в прибрежной зоне. Успешная реализация планов развития флота, оснащение его новыми видами оружия и специальной техники, существенно повысит боевые возможности ВМС Израиля, закрепит их качественное превосходство над флотами арабских государств.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

302 Re: Большой Ближний Восток в Пн Июл 03, 2017 8:49 pm

Admin


Admin
О короле Бахрейна Хамаде ибн Иса Аль Халифа

Хамад ибн Иса Аль Халифа родился 28 января 1950 г. в семье Исы ибн Самана Аль-Халифа, ставшего хакимом (правителем), а затем эмиром независимого Бахрейна. 27 июня 1964 г. шейх Хамад был объявлен наследником престола. После чего обучался в Великобритании, сначала в Leys School в Кембридже, а затем в 1968 г. окончил Mons Officer Cadet School в Олдершоте. По возвращению на родину в том же году ему было поручено создание национальной армии — Сил обороны Бахрейна — в связи с предстоящим в 1971 г. выводом британских войск из зоны Персидского залива. В начале 1970-х гг. Хамад обучался в Военно-командном училище Армии США в Форт Ливенворте и в британской Королевской военной академии в Сандхёрсте.

После обретения Бахрейном независимости в 1971 г. Хамад становится первым министром обороны страны, оставаясь на этом посту до 1988 г. Как отмечают биографы Хамада, «вооруженные силы всегда были его главной страстью». Он много сделал для становления национальной армии, уделяя особое внимание развитию военной авиации. С 1977 г. Хамад обучался пилотированию вертолетов. В 1978 г. был назначен первым командующим бахрейнских ВВС, а в 1979 г. стал почетным членом Вертолетного клуба Англии.

В 1970 г. Хамад вошел в состав созданного в Бахрейне Государственного совета, а в 1974 г. включен в число членов Совета семьи Аль Халифа.

Будущий король Хамад интересовался культурой и искусством. В 1978 г. он создал Центр исторических документов, который собирал и публиковал важные документы разных стран мира. С 1975 г. по 1999 г. он был президентом Верховного совета Бахрейна по делам молодежи и спорта. Хамад участвовал в создании Исследовательского центра Бахрейна, который вел работу по самым различным направлениям, как гуманитарным, так и техническим, а также оказывал консультационные услуги правительству страны.

6 марта 1999 г. после кончины отца Хамад Аль Халифа был провозглашен новым эмиром Бахрейна под именем Хамад II. Наследником престола стал шейх Салман – старший сын Хамада от первой жены.

После прихода к власти эмир Хамад начал проводить новый курс во внутренней политике, который некоторые эксперты даже называли демократичным. Так, эмир объявил политическую амнистию, предоставил политические права женщинам, запретил пытки в тюрьмах и отменил Акт о государственной безопасности 1974 г., который позволял полиции заключать любого человека в тюрьму на три года без предъявления обвинений. На референдуме в феврале 2001г. была одобрена разработанная по инициативе Хамада Хартия национальных действий, которая предусматривала конституционное устройство монархии, учреждение двухпалатного парламента и независимую судебную власть. Эмир также начал проводить политику, направленную на некоторое улучшение положения притесняемого шиитского большинства (свыше 60% населения Бахрейна). Сопровождалось правление Хамада и экономическими успехами.

Реформы повысили популярность эмира в стране. В то же время высказывались мнения, что политика Хамада остается антишиитской и реакционной, несмотря на некоторые уступки оппозиции. В частности, упоминалась проводимая властью политика предоставления бахрейнского подданства суннитам, рожденным за рубежом, с целью изменения конфессионального состава населения. Причем основным объектом критики зачастую являлся не монарх, а занимавший с начала 1970-х гг. пост премьер-министра дядя эмира Х. бин Халифа, ставший символом «коррумпированности и самовластья королевской семьи», и в дальнейшем с его именем связывали все реакционные шаги руководства Бахрейна.

14 февраля 2002 г. эмир Хамад II объявил страну конституционной монархией и принял титул короля Бахрейна. 15 февраля была опубликована конституция королевства, не прошедшая никакого общественного обсуждения, но немедленно вступившая в силу. На бумаге она гарантировала бахрейнцам гражданские права без дискриминации по религиозной принадлежности и полу. Но реальная власть оставалась в руках монраха. Так, король назначал правительство, верхнюю палату парламента, мог проводить законы, минуя парламент, распускать его и налагать вето на его законопроекты.

В целом же, несмотря на произошедшие перемены, уровень политической и межконфессиональной напряженности в Бахрейне оставался высоким. Представители шиитской оппозиции требовали приведения политической системы страны в соответствие с провозглашенными ранее демократическими принципами. В ответ власти проводили аресты оппозиционеров.

В феврале 2011 г. под влиянием революций в Тунисе и Египте начались массовые антиправительственные выступления в Бахрейне, которые серьезно дестабилизировали ситуацию в стране. Протестующие решительно требовали проведения в королевстве политических реформ и прекращения политики дискриминации шиитской общины. Одним из основных требований, выдвигавшихся протестующими, была отставка премьер-министра, Х. бен Халифа. 19 февраля король поручил наследному принцу Салману провести переговоры «со всеми без исключения политическими силами страны» и приказал отпустить из тюрем заключенных-шиитов. В целом же власти вели себя непоследовательно — то шли на уступки, то снова пытались применить силу, что в СМИ объясняли борьбой консервативных и реформистских течений внутри семьи короля. В марте правительство ввело военное положение и начало жестоко подавлять волнения. Но собственных сил было недостаточно, и король обратился за помощью к аравийским соседям, после чего в Бахрейн были введены войска и полиция из КСА и ОАЭ. Хамад ввел в стране чрезвычайное положение и в конце марта заявил о раскрытии и подавлении при помощи вооруженных сил иностранного заговора против монархии.

После непродолжительной стабилизации обстановки волнения в стране продолжились и с перерывами не прекращаются по сей день, хотя их массовость заметно меньше, чем в 2011 г. Власти применяют жесткие меры против оппозиции, среди участников акций протестов имеются многочисленные жертвы. В стране продолжаются репрессии и ущемление прав шиитов. В то же время правительство неоднократно предпринимало попытки проведения национального диалога, но оппозиция не верит обещаниям режима. К тому же монарх и его окружение демонстрируют, что их «подход к решению проблемы шиитского большинства на острове остается низменным – ставка в основном на репрессии».

Король Хамад называет саудовского монарха «старшим братом» и демонстрирует полную лояльность Эр-Рияду. Для КСА же «недопустима сама мысль о приходе к власти в Бахрейне шиитов». В этой связи эксперты полагают, что «династии Аль Халифа нечего опасаться, пока стабильна и сильна власть в Эр-Рияде – но сейчас саудовцы сами сталкиваются с вызовами». Поэтому «королю Хамаду остаётся надеяться, что «старшие братья» благополучно решат свои проблемы и продолжат поддерживать его шаткий трон».

Стабильность в Бахрейне важна и для США: на территории королевства находятся важные американские военные базы. На встрече с королем Хамадом 21 мая с. г. президент США Д. Трамп заявил: «Отношения между нашими странами были несколько напряженными, но с этого момента, при нынешней администрации США, напряженности в них не будет, и они будут носить долгосрочный характер».

Манама при проведении своего внешнеполитического курса в основном «не выступает отдельно или вопреки общей политике стран Персидского залива, но, тем не менее, отношения с Россией у Бахрейна развиваются». Король Хамад неоднократно посещал нашу страну и встречался с президентом В. Путиным. Последний его визит в РФ состоялся в сентябре 2016 г., когда по итогам переговоров с В. Путиным стороны «действительно договорились по многим вопросам, наши точки зрения совпадают по основным моментам, прежде всего о необходимости борьбы с терроризмом, необходимости поиска мирного решения существующих противоречий, недопустимости распада государств и свержения законных правительств».

У Хамада четыре жены. На первой он женился в 1968 г., и брак принес ему четырех детей, в том числе наследника престола шейха Салмана. Первая жена короля занимается активной общественной и благотворительной деятельностью, возглавляет организацию «Верховный совет по делам женщин», защищающую права женского населения. Вторая жена короля родом из Кувейта, третья — из Катара, четвертая — из КСА. Всего у короля семь сыновей и пять дочерей. Наследник престола, принц Салман, получил образование в США и, по сведениям СМИ, относится к крылу сторонников реформ.

Среди увлечений короля водные лыжи, плавание, изучение древней истории, шахматы, футбол, игра в гольф, теннис, рыбалка, соколиная охота. Хамад с юных лет увлекается верховой ездой. Основанная им в 1977 г конюшня Амири является одной из самых крупных и дорогих в мире.

В рейтинге богатейших монархов мира король Бахрейна занимает 11-е место. Его состояние оценивается в 5,53 млрд долларов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

303 Re: Большой Ближний Восток в Пн Июл 10, 2017 2:32 pm

Admin


Admin
О военном присутствии стран Запада на Ближнем Востоке

Усиление нестабильности на ближневосточном пространстве в последние годы, возникновение здесь новых вооруженных конфликтов, особенно в Сирии, образование и первоначальное успешное расширение террористического образования «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), способствовали значительному усилению военного присутствия стран Запада, в первую очередь США, в регионе. При этом целью западного военного присутствия на Ближнем Востоке «является придание определенного формата» происходящим в этом районе мира политическим процессам с конечной целью надежно обеспечивать политические, военно-стратегические и экономические интересы США и их союзников в этом геополитическом пространстве, оказывать воздействие на сопредельные с этим регионом государства.

Наращивая свое военное присутствие на Ближнем Востоке, США, а также Великобритания и Франция, придают большое значение получению от союзных и дружественных стран права на использование их территории и объектов в интересах своих вооруженных сил, созданию здесь передовых операционных баз (ПОБ), заблаговременных запасов вооружения и предметов снабжения, необходимых для быстрого развертывания дополнительных сил в случае необходимости.

В настоящее время основу западного военного присутствия на Ближнем Востоке составляют силы военной авиации, периодически, по мере необходимости происходит наращивание военно-морских сил (США, Франция). Сухопутный компонент пока представлен главным образом подразделениями спецназа США и некоторых других стран НАТО (в Сирии, Ираке), военными советниками и инструкторами, участвующими в обучении иракской армии, сил безопасности и курдских формирований пешмерга, а также различных групп противников режима президента САР Б. Асада (на территории Сирии и Иордании). По информации СМИ, что США создали базу на севере Сирии для доставки оружия, поддерживаемы ими повстанцам.

Авиация США и их союзников, действующая против террористов ИГ на территории Сирии и Ирака, использует авиабазы, расположенные в Турции, Кувейте, Катаре, ОАЭ, Омане, Иордании и на Кипре. Состав авиаподразделений, находящихся на этих базах, периодически меняется по ротации, в зависимости от поставленных задач и по другим причинам.

На территории Турции в операциях против боевиков ИГ в Сирии и Ираке задействована военно-воздушная база (ВВБ) Инджирлик, где базируются американские тактические истребители F-15, штурмовики А-10, военно-транспортные самолеты и БПЛА «Предатор». Германия разместила в Инджирлике самолеты–разведчики «Торнадо», однако ввиду ухудшения германо-турецких отношений эти машины перебрасываются в Иорданию.

На Кипре на ВВБ Акротири базируются британские истребители-бомбардировщики типа «Торнадо» и самолет-разведчик «Сентинел».

В восточной части Средиземного моря может действовать 6-й оперативный флот ВМС США. Основу его ударной силы составляют 1-2 авианосные ударные группы. Имеются также противолодочные корабли и десантные корабли с морской пехотой (до 1600 человек). В составе флота имеются атомные стратегические подлодки, несущие баллистические ядерные ракеты.

ВС США могут использовать инфраструктуру Израиля для складирования вооружения и материальных средств, а также для переброски войск в зоны возможных конфликтов в ближневосточном регионе. Египет предоставил ВС США льготы по использованию территории, воздушного пространства и портов страны по предварительному согласованию с Каиром.

Иордания подписала соглашение о доступе ВС США на национальные военные объекты. Американская авиация использует аэродромы королевства для перелетов в зону Персидского залива. На ВВБ Муфавак ас-Салти базируются американские и голландские тактические истребители F-16 и французские истребители-бомбардировщики «Мираж» 2000. В Иордании размещены две батареи американских ЗРК «Пэтриот». С 2015 г. в ходе ежегодно проводимых на территории Иордании многонациональных учений «Нетерпеливый лев» американские стратегические бомбардировщики Б-52 и В-1В отрабатывают перелет из континентальной части США в Иорданию и обратно.

Наибольшее число западных военных баз и объектов в регионе расположено в зоне Персидского залива. Так, в Кувейте США имеют складской комплекс для хранения вооружения (Кэмп-Арифджан), а также передовые операционные базы Кэмп-Бьюринг и Кэмп-Виргиния. Их планируется использовать в качестве пунктов приема и подготовки личного состава, прибывающего для дальнейшей переброски его в кризисные районы. Кувейтские ПОБ рассчитаны на размещение до 40 тыс. военнослужащих. НА ВВБ Ахмад аль-Джабер базируются американские штурмовики А-10, канадские (СF-18А) и итальянские («Торнадо») истребители-бомбардировщики, итальянские БПЛА «Предатор». НА ВВБ Али ас-Салем находятся американские БПЛА «Предатор» и «Рипер», британские БПЛА «Рипер». В эмирате размещены 4 батареи американских ЗРК «Пэтриот», бронетанковая и вертолетная бригады, другие части Армии США, всего до 15 тыс. военнослужащих.

На территории Бахрейна расположен штаб 5-го оперативного флота ВМС США и главные компоненты обеспечения его функционирования. На ВМБ Манама базируются оперативные группы флота. Периодически местная ВВБ «Шейх Иса» используется американской авиацией для патрулирования в зоне Персидского залива и транспортных целей. Здесь же находится КП ВВС США. Всего в Бахрейне размещено до 5000 американских военнослужащих, в том числе батарея ЗРК «Пэтриот». 5-й флот не имеет собственного постоянного корабельного состава и представлен боевыми кораблями и вспомогательными судами, прибывающими в район ответственности объединения из Атлантического и Тихоокеанского флотов. Ядро боевого состава флота составляют авианосные ударные (1-3) и амфибийно-десантные (1-2) группы. Имеются также минно-тральные и вспомогательные силы. Многие надводные корабли и подводные лодки, действующие в составе объединения, оснащены крылатыми ракетами «Томахок».

Крупнейшим военным объектом США на территории Катара (и на Ближнем Востоке) является ВВБ Эль-Удейд. Она имеет наиболее протяженную взлетно-посадочную полосу в регионе — 4,5 км, что позволяет принимать самые тяжелые самолеты. База оснащена новейшими системами связи и управления. На ней заскладированы значительные запасы боеприпасов, топлива, ГСМ, других видов снабжения, что позволяет обеспечивать ведение боевых действий в течение длительного времени. На базе также находится Центр управления воздушными операциями СЕНТКОМ. На Эль-Удейде базируются американские стратегические бомбардировщики В-1В, американские и британские самолеты РЭБ типа RС-135. На базе Эс-Сайлия складированы вооружение и имущество для бронетанковой бригады ВС США. Здесь же размещен передовой КП Центрального командования ВС США и КП спецназа СЕНТОКМ. Всего на территории Катара находится до 11 тыс. американских военнослужащих, в том числе две батареи ЗРК «Пэтриот».

В ОАЭ на ВВБ Эль-Джафра размещены американские истребители 5-го поколения F-22, тактические истребители типа F-15, самолеты-разведчики U-2S, БПЛА «Глобал Хоук». В Эмиратах находится КП ВВС США. Имеется договоренность об аренде американцами аэродромов Рас-эль-Хайма и Эль-Фуджейра, которые по планам оперативного развертывания группировки военной авиации США в регионе предназначены для базирования тактической авиации и стратегических самолетов-разведчиков. В ОАЭ расположены склады для ВМС США. В качестве пункта МТО ВМС США используют порт Эль-Фуджейра, американские военные корабли имеют право захода в порт Абу-Даби. Всего в ОАЭ дислоцировано до 5 тыс. американских военнослужащих. Франция разместила на ВВБ Эль-Джафра свои новейшие истребители «Рафаль» и морской патрульный самолет «Атлантик». Австралия базирует на Эль-Джафре истребители-бомбардировщики F/А-18А.

Оман предоставил США право пользовать базы на своей территории: ВВБ Масира, Марказ-Тамарид, Сиб, Эль-Хасиб, пункты базирования ВМС в Маскате, Матре, Райсуте и Сиди Лехза. Причем ВВБ Масира и порт Матра фактически поступили в постоянное пользование, а остальные — в случае особых обстоятельств. Стратегические бомбардировщики В-1В в настоящее время базируются на ВВБ Марказ-Тамарид. В Омане имеется КП ВВС США. Всего в султанате размещено 200 американских военнослужащих.

На военной базе США на острове Диего-Гарсиа в Индийском океане находится передовой пункт базирования ВМС, способный принимать корабли и суда всех классов. Здесь базируются две эскадры судов-складов, предназначенных для заблаговременного складирования военной техники и средств МТО для передовых группировок. Аэродром на Диего-Гарсиа в состоянии принимать и обслуживать самолеты всех типов. Зарубежные военные эксперты полагают, что именно эта база может быть использована американцами для нанесения первого удара по Ирану.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

304 Re: Большой Ближний Восток в Пн Июл 24, 2017 5:33 pm

Admin


Admin
О премьер-министра Ливана Сааде Харири

Саад ад-Дин Рафик аль-Харири родился 18 апреля 1970 г. Второй сын Рафика Харири (премьер-министра Ливана в 1992-1998 гг. и 2000-2004 гг.) и его первой жены Нидаль аль-Бустани, гражданки Ирака. Родился и вырос в Эр-Рияде. Начальное образование получил в Ливане, затем учился в школах во Франции и Саудовской Аравии. В 1992 г. закончил Джорджтаунский университет (США) по специальности «управление бизнесом». После завершения учебы работал в основанной отцом в 1978 г. крупной строительной компании Saudi Oger Ltd. В начале карьеры Саад занимался отношениями с субподрядчиками и работал прорабом на стройках. В 1996 г. был назначен отцом гендиректором компании. При С. Харири компания осуществила ряд крупных проектов в КСА, а также расширила бизнес за пределы королевства (Африка, Европа, Латинская Америка и США). При Сааде компания также освоила рынок телекоммуникаций. В состав бизнес-империи С. Харири входят компания Saudi Oger (работает в сфере строительства и телекоммуникаций, в основном в КСА), медиа-группа «Аль-Мустакбаль», ливанская компания по недвижимости Solidere, коммерческий банк Banque de la Mediterranee.

После убийства отца в феврале 2005 г. на волне поднявшихся в Ливане антисирийских настроений («кедровой революции»), которая привела к выводу в апреле с территории страны сирийских войск, находившихся здесь с 1976 г., С. Харири стал его политическим преемником, возглавив общественно-политическое движение «Аль-Мустакбаль» («Будущее»). Решение об этом было принято на семейном совете, после того, как старший сын Рафика Харири, Бахаа, предпочел остаться в стороне от политики. При этом, как утверждают журналисты, Саад ранее о политической карьере не помышлял.

Была создана антисирийская «Коалиция 14 марта», заручившаяся поддержкой США, Франции и КСА. Коалиция одержала победу на парламентских выборах в мае-июне 2005 г., завоевав 72 из 128 депутатских мест. После парламентских выборов Харири подчеркивал, что победа одержана не антисирийскими, а проливанскими силами. Как лидер парламентского большинства, С. Харири рассматривался в качестве наиболее вероятного претендента на пост премьер-министра, однако из-за его противостояния с просирийски настроенным президентом Э. Лахудом премьером Ливана стал выдвинутый блоком Харири Ф. Синиора.

В июле-августе 2006г. С. Харири осудил силовые действия Израиля в Ливане, но одновременно выступил с критикой роли Сирии и Ирана в эскалации напряженности в регионе. С. Харири обращался за поддержкой к руководству зарубежных стран с целью достижения прекращения военных действий. В августе он посетил Москву и призвал Россию оказать давление на Израиль для скорейшего мирного урегулирования кризиса.

Вывод израильских войск из Ливана в августе 2006 г. был воспринят многими ливанцами как победа радикального шиитского движения «Хизбалла», что привело к всплеску его популярности. Однако попытки лидера «Хизбаллы» Х. Насраллы использовать это для усиления власти движения были категорически отвергнуты С. Харири, который выступил против любых изменений в правительстве.

В мае 2007 отношения С. Харири с оппозицией обострились после того, как Совбез ООН принял решение об учреждении трибунала по делу об убийстве его отца. Осенью 2007 г. кризис усилился после того, как оппозиция заблокировала в парламенте выборы президента страны. В мае 2008г. в Катаре прошли переговоры между правительством и «Хизбаллой». В них участвовал С. Харири. В итоге парламент провел президентские выборы, на которых победу одержал поддерживавшийся блоком Харири М. Сулейман.

В марте 2009 г. в Гааге открылся международный трибунал по делу об убийстве Рафика Харири, которого добивался Харири-младший, но которому противилась Сирия.

В июне 2009 г. в Ливане прошли очередные парламентские выборы. Блок С. Харири вновь получил большинство в парламенте. После выборов С. Харири объявил о готовности сотрудничать с проигравшей стороной и даже согласился с тем, что разоружение «Хизбаллы», которого на протяжении долгого времени добивался его блок, должно было стать лишь предметом переговоров с исламистами. Президент Ливана М. Сулейман поручил С. Харири сформировать новый кабинет. Однако процесс его создания затянулся из-за торга между различными политическими силами, в том числе оппозицией, за министерские посты. И лишь в ноябре 2007 г. было утверждено правительство национального единства во главе с С. Харири, в которое вошли представители оппозиции, в том числе «Хизбаллы». Вместе с тем, как отмечают эксперты, «нерешительность, низкие интеллектуальные способности и постоянные отлучки за рубеж не позволили ему стать лидером общенационального масштаба. В январе 2011 г. представители оппозиции покинули правительство, и кабинет ушел в отставку. До формирования нового кабинета в июне 2011 г. С. Харири исполнял обязанности премьер-министра, после чего его на этом посту сменил Н. Микати.

Из соображений безопасности политик покинул Ливан и проживал в эмиграции в КСА и Франции. Посещал Ливан в августе 2014 г. и феврале 2015 г., окончательно вернулся в феврале 2016 г. По мнению аналитиков, возвращение С. Харири было связано с финансовыми проблемами, с которыми столкнулась возглавляемая им корпорация Saudi Oger. Отмечается, что кризис, в котором находится Saudi Oger, в значительной степени связан с изменившимся характером отношений С. Харири с саудовским руководством после прихода к власти в 2015 г. короля Сальмана и выхода на передний план в саудовской политике и экономике наследного принца Мухаммеда бен Сальмана. У короля Сальмана и его детей «никогда не было близких отношений с семьей ливанских миллиардеров. Они предпочитают давать подряды французским и испанским компаниям, с которыми связаны доверенными посредниками».

После возвращения в Ливан С. Харири провел целый ряд встреч «с возможными конкурентами на площадке суннитского лидерства и постарался различными посулами склонить их к сотрудничеству». Меняющаяся ситуация вынудила его «искать новых политических партнеров и расширять свои региональные и международные связи». Страна тем временем переживала очередной «президентский кризис» — после ухода М. Сулеймана в отставку в мае 2014 г. ливанские политические силы не могли договориться о кандидатуре нового главы государства.

10 октября 2016 г. С. Харири заявил о поддержке кандидатуры М. Ауна – лидера Свободного патриотического движения и союзника «Хизбаллы» — на пост президента Ливана. Это позволило парламенту избрать 31 октября нового главу государства.

Как полагают эксперты, С. Харири «к компромиссу подвигнул ряд факторов. Так, отношения между Харири и Саудовской Аравией заметно охладели». Его компания Saudi Oger «переживает беспрецедентные финансовые трудности». «Надежды Харири на неминуемое свержение Асада в Сирии оказались тщетными, а позиции Москвы в регионе усиливаются». Серьезные противоречия существуют в ливанском суннитском движении. «В этих условиях С. Харири почел за лучшее застолбить за собой пост главы правительства», о чем и договорился со сторонниками М. Ауна.

В ноябре 2016 г. в ходе консультаций президента с парламентскими фракциями С. Харири получил поддержку 110 из 128 депутатов. 3 ноября М. Аун поручил ему сформировать правительство, а 18 декабря 2016 г. Саад Харири вновь занял пост премьер-министра Ливана.

С. Харири неоднократно высказывался за сохранение возможности диалога с «Хизбаллой», чтобы «избежать восстаний» в Ливане, но при этом подчеркивал, что считает участие радикального движения в сирийском конфликте и предполагаемое участие в конфликте в Йемене «преступным, незаконным и террористическим». С. Харири также заявил, что «Хизбалла» настаивает на том, чтобы интересы Ирана преобладали над ливанскими национальными интересами.

Говоря о конфликте в соседней Сирии, С. Харири заявил: «Несомненно, этот кризис представляет большой вызов для нашей внутренней стабильности». Что касается президента САР Б. Асада, то он, по мнению ливанского политика, «не может быть частью окончательного решения. Может быть, он может быть частью решения на первом этапе, но по-настоящему важным является сохранение институтов, таких как армия и правительство».

С. Харири неоднократно посещал Москву (последний раз в апреле 2016 г.) и встречался с президентом России В. Путиным.

Саад Харири женат на Ларе аль-Азем, представительнице влиятельного сирийского рода, имеет двух сыновей и дочь. Непримиримая вражда семьи аль-Азмов с сирийскими баасистами не могла не отразится на его отношении к правящему в Дамаске режиму.

Исповедует ислам суннитского толка.
Владеет английским и французским языками.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

305 Re: Большой Ближний Восток в Пн Авг 07, 2017 5:03 pm

Admin


Admin
О вооруженных силах Туниса

Правительство Туниса, учитывая ограниченные людские, экономические и военные возможности страны, стремится решать имеющиеся проблемы и конфликтные ситуации, порой возникающие в отношениях с соседними государствами, политическими методами, путем диалога, чтобы не допустить эскалации напряженности при решении спорных межгосударственных вопросов, а тем более решать их силовыми методами. Военно-доктринальные установки тунисского руководства носят сугубо оборонительный характер. Тунис никогда не стремился и не стремится к созданию крупных и мощных ВС, а в случае внешнего нападения или его угрозы рассчитывает на помощь со стороны Запада, прежде всего США и Франции. В то же время Тунис не идет на подписание с ними формальных договоров о совместной обороне.

На сегодняшний день основную внешнюю угрозу безопасности республики, которая требует использования военной силы, представляют вооруженные экстремистские и террористические исламистские группировки, действующие как в соседних с Тунисом странах, так и на территории республики. Так, повышенного внимания требует нестабильная обстановка в Ливии, особенно деятельность в этой стране различных вооруженных группировок. Неспокойная обстановка сохраняется и на границе с Алжиром. Отметим также, что в период после революции 2011г. произошло возрастание роли армии в деле обеспечения внутренней безопасности и стабильности в стране.

На сегодняшний день вооруженные силы Туниса состоят из сухопутных войск, ВВС и ВМС. Они насчитывают 35,8 тыс. человек. Большая часть личного состава армии (23,4 тыс. человек) представлена военнослужащими, проходящими службу по призыву (12 месяцев). Военный бюджет страны в 2015 г. составил 620 млн долларов или 1,42% от ВВП. В Тунисе также имеется национальная гвардия МВД (12 тыс. человек).

Верховным главнокомандующим ВС Туниса является президент республики. Министерство национальной обороны возглавляет гражданское лицо. МНО осуществляет общее руководство армией, отвечает за вопросы ее строительства и использования, боеготовность, комплектование личным составом, подготовку резервных компонентов, материально-техническое обеспечение и закупку вооружений. В военно-административном отношении территория республики разделена на четыре военных округа: Тунис, Бизерта, Сфакс и Сахара.

Сухопутные войска (27 тыс. чел.) являются основным видом вооруженных сил. В их боевом составе имеется пять бригад (механизированных – 3, спецназа — 1, верблюжьей кавалерии «Сахара» — 1) и инженерный полк. Большинство частей дислоцировано вблизи крупных городов, а бригада «Сахара» размещена в приграничном районе на юге страны. На вооружении состоит 84 средних танка М60, 48 легких танков SK-105 «Кирасир», 115 артиллерийских орудий, 139 минометов, 635 ПУ ПТУР, 26 ЗРК ближнего действия «Чапарэл», 60 ПЗРК, до 400 БТР и 72 боевые бронированные машины. Вооружение и военная техника представлены американскими, французскими, итальянскими, китайскими, австрийскими, шведскими, югославскими и британскими образцами.

Сухопутные войска подготовлены главным образом к ведению оборонительных действий ограниченного характера по прикрытию отдельных участков государственной границы. В последние годы армия часто привлекается для проведения контртеррористических операций. Требует улучшения качество управления войсками, организация тыла и МТО. Имеются проблемы с техобслуживанием и ремонтом техники. Недостаточно высоким является уровень подготовки лиц, проходящих службу по призыву. На сухопутные войска возложены также задачи противовоздушной обороны страны. Однако имеющиеся средства ПВО обладают очень ограниченными возможностями. Существующая сеть РЛС не позволяет эффективно контролировать воздушное пространство страны.

На вооружении ВВС (4,0 тыс. человек) имеется 10 истребителей-бомбардировщиков F-5 и 3 учебно-боевых самолета этого типа. Кроме того, имеется 56 учебных самолетов, из которых 22 могут использоваться в качестве легких штурмовиков. Также на вооружении состоят 25 военно-транспортных самолетов, 6 боевых, 24 разведывательно-ударных и 83 многоцелевых и транспортных вертолетов. Авиатехника представлена американскими, чешскими, итальянскими и французскими образцами. Тунисские ВВС находятся в полной зависимости от иностранной помощи в вопросах технического обслуживания и ремонта авиационной техники.

Корабельный состав ВМС (4,8 тыс. чел.) представлен примерно 40 боевыми катерами, в том числе тремя ракетными. Также имеется 5 вспомогательных судов. В оперативном подчинении флота находится Береговая охрана МВД (30 патрульных катеров). Главная база ВМС – Бизерта. Для оказания содействия флоту из состава ВВС выделено 18 вертолетов, способных решать поисково-спасательные и противолодочные задачи. Корабельный состав представлен французскими, немецкими, итальянскими, китайскими и американскими катерами. Главной задачей ВМС является патрулирование прибрежных вод с целью пресечения нелегальной иммиграции и противодействия терроризму.

Главный партнер Туниса в военной сфере – США. Тунисские вооруженные силы в значительной степени оснащены американской техникой. США оказывают содействие в подготовке кадров ТНА, поставляют вооружение и военную технику. Тесные военные связи поддерживаются с Францией и Италией, другими странами НАТО, которые поставляют вооружение и военную технику, оказывают содействие в подготовке кадров.

В 2014 г. США поставили тунисским военным автомашины «Хамммер», дизельные генераторы и бронежилеты на сумму 60 млн долларов. На следующий год из США поступили 52 автомашины «Хамви» и патрульный катер. В 2016 г. был подписан контракт на поставку на поставку новой партии беспилотников «Скан Игл» для тунисского спецназа. В январе 2017г. начались поставки 13 РЛС для мониторинга обстановки на морском побережье Туниса. Отметим, что программа размещения РЛС вдоль сухопутных и морских границ республики (в первую очередь с Ливией) является приоритетной для тунисского правительства «в рамках борьбы с незаконной миграцией, инфильтрацией террористов и особенно контрабандой». В феврале 2017г. ВС Туниса приняли первые шесть из 24 заказанных в США легких разведывательно-ударных вертолетов Bell OH-58D. Получают развитие военно-технические связи с Турцией. Так, в июне 2017г. тунисская армия получила первые колесные бронемашины с усиленной противоминной защитой типа Edjer Yalçin (всего заказано 70 машин).

На всем протяжении истории независимого Туниса армия не играла роли в политической жизни государства, но являлась инструментом, который власти при необходимости использовали для наведения порядка и поддержания стабильности в стране.

После смены режима в 2011 г. Тунисская национальная армия (ТНА) стала той силой, которая сумела остановить разрастание беспорядков и стабилизировать ситуацию в стране. В последующем армия, оставаясь «вне политики», неоднократно привлекалась для решения задач по поддержанию порядка. ТНА «расценивается новыми светскими властями страны как основной гарант сохранения стабильности и противодействия угрозам исламистской экспансии как из-за рубежа, так собственно, и изнутри». Так, в июне 2017 г. по декрету президента республики территория примерно 20 жизненно важных объектов инфраструктуры и топливно-энергетического комплекса получили статус закрытых военных зон. Это решение было принято после того, как в апреле-мае с. г. по южным провинциям республики прокатилась волна протестных выступлений, участники которых требовали предоставления им работы и проведения экономических реформ, направленных, прежде всего, на улучшение уровня жизни и решения проблемы безработицы в наиболее депрессивных регионах страны. В ходе массовых акций манифестанты неоднократно проникали на территорию объектов газо- и нефтедобычи, препятствуя их работе. В результате многодневных блокирований производства власти Туниса были вынуждены привлечь к охране объектов армию.

Многие политики в стране опасаются повторения тунисскими военными «египетского опыта». Вместе с тем подчеркнем, что, тунисские военные вряд ли пойдут по пути египетских коллег и не станут брать власть в республике в свои руки.

Тунисская армия регулярно проводит в северо-западных районах страны вблизи границы с Алжиром войсковые операции против вооруженных отрядов экстремистских исламистских группировок. Аналогичные операции проводятся и у границы с Ливией. Руководство Туниса отдало распоряжение о создании буферных зон на юге республики на границах с Алжиром и Ливией в целях борьбы с терроризмом и контрабандой оружия. На границе с Ливией в 2016 г. завершено строительство системы заграждений длиной 220 км.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

306 Re: Большой Ближний Восток в Пн Янв 15, 2018 12:33 pm

Admin


Admin
О некоторых особенностях мароккано-испанских отношений

Два соседних государства — Марокко и Испания, несмотря на имеющиеся между ними противоречия и неурегулированные проблемы, на протяжении длительного времени поддерживают прочные связи в политической, экономической, военной, культурной и других областях. С Испанией у Марокко, в отличие от Франции, нет частых политико-дипломатических скандалов. В Рабате и Мадриде целенаправленно действуют в направлении укрепления взаимного доверия, подчеркивают, что мароккано-испанское партнерство является образцом для всех стран Средиземноморья. Руководители двух государств заявляют, что отношения между ними должны строиться на основе «взаимной лояльности, постоянного взаимопонимания и диалога». Традиционно каждый новый премьер-министр Испании свой первый официальный зарубежный визит наносит в Марокко.

В 1989 г. Марокко и Испания подписали договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. До этого ни одна африканская или арабская страна не была связана с Испанией подобного рода соглашением. Между двумя государствами подписаны и реально действуют соглашения о военном и научно-техническом сотрудничестве, о гарантиях двусторонних капиталовложений, о борьбе с нелегальной миграцией и др. На регулярной основе проходят мароккано-испанские встречи на высшем уровне, на которых обсуждается весь спектр двусторонних отношений.

Для Марокко, стремящегося к укреплению и расширению связей с Евросоюзом, отношения с Испанией имеют особое значение. Кроме того, развитие многоплановых связей с Мадридом в Рабате рассматривают в качестве важного фактора поддержания стабильности в Западном Средиземноморье.

Марокко и Испания взаимодействуют в рамках Евросредиземноморского партнерства (Барселонского процесса), который охватывает вопросы политики, безопасности, борьбы с терроризмом, экономики, финансов, социальную и гуманитарную сферу, культуру. Две страны участвуют в диалоге между НАТО и средиземноморскими странами: Алжиром, Египтом, Израилем, Иорданией, Мавританией, Марокко и Тунисом, в ходе которого рассматриваются вопросы налаживания сотрудничества Североатлантического альянса с перечисленными государствами. Ещё одним направлением совместной международной деятельности является участие Рабата и Мадрида в группе «пять плюс пять»: пять стран Южной Европы (Испания, Италия, Мальта, Португалия, Франция) и пять стран Магриба (Алжир, Ливия, Мавритания, Марокко, Тунис). В рамках этого механизма страны-участницы развивают сотрудничество в сферах региональной безопасности, обмена и совместного использования опыта и информации по вопросам обороны, борьбы с терроризмом и нелегальной миграцией, контрабанды наркотиков и оружия, охраны окружающей среды, обеспечения безопасности на море, подготовки кадров во всех перечисленных областях.

Испания поддерживает процесс политических преобразований демократической направленности, начатый в 2011 г. в Марокко королем Мухаммедом VI.

Что касается Западной Сахары — важнейшей для Марокко внешнеполитической проблемы, то стороны достигли определенного согласия относительно того, что ее решение должно быть выработано в рамках ООН. В то же время Испания придерживается экономических ограничений, введенных Евросоюзом в отношении экономической деятельности в Западной Сахаре. В Мадриде также выступают за соблюдение политических и других прав населения сахарских провинций.

Динамично развивается торгово-экономическое сотрудничество. Испания является одним из крупнейших внешнеторговых партнеров Марокко. Причем марокканский рынок рассматривается испанцами как «приоритетный и стратегический». Между двумя странами действуют три линии электропередачи. В Испании на постоянной или сезонной работе занято примерно 800 тыс. марокканцев. При этом здесь доминируют в основном низкоквалифицированные рабочие. Наиболее крупные марокканские общины проживают в Андалусии, Мурсии и Валенсии. Объемы ежегодных денежных переводов со стороны марокканской диаспоры в Испании оцениваются в 1,7 млрд долларов, или более 25% от общей суммы, переправляемой на родину марокканцами, работающими за рубежом. Преимущественно через испанскую территорию осуществляется транзит в страны Западной Европы марокканских рабочих.

На регулярной основе проводятся совместные учения вооруженных сил двух государств. Крупнейшим из них является ежегодное учение ВВС и частей ПВО «Атлас», в ходе которого отрабатываются вопросы обороны зоны Гибралтарского пролива, а также проведения поисково-спасательных работ. Марокко вместе с Испанией участвует в различных многосторонних военно-морских учениях по линии НАТО в Атлантике и в Средиземном море, в натовской операции «Активные усилия» по защите судоходства от террористов в Средиземном море и Гибралтарском проливе. В то же время военно-техническое сотрудничество значительного развития не получило. Так, в 2015 г. Марокко закупило в Испании продукцию военного назначения лишь на сумму 45,2 млн евро.

Марокко и Испания совместно противодействуют угрозе неконтролируемой нелегальной миграции из стран Африки в Европу, масштабы которой имеют тенденцию к увеличению. Испания настаивает на том, чтобы Марокко принимало более жесткие меры для ограничения потока африканских нелегальных мигрантов через морские пути. Между двумя странами действует соглашение, предусматривающее принятие марокканскими властями нелегальных мигрантов, которые арестовываются правоохранительными органами на территории Испании. Кроме того, спецслужбы двух стран наладили в целом плодотворное взаимодействие в деле борьбы с терроризмом, в том числе против ячеек «Исламского государства» (запрещено в РФ), и наркотрафиком.

Наряду позитивными сторонами в мароккано-испанских отношениях имеется ряд серьезных неурегулированных проблем. Главная из них — вопрос о принадлежности средиземноморских анклавов Сеута и Мелилья, которые Марокко стремится вернуть под свой контроль. В Рабате эти территории называют не иначе, как «оккупированными». При этом марокканское руководство, учитывая то, что анклавы включены в единое оборонное пространство НАТО, исключает силовое решение проблемы Сеуты и Мелильи, заявляя, что она должна быть урегулирована исключительно путем переговоров. Испания, со своей стороны, категорически отвергает марокканские притязания на анклавы, считая их исторически необоснованными. В Сеуте и Мелилье размещены крупные испанские гарнизоны. Испанцы возвели вдоль сухопутных границ городов инженерные заграждения для противодействия проникновению незаконных мигрантов. Ситуация на границе Марокко с испанскими анклавами остается очень сложной. Ведь Сеута и Мелилья – это единственные места, где Европа имеет сухопутную границу с Африкой. Мигранты из Африки, желающие обосноваться в европейских странах, регулярно идут на штурм испанских пограничных заграждений.

Помимо Сеуты и Мелильи Марокко претендует на остров Аль-Баран вблизи Мелильи (здесь тоже размещен испанский гарнизон), острова Чафарикос, находящиеся недалеко от границы с Алжиром, а также некоторые другие мелкие острова у марокканского побережья Средиземного моря, которые испанцы считают своей территорией. Стороны продолжают диалог по принадлежности спорных островов. При этом позиция Рабата заключается в том, что после возвращения в 1956 г. в состав королевства Испанского Марокко все эти острова автоматически стали его территорией.

Вместе с тем, «Испания и Марокко имеют слишком много жизненно важных интересов для того, чтобы оставить в горячем состоянии проблему анклавов, которая может отравить стратегическое сотрудничество в борьбе с джихадистским террором, незаконной миграцией, а также в торгово-экономической сфере». К тому же, «похоже, про проблему анклавов Рабат вспоминает всякий раз, когда ему нужно добиться каких-то уступок Мадрида по другим вопросам».

Информация о наличии крупных месторождений нефти в атлантической морской зоне может привести к обострению спора о линии прохождения морской границы между испанскими Канарскими островами и марокканским прибрежным регионом Тарфия. Марокко добивается ратификации соглашения с Евросоюзом в области сельского хозяйства. Со своей стороны, Испания выступает против этого соглашения, резонно опасаясь, что после его вступления в силу в страну хлынет поток дешевой марокканской сельскохозяйственной продукции.

Таким образом, несмотря на существующие нерешенные проблемы, мароккано-испанские отношения продолжают характеризоваться стабильностью и имеют тенденцию к дальнейшему развитию в различных сферах.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

307 Re: Большой Ближний Восток в Пн Янв 29, 2018 5:03 pm

Admin


Admin
Об отношениях Алжира с рядом арабских стран

Отношения с арабскими странами остается в числе важных направлений внешней политики Алжира. Руководство республики внимательно следит за развитием ситуации на Арабском Востоке в целом и отдельных его регионах, за динамикой отношений между различными государствами. Пристальное внимание уделяется странам, где происходят вооруженные конфликты или сохраняется нестабильная обстановка. Вместе с тем отметим, что Алжир не стремится очень активно, напрямую вмешиваться в конфликты, происходящие в арабских странах, за исключением стран-соседей (см. Приложение к обзору за 27.11 – 3.12.2017 г.).

Сложный характер носят отношения Алжира с Египтом. Как у Каира, так и у Алжира имеются амбиции «на получение лидерских позиций в арабском мире». В Алжире внимательно следят за событиями в крупнейшей арабской стране и в целом позитивно восприняли отстранение в 2013 г. от власти египетскими военными президента АРЕ исламиста М. Мурси. О важности для Каира и Алжира двусторонних отношений свидетельствует тот факт, президент АНДР А. Бутефлика лично курирует «египетское досье», а свой первый зарубежный визит президент АРЕ А. Ф. ас-Сиси совершил в Алжир. В то же время алжирцы стремятся использовать нестабильную ситуацию в Египте для упрочения собственных позиций в Африке и арабском мире. Несмотря на то, что подходы АНДР и АРЕ ко многим проблемам Ближнего Востока и ситуации в арабском мире близки, два государства «ревниво» относятся к действиям друг друга на региональном пространстве. Так, в последние годы Алжир и Каир активно соперничают в Ливии, «продвигая» своих «клиентов» на первые позиции в деле урегулирования ливийского кризиса.

Достаточно сложно складываются отношения Алжира с аравийскими монархиями. С некоторыми из них республика стремится расширить взаимодействие в сфере экономики и инвестиций, однако в политической сфере отношение к ним у алжирского руководства в целом остается достаточно настороженное.

Противоречивыми, с элементами напряженности остаются отношения Алжира с Саудовской Аравией. В значительной степени это обусловлено тем, что саудовцы оказывают политическую и иную поддержку Марокко, в том числе и по вопросу о Западной Сахаре. Со своей стороны, Алжир не поддержал войну, развязанную Эр-Риядом в Йемене. Попытка КСА реализовать идею создания совместного контингента из вооруженных сил арабских стран во многом была сорвана именно АНДР, которая категорически отказалась участвовать в этом проекте, назвав его «несвоевременным». Алжирские власти и СМИ подвергают критике КСА, обвиняя королевство «поддержке терроризма по всему миру», а также в «политических» и «экономических» преступлениях против республики. Вместе с тем, Алжир предпринимает попытки поиска путей преодоления трений с саудовской монархией и не отказывается от налаживания «сильного и устойчивого» партнерства между двумя странами, прежде всего в сфере экономики.

Столь же непростыми остаются отношения Алжира с Катаром. Руководство АНДР всячески пытается противодействовать попыткам аравийского эмирата усилить свое влияние на ситуацию в странах Магриба, в том числе в собственно Алжире, а также в Ливии и Тунисе. Речь здесь идет главным образом о содействии Дохи радикальным исламистским группировкам. Опасаются алжирцы и «газовой экспансии» Катара, в том числе перспективы активного проникновения катарских инвестиций в страну, что может привести к захвату газового рынка АНДР аравийским эмиратом. Тем не менее, в последнее время алжирско-катарские политические отношения имеют тенденцию к улучшению. АНДР сотрудничает с Катаром в осуществлении целого ряда совместных бизнес-проектов, в том числе в топливно-энергетической сфере.

Что касается конфликта между Катаром и «арабской четверкой» (КСА, Египет, ОАЭ, Бахрейн), возникшего летом 2017г., то Алжир призвал к его разрешению «на основе принципов добрососедства, диалога, уважения национального суверенитета и невмешательстве во внутренние дела друг друга», а также предложил свои посреднические услуги. В то же время ряд экспертов отмечают, что «речь, фактически, идет об условном «прокатарском нейтралитете» и эту позицию Эр-Рияд так и не смог переломить, невзирая на все его усилия». При этом, «не следует полагать, что между Дохой и Алжиром достигнуто «сердечное согласие». Лидеры АНДР отнюдь не забыли информационной войны, развязанной против них телеканалом «Аль-Джазира» в критический момент 1990-х гг., когда шла вооруженная борьба против исламских радикальных группировок».

АНДР неоднократно призывала конфликтующие стороны в Йемене «перевернуть страницу войны в пользу диалога, политического решения, консенсуса и примирения для преодоления кризиса путем переговоров между братьями йеменцами в целях достижения политического единства, суверенитета и стабильности страны и реализации чаяний братского йеменского народа».

В отношении конфликта в Сирии алжирское руководство демонстрирует независимость своего курса от Запада и многих арабских стран. В частности, АНДР придерживалась установки «жесткого противодействия попыткам КСА и других арабских стран использовать ЛАГ против Сирии», не давала вдохновителям антисирийских инициатив в лице Катара и КСА заявить о «едином арабском фронте против преступной власти в Дамаске». Более того, Алжир оказывал фактическую поддержку официальному Дамаску по дипломатическим каналам. В то же время из Алжира периодически звучит критика в адрес сирийских властей, в том числе и лично к президенту САР Б. Асаду за «неадекватное применение силы» и т. п. Как видится, «в этом проявляется стремление отвести от себя обвинения в поддержке сирийского президента».

В Алжире считают, что «главный приоритет для Сирии в настоящее время – запуск политического процесса с участием всех сторон с тем, чтобы выработать определенную «дорожную карту» прекращения конфликта». В этой связи алжирские лидеры «убеждены, что уважение воли братского сирийского народа относительно открытия межсирийского диалога для достижения консенсуса, который бы сохранил территориальную целостность страны, безопасность, стабильность и суверенитет, остается единственным способом положить конец кризису и кровопролитию».

Алжирское военно-политическое руководство продолжает внимательно отслеживать ситуацию в Сирии, в том числе действия в этой стране российских вооруженных сил. При этом «алжирские военные источники указывают, что российская помощь, ставшая мощной подпоркой «рассыпавшемуся» правящему сирийскому режиму, отнюдь не способна решить за него никуда не исчезнувшие политические проблемы, многие из которых возникли и обострились в результате действия самого Башара Асада и представителей его ближайшего окружения».

Алжир выступает за стабилизацию обстановки в Ираке и сохранение территориальной целостности этой страны, поддерживает действия Багдада в борьбе против террористической группировки «Исламское государство» (запрещено в РФ). АНДР осудила референдум по независимости Иракского Курдистана, проведенный в сентябре 2017 г. руководством иракской курдской автономии.

По проблеме ближневосточного урегулирования Алжир последовательно придерживается курса на вывод израильских войск со всех оккупированных арабских территорий, восстановление законных прав арабского народа Палестины и создание им собственного государства. Президент АНДР А. Бутефлика неоднократно заявлял, что его страна не пойдет на установление дипломатических отношений с Израилем до тех пор, пока тот не признает право палестинцев на создание государства на своей, палестинской территории, и не уйдет из сирийских Голанских высот.

Алжир, как и следовало ожидать, негативно отнесся к недавнему решению президента США Д. Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и переносе в это город американского посольства в еврейском государстве. «Вместе с тем, официальная реакция алжирских властей, абсолютно не заинтересованных в обострении отношений с США, на решение Д. Трампа была достаточно сдержанная, причем ни президент страны, ни премьер-министр до сих пор не высказались по этому поводу. МИД АНДР сравнительно мягко осудил его, выразив «серьезную обеспокоенность», заявив, что это «является «грубым нарушением» международной законности и соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН, ставя под сомнение любую возможность стимулирования мирного процесса, итак надолго притормозившегося. В результате это решение создает нервную обстановку, многочисленные угрозы миру, безопасности и стабильности в регионе».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Спонсируемый контент


Вернуться к началу  Сообщение [Страница 13 из 13]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3 ... 11, 12, 13

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения