thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Большой Ближний Восток

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3 ... , 11, 12, 13  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 12 из 13]

276 Re: Большой Ближний Восток в Пн Ноя 14, 2016 7:05 pm

Admin


Admin
О президенте Ливана Мишеле Ауне

Мише́ль Наи́м Ау́н родился 18 февраля 1935 г. в семье фермера в пригороде Бейрута Харет-Хрейк. По вероисповеданию — католик-маронит (марониты – крупнейшая и наиболее влиятельная христианская конфессия в Ливане). Среднее образование получил в частной христианской школе в Бейруте, одновременно поддерживал дружеские отношения с мусульманскими детьми. В 1958 г. окончил военный колледж в Бейруте. Продолжил военное образование в военной школе в Шалон-сюр-Марн (Франция, 1959 г.), артиллерийской школе в Форт-Сил (США, 1966 г.) и Высшей военной школе во Франции (1978-1980 гг.).

В 1959-1980 гг. служил в артиллерии. В период гражданской войны в Ливане (1975-1990 гг.), неизменно поддерживал центральную власть, выступал за сохранение единства страны, прилагал усилия по сохранению единства ливанской армии. Выступал против присутствия на ливанской территории сирийских войск, за разоружение вооруженных партийных формирований — «милиций» — вне зависимости от их конфессиональной принадлежности. М. Аун воевал, причем зачастую успешно, против палестинцев, сирийских войск и их ливанских союзников. В 1980 г. возглавил «бригады обороны», которые располагались вдоль демаркационной линии, с 1975 г. разделившей Бейрут на западную (мусульманскую) и восточную (христианскую) части. Во время израильского вторжения в Ливан в 1982 г. оборонял президентский дворец, и лишь приказ президента И. Саркиса заставил его отступить. Командовал 8-й бригадой, сформированной на мультиконфессиональной основе. В августе 1982 г. был назначен начальником генштаба ВС Ливана. В июне 1984 г. в возрасте 49 лет М. Аун стал самым молодым в истории Ливана командующим вооруженными силами. Имеет высшее в ливанской армии звание генерал-лейтенант.

В сентябре 1988 г. президент Ливана А. Жмайель накануне истечения своих полномочий назначил М. Ауна премьер-министром, министром обороны и министром информации в переходном правительстве (на период до проведения очередных президентских выборов). Однако мусульманские политические силы отказались признать правительство М. Ауна. В Ливане сложилось двоевластие. В этот период М. Аун проявил себя как недальновидный, негибкий политик, склонный к авантюрам. Так, в марте 1989 г. он объявил «Войну за освобождение» против Сирии, пытался подчинить себе крупнейшую христианскую милицию «Ливанские силы» (ЛС), а после отказа ее руководителя С. Джааджа, начал военные действия против ЛС. В октябре 1989 г. М. Аун выступил против Таифских соглашений, заключенных при посредничестве Саудовской Аравии и Сирии, ознаменовавших конец гражданской войны и закрепивших сохранение на территории Ливана сирийских войск для стабилизации внутриполитической обстановки. В ноябре 1989 г. новый президент Ливана И. Храуи сместил М. Ауна с поста командующего ВС. М. Аун этого решения не признал. Противники обвиняли его в затягивании гражданской войны. В итоге генерал потерпел как военное, так и политическое поражение. В октябре 1990 г. сирийские войска вошли в Восточный Бейрут. Генералу и его семье было предоставлено политическое убежище на территории посольства Франции в Ливане, где он провел более девяти месяцев. В августе 1991 г. правительство Ливана приняло указ о «специальной амнистии» для М. Ауна после чего он эмигрировал во Франции, где проживал в Марселе. В Ливане против генерала было возбуждено судебное расследование за «ущерб, нанесенный государству» и «присвоение финансовых средств» (до 35 млн долларов). В 1999 г. премьер-министр Ливана Р. Харири заявил, что М. Аун может вернуться в страну без опасений быть арестованным, но из соображений безопасности генерал предпочел остаться во Франции.

Находясь в эмиграции, М. Аун в 1992 г. основал «Свободное патриотическое движение» (СПД, зарегистрировано в Ливане в 2005 г.), которое стало одной из основных политических сил страны. Среди его сторонников много представителей интеллигенции — преподаватели, инженеры, адвокаты, врачи, а также активисты студенческого движения. СПД и её лидер выступают за развитие в Ливане гражданского общества, против консервации конфессиональной системы раздела власти, настаивают на необходимости построения современного светского государства с рыночной экономикой и равными правами для всех граждан. Национальное единство Ливана М. Аун считает главным условием сохранения единства страны.

М. Аун приветствовал «кедровую революцию» в феврале-марте 2005 г., главным результатом которой стал вывод сирийских войск из Ливана. После того как в мае 2005 г. ливанский суд снял с М. Ауна все обвинения, он вернулся в Бейрут, где пытался заручиться поддержкой сил, которые объединились вокруг суннитского движения «Аль-Мустакбаль» и его лидера С. Харири, но из-за идеологических разногласий и собственных политических амбиций не смог достичь соглашения с ними. После этого подписал в феврале 2006 г. соглашение с радикальным шиитским движением «Хизбалла», которое поддерживают Иран и Сирия. Считает, что «Хизбалла» — «подлинная ливанская сила, они кровь от крови нашей». Выступил за компромисс с Сирией, против отставки просирийского президента Э. Лахуда (который в 1989 г. сменил его на посту командующего армией). Свою позицию генерал объяснил следующим образом: «Я могу попытаться поставить себя над сторонами во имя национального примирения». Выступил с идеей провести Конференцию по национальному диалогу с участием всех партий. Перейдя в лагерь оппозиции, М. Аун повел за собой значительную часть христианского электората. В июне 2005 г. на парламентских выборах СПД получило 22 из 128 мест, победив на «христианском» Севере страны. Сам М. Аун был избран депутатом парламента, но отказался войти в состав правительственной коалиции, оставшись в оппозиции. Осудил израильское вторжение в Ливан в июле 2006 г. В 2007 г. был выдвинут кандидатом на пост президента, но главой государства были избран М. Сулейман. В 2009 г. М. Аун возглавлял крупнейший христианский парламентский блок «За изменения и реформы» (25 из 128 мест). В ливанское правительство вошли четыре министра от этого блока.

После истечения полномочий президента М. Сулеймана в мае 2014 г. М. Аун рассматривался как один из ключевых кандидатов на этот пост. В этом М. Ауна поддержала «Хизбалла». В январе 2016 г. ему удалось заручиться поддержкой партии «Ливанские силы», которую возглавляет второй по влиянию христианский политик С. Джааджа. 20 октября 2016 г. об одобрении кандидатуры М. Ауна заявил бывший премьер-министр Ливана, политический глава суннитской общины и лидер движения «Аль-Мустакбаль» С. Харири, пользующийся поддержкой западных стран и Саудовской Аравии. Данное решение С. Харири стало результатом политической сделки, в рамках которой он вернется в кресло премьер-министра и сформирует новое коалиционное правительство. В итоге 31 октября 2016 г., с 46-й попытки после 2,5 лет после начала выборов, М. Аун был избран на пост президента Ливана. За него проголосовали 83 из 127 депутатов парламента.

По оценке многих экспертов, избрание М. Ауна — это «показатель, что ключевые силы в стране смогли договориться по кандидатуре президента», «некий показатель достижения консенсуса в ливанском обществе». В то же время сложно прогнозировать, что М. Аун «сможет стабилизировать ситуацию в стране, так она в большей степени определяется внешними факторами». Так, большая часть проблем, с которыми сейчас сталкивается Ливан, связана, прежде всего, с ситуацией в Сирии. «Поэтому вряд ли в этих условиях (новый) президент сможет что-то изменить».

В своих первых выступлениях после избрания на пост президента М. Аун подчеркивал, что для строительства сильного государства необходимо уважение всеми политическими фракциями Конституции страны. «С текущего момента никто не должен нарушать Конституцию». По мнению М. Ауна, только национальная консолидация обеспечит «политическую стабильность и подъём». Он заявил о намерении использовать «все мирные средства» для деоккупации южных районов Ливана. Политик также намерен «дистанцироваться от многочисленных вооружённых конфликтов, в которых погряз Ближний Восток». Однако это не касается терроризма, с которыми «необходимо бороться превентивными методами». М. Аун планирует решить проблему сирийских беженцев, так как «без возвращения беженцев на Родину невозможно достижение урегулирования в Сирии». Традиционно прозвучали обещания любой ценой искоренить коррупцию, а также улучшить жизнь народа. М. Аун подчеркнул, что Ливан «больше не будет подчиняться каким-либо другим странам» и будет самостоятельно управлять своими делами, поддерживать дружественные связи с другими государствами.

Избрание М. Ауна президентом Ливана было положительно воспринято во многих арабских странах и в мире, в том числе в России, США, Иране и Евросоюзе.

Владеет английским, французским, испанским и итальянским языками.

Женат. Имеет трех дочерей.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

277 Re: Большой Ближний Восток в Вт Ноя 22, 2016 11:52 am

Admin


Admin
О вооруженных формированиях пешмерга Иракского Курдистана

Курдские вооруженные формирования пешмерга (буквально – «те, кто смотрит смерти в лицо») начали создаваться в Курдистане в конце ХIХ века. В ходе многочисленных войн за самостоятельность Иракского Курдистана пешмерга постепенно трансформировались из племенного ополчения и разрозненных партизанских отрядов в подобие регулярной армии: создавались некие подобия армейских формирований («дивизии», «бригады» и т. п.), бойцы стали получать единообразную форму одежды военного образца и денежное довольствие, на вооружение поступали новые виды оружия. Этот процесс ускорился в ходе нескольких войн с иракскими правительствами в 1961-1975 гг., однако и сегодня пешмерга все еще не являются регулярной армией в полном смысле этого слова.

После свержения режима С. Хусейна в Ираке в 2003 г. иракская курдская автономия получила право иметь собственные вооруженные формирования. В 2006 г. власти Иракского Курдистана официально объявили о начале создания на базе формирований пешмерга регулярной армии. С этой целью в 2010 г. в Эрбиле было учреждено Министерства по делам пешмерга (МДП) в правительстве курдской автономии и начале формироваться его аппарат.

Создание МДП, однако, не привело к объединению всех формирований пешмерга в единую военную структуру под началом общего командования. На сегодняшний день министерству подчинена лишь часть курдских вооруженных сил. В то же время собственные военизированные формирования имеют две ведущие курдские политические партии – Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК). По имеющейся информации в 2015 г. собственное ополчение начала создавать еще одна партия – Движение за перемены («Горран»), причем эти отряды «не будут подчиняться властям Иракского Курдистана, что находит поддержку у Ирана».

Подготовка офицерских кадров низшего звена для сил пешмерга ведется в двух военных академиях (фактически училищах), расположенных в городе Захо (подчиняется ДПК) и в Калачолане (подчиняется ПСК). Благодаря помощи со стороны США академия в Захо стала «сильным и престижным учебным заведением». Обучение в академиях в целом ведется на основе стандартов НАТО. Продолжительность обучения составляет один год, что связано с необходимостью ускоренной подготовки офицерского состава. Следует подчеркнуть, что в курдские военные академии отбираются лучшие кадры из числа местной молодежи. Офицерский корпус в курдской автономии является относительно высокооплачиваемой прослойкой, которому к тому же не грозит безработица. Немалую роль играет и то, что быть офицером в Иракском Курдистане весьма престижно.

В новой иракской армии, созданной после 2003 г., имеется значительное число военнослужащих-курдов. По договоренности с центральным правительством курды получили в иракской правительственной армии право на занятие 8% должностей. Однако их доля неуклонно снижается. Курды жалуются, что багдадские власти «маргинализуют курдских военных чиновников, продвигая арабских офицеров». В этих условиях многие курдские офицеры и солдаты дезертируют и присоединяются к формированиям пешмерга.

Курдские власти в 2012 г. приняли пятилетнюю программу развития сил пешмерга. Однако значительные политические, финансовые и ресурсные проблемы не позволяли успешно ее реализовать.

Летом 2014 г. ко времени начала вооруженной экспансии «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в Ираке численность курдских сил пешмерга оценивалась в 42 тыс. человек. После проведенной мобилизации к маю 2016 г. эта цифра возросла до 120 тыс. бойцов. В ближайшие пять лет власти курдской автономии собираются увеличить численность пешмерга до 200 тыс. человек. Организационно силы пешмерга сведены в 12 пехотных бригад, каждая численностью в 3-5 тыс. человек. Имеется большое число отдельных батальонов, несколько батальонов сил специального назначения, артиллерийских дивизионов и вспомогательные подразделения.

На вооружении пешмерга имеется порядка 400 танков (Т-55 – 200, Т-62 – 170, Т-72 – 30), до 70 легких плавающих танков ПТ-76, около 30 БМП-1, до 250 БТР, различные артиллерийские системы, ПТРК, зенитные оружия, ПЗРК. Подавляющее большинство тяжелого вооружения – трофеи, захваченные у армии С. Хусейна в 2003 г. после ее распада.

Первые бои с боевиками ИГ летом и осенью 2014 г. со всей очевидностью продемонстрировали, что силы пешмерга все еще далеки от уровня регулярной армии. Военные эксперты отмечали: «Способ боевых действий, к которым привыкли курдские боевики – это партизанская борьба в горных условиях с тактикой ударов и последующих отступлений». У курдов «нет опыта оборонительных и наступательных действий на равнинной местности и в городах. Кроме того, в течение примерно 20 лет пешмерга не вели боевых действий, и поэтому даже прежний боевой опыт ими в значительной степени утрачен». Сообщалось, что «в министерстве пешмерга существуют различные источники принятия решений». Курдам не хватало вооружения, а имеющееся устарело и часто выходит из строя из-за отсутствия должного технического обслуживания. Отмечалась острая нехватка снаряжения, автотранспорта, обмундирования и продовольствия.

Курдское руководство начало принимать экстренные меры по организации отпора противнику и укреплению сил пешмерга. Была срочно затребована военная помощь за рубежом. Глава автономии М. Барзани распорядился провести реформу пешмерга и создать единую структуру их командования.

С осени 2014 г. стала поступать военная помощь из-за рубежа. Боеприпасы, стрелковое оружие, легкая бронетехника, противотанковые средства, средства ПВО, обмундирование, транспортные средства были получены и продолжают поставляться из США, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Чехии, Эстонии, Албании, России и других стран. Советников и инструкторов в Иракский Курдистан направили США, Германия, Франции, Турция, Нидерланды, Чехия, Канада, Австралия, Финляндия, Норвегия. Их усилиями уже подготовлено примерно 10 тыс. бойцов пешмерга. Отдельные группы бойцов пешмерга обучаются за рубежом. Основную роль в военном строительстве в курдской автономии играют США. В июле 2016 г. министерство пешмерга и Пентагон подписали меморандум о взаимопонимании. Документ представляет собой комплексный план помощи пешмерга, в том числе в виде поставок «тяжелого и стандартного оружия», проведения военных учений и других видов поддержки курдских сил в войне против ИГ. Курдское руководство продолжает постоянно и настойчиво просить США, другие страны Запада и Россию предоставить пешмерга более современное оружие, мотивируя свои просьбы необходимостью борьбы с боевиками ИГ. Небольшую военную помощь автономии оказало правительство Ирака. Особо отметим, что вся зарубежная военная помощь курдам осуществляется с согласия правительства Ирака. В то же время, по информации курдских властей, Багдад зачастую препятствует получению иностранной военной помощи для сил пешмерга. Эрбиль также заявляет, что правительство Ирака не выделяет положенных финансовых средств на содержание курдских сил.

После того, как боевики ИГ были остановлены на подступах к Эрбилю, в декабре 2014 г. формирования пешмерга при активной поддержке авиации западной коалиции во главе с США перешли в наступление и к середине 2016 г. освободили от противника целый ряд территорий на севере Ирака, населенные преимущественно курдами. При этом руководство пешмерга заявило, что «основной целью является возврат курдских земель, потом будем продолжать борьбу против ИГ вместе с силами международной коалиции и иракским правительством». По информации курдского командования, число погибших бойцов пешмерга в боях с ИГ с 2014 г. по июнь 2016 г. составило 1446 человек. Более 8,5 тыс. бойцов получили ранения, а 62 считаются пропавшими без вести.

17 октября иракские правительственные силы начали масштабную операцию с целью освобождения Мосула – крупнейшего города на севере Ирака – от боевиков ИГ. Предварительно Багдад и Эрбиль достигли договоренности о совместных действиях в мосульской операции. В ней участвуют 18-20 тыс. бойцов пешмерга, что составляет более трети всех сил, задействованных под Мосулом. Курдский лидер М. Барзани заявил, что впервые иракская армия и пешмерга принимают участие в войне на основе «общего плана по освобождению Мосула». При этом курдские формирования, согласно соглашению, не стали входить в город, остановив свои наступательные действия на подступах к Мосулу. В то же время практика участия курдских сил в мосульской операции показывает, что «попытка наладить боевое слаживание наталкивается на крайне неудовлетворительный уровень координации между отдельными частями и подразделениями, а также крайне низкий уровень штабной работы в пешмерга», которые все еще не стали настоящей регулярной армией.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

278 Re: Большой Ближний Восток в Пн Ноя 28, 2016 3:16 pm

Admin


Admin
О военном и военно-техническом сотрудничестве Ирака с зарубежными странами

Фактическое отсутствие собственного оборонно-промышленного комплекса, окончательно разрушенного после американского вторжения в страну в 2003г., обусловливают полную зависимость Ирака в деле обеспечения национальной армии вооружением и военной техникой от зарубежных поставок. По оценкам российских экспертов, Ирак в период с 2006 г. по 2013 г. закупил за рубежом оружия и военной техники на общую сумму 20,898 млрд долларов, а в 2014-2017 гг. планировал импортировать продукцию военного назначения на сумму 15,396 млрд долларов. Однако по причине острого дефицита бюджета, вызванного резким падением мировых цен на нефть (основного источника пополнения иракской казны), Багдад был вынужден отказаться от закупок ряда партий вооружения за рубежом. Кроме того, часть контрактов (примерено на 3,5 млрд долларов) была аннулирована «на основании имеющихся данных о коррупционной составляющей при их заключении».

Власти Ирака стремятся жестко контролировать военный импорт. В Багдаде заявляют, что поставка оружия любым силам в Ираке может производиться исключительно под руководством национального военного ведомства, «быть зарегистрирована в Министерстве обороны, и не может распределяться каким-либо силам напрямую, так как поставка оружия непосредственно каким-либо силам, без обращения к Министерству обороны, может стать началом разделения страны».

Главным партнером Ирака в военной и военно-технической сфере являются США, которые поставляют местным ВС основную массу вооружения, участвуют в обучении иракских военнослужащих, оказывают содействие при планировании и проведении боевых и специальных операций против сторонников «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), непосредственно участвуют в этих операциях. Американцы также помогают строить различные объекты для ВС Ирака. В целом за США сохраняется решающая роль в деле военного строительства в Ираке. При этом в Вашингтоне придерживаются мнения о том, что главную роль «в вопросе возвращения под контроль правительства Ирака тех частей страны, которые контролируются ИГ, должны играть сами иракцы».

Регулярные контакты поддерживаются между иракским военно-политическим руководством и высшими американскими военачальниками, которые часто посещают Ирак.

В 2014 г. США стали инициаторами создания международной антитеррористической коалиции для борьбы с ИГ и с августа этого же года начали операцию «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve) против джихадистов в Ираке, а затем в Сирии. Боевая авиация стран коалиции (преимущественно американская, а также Великобритании, Франции, Австралии, Нидерландов, Иордании и Дании) ежедневно наносит ракетно-бомбовые удары по различным объектам джихадистов. Авиаудары союзников оказывают заметную помощь иракским правительственным силам и курдским формированиям пешмерга в боях против террористов.

По мере затягивания вооруженного противостояния с боевиками ИГ США наращивали свое военное присутствие в Ираке. В настоящее время здесь находятся примерно 6,3 тыс. американских военнослужащих. Спецназ ВС США принимают непосредственное участие в боевых действиях против джихадистов.

Только в 2015 г. американские военные инструкторы подготовили более 17,5 тыс. иракских военнослужащих и 2 тыс. полицейских.

США уверенно занимают первое место в поставках продукции военного назначения Ираку. В 2005-2015 гг. правительство Ирака купило американское вооружение и военную технику в рамках программы иностранных военных поставок на сумму 18,6 млрд долларов. Кроме того, 1,6 млрд долларов грантов и кредитов для военной инфраструктуры Ирака были утверждены Конгрессом США с 2012 г. в рамках программы иностранного военного финансирования. Американцы поставили Ираку 14 истребителей F-16 Блок 52, разведывательные, учебно-боевые и военно-транспортные самолеты, вертолеты различных типов, БЛА, авиационное вооружение, включая ракеты «воздух-земля»; 140 танков М1А1SA «Абрамс», специально приспособленных для действий в пустынной местности; большое количество разнообразной легкой бронетехники, артиллерийские орудия и минометы, ПЗРК, патрульные катера, стрелковое оружие, РЛС, средства транспорта и связи, инженерную технику, снаряжение, другие виды вооружения и техники.

В итоге отметим, что, несмотря на громадные усилия и затраченные многомиллиардные средства, американцы так и не смогли создать в Ираке боеспособные вооруженные силы (за исключением отдельных элитных подразделений спецназа), способные эффективно противостоять боевикам «Исламского государства». Военные эксперты отмечают, что идущие в настоящее время бои за Мосул в очередной раз со всей очевидностью демонстрируют «всю слабость подготовленной США по их модели армии».

Второе место по объемам военных поставок в Ирак уверенно занимает Россия. В 2012 г. Москва и Багдад заключили пакет контрактов на приобретение Ираком вооружений на сумму 4,2 млрд долларов. Поступление оружия из РФ заметно возросло с лета 2014 г. в период наибольших военных успехов боевиков ИГ в Ираке. К настоящему времени Россия поставила Ираку штурмовики Су-25, боевые вертолеты Ми-35 и Ми-28НЭ, тяжелые огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек», зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-1С» и ПЗРК «Игла-С», смонтированные на опорно-пусковых установках «Джигит», другую технику. В Министерстве обороны Ирака, в частности, считают, что принятие на вооружение национальных ВВС штурмовиков Су-25 «внесло значительный вклад в изменение военного баланса в пользу иракской армии и способствовало освобождению многих стратегически важных районов, где они использовались для нанесения авиаударов».

РФ снабжает Ирак современными образцами военной техники и не выставляет никаких политических условий, в отличие от других поставщиков оружия, заявил глава МИД России С. Лавров.

В 2015 г. было объявлено, что Россия, Ирак, Сирия и Иран создали в Багдаде информационный центр для координации усилий в борьбе с ИГ. Основными функциями этой структуры является «сбор, обработка, обобщение и анализ текущей информации об обстановке в ближневосточном регионе в контексте борьбы с ИГ, распределение ее по предназначению и оперативная передача генеральным штабам указанных стран». Иракское правительство удовлетворено работой информационного центра в Багдаде, заявил посол России в Ираке И. Моргулов.

Багдад заинтересован в поставках российского оружия, но новых контрактов нет по причине финансовых трудностей, испытываемых Ираком.

Значительную помощь Ираку в подготовке военных кадров и, в меньшей степени, поставками оружия оказывают страны Запада и их союзники. В настоящее время на территории Ирака находятся примерно 6000 советников (включая американских), представляющих государства антитеррористической коалиции. По состоянию на середину мая 2016 г. силы коалиции подготовили более 31 тыс. бойцов иракских сил безопасности, а до 4 тыс. человек проходили обучение на военных базах в Эт-Таджи, Аль-Асад, Бисмая и Эрбиль. Кроме того, на севере Ирака действуют подразделения спецназа Великобритании и Канады, а также артиллерийское подразделение Франции. Таким образом, численность военнослужащих стран международной коалиции, находящихся на территории Ирака, составляет примерно 8 тыс. человек.

Наиболее крупные военные поставки в Ирак (учебно-боевые самолеты, танки, легкая бронетехника, артиллерия, стрелковое оружие) осуществили и или осуществляют в настоящее время Чехия, Украина, Болгария и Венгрия. Республика Корея подписала с Ираком контракт на поставку 24 учебно-боевых самолетов. В целом же, по оценке экспертов, «ожидать какой-либо крупной помощи по линии ВТС от стран Запада Багдаду не приходится. Формально в силу дефицита финансовых средств у Багдада. В реальности же – в силу настороженности Запада к последним событиям в Ираке».

Интенсивно развивается военное сотрудничество с Ираном. Багдад и Тегеран подписали несколько соглашений о сотрудничестве, предусматривающие усиление координации совместных действий в вопросах обороны и борьбы с «Исламским государством». Иран поставляет оружие иракским шиитским ополченческим формированиям. Сообщается, что Иран направил в Ирак свыше 1000 своих военных советников и инструкторов, а также элитные подразделения КСИР и «Басидж», которые принимают участие в боевых действиях против отрядов ИГ. Тегеран также перебросил в Ирак подразделение своих беспилотников, которые управляются иранским персоналом. Премьер-министр Ирака Х. аль-Абади дал высокую оценку поддержке со стороны Ирана в деле предоставления иракской стороне оружия и советников.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

279 Re: Большой Ближний Восток в Вт Дек 06, 2016 10:48 am

Admin


Admin
О некоторых особенностях внешней политики Судана

Важнейшим направлением внешнеполитической деятельности суданского руководства являются отношения с соседними странами, особенно с Южным Суданом – бывшей частью единого Судана, ставшей в 2011 г. независимым государством. Большое внимание в Хартуме уделяют отношениям с Египтом, а также аравийскими монархиями, главным образом с Саудовской Аравией и Катаром. Налажен достаточно хороший уровень отношений с Эфиопией и Эритреей. Положительная динамика характерна для отношений с Чадом и ЦАР. Что касается Ливии, то Хартум формально признает правительство национального единства во главе с Ф. Сараджем. Суданское руководство стремится улучшить отношения с США, добиться отмены жестких американских санкций, введенных в отношении официального Хартума.

В период, предшествовавший получению Южным Суданом независимости, две страны не сумели урегулировать целый ряд проблем и взаимных претензий, что сделало отношения между двумя странами напряженными, с отчетливо выраженной взаимной враждебностью. Речь, прежде всего, идет демаркации двухсторонней границы и наличии спорной территории Абъей, на которую претендуют как Судан, так и Южный Судан. Хартум и Джуба активно вмешивались в вооруженные конфликты на сопредельных территориях, поддерживая антиправительственные силы. В результате после 2011 г. два Судана неоднократно оказывались на грани войны.

Под давлением возможных санкций со стороны Совбеза ООН и учитывая катастрофическое состояние экономик двух стран, Хартум и Джуба смогли подписать ряд соглашений по вопросам обеспечения безопасности в районе границы и экономическом сотрудничестве. Так, была достигнута договоренность о создании буферной демилитаризованной зоны по обе стороны границ. Недавно Хартум и Джуба в очередной раз договорились о взаимном прекращении поддержки повстанцев. Достигнуто согласие в вопросе оплаты транзита южносуданской нефти через территорию Судана. В то же время две страны в обозримой перспективе вряд ли смогут прийти к согласию по демаркации границы и принадлежности района Абьей. Стороны продолжают трудный диалог, а напряженность между Суданом и Южным Суданом сохраняется. Вместе с тем, эксперты считают, что два Судана «не начнут широкомасштабные военные действия: у них для этого просто нет сил и финансов», да и достаточных военных сил.

Сложный характер носят отношения Судана с Египтом. В Хартуме считают необходимым уладить спорные пограничные вопросы, прежде всего, о принадлежности «треугольника Халаиб» на побережье Красного моря (площадь до 10 тыс. кв. км, население – 18-20 тыс. человек). В настоящее время территорию «треугольника» контролирует АРЕ. Здесь важное значение имеет «эмоциональная составляющая конфликта. Отказаться от претензий на Халаиб для каждой из сторон означает перенести национальное унижение», что серьезно затрудняет решение проблемы.

К числу важнейших вопросов в египетско-суданских отношениях следует отнести распределение вод Нила. В 1959 г. Египет и Судан подписали договор по Нилу, который юридически закрепил квоты двух стран на воды этой реки. В последние годы водную проблему очень серьезно осложняет проблема строительства плотины Эфиопией на реке Голубой Нил, против чего решительно выступают в Каире, где опасаются уменьшения сброса нильских вод, что критично для Египта. «Хартум же играет на этой проблеме, то соглашаясь на условия Аддис-Абебы, то подтверждая поддержку старого, еще «британского» договора о разделе вод Нила, который давал явные преимущества Египту». Пока же Египет, Эфиопия и Судан не пришли к согласию по вопросам, связанным сооружением эфиопской плотины.

Между Суданом и Египтом имеются и идеологические разногласия. Так, режим в Хартуме ассоциирует себя с «Братьями-мусульманами» — главным врагом нынешней власти в Каире. В то же время две страны заинтересованы в выстраивании добрососедских партнерских отношений, прежде всего, в экономической сфере. В последние годы Хартум и Каир подписали целый ряд соглашений, благоприятствующих развитию инвестиционного и торгово-экономического сотрудничества, особенно в области сельского хозяйства. И еще, Судан, ослабленный политической и экономической изоляцией, рассматривает Египет как одного из потенциальных посредников между ним и Западом в вопросе ослабления санкций. Каир же «всячески готов поддержать Хартум в его стремлении установить мир в Дарфуре (регион на западе Судана, — авт.) взамен на блокирование материально-технической поддержки исламистов в Ливии».

В сентябре 2014 г. Судан начал свертывать тесное сотрудничество с Ираном. Этот процесс завершился в январе 2016 г. разрывом дипотношений между Хартумом и Тегераном. Взамен суданское руководство взяло курс на всемерное развитие отношений с Саудовской Аравией. Продолжилось укрепление связей с Катаром, имеющих давнюю историю. Изменение внешнеполитического курса Хартума во многом объясняется обещаниями Эр-Рияда спасти от краха суданскую экономику. По официальным данным, на начало 2016 г. саудовские инвестиции в Судане достигли 11 млрд долларов, что позволило Хартуму «серьезно минимизировать дефицит бюджета». Кроме того, власти КСА сняли запрет с саудовских банков на ведение финансовых операций с Суданом. Немаловажно и то, что «саудовский капитал является сейчас, пожалуй, единственной возможностью для суданских банков сохранить хоть какую-то связь с мировой финансовой системой в условиях американских санкций». В ответ Хартум поддерживает саудовские внешнеполитические инициативы, в частности, присоединился к возглавляемой КСА аравийской коалиции, ведущей войну в Йемене против повстанцев-хоуситов и сторонников бывшего президента А. А. Салеха. Суданские войска были направлены в Йемен. Поддерживает Хартум и саудовскую политику в Сирии, хотя здесь суданское руководство «в общем-то пока отделывается общими декларациями» и реально в сирийском кризисе участия не принимает.

Катар долгое время играл «не последнюю роль» в посредничестве властей Судана с повстанцами в Дарфуре. Доха оказывала Хартуму и финансовую помощь. В 2014 г. две страны подписали договор о взаимодействии в военной сфере. Но главным успехом для Судана стал договор о поставках катарского природного газа, начиная с 2015 г.

В целом отметим, что укрепление отношений Судана с аравийскими монархиями в определенной мере прорывает международную изоляцию страны.

Судан в течение длительного времени находится под международными санкциями, введенными в связи обвинениями в нарушениях прав человека, поддержке терроризма и ряда видных деятелей радикального исламистского движения. Кроме того, в отношении Хартума с 1997 г. действуют односторонние американские экономические санкции, которые ежегодно продлеваются. Напомним также, что в отношении президента Судана О. аль-Башира действует мандат на арест, выданный Международным уголовным судом в связи с обвинениями в геноциде в Дарфуре. В этой связи О. аль-Башир свои зарубежные поездки осуществляет очень избирательно, только в дружественные Судану страны.

Хартум всеми силами добивается отмены санкций и пытается вырваться из международной изоляции, «что является крайне важным для экономического, да и политического выживания страны». В этой связи Судан стремится «повторить успех Ирана и за счет целого ряда уступок и компромиссов резко улучшить свои отношения с Западом, и прежде всего – с США. Это подразумевает отказ от жесткой исламистской риторики и возможное предоставление своей территории как под концессии на льготных условиях иностранным компаниям, так и под чисто военные базы». Так, на территории Судана на протяжении длительного времени уже находится крупнейшая станция Агентства национальной безопасности США в регионе. Вместе с тем, Вашингтон пока не намерен идти на уступки в вопросе санкций, и продолжает обвинять Хартум в спонсорстве терроризма, но при этом несколько раз заявлял о том, что Судан «активно участвует в мировом контртеррористическом сотрудничестве». Хартум желает развивать отношения с Европой, «но Брюссель делать этого не будет без отмашки из Вашингтона».

Стремясь улучшить свои международные позиции, суданское руководство предпринимает шаги по созданию позитивного имиджа режима. Однако «попытки Хартума позиционировать себя в качестве одного из столпов борьбы с исламистским терроризмом и краеугольным камнем противодействия незаконной миграции в Европу никого не убедили». США и их западные союзники желают смены правящего режима в Судане, прежде всего, отставки О. аль-Башира, что для Хартума в настоящее время неприемлемо.

В целом успешно развиваются отношения Судана с Россией в политической и военно-технической сферах. В Хартуме заинтересованы в дальнейшем упрочении связей с Россией.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

280 Re: Большой Ближний Восток в Пн Дек 12, 2016 4:45 pm

Admin


Admin
О военном и военно-техническом сотрудничестве ОАЭ с зарубежными странами

В условиях обострившейся военно-политической обстановки на Ближнем Востоке руководство ОАЭ прилагает значительные усилия по укреплению обороноспособности страны, повышению боеспособности и улучшению технической оснащенности национальных вооруженных сил. Большую роль в этом деле играет военное и военно-техническое сотрудничество Эмиратов с зарубежными странами, прежде всего, с США и их западными союзниками.

С середины 1990-х гг. в ОАЭ интенсивно развивается собственная военная промышленность, активно проводятся НИОКР по созданию отдельных видов оружия и военной техники. Тем не менее, в обозримой перспективе страна не сможет в полной мере решить проблему всестороннего обеспечения своей армии за счет национальной военной промышленности, что обусловливает сохранение длительной зависимости эмиратов от импорта вооружения и военной техники (В и ВТ), особенно высокотехнологичных образцов.

На сегодняшний день ОАЭ являются одними из крупнейших в мире покупателей продукции военного назначения, причем только наиболее современных образцов. Так, в 2007-2014 гг. страна закупила за рубежом В и ВТ на сумму 14,556 млрд долларов, а в 2015-2018 гг. эта сумма должна составить 24,188 млрд долларов. Эмираты среди аравийских монархий прочно занимают второе место после Саудовской Аравии по военному импорту. Крупнейшим поставщиком В и ВТ в ОАЭ остаются США. Военно-технические связи поддерживаются также с Францией, Великобританией, ФРГ, Россией, Китаем, и рядом других стран.

В рамках курса на большую независимость в вопросе технической оснащенности своих вооруженных сил эмираты стремятся получить доступ к ряду современных оборонных технологий. Отметим также, что в последнее время ОАЭ, наряду с приобретением систем вооружения проявляет заинтересованность в закупке различного вида тренажеров, техники для тыловых служб, запчастей к поставленному оружию.

С 1994 г. в ОАЭ действует система приобретения В и ВТ за рубежом. Суть ее заключается в том, что 60% стоимости любой сделки на сумму свыше 10 млн долларов должна идти на развитие национальной экономики, в том числе на создание совместных с эмиратами предприятий по выпуску военной продукции. Кроме того, в контракты на закупку вооружений включаются пункты о подготовке местных кадров и сервисном техническом послепродажном обслуживании. При этом правительственная организация «Офсетная группе ОАЭ», сопровождающая и контролирующая реализацию офсетных программ, выставляет для экспортеров вооружений достаточно жесткие условия офсета. В частности, предельный срок выполнения офсетных программ не превышает семи лет.

Основным партнером эмиратов в сфере военно-технического сотрудничества и главным поставщиком В и ВТ с середины 1990-х являются США. В 1994 г. две страны подписали соглашение о военном сотрудничестве, которое предусматривает заблаговременное размещение на территории ОАЭ запасов вооружения и материальных средств для Сил быстрого развертывания ВС США, строительство военных объектов, проведение совместных мероприятий по боевой подготовке. Так, на территории ОАЭ находятся небольшие склады для американских ВМС в Джебель Али, в качестве пункта материально-технического обеспечения ВМС США используют порт Эль-Фуджейра, американские военные корабли и суда имеют право захода в порт Абу-Даби. Имеется договоренность об аренде американцами аэродромов Рас-эль-Хайма и Эль-Фуджейра. В настоящее время на территории ОАЭ размещены до 5 тыс. американских военнослужащих и базируются самолеты ВВС США, в том числе истребители F-22 и F-15, самолеты-разведчики U-2, самолеты-заправщики и эскадрилья БЛА. Эмиратские базы используются американцами для военных операций в Ираке, Сирии и Афганистане.

ОАЭ стали одним из основных участников создаваемой с помощью США региональной системы ПРО в зоне Персидского залива. В стране будет функционировать интегрированный центр управления воздушными операциями и ПРО. К настоящему времени американцы поставили ОАЭ 10 ПУ ЗРС «Пэтриот» РАС-3, две батареи комплекса ПРО ТНААD, радар раннего обнаружения AN/TPY-2 и системы управления ПВО/ПРО.

Крупнейшими оружейными сделками с США за последние три года стали продажа ОАЭ 5 тыс. управляемых авиабомб (УАБ) малого диаметра GBU-39/В (противобункерных) и другого авиационного вооружения. Стоимость сделки с учетом связанных с контрактом комплектующих, обучения и материально-технической поддержки может достигнуть 4 млрд долларов. В 2014 г. Госдепартамент США одобрил потенциальную поставку ОАЭ 4569 бронированных машин с повышенной защитой от мин (MRAP). Полная стоимость этого контракта с учетом обслуживания и обучения может составить 2,5 млрд долларов. Также в 2014 г. Госдепартамент США одобрил возможную поставку ОАЭ ракетных комплексов HIMARS (2 батареи, 12 ПУ) с дальностью стрельбы до 300 км, а в декабре 2015г. две страны подписали контракт на поставку этой техники на сумму 900 млн долларов. В июле 2016 г. Госдепартамент США одобрил поставку для ВВС ОАЭ 14640 УАБ на сумму 780 млн долларов для борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ) в Сирии и Ираке. В декабре 2016 г. в Вашингтоне объявили о намерении США продать ОАЭ 37 ударных вертолетов АН-64Е «Апач», двигатели и оборудование к ним на сумму 3,5 млрд долларов.

Франция в 1994 г. подписала с ОАЭ соглашение по вопросам обороны и безопасности. Оно предусматривает проведение незамедлительных консультаций в случае возникновения внешней угрозы эмиратам и оказание им военной помощи. Предусмотрены также поставки оружия, участие в подготовке местных военных кадров и др. Франция разместила в 2009 г. на территории ОАЭ свою постоянную военную базу (500-700 военнослужащих) в районе Ормузского пролива. Периодически проводятся учения вооруженных сил двух стран. Осуществляются поставки французских В и ВТ. В 2013 г. ОАЭ и Франция подписали соглашение на сумму 700 млн евро на создание для эмиратов в течение пяти лет двух разведывательных искусственных спутников типа «Гелиос», а также обучение специалистов для работы с ними. В 2014 г. с помощью Франции завершено строительство 6 корветов типа «Байнуна» для ВМС ОАЭ. Для этих корветов из Франции были получены 150 противокорабельных ракет ММ-40 «Экзосет».

В 1996 г. эмираты подписывают договор по вопросам обороны и безопасности с Великобританией, по которому Лондон принял на себя обязательство защищать ОАЭ от внешней агрессии, поставлять современное оружие, оказывать содействие в подготовке военных кадров. Предусмотрено также проведение совместных учений вооруженных сил двух государств.

США, Великобритания и Франция создали в Дубае на авиабазе Аль-Джафра Центр подготовки военных летчиков, который используется для совместных учений ВВС стран-членов ССАГПЗ, Египта, Иордании и государств Запада.

В 2003 г. ОАЭ и Италия подписали соглашение о военном сотрудничестве, которое предусматривает взаимодействие в подготовке кадров, проведение совместных учений, сотрудничество в области военной промышленности. С Италией активно развивается сотрудничество в области военного судостроения

В ноябре 2015г. ОАЭ подписали со шведской компанией СААБ контракт на поставку 2 самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления «Глобал 6000». Стоимость контракта составляет 1,27 млрд долларов.

Несмотря на активные военные связи с США и странами Запада, ОАЭ не намерены отказываться от курса на диверсификацию источников получения оружия, в том числе из России. Свидетельством тому стало подписание в 2006г. соглашения о военно-техническом сотрудничестве между нашими странами. В то же время в последние годы Эмираты не приобретают в России крупные партии В и ВТ. Реализуются в основном контракты на обслуживание и модернизацию ранее поставленного вооружения.

С 1993г. один раз в два года в Дубае под патронажем президента ОАЭ, при поддержке правительства Эмиратов и вооруженных сил страны проводится одна из крупнейших и наиболее представительных выставок вооружений и технологий безопасности в мире — IDEX (International Defence Exhibition). Она неизменно привлекает повышенное внимание производителей и заказчиков вооружения и военной техники. В рамках IDEX проводятся демонстрационные показы и стрельбы из различных образцов оружия, заключаются контракты на поставку и модернизацию вооружений. Так, в выставке IDEX-2015 участвовали 1200 компаний из 56 государств. Россия — неизменный участник IDEX, начиная с первой выставки 1993 г.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

281 Re: Большой Ближний Восток в Вт Дек 20, 2016 7:08 pm

Admin


Admin
О некоторых особенностях внешней политики Ливана

Ливан в силу своего географического положения и особенностей исторического развития является местом, где сталкиваются политические, религиозные, военно-стратегические и экономические интересы различных государств Запада и Востока. Вовлеченность в арабо-израильский конфликт, перманентно сложная внутриполитическая ситуация, а в последние годы война в соседней Сирии превратили Ливан в поле, на котором сталкиваются интересы различных государств, причем не только региональных. Так, на сегодняшний день в Ливане активно действуют Сирия, Иран, Саудовская Аравия, США, Франция, Израиль и ряд других стран. Ливан имеет прочные связи со многими государствами мира, в том числе через свою многочисленную (свыше 15 млн человек) зарубежную диаспору.

Самое непосредственное воздействие на внешнюю политику Ливана оказывает существующая в стране конфессиональная политическая система, и действующие в ее рамках политические силы, региональная и международная ориентация которых существенно различается. Так, лидеры местной христианской общины, в первую очередь марониты, традиционно ориентируются на дружественные отношения с Западом, а мусульманская часть населения поддерживает тесные связи с арабским и мусульманским миром. При этом ливанские шииты во многом ориентируются на Иран и Сирию. В целом же базовыми принципами внешней политики Ливана является стремление к многовекторности и сбалансированности.

В частности, в вопросе вхождения страны в созданную США в 2014г. антитеррористическую коалицию «ливанские политики решили на официальном уровне дистанцироваться от инициативы общерегионального противостояния экстремистам «Исламского государства» и «Джебхат ан-нусры» (обе группировки запрещены в России). Они понимали, что создаваемая коалиция, очевидно, преследует и другие цели, далекие от интересов ливанцев, а именно – борьбу с сирийским режимом и ослабление «шиитской дуги» в масштабе региона Ближнего и Среднего Востока».

Важнейшее значение для Ливана, его внешней безопасности и положения внутри страны имеют отношения с непосредственными соседями — Сирией и Израилем.

Сирийско-ливанские отношения исторически носят сложный характер. В Дамаске всегда были сильны позиции политиков, выступавших за объединение двух государств. Вывод из страны в 2005 г. сирийских войск, а затем начавшаяся в 2011 г. гражданская война в САР ослабили сирийское влияние в Ливане. Тем не менее, Дамаск продолжает играть важную роль на ливанской политической арене. За поддержание тесных, разносторонних отношений с Сирией выступает много политических партий и движений, как мусульманских, так и христианских, в первую очередь радикальное шиитское движение «Хизбалла».

Следует подчеркнуть, что политические изменения в Сирии всегда отражались на положении дел и политике Ливана. Так, нынешняя сирийская гражданская война оказывает растущее негативное влияние ситуацию в республике, способствуют усилению противостояния в ливанском обществе. Часть ливанских политических партий и движений выступают в поддержку режима Асада, а боевики «Хизбаллы» участвуют в боях в Сирии на стороне правительственной армии. В то же время прозападный блок «14 марта» встал на сторону сирийской оппозиции. Ливан также стал местом противостояния Дамаска и Тегерана с Эр-Риядом. На территории страны появились лагеря боевиков экстремистских группировок, ведущих вооруженную борьбу с правительством Башара Асада. Периодически происходят боестолкновения ливанской армии с отрядами этих группировок. Чрезвычайно остро в стране стоит проблем сирийских беженцев – 1,2 млн человек. Сирийский конфликт усугубляет экономический кризис в Ливане, болезненно отражается на социальной ситуации.

Официально Ливан заявляет о невмешательстве в сирийские события, считая, что поддержка какой-либо из сторон в САР стране может привести «к возобновлению межобщинного и межпартийного противоборства (возможно, в острой форме)». В целом ливанское руководство сумело найти необходимый баланс интересов, что «пока удерживает страну в максимально возможной для нынешней ситуации «отстраненности» от вовлеченности в сирийский конфликт». В Бейруте считают, что продолжение насилия не поможет решению кризиса в Сирии. Ливан не поддержал в Совбезе ООН и ЛАГ резолюции, предусматривавшие введение санкций против Дамаска.

Острой проблемой обеспечения внешней безопасности ливанского государства остается неурегулированность отношений с Израилем, сохраняющаяся опасность возникновения очередного крупного вооруженного конфликта на ливанской территории, причем вопреки желанию официального Бейрута, да и значительной части ливанцев. Во многом это связано с военно-политической деятельностью «Хизбаллы», которая остается катализатором обострения ливано-израильских отношений, причем правительство Ливана фактически не контролирует это движение. Отметим, что все израильские вторжения в Ливан, начиная с 1990-х гг., имели цель нанести поражение вооруженным формированиям «Хизбаллы», и не были направлены против собственно ливанского государства. Официально Ливан неизменно привержен всеобъемлющему мирному ближневосточному урегулированию на основе соответствующих резолюций ООН, решений бейрутского (2002 г.) саммита ЛАГ, выступает за безусловную реализацию права палестинских беженцев на возвращение на палестинские территории и против их натурализации в Ливане. В то же время, учитывая слабость политических и военных возможностей страны, Ливан фактически не является самостоятельным участником процесса арабо-израильского урегулирования. Страна тесно привязана к его сирийско-израильскому направлению и пока не решается на двусторонние переговоры о мире с южным соседом.

В конфликте с Израилем существуют не только политические аспекты, но и экономические. Так, речь идет о распределении водных ресурсов ливанского юга, на часть которых претендует Израиль. Сложной остается ситуация вокруг обнаруженных на шельфе восточной части Средиземного моря крупных запасов природного газа. В 2007 г. Ливан и Кипр подписали соглашение о морской границе, предусматривающее разделение между двумя странами континентального шельфа с газовыми месторождениями. В то же время с Израилем вопрос о демаркации морской границы не решен. При этом спорными остаются территории площадью 850 кв. км.

Сохраняется иранское присутствие в Ливане, сильным остается воздействие Тегерана на политическую ситуацию в стране. Иран оказывает разноплановую помощь «Хизбалле». Что касается отношений на официальном государственном уровне, то Бейрут не идет на расширение связей с Тегераном, а тем более на установление доверительных отношений с ИРИ.

До недавнего времени прочные отношения Ливан поддерживал с аравийскими монархиями, особенно с Саудовской Аравией, которые оказывают существенное влияние на политические процессы, происходящие в стране. Что касается ливанского руководства, то оно в основном стремилось извлечь из этих отношений экономические и финансовые выгоды: страны-члены ССАГПЗ, опять же преимущественно КСА, являлись главными инвесторами Ливана. Однако в начале 2016 г. ливанско-саудовские отношения резко ухудшились. Формальным поводом для этого послужило отсутствие официального осуждения со стороны Бейрута факта нападения на посольство КСА в Тегеране. На самом же деле, как подчеркивают эксперты, за действиями КСА стояло стремление ослабить позиции и влияние Ирана и «Хизбаллы» в стране. В Эр-Рияде объявили о прекращении саудовской безвозмездной помощи в 4 млрд долларов на переоснащение ливанской армии и сил безопасности. Страны ССАГПЗ предприняли шаги по сокращению финансовой подпитки Ливана и другие ограничительные меры.

Ливан традиционно поддерживает прочные многоплановые связи с государствами Запада, особенно с США и Францией. Ливан является одной из стран, которые на протяжении длительного времени входит в число приоритетов американской ближневосточной политики. США оказывают республике значительную финансовую, экономическую и военную помощь. Франция традиционно выступала государством — покровителем Ливана, однако в результате усиления позиций США на Ближнем Востоке влияние Парижа в Ливане несколько ослабло. Важную роль в укреплении ливано-французских отношений играют традиционные культурные и экономические связи христианской общины Ливана с ливанской диаспорой во Франции. В последние годы в Бейруте с визитами побывали президент Франции Ф. Олланд, главы правительств Великобритании и Италии.

Ливан поддерживает дружественные отношения с Россией. Сближения с нашей страной «ищут все основные политические силы Ливана». Москву в последние годы неоднократно посещали высокопоставленные официальные лица и видные политики этой страны.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

282 Re: Большой Ближний Восток в Пн Дек 26, 2016 2:46 pm

Admin


Admin
О состоянии военной промышленности Египта

Современная военная промышленность Египта является одной из самых крупных и развитых на Ближнем Востоке. На основе американских, советских, европейских, китайских, северокорейских и собственных разработок в стране создан сравнительно мощный военно-промышленный комплекс. Его предприятия выпускают различные виды вооружения, военной техники и снаряжения – всего более 100 наименований. Египетские образцы боевой техники отличаются простотой в эксплуатации, а также относительно дешевы, что немаловажно для армий африканских и арабских стран. Национальная военная промышленность, по египетским оценкам, удовлетворяет потребности сухопутных войск страны на 75%, ВВС – на 40% и ВМС – на 20%. За счет собственного производства на 90% покрываются потребности армии в средствах связи. Египетские предприятия осваивают производство радиолокационных систем и средств радиоэлектронной борьбы.

Ключевым органом, определяющим военно-техническую политику и стратегию государства в области разработки, производства, экспорта и импорта вооружения и военной техники (В и ВТ) является Главное управление вооружения Министерства обороны. Это же управление размещает заказы на разработку и производство предприятиями национального ВПК различных видов В и ВТ и от имени правительства подписывает контракты с иностранными поставщиками.

Основу военно-промышленного комплекса АРЕ составляют государственные военные заводы, которые по своей оснащенности, наличию высокотехнологичной базы и финансированию занимают ведущее место среди предприятий госсектора. В производстве продукции военного назначения участвуют также совместные предприятия, созданные на основе соглашений между правительством Египта и зарубежными компаниями. Кроме того, в качестве субподрядчиков привлекаются различные предприятия и компании национального гражданского сектора, в том числе частные.

Египетский ВПК включает в себя предприятия ракетной, авиационной, бронетанковой, артиллерийско-стрелковой, боеприпасной, судостроительной, связи и радиоэлектронной отраслей. Большинство военных предприятий размещено на севере страны в городах Хелуан, Бенха, Каха и Каир. В отрасли занято свыше 80 тыс. человек. Компании ВПК имеют специализированные научно-исследовательские центры и базу для подготовки административных, технических и рабочих кадров. Часть инженерно-технических специалистов обучается за рубежом. На предприятиях оборонной промышленности налажен также выпуск различной гражданской продукции. Военно-промышленный сектор участвуют в реализации национальных инфраструктурных проектов.

Все фирмы и предприятия ВПК входят в состав трех государственных компаний: Национальной организации военной промышленности, Арабской организации индустриализации и Организации по производству и техническому обслуживанию специальной техники. Общее руководство этими компаниями осуществляет министерство обороны и военной промышленности.

Национальная организация военной промышленности включает в себя 16 предприятий в составе пяти компаний, сведенных по типу производства. На предприятиях производится выпуск, модернизация и ремонт бронетанковой техники, артиллерийских систем, пусковых установок для ракет, ПТРК, зенитных установок, танковых орудий, стрелкового оружия (пулеметов, пистолет-пулеметов, автоматов, винтовок, пистолетов), артиллерийских боеприпасов, боеприпасов для стрелкового оружия, ручных гранат, мин, взрывчатых веществ, различной инженерной техники, средств связи, средств химической защиты, электронной техники, РЛС, радиостанций, ракетного топлива, холодного оружия, дизельных двигателей и снаряжения. В частности, на заводе № 200 в Хелуане осуществляется лицензионная сборка американских танков М1А1 «Абрамс» и БРЭМ М88А2. Здесь также производится модернизация американских танков М60А1 до уровня М60А3. Выпуск артиллерийского вооружения (122-мм гаубиц Д-30, 130-мм пушек, танковых пушек калибра 105 мм и зенитных установок) налажен на заводе № 100 в Каире.

Арабская организация индустриализации насчитывает девять предприятий в составе девяти компаний. На них производится сборка, ремонт и техническое обслуживание самолетов и вертолетов, ремонт и модернизация авиационных двигателей, выпускаются комплектующие и запчасти для авиатехники, различные виды ракетного оружия (тактические ракеты, ПТУРы, реактивные снаряды для РСЗО, ПЗРК, РПГ), авиационные бомбы. Также производится сборка и модернизация легкой бронетехники (БТРы, бронеавтомобили), выпускаются внедорожники, минометы, электронные компоненты и средства связи для самолетов, ракет и РЛС, противопехотные и противотанковые мины. В частности, завод № 33 в Каире выпускает тактические ракеты «Сакр-80», реактивные снаряды для РСЗО, ПЗРК «Айн Сакр» (местный вариант советского ПЗРК «Стрела-2»). На ракетном заводе компании «Араб-бритиш дайнэмикс» в Каире при техническом содействии Китая и КНДР освоена сборка твердотопливных оперативно-тактических баллистических ракет типа «Скад», имеющих дальность пуска до 500 км и вес головной части 540 кг. Вместе с тем, современное состояние египетской металлургии, машиностроения и химической промышленности не позволяет наладить полный цикл производства ракет и всех компонентов ракетного топлива.

На трех предприятиях трех компаний, входящих в Организацию по производству и техническому обслуживанию специальной техники выпускаются химикаты, средства связи, средства РЭБ, миноискатели, электронные взрывные устройства, телевизионная аппаратура, радиодетали, приборы ночного видения, телескопические, инфракрасные и лазерные прицелы для стрелкового, артиллерийского и танкового вооружения, лазерные дальномеры, бинокли, системы охраны, осуществляются ремонтные работы.

Судостроительная промышленность представлена четырьмя предприятиями в Александрии, Исмаилии и Порт-Саиде. На них можно производить постройку и ремонт боевых кораблей водоизмещением до 20 тыс. тонн. До последнего времени местная судостроительная промышленность осуществляла лишь постройку боевых катеров и ремонтировала корабли и суда ВМС. По соглашению (2014г.) с французской компанией DCNS на верфи в Александрии должны быть построены три из четырех заказанных корветов типа Gowind (первый корабль серии будет построен во Франции).

По оценке западных экспертов, Египет обладает исследовательскими и техническими возможностями для ведения в случае необходимости работ по созданию ядерного оружия. АРЕ также располагает необходимым потенциалом для быстрого развертывания производства химического оружия. Страна имеет исследовательскую и техническую базу для создания биологического оружия. По предположениям американских экспертов, Египет разработал биологическое оружие, однако не производил его, не складировал и не создавал его в виде боеголовок. Данных о том, что египтяне в настоящее время ведут исследования в области биологического оружия, не имеется.

Помимо собственно военных заводов в подчинении египетского министерства обороны имеются многочисленные предприятия, выпускающие гражданскую продукцию, причем они занимают сильные позиции в целом ряде отраслей национальной промышленности. К ним относятся предприятия пищевой промышленности, цементные и строительные заводы, предприятия по производству бензина, автомобильные заводы (совместные предприятия с фирмой «Джип», выпускающие машины марки «Чероки» и «Рэнглер»).

В целом Египет добился заметных успехов в развитии военной промышленности, которая способна обеспечить потребности национальных вооруженных сил в боеприпасах, стрелковом оружии, отдельных типах РЛС, ракетной и бронетанковой техники, в средствах связи и различных видах вспомогательной техники и снаряжения. Однако во многих случаях на египетских предприятиях осуществляется только сборка образцов вооружения и военной техники из комплектующих узлов и деталей, поставляемых из других государств. Страна также зависит от зарубежных поставок наиболее современных видов вооружений – боевых и военно-транспортных самолетов и вертолетов, крупных боевых кораблей, сложной радиоэлектронной техники, ряда образцов бронетехники и противотанковых средств, вооружения ПВО и др.

Египет стремится повысить степень самообеспечения национальной армии боевой и вспомогательной техникой как путем развития собственных НИОКР и военной промышленности, так и приобретая за рубежом необходимые технологии и оборудование. Вместе с тем, недостаточно развитая промышленная и научно-техническая база, отсутствие необходимого числа квалифицированных инженерно-технических и рабочих кадров затрудняют рост возможностей национального военно-промышленного комплекса. Несомненно, что финансовые и экономические трудности, усилившееся после событий последних лет, произошедших в АРЕ, отражаются на состоянии и перспективах развития военного производства.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

283 Re: Большой Ближний Восток в Чт Дек 29, 2016 2:58 pm

Admin


Admin
На Ближнем Востоке вооруженные силы пытаются отбросить войска самопровозглашенного «Исламского государства» (организация, запрещенная в России), захватившего обширные территории в Ираке и Сирии в 2014 году. Но независимо от того, добьется ли джихадистская группировка военных успехов, ее система взглядов надолго останется проблемой. Идеология ИГИЛ — многоплановое явление, ее возникновение нельзя объяснить влиянием какой-то одной личности, движения или даже времени. Только поняв ее, можно победить в этой войне.
http://carnegie.ru/2016/12/27/ru-pub-66552?mkt_tok=eyJpIjoiTlRreU9URXhOR1JqT0RKbCIsInQiOiJSczlEN2xBeDltKzZ0MG9LWjU1V05PQkxldzZzOHNtYVhLblhNVE5OYk4wV3BWcStWbWZqN1Fnb0sram9sY0tVblJ0akxWYVVWQXpWT0hmVCszcjIxVzk2d0J3THNxaWNodkpLQWFXaHZ2OE14WEdwUGVQSE9zNEE0aUNjdDBVNSJ9

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

284 Re: Большой Ближний Восток в Ср Янв 11, 2017 4:41 am

Admin


Admin
О состоянии вооруженных сил Саудовской Аравии

Саудовское руководство уделяет постоянное повышенное внимание укреплению национальных вооруженных сил, улучшению их технической оснащенности. Это вызвано, как считают в Эр-Рияде, необходимостью «законной обороны» от военных угроз и враждебных действий со стороны региональных противников КСА, прежде всего Ирана и влиятельных военно-политических сил в Йемене, а также продолжающихся войн в Ираке и Сирии. Серьезной угрозой является террористическая активность, прежде всего, экспансия группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ). Сохраняется потенциальная угроза от арабо-израильского и индийско-пакистанского конфликтов в случае их перехода в военную стадию. Необходимость наращивания военного потенциала КСА обусловливается и стремлением упрочить позиции Эр-Рияда на Ближнем Востоке, особенно в зоне Персидского залива, а также престижными соображениями – желанием продемонстрировать военную мощь королевства в арабском и исламском мире. В условиях сложной внутриполитической ситуации власти особое внимание уделяют повышению боеспособности Национальной гвардии (НГ), главной задачей которой является обеспечение безопасности правящего режима.

Военный бюджет КСА намного превосходит военные расходы любой другой страны Ближнего Востока и является одним из самых крупных в мире. В 2015 г. военные расходы королевства составили 81,9 млрд долларов или 13,7% от ВВП страны и 5,2% всех военных расходов в мире (3-е место после США (36%) и КНР (13%), но впереди России, занявшей 4-е место с 4%).

В состав саудовских ВС (234,5 тыс. человек) входят Сухопутные войска (75 тыс. чел.), ВВС (20 тыс.), войска ПВО (16 тыс.), ВМС (13,5 тыс.) и Национальная гвардия (100 тыс.). Имеются стратегические ракетные силы.

В военно-административном отношении территория КСА разделена на 6 военных округов: Центральный (штаб в Эр-Рияде), Северный (Хафр-эль-Батин), Западный (Джидда), Северо-Западный (Табук), Южный (Хамис-Мушайт) и Восточный (Эд-Дамам).

Верховным главнокомандующим ВС КСА является король, который определяет военную политику государства и осуществляет общее руководство вооруженными силами через Министерство обороны и авиации. Непосредственное руководство ВС осуществляет министр обороны и авиации. Оперативное руководство войсками осуществляет генеральный штаб. Его начальник является командующим вооруженными силами КСА.

Стратегические ракетные силы (СРС) имеют на вооружении порядка 40 устаревших китайских баллистических ракет средней дальности (БРСД) DF-3A, для которых на юго-западе КСА оборудовано 12 шахтных ПУ. Дальность пуска ракет составляет до 2700 км. С 2014 г. на вооружение поступают новейшие китайские БРСД DF-21 (дальность пуска до 3500км). СРС рассматриваются саудовским руководством в качестве элемента давления на Иран.

В боевом составе Сухопутных войск имеется 10 бригад (бртбр – 4, мбр — 5, вдбр – 1) и полк королевской гвардии. Соединения и части сухопутных войск дислоцируются преимущественно в приграничных районах. К основному вооружению относятся: 730 основных боевых танков (М1А2 «Абрамс», М60А3), 234 орудия полевой артиллерии, в т. ч. 224 САУ, 60 РСЗО, 437 минометов, до 1100 ПТРК, до 1000 ПЗРК, 765 БМП, 1573 БТР, 310 бронемашин. Кроме того, большое количество техники (в основном устаревшей) находится на хранении. Армейская авиация насчитывает 54 боевых вертолета АН-64 «Апач» и до 80 многоцелевых и транспортных вертолетов. С 2013 г. в войска поступают новейшие французские 155-мм самоходные гаубицы «Цезарь» (закуплено 36 ед.). Из США должен поступить 151 танк типа «Абрамс».

Основной организационной единицей ВВС является эскадрилья. На вооружении состоит 284 боевых самолета: тактических истребителей – 180, истребителей ПВО – 81, разведчиков – 16, самолетов ДРЛО и управления — 7. Имеется также 56 военно-транспортных и до 150 учебных самолетов, 18 самолетов-заправщиков, а также БПЛА и 46 многоцелевых вертолетов. Основу самолетного парка составляют американские тактические истребители F-15 различных модификаций (154 машины). В 2011 г. с США подписан контракт на поставку 84 истребителей F-15SA (Saudi Advanced), отличающихся малой заметностью для РЛС. Первая партия из четырех машин прибыла в КСА в декабре 2016 г. Американцы модернизируют 80 истребителей F-15S до уровня F-15SA. Новейшими боевыми самолетами ВВС КСА являются британские многоцелевые истребители 4-го поколения ЕF-2000 «Еврофайтер Тайфун» (68 ед.). ВВС КСА имеют 6 основных авиабаз, а также используют 15 аэродромов. Аэродромная сеть обеспечивает рассредоточение авиации и выполнение необходимого маневра силами. В саудовских ВВС не отработано в полной мере взаимодействие с сухопутными войсками и ВМС. Недостаточно развиты средства РЭБ и воздушная разведка, трудности существуют в управлении силами авиации, организации связи.

В боевом составе войск ПВО имеется 52 батареи ЗУР: «Пэтриот» РАС-2/3 – 21 (168 ПУ), «Усовершенствованный Хок» — 16 (128 ПУ) «Шахин»/«Кроталь» — 17 (141 ПУ). Имеется также до 400 ПУ ЗРК ближнего действия «Авэнджер», 500 ПЗРК и 270 орудий зенитной артиллерии. Контроль воздушного пространства обеспечивают свыше 100 РЛС. Новейшим и наиболее эффективным средством ПВО КСА являются ЗРК «Пэтриот» РАС-3, обладающие эффективными возможностями ПРО. В 2015г. с США подписан контракт на поставку 600 ЗУР для ЗРК «Пэтриот» РАС-3. Саудовская система ПВО по своей технической оснащенности является одной из самых современных в регионе, уступая лишь Израилю. Вместе с тем, взаимодействие между ВВС и ПВО отлажено не в полной мере. Войска испытывают серьезные трудности в деле освоения и эксплуатации сложной современной техники. ПВО КСА составляет основу системы ПВО ССАГПЗ «Щит мира», однако уровень интеграции национальных систем ПВО аравийских монархий остается низким. КСА положительно относится к созданию с помощью США системы ПРО в зоне Персидского залива с антииранской направленностью.

Организационно ВМС состоят из двух флотов – Западного (на Красном море), Восточного (в Персидском заливе) и командования морской пехоты. В составе ВМС имеется 18 боевых кораблей (фрегатов – 7, корветов – 4, тральщиков – 7) и 81 боевой катер, в том числе 9 ракетных, и 21 вспомогательное судно. Большая часть кораблей и катеров находится в строю свыше 25 лет. ВМС располагают сетью баз и пунктов базирования на Красном море (5) и в Персидском заливе (Cool. Авиация ВМС имеет 12 противолодочных и 34 поисково-спасательных и многоцелевых вертолета. Морская пехота (3000 человек) состоит из одного полка. Имеется 4 батареи подвижного берегового ракетного комплекса «Отомат». В ВМС недостаточно развит тыл, слабым остается взаимодействие с сухопутными войсками и ВВС. Имеются проблемы с ремонтом корабельного состава. В 2015 г. США одобрили продажу КСА 4 многоцелевых кораблей типа фрегат. В США, Франции и Испании заказано до 100 патрульных катеров для ВМС и Береговой охраны.

В составе Национальной гвардии имеются 10 бригад и отдельные части, оснащенные артиллерией и легкой бронетехникой. Все командные должности в НГ занимают члены королевской семьи.

ВС КСА, обладая во многом самым современным вооружением среди армий других арабских стран, реально имеют крайне низкую боеспособность, что со всей очевидностью демонстрирует их участие в развязанной Эр-Риядом в 2015 г. войне в Йемене. Причем это относится ко всем видам ВС – сухопутным войскам, ВВС, ВМС, ПВО и НГ. Саудовские военные показывают «практически полное отсутствие элементов штабной выучки на среднем и высшем уровне, недостаточность боевого слаживания родов войск, катастрофически низкий уровень боевой подготовки и моральной устойчивости личного состава», отсутствие «реальной разведки». Так, королевские ВВС наносят «во многом бестолковые и малоэффективные удары с воздуха, которые не достигли ни одной из поставленных целей», но привели к многочисленным жертвам среди гражданского населения. Сухопутные войска и НГ с трудом отбивают атаки повстанцев–хоуситов в приграничных районах КСА, неся при этом серьезные потери в людях и технике. Силы ПВО оказались не в состоянии успешно бороться с устаревшими ракетами советского производства и лишь в последнее время (скорее всего, с помощью специалистов из США) начали перехватывать эти ракеты. Флот КСА продемонстрировал «абсолютную недееспособность» в деле установления морской блокады побережья Йемена, а также не смог обеспечить необходимую огневую поддержку наступающих с моря войск. В итоге для поддержания морской блокады саудовцам пришлось просить о помощи ВМС США, Египта и ОАЭ.

И еще. Большие сложности саудовские военные испытывают в освоении, эксплуатации и ремонте современной техники. Армия не в состоянии «переварить» оружие и военную технику, которые были закуплены и продолжают поступать в страну. Сохраняется сильная зависимость от иностранных военных специалистов различного профиля, прежде всего технического.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

285 Re: Большой Ближний Восток в Пт Янв 27, 2017 3:23 pm

Admin


Admin
На Ближнем Востоке вооруженные силы пытаются отбросить войска самопровозглашенного «Исламского государства» (организация, запрещенная в России), захватившего обширные территории в Ираке и Сирии в 2014 году. Но независимо от того, добьется ли джихадистская группировка военных успехов, ее система взглядов надолго останется проблемой. Идеология ИГИЛ — многоплановое явление, ее возникновение нельзя объяснить влиянием какой-то одной личности, движения или даже времени. Только поняв ее, можно победить в этой войне.
http://carnegie.ru/2016/12/27/ru-pub-66552?mkt_tok=eyJpIjoiWmpZek5XUXpZalU0TUdFeSIsInQiOiJnRnpFeXNaeFZJVmRKV211NWZka0l6cVV5WURyclNJK1RZc1BudFJoMnZPeVo1dzFKR3VIS0NjcFBjTGZzdmRvc2hDU1dQbXhQSlM0NVhMYUt6ZDBNYWhsbVB1M3IwR3FYd01FM3c5VExOQ0hWT09la3VQalZvXC9cL2tQcjB3d2R6In0%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

286 Re: Большой Ближний Восток в Пн Фев 06, 2017 5:46 pm

Admin


Admin
О некоторых аспектах политики Китая на Ближнем Востоке

Китай, динамично усиливающий свою мощь, играющий ключевые роли в мировой политике и имеющий растущие геополитические амбиции, не может обойти вниманием Ближний Восток. Развитие ситуации в этом регионе напрямую затрагивает интересы КНР и требует присутствия здесь Пекина. Поэтому целенаправленное и активное расширение многоплановых отношений с ближневосточными странами, укрепление своего авторитета и влияния в этом районе мира, исходя «из стратегических и долгосрочных перспектив», а также взаимной выгоды, относится к одному из приоритетов современной внешней политики Китая. В последние годы экономические и политические позиции Пекина на Ближнем Востоке значительно усилились.

По мнению китайских экспертов, Пекин добивается политических и экономических успехов в регионе с минимальным расходом ресурсов, воздерживаясь от громкой риторики и демонстративных действий, использует преимущественно экономические методы для достижения поставленных целей, не наживает себе врагов, не играет «военными мускулами» и «не рвется командовать» ближневосточными странами». У КНР не было конфликтов с государствами этой части мира, а хорошие отношения с Пекином считаются общепризнанной данностью на Ближнем Востоке. Так, дружественные отношения Пекин поддерживает как с аравийскими монархиями, так и с Ираном. Уважительно к КНР относится Израиль и палестинцы. В Пекине заявляют, что в отличие от Запада, который стремится навязывать другим свои ценности и политические системы, Китай взаимодействует с ближневосточными странами «на основе принципов равенства, справедливости, взаимного уважения и взаимной выгоды». Причем в Пекине не задают вопросов о демократии. На Ближнем Востоке многие рассматривают КНР в качестве альтернативной силы на международной арене и гибкого партнера. Сами же китайцы много и довольно успешно работают по формированию в странах региона образа «дружественной и ответственной державы». Построение отношений с каждой из ближневосточных стран основывается на учете особенностей ее внутреннего развития и приоритетных областей сотрудничества.

Пристальное внимание КНР к Ближнему Востоку во многом обусловлено факторами энергетического и экономического характера. Быстро растущая китайская экономика требует все большего количества энергоресурсов, в том числе углеводородных. При этом примерно 70% китайского импорта нефти и газа приходится на страны Ближнего Востока, главным образом на Саудовскую Аравию и Иран. КНР инвестировала в арабский углеводородный сектор многомиллиардные суммы. По прогнозам экономистов китайский спрос на нефть будет неуклонно увеличиваться, а Ближний Восток будет оставаться для Китая важным источником энергоресурсов.

Экономический аспект ближневосточной политики КНР не ограничивается только энергетической сферой. Китай стал одним из важнейших экономических и торговых партнеров стран региона. Пекин вложил многомиллиардные инвестиции в Иран, Ирак и аравийские монархии, а также инициировал инвестиции стран Персидского залива, прежде всего Катара, в КНР.

Значение Ближнего Востока для Китая приобретает особый вес в связи с началом реализации Пекином планов по созданию «экономического пояса Шелкового пути» и «морского Шелкового пути XXI века». Указанные мегапроекты призваны постепенно и достаточно глубоко вовлечь экономику и рынки центрально-азиатских и ближневосточных стран в орбиту китайских торгово-экономических и геополитических интересов, обеспечивая их эффективное продвижение далее на европейский континент, а «морской шелковый путь» должен гарантировать безопасность поставок в Китай углеводородного сырья через Индийский океан и Малаккский пролив.

В целом, по мнению западных экспертов, именно «энергетика будет наиболее важным мотивирующим фактором, формирующим китайскую внешнюю политику в отношении Ближнего Востока в поддающемся предвидении будущем». А это предполагает интенсивную целенаправленную деятельность по обеспечению национальным нефтегазовым компаниям прочных позиций в углеводородном секторе экономики ближневосточных, в первую очередь, арабских стран.

Китай ратует за стабильность и безопасность на Ближнем Востоке, особенно в зоне Персидского залива, так как это напрямую связано с его энергетической безопасностью и обеспечением «нормального функционирования выстроенных им здесь экономических схем». Так, в « Пекине помнят, что «демократическая революция» в Ливии, например, стоила работавшим в стране 75 китайским компаниям почти 19 млрд долларов. Ближний Восток рассматривается руководством КНР и «как поле по приложению усилий, направленных на противодействие исламскому терроризму, угрожающему стабильности как соседних с Китаем стран, так и неспокойного Синьцзяня в самом Китае». Пекин объявил о своем присоединении к борьбе против террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ).

До недавнего времени Китай старался «держаться поодаль от запутанной политики региона» и не «выносил на первый план не стратегическое сотрудничество, предполагающее взаимную ответственность». Вместе с тем, развитие ситуации в регионе во все большей степени вынуждает Китай предпринимать шаги с целью обеспечения собственной безопасности, особенно энергетической. К тому же «Ближний Восток слишком важен для Китая, чтобы оставлять его на волю других». В Пекине отдают себе отчет в том, что «возникновение хаоса в регионе приведет к непоправимым потерям для Китая», что «сейчас не время стоять в стороне».

В итоге Китай все активнее участвует в разрешении конфликтных ситуаций на Ближнем Востоке. Об активизации китайской политики в регионе свидетельствует визит председателя КНР Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию, Иран и Египет в январе 2016 г., в ходе которого было заявлено о повышении уровня «всеобъемлющего стратегического сотрудничества» Пекина с тремя вышеуказанными странами, а также подписан целый ряд двусторонних соглашений о сотрудничестве в сферах торговли, экономики и инвестиций.

Пекин, как участник ДНЯО, выступает против намерения любого государства региона создать собственное ядерное оружие. Китай принимал деятельное участие в переговорах по иранской ядерной проблеме и во многом способствовал подписанию в 2015 г. соглашения между Тегераном и ведущими мировыми державами по урегулированию вопросов, связанных с ядерной программой ИРИ. В то же время Пекин не стал принимать чьей-либо стороны в конфликте между ИРИ и КСА, обострившимся в начале 2016 г.

Что касается Сирии, то Китай поддерживает суверенитет и территориальную целостность этой страны, выступает за прекращение насилия и урегулирование сирийского кризиса исключительно политико-дипломатическими средствами. КНР содействовала созыву конференции «Женева-2» по сирийскому урегулированию, участвует в работе Международной группы поддержки Сирии. При этом Китай вместе с Россией заблокировали проекты резолюций Совбеза ООН, не исключавшие применение силы в отношении официального Дамаска. Отметим, что такая позиция КНР по Сирии привела к «некоторым трениям» в отношениях Пекина с аравийскими монархиями. Относительно встречи по сирийскому урегулированию в столице Казахстана в январе 2017 г. в МИД КНР заявили, что «переговоры участников сирийского конфликта в Астане имеют позитивное значение для урегулирования кризиса в Сирии политическим путем. Решение сирийского вопроса должно осуществляться в тесном сотрудничестве с ООН». КНР и в дальнейшем намерена прилагать усилия для продвижения межсирийского диалога и налаживания мирной жизни в Сирии.

В Пекине считают, что «справедливое урегулирование палестино-израильского и арабо-израильского конфликта на международно-правовой основе будет иметь огромное значение для укрепления безопасности на Ближнем Востоке и Северной Африке».

Китай официально выступает за суверенитет и сохранение территориальной целостности Ирака, поддерживает Багдад в его борьбе с ИГ, выступает за политическое урегулирование внутрииракских проблем.

До недавнего времени китайское руководство считало, что Ближний Восток «далек» от проблем обеспечения военной безопасности страны. Вместе с тем, необходимость защиты путей импорта углеводородов и обеспечения интересов КНР в регионе стимулируют принятие Пекином мер (пока достаточно ограниченных) по установлению прямого китайского военного присутствия на Ближнем Востоке. Китай стал энергично развивать свои ВМС. В Джибути создается первая в регионе (и за пределами КНР в целом) китайская военно-морская база. Китайские военные корабли стали чаще появляться в водах, омывающих страны Ближнего Востока.

Развивается и военно-техническое сотрудничество Китая с ближневосточными государствами. В первую очередь, речь идет об Ираке, Иране и Саудовской Аравии.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

287 Re: Большой Ближний Восток в Вт Фев 28, 2017 12:00 pm

Admin


Admin
О партии Фронт национального освобождения Алжира

Фронт национального освобождения (ФНО) Алжира был создан 1 ноября 1954 г. как широкая общенациональная патриотическая организация, возглавившая вооружённую борьбу за независимость страны от Франции. Военной организацией Фронта стала Армия национального освобождения (АНО). В 1956 г. была принята первая программа ФНО, выдвинувшая в качестве основных задач борьбу за независимость Алжира и создание «демократической и социальной республики».

После окончания войны за независимость (1962 г.) в Триполи (Ливия) была принята новая программа, которая предусматривала «строительство Алжира на основе социалистических принципов и власти в руках народа», проведение аграрной реформы и антиимпериалистической внешней политики. Сторонники этой программы при поддержке AHO взяли власть в свои руки и создали в сентябре 1962 г. правительство Алжирской Народной Демократической Республики (АНДР). С тех пор ФНО стала правящей, а позднее — единственной разрешённой в стране политической организацией, что было законодательно закреплено в конституции АНДР 1976 г. В апреле 1964 г. на базе ФНО была создана партия. Первый (учредительный) съезд партии принял программу – Алжирскую хартию, в которой указывалось, что Алжир избирает социалистический путь развития.

С июня 1965 г. ФНО после переворота возглавил Революционный совет АНДР (высший государственный и политический орган страны) под председательством Х. Бумедьена, который подтвердил социалистический путь развития Алжира, но в более умеренном варианте. В 1980-е гг. партия стремилась установить контроль над растущим госаппаратом. За членами ФНО все чаще закреплялись ключевые посты в органах управления и государственной власти. Усиливался контроль над профсоюзами и другими массовыми организациями. ФНО все больше занимался административной деятельностью. Одновременно со второй половины 1970-х гг. в идеологии ФНО стало усиливаться влияние ислама.

Со второй половины 1980-х гг. в Алжире стали нарастать кризисные явления в экономической, социальной и политической областях, что в итоге привело к массовым протестным выступлениям в октябре 1988 г. Кризис привел к изменению политической системы страны: в АНДР была введена многопартийность. ФНО потерял не только монополию на власть, но и стремительно терял авторитет и влияние. Это продемонстрировал первый тур парламентских выборов в 1991 г., когда за исламистов из Исламского фронта спасения (ИФС) проголосовали 47,26% избирателей, а за ФНО – 23,38%.

Чтобы не допустить приход ИФС к власти, военные в январе 1992 г. совершили государственный переворот. ФНО, находившийся в стоянии кризиса, не поддержал этот шаг армии и перешел в оппозицию новому режиму. Постепенно Фронт восстанавливал свои силы и на парламентских выборах в 1997г. сумел занять третье место после проправительственного Национально-демократического объединения (НДО) и Движения общества мира (ДОМ), опередив умеренно-исламистскую партию «Ан-Нахда». На выборах в Национальную народную ассамблею (ННА, нижняя палата парламента) в мае 2002 г. ФНО получил абсолютное большинство мандатов – 199 из 389. Это означало возвращение партии на первые роли в Алжире. Победа ФНО во многом была обусловлена тем, что его тогдашний руководитель А. Бенфлис смог сменить имидж партии, долгое время бывшей «символом коррупции, протекционизма и деспотизма». Успех ФНО был закреплен на выборах в местные органы власти в октябре 2002 г.

Однако вскоре ФНО вновь вступил в полосу кризиса. В 2003 г. в партии произошел раскол. Часть партийцев во главе с А. Бельхадемом поддержали кандидатуру А. Бутефлики на предстоявших в 2004 г. выборах президента АНДР. Большинство же членов Фронта выступило на стороне своего лидера А. Бенфлиса, также претендовавшего на пост главы государства. В итоге А. Бенфлис уступил А. Бутефлике, после чего ушел с поста главы ФНО вместе с другими членами партийного руководства.

Кризис был преодолен на прошедшем в январе 2005 г. VIII съезде ФНО, который подтвердил курс на поддержку политики А. Бутефлики. Сам А. Бутефлика был избран почетным председателем партии, а А. Бельхадем стал ее генсеком. Отметим, что формально VIII съезд ФНО уже созывался в 2003 г. и тогда на нем большинство представляли сторонники А. Бенфлиса. Однако затем фракция А. Бельхадема через суд добилась признания этого съезда незаконным. На «новом» VIII съезде было принято решение отказаться от прежней структуры партийного строительства. ЦК и политбюро трансформировались в Национальный совет и Исполнительную инстанцию соответственно. В последней представлены все 48 провинциальных организаций ФНО, министры, другие высокопоставленные чиновники, депутаты парламента, ветераны партии. В итоге Фронт стал одним из основных несущих каркасов пропрезидентской коалиции, хотя в партии периодически появляются довольно активные «диссидентствующие группировки», критикующие действия руководства.

Тем не менее, последствия раскола 2003-2004 гг. сказались на итогах парламентских выборов 2007 г., когда ФНО завоевал лишь 136 мандатов, получив лишь относительное большинство. По мнению политических аналитиков, сохранившиеся в партии сторонники А. Бенфлиса «вряд ли голосовали за партийные списки, куда вошли главным образом назначенцы Бельхадема».

ФНО в целом «благополучно» пережил протестные выступления в Алжире весной 2011 г., проходившие на фоне «арабских революций». Руководство партии тогда поддержало меры властей по стабилизации обстановки в стране. ФНО также осудил попытку распространения на Алжир вируса «арабских революций».

Выборы в Национальную народную Ассамблею в 2012 г. показали, что значительная часть алжирского общества поддерживает курс президента А. Бутефлики: пропрезидентские ФНО и НДО получили абсолютное большинство мест в парламенте – 288 из 462, в том числе ФНО – 207. Успех сопутствовал ФНО и НДО и на прошедших в декабре 2012 г. муниципальных выборах.

На сегодняшний день Фронт национального освобождения остается одной из самых организованных политических сил Алжира. Однако авторитет ФНО постепенно размывается, и партия деградирует «по мере его окончательного превращения в бюрократический инструмент властей, оторванный от народных масс». Фактически с начала 2000-х гг. Фронт «стал нацелен на укрепление узкой группы руководства страны во главе с Бутефликой» и неоднократно становился инструментом борьбы президента с силовиками. К тому же ведущие прорежимные партии ФНО и НДО «не являются более основными поставщиками высших чиновников. Да и сам А. Бутефлика особо не скрывает желания ослабить свои обязательства перед политическими структурами, в том числе по причине «нездоровой ситуации внутри их самих», создававшейся годами самим режимом. Не удалось президенту заручиться и поддержкой абсолютного большинства членов партийного руководства среднего звена. Но в целом на практике реально освободиться от партийной зависимости А. Бутефлика и его окружение так и не смогли. При этом регулярно проводимые чистки в рядах партийного руководства вряд ли «смогут реально оживить ФНО» и сделать его эффективно работающим механизмом, способным помочь властям справится с кризисом в стране. Все это свидетельствует о снижении значимости «алжирского партийного института», кризисе партийной системы АНДР и, соответственно, самого правящего режима.

В октябре 2016 г. подал в отставку генеральный секретарь ФНО А. Саадани. По оценке экспертов, видимо, его «кажущаяся всесильность» напугала тех, кто подспудно готовит замену тяжело больному А. Бутефлике. Новым лидером партии стал Д. ульд Аббас, бывший министр здравоохранения, «который в силу своего возраста и политического веса, не сможет никоим образом конкурировать в борьбе за власть с президентским кланом». Считается, что перед Д. ульд Аббасом поставлена задача «вернуть в руководство партии тех политиков, которые были не согласны с курсом прежнего генерального секретаря и покинули ряды ФНО». И это в условиях, когда уход А. Саадани, естественно, привел к тому, что в ФНО «проснулись различные группы, которые готовы бороться за лидерство в партии».

В мае 2017 г. в Алжире предстоят парламентские выборы и ФНО к ним активно готовится. В январе руководство Фронта приняло решение, не позволяющее действующим министрам – членам ФНО – баллотироваться в депутаты. Это сделано с тем, чтобы критики партии не смогли выдвинуть обвинения в том, что кандидаты Фронта в ранге министров пользуются административным ресурсом, а также удаления от власти некоторых ставленников Саадани. В то же время считается, что данное решение открывает дорогу тем политикам и чиновникам, которые потеряли свои посты при бывшем партийном руководителе.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

288 Re: Большой Ближний Восток в Вт Мар 07, 2017 10:45 am

Admin


Admin
О военной промышленности в аравийских монархиях

Руководство ведущих стран-членов ССАГПЗ прилагает значительные усилия по развитию национальной военной промышленности, проведению НИОКР оборонного профиля, получению доступа к новейшим оборонным технологиям и последующему их освоению. В значительной степени это обусловлено стремлением уменьшить в перспективе (хотя, по нашей оценке, и весьма отдаленной) фактически полную на сегодняшний день зависимость аравийских монархий от зарубежных поставщиков вооружения и военной техники (В и ВТ). В настоящее время среди стран-членов ССАГПЗ наиболее развитым оборонно-промышленным комплексом обладают Саудовская Аравия и ОАЭ. В остальных же государствах аравийской «шестерки» пока делаются лишь первые шаги по созданию основ собственного военного производства. Главными препятствиями на пути создания в аравийских монархиях полноценной современной военной промышленности остаются слабая общая промышленная база, недостаточно высокий уровень развития науки и техники, острая нехватка собственных подготовленных кадров, особенно в «ключевых точках» производства» и умеющих работать с высокими технологиям, отсутствие полноценного опыта организации военных НИОКР.

Росту местной оборонной промышленности и развитию военных НИОКР в КСА и ОАЭ способствуют различные офсетные программы, которые обязательно включаются в пакеты крупных соглашений по закупке В и ВТ. Таким путем появляется возможность создавать совместные предприятия, которые формируют основу национальных ВПК.

Военная промышленность Саудовской Аравии считается относительно развитой по меркам Арабского Востока. В то же время она не имеет полной отраслевой структуры ВПК и представлена в основном предприятиями, специализирующимися на модернизации, ремонте и обслуживании импортных образцов В и ВТ, а также на лицензионном производстве комплектующих и некоторых готовых образцов продукции военного назначения (ПВН). Число предприятий, занимающихся разработкой и выпуском собственных образцов В и ВТ невелико. В КСА с зарубежной помощью построены и действуют предприятия по выпуску стрелкового оружия, боеприпасов, легкой бронетехники, отдельных видов военной электроники, в том числе авиационной. Координация и контроль деятельности оборонной отрасли возложены на Генеральную организацию военной промышленности.

Перспективы развития саудовской военной промышленности ориентированы преимущественно «на технические и технологические возможности зарубежных производителей ПВН». В стране с помощью иностранных фирм ведутся работы по созданию научно-исследовательской базы, необходимой для налаживания высокотехнологичного оборонного производства.

Основная часть военных предприятий сосредоточена в промышленных зонах Эль-Джубейль (на побережье Персидского залива), Янбу (на побережье Красного моря), Эль-Хардж (в центральной части страны) и в районе Эр-Рияда. Налажен выпуск стрелкового оружия и боеприпасов к нему до 12,7 мм включительно, артиллерийских боеприпасов калибра 105, 120 и 155 мм, ручных гранат. Выпускаются некоторые виды электронного оборудования военного назначения. На предприятиях авиационной промышленности выполняются работы по техническому обслуживанию, ремонту и модернизации самолетов, вертолетов и авиационных двигателей, производится модернизация БРЭО и систем связи. Малыми сериями выпускаются беспилотники собственной конструкции, ведутся работы над системой космической навигации БЛА. Небольшими партиями изготовляется легкая бронетехника. Непосредственно в КСА будет осуществляться часть работ по модернизации состоящих на вооружении королевской армии американских танков М1А1 «Абрамс». На базе современных американских и японских технологий ведется разработка и выпускается модельный ряд микроспутников, в том числе для военных нужд. Собственное военное судостроение в КСА отсутствует.

В 2016 г. наследник наследного принца, министр обороны КСА М. бен Сальман выдвинул амбициозную программу развития национального ВПК. В частности, речь идет о налаживании выпуска различных типов БЛА, боевых вертолетов и создании группировки ИСЗ. Сообщается, что на строительство военных предприятий уже выделено 22 млрд долларов. В то же время эксперты считают, что «невозможно создать военную промышленность в стране, если не имеется своей инженерной школы и квалифицированных рабочих кадров». Поэтому заявления принца Сальмана о том, что КСА «стоит в одном шаге от создания своего ВПК», «попахивают дилетантизмом».

Тем не менее, тенденция на развитие национальной военной промышленности будет неуклонно усиливаться. И все же на обозримую перспективу основу военного производства в КСА по-прежнему составит лицензионная сборка ряда образцов иностранного В и ВТ, что предопределит сохранение зависимости королевства от зарубежных поставщиков.

Динамично развивается военная промышленность ОАЭ. Эмираты активно приобретают в других странах современные военные технологии, стремится наладить собственные НИОКР военного назначения. На территории ОАЭ и за рубежом создаются совместные предприятия. Ускоренными темпами идет процесс «эмиратизаци» кадров ВПК. Расширяется ассортимент выпускаемой продукции. Создание национальной военно-промышленной базы происходит при непосредственном участии и всесторонней поддержке государства и является одним из важнейших направлений диверсификации экономики Эмиратов. Отметим и широкое участие местного частного капитала в создании предприятий оборонного комплекса.

ВПК ОАЭ представлен авиационными, судостроительными, бронетанковыми, артилерийско-стрелковыми, боеприпасными и радиоэлектронными предприятиями. При этом военное производство представляет собой главным образом лицензионную сборку различных образцов зарубежных (в основном западных) В и ВТ. Имеются крупные сервисные центры по обслуживанию, ремонту и модернизации оружия и техники. Большинство предприятий ВПК размещено в промышленных зонах в эмиратах Абу-Даби и Дубай.

Основу национальной оборонной промышленности составляют предприятия государственной компании «Мубадала Дивелопмент» (МД). Принадлежа государству, МД на практике во многом действует как частная компания, тесно сотрудничая с зарубежными и местными коммерческими фирмами, а также инвестируя помимо оборонных проектов гражданский сектор аэрокосмической отрасли, энергетику, инфраструктуру, сферу обслуживания.

Авиационные предприятия занимаются в основном ремонтом и техобслуживанием самолетов, вертолетов и отдельных компонентов авиатехники. ОАЭ добились значительных успехов в создании и производстве БЛА различных типов и авиационного оборудования. В феврале 2017 г. с Россией достигнута договоренность о совместной разработке легкого истребителя пятого поколения. Поставлена задача превратить ОАЭ в производителя авиационной техники гражданского и военного назначения мирового уровня.

Судостроение является одной из наиболее развитых отраслей местного ВПК. Для национальных ВМС ведется строительство, ремонт и частичная модернизация корветов и различных катеров, в том числе ракетных.

В стране налажено производство легкой бронетехники, модульных многоцелевых автомобилей с противоминной защитой, танковых транспортеров, эвакуационных тягачей. Осуществляется ремонт и частичная модернизация автомобильной и бронетанковой техники.

В ОАЭ выпускаются различные типы стрелкового оружия, производится ремонт и модернизация некоторых зарубежных артиллерийских систем. Имеется завод по производству боеприпасов по стандартам НАТО для стрелкового оружия, артиллерийских систем сухопутных войск и ВМС, а также авиабомб.

Радиоэлектронная промышленность выпускает в ограниченном количестве различные системы и оборудование военного назначения, включая системы закрытой спутниковой связи, приборы ночного видения и др.

Военная промышленность ОАЭ постепенно увеличивает свое присутствие на мировом рынке вооружений. Продукция, произведенная в Эмиратах, экспортируется в ряд арабских стран, а также в некоторые европейские и азиатские государства.

Что касается «малых» аравийских монархий, то они не имеют и не планируют развивать масштабное военное производство. Оман располагает мастерскими по ремонту некоторых типов вооружения. В перспективе с зарубежной помощью намечается создать предприятия по лицензионной сборке отдельных видов оружия. Кувейт имеет несколько мастерских по ремонту и обслуживанию вооружения. Ведутся работы по созданию БЛА. В Бахрейне действует небольшое предприятие по выпуску боеприпасов для стрелкового оружия и артиллерии, имеются мастерские по ремонту и обслуживанию оружия и военной техники. Катар располагает только мастерскими по ремонту и обслуживанию вооружения и военной техники.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

289 Re: Большой Ближний Восток в Вт Мар 14, 2017 1:02 am

Admin


Admin
Марокко: проблемы обеспечения национальной безопасности

Важное геополитическое положение Марокко на стыке Африки и Европы и вблизи важных морских коммуникаций в Атлантике и Средиземноморье; наличие территориальных и иных противоречий с соседними государствами и территориями, прежде всего, отсутствие реальных перспектив урегулирования ситуации вокруг Западной Сахары; соперничество с Алжиром за лидерство в Арабском Магрибе; рост влияния исламского фундаментализма и активности оппозиционных сил в целом определяют приоритеты руководства королевства в сфере национальной безопасности и обороны.

Основным вопросом марокканской политики, главным фактором, влияющим на состояние национальной безопасности страны, остается проблема Западной Сахары. Рабат всячески стремится добиться официального международного признания этой территории как неотъемлемой части королевства, прилагает значительные усилия по ее всестороннему освоению. В настоящее время Марокко, не отвергая переговоров о политическом урегулировании проблемы, одновременно выдвигает условия, которые практически сводят на нет возможное их проведение. Неурегулированность западносахарского конфликта сохраняет потенциальную опасность для стабильности на северо-западе Африке. Нельзя исключать того, что при определенных обстоятельствах этот конфликт вновь может серьезно обостриться, и даже перерасти в военные столкновения.

Соперничество между Марокко и Алжиром – крупнейшими государствами Магриба – продолжает серьезно осложнять ситуацию на северо-западе Африке. Королевство рассматривает Алжир своим главным противником и обеспокоено наращиванием соседом своей военной мощи. Марокко также наращивает свой военный потенциал и увеличивает закупки вооружения за рубежом. Но главным является различие подходов по Западной Сахаре: Алжир выступает за самоопределение Западной Сахары, помогает Фронту ПОЛИСАРИО, выступающему за ее независимость. Между странами есть и нерешенные погранично-территориальные вопросы. Но одновременно у соседей имеются важные совместные интересы, прежде всего экономические. Так, через территорию Марокко проходит газопровод Алжир — Западная Европа, в успешной работе в успешной работе которого заинтересованы обе страны. В целом же, как показывает история отношений двух государств, ни Марокко, ни Алжир не стремятся доводить ситуацию до взрывоопасного состояния.

Марокко в вопросах внешней политики и обеспечения национальной безопасности придает важнейшее значение развитию военно-политических связей с государствами Запада, которые рассматриваются Рабатом в качестве союзников, хотя формальных договоров о взаимной обороне с ними не подписано. Стабильно развиваются отношения с США. Стратегическое положение Марокко обусловливает повышенное внимание Вашингтона к этой стране. Королевство имеет статус важного союзника США вне НАТО. В Вашингтоне считают Марокко надежным партнером в Магрибе, арабском мире и Африке. Рабат, сознавая важность для страны американской финансово-экономической и военно-технической помощи, также заинтересован в развитии многопланового сотрудничества с США.

Давние традиции имеет военно-политическое партнерство Марокко с Францией. Правящие круги королевства воспринимают Францию как важного гаранта безопасности и стабильности марокканского государства.

Сотрудничество с Испанией рассматривается марокканским руководством как важный фактор стабильности в Западном Средиземноморье. Вместе с тем, с этой страной имеется ряд серьезных нерешенных проблем. Главная из них — вопрос о принадлежности анклавов Сеута и Мелилья и ряда других более мелких территорий, которые Марокко стремится вернуть под свой контроль. Испания отказывается делать это, что периодически приводит к осложнению двусторонних отношений. Существуют разногласия и по распределению зон рыболовства в Средиземном море и Атлантике. Имеются противоречия из-за линии морской границы между Канарскими островами и марокканским регионом Тарфия. В целом же наличие спорных вопросов не мешает развитию двусторонних связей, в том числе по военной линии.

Королевство активно развивает военное сотрудничество и с другими странами НАТО, с которыми подписаны соответствующие двусторонние соглашения. Кроме того, Марокко, наряду с Мавританией, Египтом, Израилем, Тунисом, Иорданией и Алжиром участвует в совместном диалоге с Североатлантическим союзом, в ходе которого рассматриваются вопросы сотрудничества между НАТО и перечисленными государствами.

Беспокойной остается для Рабата проблема нелегальной эмиграции из Марокко в Западную Европу. По официальным данным, на территории королевства находится до 30 тыс. нелегалов из африканских стран, «которые ждут любой возможности либо прорваться на территорию испанских анклавов Сеута и Мелилья, либо форсировать Гибралтарский пролив». Одновременно Марокко постепенно превращается в место оседания иммигрантов, что осложняет и без того трудное социально-экономическое положение в стране.

Еще одна актуальная проблема – производство и транспортировка наркотиков. Марокко является собой не только крупнейшим производителем гашиша, но и важным перевалочным пунктом на пути в Европу кокаина из Латинской Америки.

Современная ситуация в Марокко в основном сохраняется спокойной, однако государство всерьез воспринимает риски, связанные с терроризмом и проблемами берберов. Главными внутриполитическими задачами правящего режима являются: принятие эффективных мер по сохранению у власти правящей династии, обеспечение надежного контроля над развитием ситуации в стране, недопущение раскола общества по этническим и религиозным признакам.

Несмотря на стремление распространить нестабильность на Марокко, радикальные исламисты имеют в королевстве достаточно ограниченные возможности. Местные ячейки джихадистов, связанные с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ), хотя и существуют, но их реальный потенциал не сравним тем, которым обладают экстремисты в Алжире, Тунисе, а тем более в Ливии.

Органы безопасности Марокко приняли комплексную программу, базирующуюся на принципе превентивности и системе профилактики. В 2002-2016 гг. спецслужбы смогли ликвидировать почти 170 террористических ячеек, при этом члены более 60 из них были связаны с боевиками, действующими в Афганистане, Пакистане, Сирии, Ираке и регионе Сахеля. В ходе спецопераций и облав были задержаны почти 3000 человек, причастных к террористической деятельности. Лица, задерживаемые в ходе облав, направляются в лагеря для «идеологической перековки». Имеется несколько программ по реабилитации потенциальных и бывших джихадистов, которые финансируются правительством. Участниками таких программ являются в основном молодые люди, которые еще не участвовали в боевых действиях за рубежом. Созданы условия, не допускающие возможность рекрутирования новых джихадистов в тюрьмах.

Отметим, что «спецслужбы в данном случае осуществляют свою деятельность в контексте общей политики властей Марокко, которая заключается, прежде всего, в инкорпорации умеренных исламистов во власть». Это «позволяет расколоть исламскую оппозицию и фрагментировать ее», облегчает спецслужбам королевства «локализовать наиболее радикальные и не готовые идти на компромисс с властями группы».

Не представляют в целом опасности для властей и марокканцы, возвращающиеся из «горячих точек» (по имеющейся информации, в Сирии и Ираке воюют 1,5 – 2,0 тыс. подданных королевства), так как на родину в силу ряда причин «возвращаются единицы марокканцев, которые могли бы передать ценный военный опыт и навыки». Это же затрудняет и создание в Марокко устойчивых филиалов «Исламского государства» (запрещено в РФ).

Таким образом, за счет сочетания методов «кнута и пряника» властям в целом удалось переломить негативную тенденцию радикализации марокканского общества.

С конца октября 2016 г. в районах с преобладающим берберским населением в основном на севере страны усилились волнения, имеющие преимущественно социальный характер. Их участники требуют улучшения условий жизни, медицинского обеспечения, решения проблем занятости молодежи, а также сохранения берберской идентичности. Власти отреагировали на события достаточно оперативно. Король Мохаммед VI распорядился начать расследование, на котором настаивали протестующие. В целом марокканское руководство избрало достаточно гибкую линию в решении проблем берберов. В итоге периодические звучащие среди участников акций протеста лозунги, призывающие к свержению монархии и отделению от Марокко, пока не находят широкой поддержки у большей части местного населения. Тем не менее, ситуация в берберских районах остается напряженной.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

290 Re: Большой Ближний Восток в Вт Апр 04, 2017 2:00 am

Admin


Admin
О некоторых проблемах национальной безопасности Мавритании

Сложная, нестабильная военно-политическая обстановка в Африканском Сахеле и Магрибе, продолжающаяся в широких масштабах террористическая деятельность в регионе, наличие нерешенных территориально-пограничных проблем с соседними государствами, неурегулированность межэтнических отношений и активизация деятельности оппозиционных сил внутри страны определяют приоритеты руководства Исламской Республики Мавритания (ИРМ) в области обеспечения национальной безопасности.

Страна имеет обширную территорию (1,031 млн кв. км) и протяженные границы (сухопутные – 5574 км, морские – 754 км), но ее население немногочисленно (4,1 млн чел.), а экономика и транспортная инфраструктура развиты слабо. Мавританская армия (15,87 тыс. чел.) слабо вооружена и недостаточно подготовлена. Руководство ИРМ в меру возможностей укрепляет национальные вооруженные силы и добивается получения столь необходимой республике зарубежной экономической, финансовой, технической и военно-технической помощи.

Серьезную угрозу безопасности мавританского государства представляет деятельность в регионе Магриба и Сахеля экстремистских и террористических группировок. По оценкам специалистов, Мавритания «является слабым звеном всего региона», а ее территория используется трансграничной террористической группировкой «Аль-Каида в странах Арабского Магриба» (АКИМ, запрещена в России) и туарегскими группами исламистов в качестве тыловой базы. В то же время власти ИРМ не в состоянии надежно контролировать обширные малозаселенные пустынные районы страны, особенно на севере республики. В этой связи Мавритания прилагает усилия по налаживанию регионального и международного взаимодействия в борьбе с терроризмом. ИРМ сотрудничает в этом вопросе с Алжиром и другими соседними странами, хотя уровень и эффективность этого сотрудничества остаются невысокими. В 2015 г. на совещании начальников штабов вооруженных сил Алжира, Мавритания, Мали и Нигера было заявлено, что четыре страны активизируют борьбу с терроризмом и организованной преступностью, а также усилят контроль на государственных границах. С 2010 г. в Таманарассете (Алжир) действует совместный оперативный штаб стран «четверки». Координацию действий в сфере политики и безопасности ИРМ осуществляет и в рамках созданной в 2014 г. «группы пяти» — Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад. В деле борьбы с терроризмом ИРМ также сотрудничает с США и Францией. Мавритания, наряду с другими странами Магриба и Сахеля участвует в реализуемой Вашингтоном «Трассахарской антитеррористической инициативе». Французы и американцы обучают мавританских военных антитеррористическим действиям. Из стран Запада в Мавританию поступает, хотя и в ограниченных количествах, необходимое для борьбы с терроризмом снаряжение и техника.

Вместе с тем, как явствует из документов, изъятых американцами после ликвидации бен Ладена, «между АКИМ и Нуакшотом существовала негласная договоренность: аль-каидовцы не совершают рейдов и терактов против мавританских официальных властей, а те, в свою очередь, не предпринимают против них никаких действий и выпускают арестованных исламистов. Сложно сказать, соблюдается ли это соглашение сейчас, но факт – вещь упрямая: ни одна из ныне действующих джихадистских и сепаратистских групп Сахеля крупных террористических акций на территории Мавритании не совершала».

В последние годы особое беспокойство мавританского руководства вызывает обстановка в Мали, где продолжают активно действовать вооруженные сепаратистские, экстремистские и террористические группировки. Ситуация осложняется наличием протяженной (2237 км) границы между ИРМ и Мали. После начала международной военной операции в соседней стране в январе 2013 г. Мавритания отказалась от участия в ней, но не возражала против действий французской армии в Мали. Вдоль границы с Мали были развернуты дополнительные силы мавританской армии. Ситуация усугубляется притоком малийских беженцев в Мавританию, число которых составляет примерно 200 тыс. чел. Это серьезно осложняет и без того непростую социально-экономическую и политическую ситуацию в республике. Страны, граничащие с Мали, договорились усилить меры для укрепления границ с тем, чтобы не допустить проникновения на свои территории террористов и криминальных элементов. Оценивая официальную позицию Нуакшота к малийскому конфликту, можно утверждать, что для руководства Мавритании приоритетом по-прежнему остается не война в соседнем государстве, а защита собственной территории и поддержание стабильности в своей стране.

Негативное воздействие на Мавританию и ее отношения с Марокко оказывает неурегулированность западносахарской проблемы. Руководство ИРМ выступает за ее мирное политическое решение, но опасается, что в случае окончательного присоединения Западной Сахары к Марокко возможно массовое проникновение сторонников Фронта ПОЛИСАРИО на территорию республики, что может привести к изменению баланса сил в стране. Не урегулирован и вопрос о принадлежности территории Гуэра — полуострова на юге Западной Сахары. Официальная граница разделяет его на две части — мавританскую и западносахарскую. По соглашению 1979 г. с Фронтом ПОЛИСАРИО ИРМ занимает весь полуостров. Не исключено, что Марокко при решении в свою пользу проблемы Западной Сахары предъявит претензии на его сахарскую часть. Потеря этой территории может подорвать нормальное функционирование главного экономического центра и порта страны — Нуадибу. Мавритания также сохраняет недоверие к Марокко в связи с возможными претензиями северного соседа на территорию республики в целом.

В отношении Алжира имеются опасения, что в случае возобновления военных действий между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО мавританская территория вновь будет использоваться западносахарцами и их алжирскими союзниками. В настоящее время отдельные подразделения армии Фронта ПОЛИСАРИО продолжают находиться в северных районах ИРМ.

Отсутствие точно установленной границы с Сенегалом на некоторых участках периодически приводит к конфликтным ситуациям, связанным с неконтролируемым перемещением кочевых племен и жителей приграничных районов. Периодически обострение отношений происходят и на почве сложных этнорасовых отношений внутри каждой из стран. В целом же Нуакшот и Дакар стремятся поддерживать нормальные отношения. В феврале 2017 г. Сенегал и Мавритания договорились о создании совместных патрулей на границе между двумя странами для борьбы с террористической угрозой.

Для Мавритании характерно поддержание тесных контактов с НАТО как военно-политической организацией, так и на двусторонней основе с отдельными странами альянса. Наибольшее развитие получили политические, экономические и военные отношения с Францией, США, Испанией.

В январе 2017 г. ИРМ и Саудовская Аравия подписали соглашение о сотрудничестве в сфере обороны и безопасности, предусматривающее проведение совместных учений ВС двух стран, обмен разведывательной информацией, оказание саудовской логистической поддержки ВС Мавритании и др.

К факторам, создающим угрозу внутриполитической стабильности в Мавритании, следует отнести неурегулированность отношений между арабо-береберами и негроидами. Периодически это приводит к конфликтам на этнорасовой почве. Опасность для стабильности государства представляют и периодические обострения межплеменных и межклановых противоречий. В условиях ухудшения финансово-экономического положения страны данное обстоятельство способствует падению влияния центра на процесс в племенных образованиях, так как степень лояльности племен зависит от размеров финансовых выплат из центра.

На фоне нерешенных острых социально-экономических проблем укрепляются позиции исламистских сил. Самой влиятельной из них является партия «Тавассуль», которая получает финансовую помощь от аравийских монархий, что позволяет ей вести активную благотворительную и коммерческую деятельность. В политическом плане «Тавассуль» выступает за отставку президента, пытается диктовать правительству свою волю в вопросах борьбы с терроризмом.

В последние годы в ИРМ отмечается рост активности оппозиционных сил в целом. Оппозиционеры выступают за отставку президента А. ульд Абдель Азиза и проведение в стране широких демократических реформ. Противники режима создали коалицию — Объединение демократической оппозиции. Основные оппозиционные партии отказались от участия в президентских выборах в 2014 г. Со своей стороны, президент и его окружение всячески пытаются внести изменения в конституцию, отменяющие запрет на занятие одним лицом поста главы государства более двух сроков подряд. В целом же выступления противников режима пока не носят масштабного характера, а власти прилагают усилия по расколу оппозиционных рядов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

291 Re: Большой Ближний Восток в Ср Апр 12, 2017 9:47 am

Admin


Admin
О состоянии вооруженных сил Кувейта

Перманентно сложная военно-политическая обстановка в зоне Персидского залива, наращивание военной мощи Ираном, сохраняющаяся нестабильность в Ираке, наличие территориально-пограничных проблем с соседними государствами обусловливают повышенное внимание кувейтского руководства к вопросам обороны страны и повышения боевых возможностей национальных вооруженных сил.

Вооруженные силы Кувейта (15,5 тыс. человек) состоят из сухопутных войск, ВВС и ВМС. Помимо армии имеются Национальная гвардия (7,1 тыс. человек) и береговая охрана (500 человек). Резервный компонент насчитывает 23 тыс. человек. Статья 159 конституции эмирата гласит, что «только государство может создавать вооруженные силы и органы общественной безопасности в соответствии с законом».

Военный бюджет (в 2015 г. – 4,43 млрд долларов, 3,6% от ВВП) утверждается парламентом. В январе 2016г. парламент одобрил законопроект, по которому правительство получило полномочия ассигновать сумму, эквивалентную примерно 9,85 млрд долларов США на оборону из внебюджетных средств в течение 10 финансовых лет. Эти средства, в зависимости от финансовой ситуации страны, предполагается расходовать на закупку вооружения за рубежом, преимущественно истребителей, танков и средств ПВО. Данный шаг мотивирован правительством тем, что многие вооружения были приобретены более 20 лет назад, устарели, требуют замены и модернизации.

Верховным главнокомандующим ВС Кувейта является эмир. Имеется Совет национальной безопасности во главе с премьер-министром, который координирует действия всех госструктур в области безопасности и обороны, вырабатывает стратегию национальной безопасности. При главе правительства имеется Высший совет обороны. Практическое руководство вооруженными силами осуществляет министр обороны (гражданское лицо, представитель правящей династии), которому подчинены начальник генштаба и командующие видами ВС.

Конституция страны запрещает вести захватнические войны. Доктрина обороны и безопасности Кувейта базируется на двух основных принципах: закупке высокоэффективного оружия и двусторонних соглашениях о безопасности и обороне с США и их союзниками по НАТО. Руководство эмирата считает, что в случае внешней агрессии защитить страну смогут только США. Задачей же национальных ВС является «продержаться 4-5 дней до прибытия помощи извне».

Сухопутные войска (11,0 тыс. чел.) имеют в боевом составе 7 бригад, в том числе 3 бронетанковые (полностью укомплектованы личным составом две), батальон «коммандос». На вооружении состоит 293 танка, в т. ч. 218 М1А2 «Абрамс», 106 155-мм самоходных гаубиц, 27 РСЗО «Смерч», 118 ПТРК, 12 ЗРК ближнего действия, ПЗРК «Стингер», другая техника. Планируется замена танков «Абрамс» на более новые их модификации. В ФРГ заказаны 12 машин радиационной и химической разведки «Фукс».

На вооружении ВВС (2500 человек) состоят 39 боевых самолетов F/A-18C/D «Хорнет», 36 учебно-боевых и учебных самолетов, 6 транспортных самолетов, 3 самолета-заправщика, 16 боевых (АН-64D «Апач») и 26 многоцелевых и транспортных вертолетов. Закуплено 3 американских тяжелых транспортных самолета С-17 «Глоубмастер» и 3 средних С-130J «Супер Геркулес». Планируется замена самолетов F/A-18С/D на более современные их модификации. С Италией подписан контракт на приобретение 28 многоцелевых истребителей «Еврофайтер» (поставка с 2019г.).

В состав ВВС входят подразделения ПВО. Их основу составляют закупленные в США ЗРК «Пэтриот» РАС-2/3 (5 батарей, 40 пусковых установок, до 290 ракет). Имеется также 5 батарей ЗРК «Усовершенствованный Хок». В 2014г. в США дополнительно закуплены две батареи «Пэтриот» РАС-3 (поставка с 2018г.). Дополнительно будут поставлены и 218 ЗУР для этого комплекса. Эмират участвует в создании совместной сети раннего радиолокационного предупреждения, как компонента объединенной командно-управляющей системы оборонительных сил ССАГПЗ. Кувейт является участником создаваемой американцами региональной системы ПРО в зоне Персидского залива.

Корабельный состав ВМС (2000 человек, главная военно-морская база Рас-эль-Калая) представлен 48 боевыми катерами (вместе с Береговой охраной), в том числе 10 ракетными, и судном снабжения. В интересах флота могут действовать 4 вертолета «Супер Пума», оснащенные противокорабельными ракетами «Экзосет», и истребители F/A-18. Намечено приобрести 3 минных тральщика и 2 судна снабжения.

Военное строительство в стране осуществляется на основе долгосрочных планов, разрабатываемых при участии американских военных специалистов. Совершенствуется система обязательной военной службы, проводятся изменения в организационно-штатной структуре частей и подразделений, личным составом осваиваются новые системы оружия и военной техники, продолжаются закупки современных вооружений за рубежом и модернизация техники, состоящей на вооружении. Большое внимание уделяется развитию и модернизации системы связи и разведки, совершенствованию оперативного оборудования территории страны: сооружаются военные городки, стационарные пункты управления, прокладываются новые линии связи, совершенствуются действующие военные объекты.

К слабым сторонам кувейтских вооруженных сил следует отнести значительный некомплект личного состава, в результате чего много техники, в том числе авиационной, простаивает. Ощущается нехватка полевой артиллерии и средств ПВО в сухопутных войсках, все еще недостаточно развита ремонтная база, сильной остается зависимость от иностранных технических специалистов. В стране отсутствует военная промышленность.

Кувейт остается одним из крупнейших импортеров продукции военного назначения в ближневосточном регионе. Так, в период с 2011 г. по 2015 г. эмират закупил вооружения и военной техники на сумму более 8,7 млрд долларов.

Ведущим военным партнером Кувейта остаются Соединенные Штаты. Американо-кувейтское сотрудничество включает в себя регулярные встречи военных руководителей двух стран, проведение совместных учений, доступ кораблям и самолетам ВС США на военные объекты страны, оказание содействия в подготовке кувейтских военных кадров, поставки вооружения и военной техники, помощь в создании и модернизации военных объектов Кувейта. Действует американо-кувейтская группа по вопросам обороны. В настоящее время на территории Кувейта размещено около 13 тыс. американских военнослужащих.

В последние годы расширились масштабы военных закупок во Франции и Италии. В частности, с Францией в 2015г. подписано пакетное соглашение на сумму 2,5 млрд евро на приобретение 24 вертолетов «Каракал» (начало поставок – 2019г.) и модернизацию ранее поставленных ракетных катеров.

Кувейт является членом, созданной в 2014г. международной коалиции во главе с США по борьбе с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ), оказывая ей финансовую помощь и материально-техническое обеспечение. Участия в военных действиях против боевиков ИГ в Сирии и Ираке Кувейт не принимает. С 2015г. эмират участвует и в арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией в войне против повстанцев-хоуситов в Йемене, направив в эту страну 4 истребителя F/А-18. В феврале 2016г. Кувейт и НАТО подписали соглашение об упрощении транзита войск и техники через территорию эмирата. В январе 2017г. в Кувейте открылся первый в арабских странах региональный центр НАТО. Эмират участвует в объединенных вооруженных силах стран-членов ССАГПЗ. ВС Кувейта принимают участие в совместных учениях армий аравийских монархий.

Министерство обороны Кувейта испытывает большие трудности в деле набора людей для службы в армии. Граждане эмирата неохотно идут на военную службу, сказывается и общая малочисленность населения. Офицерские кадры готовятся в военном и Объединенном командно-штабном колледжах, а также за рубежом – в США, Великобритании, Франции, Австралии, Германии, арабских странах.

Кувейтская армия не играет заметной роли в политической жизни эмирата. Высшие армейские офицеры не представляют самостоятельную группу в правящей элите Кувейта и не играют самостоятельной политической роли.

В целом малочисленные кувейтские ВС силы не в состоянии самостоятельно решать задачи по защите суверенитета и территориальной целостности страны, что обусловливает долгосрочную зависимость эмирата в вопросах национальной обороны от иностранной (американской) военной помощи. Как отмечают эксперты из США, армия Кувейта «способна действовать эффективно лишь как часть большого целого».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

292 Re: Большой Ближний Восток в Пн Апр 17, 2017 11:39 pm

Admin


Admin
О военном сотрудничестве между Ираком и США

Военное и военно-техническое сотрудничество занимает одно из ведущих мест в отношениях между США и Ираком. Со времени свержения в 2003г. режима С. Хусейна и до настоящего времени за Соединенными Штатами сохраняется решающая роль в деле, обучения и технического оснащения иракских вооруженных сил и в других вопросах военного строительства. Премьер-министр Ирака Х. аль-Абади на встрече с президентом США Д. Трампом в Вашингтоне в марте 2017 г. заявил: «Сотрудничество с США было выбором иракцев». По мнению аль-Абади, его стране необходима американская помощь главным образом в деле подготовки войск, логистической поддержке и разведке. Как неоднократно подчеркивали эксперты, Ирак строит свои вооруженные силы во многом по американской и натовской модели, а «политическая, военная и экономическая зависимость нынешнего багдадского режима от США еще велика».

К основным направлениям американо-иракского военного сотрудничества следует отнести: совместное проведение войсковых и специальных операций против боевиков и террористов, оказание армии и силам безопасности Ирака огневой (преимущественно силами авиации), информационно-разведывательной и логистической поддержки при проведении ими операций против боевиков, а также помощи в планировании и подготовке таких операций; тыловое и материально-техническое обеспечение повседневной деятельности иракских ВС; содействие в обучении войск и штабов, в подготовке военных кадров различного уровня; поставки Ираку вооружения, военной техники и снаряжения, в строительстве различных военных объектов. Регулярные контакты поддерживаются между иракским военно-политическим руководством и высшими американскими военачальниками, которые часто посещают Ирак.

В феврале 2017 г. глава Пентагона Дж. Мэттис заявил, что США рассчитывают на долгосрочное сотрудничество с Ираком и продолжат оказывать властям этой страны помощь в период после уничтожения «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Однако при этом в Вашингтоне придерживаются мнения о том, что главную роль «в вопросе возвращения под контроль правительства Ирака тех частей страны, которые контролируются ИГ, должны играть сами иракцы».

В 2014г. США инициировали создание международной антитеррористической коалиции для борьбы с ИГ и с августа этого же года начали операцию «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve) против джихадистов в Ираке, а затем в Сирии. Штаб сил коалиции находится в Багдаде и координирует свои действия с командованием ВС Ирака. В частности, при содействии американских военных был разработан план операции по освобождению Мосула от боевиков ИГ. Авиация стран коалиции (преимущественно американская, а также Великобритании, Франции и ряда других стран) ежедневно наносит ракетно-бомбовые удары по различным объектам джихадистов. Командование ВС Ирака заявляет, что все эти удары проходят предварительное согласование с властями в Багдаде. Авиаудары союзников оказывают заметную помощь иракским правительственным силам в боевых действиях против террористов.

В настоящее время в Ираке находятся примерно 5,2 тыс. американских военнослужащих. Большинство из них выполняет миссию инструкторов и советников. Спецназ ВС США принимает непосредственное участие в боевых действиях против джихадистов. Х. аль-Абади заявил 16 марта, что Ирак желает сокращения американского военного присутствия в стране после окончания операции по освобождению города Мосул от боевиков ИГ, однако не против того, чтобы часть военных США осталась для обучения местных военных и сил безопасности.

Американское политическое и военное руководство уделяет пристальное внимание вопросам обучения иракских военнослужащих, сотрудников других силовых структур и намерено всемерно наращивать эту деятельность с целью ускорения процесса повышения боеспособности и эффективности армии и сил МВД Ирака. Советники и инструкторы из США не только готовят иракцев по чисто военным и техническим предметам, но и пытаются привить им такие понятия как лояльность гражданскому правительству страны, которая должна для военнослужащего значить больше, чем лояльность своему племени или клану. Также большое значение придается привитию иракским военнослужащим верности союзническим отношениям с США. Для подготовки иракских военных американцы создали на территории страны несколько крупных учебных центров. Отдельные группы иракских военнослужащих направляются на учебу в Соединенные Штаты. Только в 2015г. американские инструкторы подготовили более 17,5 тыс. иракских военнослужащих и 2 тыс. полицейских. США и их союзники по НАТО с января 2017г. расширили программу подготовки сил безопасности Ирака для борьбы с «Исламским государством».

США уверенно занимают первое место в поставках продукции военного назначения Ираку. Как сообщили 22 марта в Госдепартаменте, американцы поставили в Ирак с 2005г. различные виды вооружения и военной техники на общую сумму свыше 22 млрд долларов. Львиную долю этих поставок оплатили за счет «собственных национальных средств» власти в Багдаде. Речь идет о передаче продукции военного назначения непосредственно между правительствами двух стран. В частности, это — продажа Ираку 36 тактических истребителей F-16 (к настоящему времени поставлено 20 самолетов) и боеприпасов к ним, включая ракеты «воздух-воздух» AIM-9M «Сайдунйдер» и ракеты «воздух-земля» AGM-65 «Маверик», 141 танк М1А1 «Абрамс», 24 вертолета IA407 и 9 военно-транспортных самолетов С-130. В январе 2016г. США одобрили поставку оружия в Ирак еще на сумму 2 млрд долларов. Так, американцы осуществят поставку бомб и ракет с лазерным и спутниковым наведением для иракских ВВС. Кроме того, Ираку Пентагоном передаются излишки оружия и военной техники на безвозмездной основе. По свидетельству Госдепа, речь, в частности, идет о вертолетах OH-58 и 300 крупногабаритных бронемашинах с усиленной противоминной защитой.

Как сообщил глава Центрального командования ВС США генерал Дж. Войтел, в ходе начавшейся 17 октября 2016г. операции по освобождению Мосула от боевиков ИГ, в Ирак были дополнительно переброшены партии тяжелых бульдозеров, минных тралов, топливозаправщиков и других тяжелых транспортных средств. Это было сделано в связи с тем, что характер действий «по продвижению вглубь городской застройки диктует необходимость тщательной инженерной подготовки и обеспечения действия войск».

Помимо ВС Ирака США оказывают военную помощь курдским силам пешмерга, подчиняющимся властям Иракского Курдистана. В июле 2016г. министерство пешмерга иракской курдской автономии и министерство обороны США подписали меморандум о взаимопонимании. Документ представляет собой комплексный план помощи силам пешмерга, в том числе в виде поставок «тяжелого и стандартного оружия», проведения военных учений и других видов поддержки курдских войск в войне против ИГ. «Соглашение состоит из двух частей: первая посвящена финансовому вкладу США в силы пешмерга; а вторая часть представляет собой военный протокол между США и курдским региональным правительством». Кроме того, «соглашение охватывает сотрудничество и координацию между сторонами для освобождения Мосула и других регионов, захваченных ИГ». В американском военном ведомстве сообщили, что силам пешмерга будет предоставлена дополнительная помощь в размере 415 млн долларов. При этом было заявлено, что США не поставляют напрямую оружие курдским формированиям в Ираке, а делают это через центральное правительство в Багдаде.

В целом же, несмотря на громадные усилия и затраченные многомиллиардные средства, Соединенные Штаты так и не смогли создать в Ираке боеспособные вооруженные силы (за исключением отдельных элитных подразделений спецназа), способные самостоятельно и эффективно противостоять боевикам «Исламского государства». По оценке военных специалистов, нынешняя иракская армии, «в отличие от армии Саддама Хусейна – армии индустриального типа, создана американцами как военно-полицейская сила. Такая армия может успешно давить выступления населения, но не может противостоять мотивированным и имеющим боевой опыт боевикам. Не удивительно, что правительственные войска потерпели в 2014 году тяжелые поражения от джихадистов», а в настоящее время бои за Мосул вновь со всей очевидностью демонстрируют «всю слабость подготовленной США по их модели армии».

В заключение отметим, что далеко не все в Ираке поддерживают курс на тесное военное сотрудничество с США. Так, жестким противником американского военного присутствия в стране является влиятельный шиитский лидер М. ас-Садр. Аналогичной линии придерживаются и руководители шиитских ополченческих формирований, ориентирующихся на Иран.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

293 Re: Большой Ближний Восток в Ср Май 03, 2017 11:48 am

Admin


Admin
О проблемах национальной безопасности Саудовской Аравии
(внутренние аспекты)

В последние десятилетия в Королевстве Саудовская Аравия происходят перемены, модернизация и реформы в сферах экономики, общественной жизни, политике и др. Противниками реформ, а тем более их ускорения наряду с религиозными радикалами выступают влиятельные круги консервативного духовенства, часть правящей элиты. В то же время в руководстве КСА растет число тех, кто понимает неизбежность и необходимость перемен в стране, причем не только для того, чтобы королевство могло успешно вписаться в реалии мирового развития и укрепить свои позиции в регионе, но и для сохранения у власти ныне правящей династии. В целом трудности в деле продвижения страны по пути преобразований, новые вызовы, возникающие в ходе этого процесса, наряду с большим числом нерешенных старых проблем способствуют осложнению общей ситуации в королевстве.

К актуальным задачам обеспечения внутренней безопасности в КСА следует отнести недопущение роста активности исламского радикализма и терроризма, поддержание стабильности внутриполитической ситуации в стране, обеспечение бесконфликтного перехода власти внутри династии Аль Саудов. Кроме того, угрозу для внутренней безопасности и стабильности в королевстве представляют осложнение экономического положения КСА в последние годы, быстрый рост численности населения и связанное с этим увеличение безработицы, религиозные противоречия (сунниты – шииты), наличие сепаратистских тенденций (Восточная провинция, Хиджаз), усиление социальных контрастов, присутствие в стране многомиллионной массы иностранных работников, сохранение господствующего положения нефтяного сектора в национальной экономике, проблема обеспечения населения и экономики пресной водой, опустынивание, беззаконие и систематические нарушения прав человека.

При всем этом за последние несколько лет Саудовская Аравия «столкнулась с сильнейшими вызовами за новейшую историю королевства». Речь идет о значительном снижении мировых цен на нефть, что оказывает очень серьезное негативное влияние на ситуацию в стране, так как связанное с этим падение доходов от экспорта «черного золота» ведет к сокращению расходов на различные программы внутреннего развития с возможной «угрозой для социальной стабильности».

Оценки экспертов МВФ текущего положения дел в саудовской экономике не утешительны для КСА и его руководства. Налицо признаки замедления экономического роста. Так, в январе 2017 г. эксперты МВФ понизили прогноз экономического роста королевства до 0,2% по сравнению с 2,0% по состоянию на октябрь 2016 г. Замедление темпов роста экономики КСА происходило и в 2016 г. – 1,4% против 3,5% в 2015 г. «И это имеет место быть на фоне роста цен, отмеченного в 2016 г., и, который, судя по всему, продолжится и в году нынешнем». Выводы экономических советников МВФ свидетельствуют о том, что в самое ближайшее время экономика саудовского королевства вступит в этап так называемой стагфляции – экономического процесса, характеризующегося замедлением экономического роста, сопровождаемого повышением цен на товары и услуги. В случае с королевством можно уверенно говорить и о повышении уровня безработицы». Здесь же можно добавить, что негативно на финансовом положении страны сказываются высокие военные расходы (63,7 млрд долларов в 2016 г., хотя это на 30% (25,8 млрд долл.) меньше, чем в 2015 г.), а также многомиллиардная помощь, оказываемая руководителями королевства экстремистским исламистским и просаудовским силам в различных странах (Сирия, Йемен, Ливия и др.).

Для правящего монархического режима, стремящегося упрочить положение династии, очевидно, что первоочередными и потенциально наиболее опасными являются не столько социальные или политические проблемы, сколько религиозные. Нынешнее переходное положение саудовского общества позволяет предположить развитие в двух направлениях: откат назад к уровню большей верности канонам ислама и шариата, или, напротив, смягчение их жестких норм во внутренней жизни. Однако в обоих случаях Саудовская Аравия останется центром мирового ислама, а, следовательно, исламский фактор по-прежнему будет играть важную роль в ее общественно-политической жизни.

Что касается исламской оппозиции, то она выступает за неуклонное соблюдение норм шариата во всех сферах жизни королевства. Исламский радикализм и связанная с ним террористическая деятельность представляют реальную опасность для нынешнего саудовского режима. Экстремисты выступают против дальнейшей модернизации общества, связей с США и Западом, мирного решения ближневосточного конфликта. Осложнение экономических и социальных проблем в стране, очень сильная религиозность ее населения способствует усилению позиций исламистов. В целом религия в КСА играет двоякую роль: с одной стороны – она опора власти, с другой – источник для деятельности оппозиции. В то же время число тех, кто выступает за перемены либерального характера пока не очень велико.

Властями разработаны и реализуются специальные программы по противодействию распространения радикальных религиозных идей и вербовки молодежи в «заблудшие секты» исламских экстремистов. В 2013 г. в Саудовской Аравии был принят «Закон о борьбе с терроризмом и его финансированием». Тем самым в стране впервые появился четко оформленный законодательный акт, определяющий как само понятие «террористическое преступление», так и меры государственного воздействия на тех, кого этот акт рассматривает в качестве террористической деятельности, их сторонников и тех, кто осуществляет финансовую поддержку террористов. Регулярно проводятся аресты экстремистов и террористов. В последние годы саудовские органы безопасности смогли нанести определенный урон террористам, однако говорить о значительном уменьшении террористической угрозы в стране достаточных оснований не имеется, так как, несмотря на все принимаемые меры, в КСА сохраняется питательная база для поддержания террористической деятельности. Сохраняется и реальная опасность экспансии в королевство сторонников «Исламского государства» (запрещено в РФ) из Ирака и Сирии.

Потенциально опасным для саудовского режима является шиитский фактор. Многие саудовские шииты весьма критично воспринимают нынешнюю религиозную политику властей в Эр-Рияде. На сегодняшний день в высших эшелонах власти королевства нет ни одного представителя шиитского меньшинства. В то же время протестные выступления шиитов в Восточной провинции носят пока локальный характер. Они жестко и оперативно подавляются правительством. МВД КСА неоднократно предупреждало участвующих в акциях протеста шиитов не действовать «по наущению иностранной страны» (подразумевается Иран) и пообещало, что власть «ударит железным кулаком» по недовольным подданным, чтобы защитить «безопасность и стабильность» королевства.

В условиях сложной внутриполитической ситуации саудовские власти особое внимание уделяют повышению боеспособности Национальной гвардии, главной задачей которой является обеспечение безопасности режима.

Значимой проблемой стабильности и безопасности страны, «являются подспудные, но от этого не менее весомые разногласия в королевской семье Саудов», в том числе связанные с быстрым возвышением сына правящего короля Сальмана принца Мухаммеда бен Сальмана. «Но также верно, что КСА после десятилетий геронтократии нуждается в «притоке свежей крови»». Принц Мухаммед бен Сальман выступил с программой реформ «Видение Королевства Саудовская Аравия: 2030», призванной превратить экономику страны из «опирающейся на производство нефти» в «инвестиционную экономику» с привлечением местных и зарубежных капиталовложений, расширение приватизации, открытие саудовского фондового рынка для инвесторов, включая иностранных, за большую открытость королевства. Вместе с тем, как считают политические наблюдатели, на проведение кардинальных реформ у принца Мухаммеда бен Сальмана «не хватает опыта и решимости, а у короля Сальмана — элементарно здоровья и воли». Сохраняется и соперничество Мухаммеда бен Сальмана со старшим поколением принцев, а также разногласия с первым наследником престола, главой МВД принцем Мухаммедом бен Наефом.

В целом, как полагают эксперты, «характер внутренних угроз в КСА не носит в настоящее время системного характера и не сможет в кардинальной степени привести к серьезной дестабилизации государства. Во многом и способность саудовского силового блока адекватно реагировать на внутренние и внешние вызовы будут определяться длительностью периода волатильности мировых цен на углеводороды и способность руководства гибко и решительно подходить к проведению структурных реформ в попытке диверсифицировать экономику и замораживанию уровня добычи нефти». Тем не менее, вопрос о том, насколько долго сохранится в КСА относительно стабильная ситуация остается открытым.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

294 Re: Большой Ближний Восток в Пн Май 08, 2017 7:08 pm

Admin


Admin
О состоянии и перспективах развития вооруженных сил Катара

В последние годы руководство Катара уделяет возрастающее внимание вопросам укрепления национальных вооруженных сил, в первую очередь, их оснащению современными образцами вооружений. При этом речь не идет о значительном увеличении численности личного состава армии.

Вооруженные силы Катара (11,8 тыс. человек) состоят из сухопутных войск, ВВС и ВМС. По информации зарубежных источников, личный состав катарской армии примерно на 75% состоит из граждан других стран.

Военный бюджет в 2016 г. составил 4,404 млрд долларов (2,81% годового ВВП). Помимо армии в эмирате имеются войска безопасности (до 1200 человек), укомплектованные выходцами из наиболее воинственных племен инонационального происхождения – саудовских, йеменских, белуджских.

Верховным главнокомандующим ВС является эмир, сохраняющий за собой пост министра обороны. Ему подчинены начальник генштаба и командующие видами вооруженных сил. Главнокомандующим ВС является наследный принц. При эмире имеется Совет обороны, который занимается вопросами обеспечения безопасности государства, обороны, подготовки вооруженных сил.

Катарская конституция запрещает вести захватнические войны. Поэтому в декрете об объявлении войны эмир должен оговорить ее оборонительный характер.

Руководство эмирата отчетливо понимает уязвимость страны в случае внешней агрессии и невозможность самостоятельно защитить ее суверенитет и территориальную целостность. Исходя из этого, основной упор в вопросах обеспечения обороны делается на получение в случае необходимости гарантированной военной помощи от союзников, прежде всего от США, других стран Запада, а также союзников по ССАГПЗ.

К слабым сторонам ВС Катара следует отнести многотипность вооружения, что затрудняет его обслуживание и ремонт, слабое развитие ремонтной базы, сильная зависимость национальной армии от иностранных технических специалистов.

В планах военного строительства предусмотрено обновление парка бронетанковой техники и артиллерии, оснащение ВВС новыми типами боевых и военно-транспортных самолетов, увеличение числа вертолетов различных типов, значительное увеличение корабельного состава ВМС, но главное – принятие на вооружение системы ПРО THAAD (Terminal High-Altitude Air Defense), ЗРС «Пэтриот» и дальнобойных ракетных систем залпового огня HIMARS (High Mobility Artillery Rocket System).

Сухопутные войска (8,5 тыс. чел.) составляют основу ВС Катара. В их боевом составе имеется бронетанковая бригада, три механизированных бригады, полк эмирской гвардии и рота спецназа. Главная группировка войск размещена в районе столицы Дохи. На вооружении состоит 30 танков АМХ-30, 52 155-мм самоходных (СГ) и 12 буксируемых гаубиц, 45 минометов, 4 РСЗО, 149 ПТРК, 322 боевых бронированных машины. Катар начал реализацию программы модернизации сухопутных войск. В 2013г. с немецкой фирмой «Краус–Маффеи Вегман» подписан контракт на поставку 62 основных танков «Леопард-2А7» и уже поставлено 24 155-мм СГ PzH 2000. В США будет приобретено 500 ПТУР «Джавелин», ПЗРК «Стингер», 7 ракетных комплексов М142 HIMARS с универсальной системой управления огнем, 60 оперативно-тактических ракет ATACMS (Army Tactical Missile System), 360 управляемых ракет GMLRS (Guided Multiple Launch Rocket System, 60 контейнеров, по 6 ракет), а также сопутствующее оборудование и запчасти. США окажут содействие в подготовке катарских военнослужащих и материально-техническом обеспечении поставляемой техники. С Турцией в апреле 2017г. подписан контракт на поставку для армии, сил безопасности и полиции 1500 бронированных машин «Амазон» с усиленной противоминной защитой класса MRAP (Mine Resistant Ambush Protected). Кроме того, намечается улучшить систему управления войсками, связи и разведки.

ВВС насчитывают 1,5 тыс. человек. Боевая авиация представлена 12 многоцелевыми истребителями «Мираж» 2000-5. Военно-транспортная авиация имеет 12 самолетов (в том числе 4 стратегических транспортных самолета С-17А «Глоубмастер-III, заказано еще 4), а вертолетная — 14 боевых и более 40 транспортных машин. Подразделения ВВС базируются в основном на военно-воздушной базе Эль-Удэйд в 50 км от Дохи. В 2015 г. подписан контракт на закупку 24 французских истребителей «Рафаль» (18 одноместных и 6 двухместных). Первый истребитель должен прибыть в Катар в середине 2018г. В соглашение включен опцион на еще 12 машин. В 2016г. подписан контракт на поставку из США 24 ударных вертолетов AH-64E «Апач Гардиан». Первые машины должны прибыть к маю 2020г. В США также будут приобретены 3 самолета ДРЛО и У системы АВАКС. Со Швейцарией реализуется соглашение на закупку 24 учебно-тренировочных самолета РС-21.

В составе ВВС имеются подразделения ПВО, на вооружении которых состоят 9 ЗРК ближнего действия и более 40 ПЗРК. Катар участвует в американском проекте создания системы ПРО в зоне Персидского залива. США разместили в Катаре 2 батареи комплекса ПРО «Пэтриот» РАС-3 и намерены развернуть на территории эмирата мощный радар семейства AN/TPY-2. Сам Катар заказал в США 2 батареи комплекса ПРО THAAD с 250 противоракетами, 10 комплексов ПВО/ПРО «Пэтриот» РАС-3 с 778 противоракетами РАС-3 и 248 противоракетами MIM-104 GEM-T. Взаимодействие комплексов «Пэтриот» РАС-3 и THAAD позволит обеспечить более надежную защиту от ракет противника. Поставки должны быть закончены в 2019г. В 2017г. в США заказана РЛС раннего предупреждения для интеграции в систему ПВО/ПРО Катара. Работы должны быть завершены к концу июня 2021г.

ВМС насчитывают 1800 человек, включая Морскую полицию. Главная военно-морская база – Доха, пункт базирования – остров Халул. Основными задачами ВМС являются патрулирование и контроль прибрежных вод, защита портов и газовых месторождений в Персидском заливе. Корабельный состав представлен 20 боевыми катерами, в том числе семью ракетными, а береговая оборона — двумя батареями подвижного берегового ракетного комплекса «Экзосет» ММ40 (три счетверенных ПУ). В 2014г. с Турцией подписан контракт на постройку для ВМС страны в 2016-2018гг. 17 патрульных катеров. С Италией в 2016 году подписано соглашение на постройку 4 корветов, 2 ракетных катеров и десантного вертолетного корабля-дока/корабля материально-технического обеспечения.

Катар резко наращивает закупки за рубежом дорогостоящих современных вооружений и военной техники, и эта тенденция продолжает усиливаться. Так, если в 2008 -2011гг. эмират подписал контракты на приобретение продукции военного назначения на сумму 1,0 млрд долларов, то на период 2012-2018гг., оценочно, эта сумма должна составить примерно 6,2 млрд долларов.

Главным партнером Катара в сфере военного и военно-технического сотрудничества остаются США. На территории эмирата размещен передовой командный пункт Центрального командования ВС США, базируются самолеты боевой и военно-транспортной авиации. Всего на территории эмирата находятся примерно 8 тыс. американских военнослужащих. При содействии США в Катаре построены центр связи, склады боеприпасов и другие объекты. В катарской армии работают американские военные советники. Активно развиваются военные и военно-технические связи с Францией, Турцией, Италией, Германией, аравийскими монархиями, Иорданией и некоторыми другими странами.

Турция и Катар в 2014г. подписали соглашение о сотрудничестве в области обороны, которое предусматривает создание турецкой военной базы в эмирате, подготовку катарских военнослужащих, проведение совместных учений и т. д.

За последние годы Катар в различных формах активно участвует в военных конфликтах в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Так, в 2011г. эмират оказывал военную помощь ливийским «революционерам» в борьбе за свержение режима М. Каддафи, а катарские военнослужащие (спецназ) принимали участие в ливийской гражданской войне. В настоящее время Катар активно поддерживает исламистские силы в Ливии. С 2014 г. Катар является участником международной коалиции во главе с США по борьбе с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) в Ираке и Сирии. Самолеты катарских ВВС периодически участвуют в налетах на объекты ИГ в САР. Катар также активно помогает, в том числе поставками оружия и подготовкой боевиков, экстремистским исламистским вооруженным формированиям, ведущим борьбу за свержение режима президента САР Б. Асада. В 2015 г. Катар присоединился к возглавляемой Саудовской Аравией коалиции, которая воюет с повстанцами-хоуситами и сторонниками бывшего президента А. А. Салеха в Йемене. Эмират направил в Йемен механизированную боевую группу (1000 военнослужащих) и 4 истребителя «Мираж-2000».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

295 Re: Большой Ближний Восток в Чт Май 11, 2017 8:15 pm

Admin


Admin
Катар успешно создал себе репутацию идеального исламского государства, подавая свой образ жизни и государственного устройства в качестве образца для всего Ближнего Востока. Большинство жителей региона видят в Дохе богатый и нейтральный уголок исламского мира, но лишь немногие осознают истинные масштабы катарского влияния на развитие Ближнего Востока
Нынешний Ближний Восток похож на описанную Гоббсом войну «всех против всех». Помимо противостояния между суннитами и шиитами, регион страдает от множества самых разнообразных конфликтов, а количество воюющих сторон в некоторых из них достигает нескольких тысяч, как, например, в Сирии. На этом тревожном фоне выделяется небольшой эмират Катар, причем не только своим благополучием, но и масштабами международных амбиций и влияния в регионе, которые явно непропорциональны его скромным размерам.
http://carnegie.ru/commentary/?fa=69917&mkt_tok=eyJpIjoiWXpJelpEYzVPVEJrTWpjMSIsInQiOiJwZWV3R0lLMnlQYVhDamc0SEcxNUpoVVFtenJ5aWs3TjZYNDRYa1wvUk1leGQ4bGdhVk43ZEtYcHhYTU41VDhGaVJleWo0bmlrZjdcL05qUnlnT1ZVUG8rRTZEbkRzM2QxOGl2VkhONkdXU1Ywa3Ewd1pFSkloQVwvV3JGMmR6ODlFeiJ9

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

296 Re: Большой Ближний Восток в Пн Май 22, 2017 5:47 pm

Admin


Admin
О состоянии и перспективах развития вооруженных сил Омана

Руководство Султаната Оман в условиях сложной и периодически обостряющейся военно-политической обстановки в зоне Персидского залива уделяет постоянное внимание вопросам упрочения обороны страны и повышению боеспособности национальных вооруженных сил.

ВС Омана (42,6 тыс. чел.) состоят из сухопутных войск, ВВС, ВМС и султанской гвардии. Помимо армии имеются формирования племенной гвардии, полиция береговой охраны и полицейское авиакрыло. Военный бюджет страны постоянно увеличивается и в 2016 г. составил 9,103 млрд долларов (15,2% от годового ВВП). В оманской конституции (ст. 14) записано, что «только государство может учреждать вооруженные силы, организации общественной безопасности и другие формирования, являющиеся собственностью нации, в задачу которых входит защита государства, охрана безопасности его территории и спокойствия граждан. Никакая организация или отдельная группа не могут создавать военные или полувоенные формирования».

Верховным главнокомандующим ВС является султан (он же министр обороны), который определяет военную политику страны. При главе государства имеется Военный совет обороны. Султан руководит вооруженными силами через министерство обороны и генштаб.

В военно-административном отношении территория Омана разделена на два территориальных командования (округа): Южный (Дофар) и Северный (остальная часть страны).

Военно-доктринальные установки Омана основаны на том, что страна не будет вести агрессивных войн. Официально потенциальный противник не определен. Оборону территории Султаната в силу ограниченности людских, экономических и собственно военных ресурсов предполагается осуществлять при помощи союзников из ССАГПЗ, США и Великобритании. Особое внимание оманское руководство уделяет обороне зоны Ормузского пролива.

В боевом составе сухопутных войск (25 тыс. чел.) имеются три бригады (бронетанковых – 1, пехотных – 2), полк спецназа, другие части и подразделения. Главное вооружение представлено 117 основными танками (М60 и «Челленджер-2»), 132 артиллерийскими орудиями, в том числе 24 самоходными, 101 минометом, 692 БМП и БТР, 88 ПТРК, до 100 ПЗРК. С США достигнута договоренность о приобретении 400 ПТУР «ТОУ-2В», а в Германии – крупной партии стрелкового оружия. В целом сухопутные войска Омана по уровню технической оснащенности уступают армиям других аравийских монархий. На их вооружении мало самоходной артиллерии, средств ПВО, разведывательной техники. В то же время оманская армия отличается хорошей боевой выучкой.

ВВС (5 тыс. чел.) предназначены для прикрытия наиболее важных административных, экономических и военных объектов, оказания авиационной поддержки сухопутным войскам и ВМС, ведения воздушной разведки, переброски войск, военной техники и других грузов. На ВВС возложены также задачи по отслеживанию уровня загрязненности атмосферы и сбору данных о рыбных ресурсах в прибрежных водах. На вооружении состоит 24 тактических истребителя F-16С/D Блок 50, а также 36 учебных, 37 транспортных и вспомогательных самолетов, 47 многоцелевых и транспортный вертолетов.

С британской фирмой BAE Systems в 2012г. подписан контракт на 2,5 млрд евро на приобретение 12 многоцелевых истребителей «Ефрофайтер Тайфун» и восьми учебно-боевых самолетов «Хок» Mk 128. Поставку самолетов планируется осуществить, начиная с 2020г. В США намечено приобрести еще 12 самолетов F-16С/D Блок 50/52, ракеты класса «воздух-земля», управляемые авиабомбы, электронное и разведывательное оборудование, а также модернизировать имеющиеся в ВВС истребители F-16.

По своему техническому оснащению и боевым возможностям ВВС Омана заметно отстают от военной авиации Саудовской Аравии и ОАЭ.

В состав ВВС входят подразделения ПВО, имеющие на вооружении 20 ПУ ЗУР ближнего действия. В 2014г. с США подписан контракт на сумму 1,3 млрд долларов на приобретение ЗРК NASAMS (12 ПУ с зенитными управляемыми ракетами AIM-120 и 8 РЛС).

ВМС (4,2 тыс. чел.) предназначены для выполнения задач по охране территориальных вод, портов, контроля за входом в Персидский залив, несения морской пограничной службы, охраны рыболовства и 200-мильной экономической зоны, предотвращения нелегальной миграции и контрабанды наркотиков, а также оказания помощи терпящим бедствие в море. Корабельный состав (включая Береговую охрану) представлен восемью боевыми кораблями, включая пять корветов, и более 70 боевыми катерами, в том числе четырьмя ракетными, а также шестью вспомогательными судами. Имеется 16 вертолетов ПЛО «Супер Линкс».

Султанская гвардия (6,4 тыс. чел.) включает в себя бригаду гвардии, два полка спецназа, морской отряд и авиационное крыло. На вооружении имеются ПЗРК и ПТРК.

Повышение боеспособности и боевой мощи ВС осуществляется путем их оснащения современными образцами вооружения и военной техники, улучшения качества подготовки всех категорий личного состава. В войсках организована регулярная и качественная боевая подготовка. Ее программой предусмотрено ежегодное проведение итоговых учений с участием всех видов вооруженных сил. В то же время руководство Омана никогда не ставило и не ставит перед собой задачу создания таких вооруженных сил, которые могли бы вести широкомасштабные военные действия. Основной упор в военном строительстве в настоящее время делается на создание системы обороны, основанной на мобильных силах, оснащенных бронетехникой, средствами ПВО, а также на сбалансированных по своему боевому составу ВВС и ВМС. Большое внимание уделяется совершенствованию системы военной связи, управлению войсками и разведке. Вместе с тем, слабой остается ремонтная база. Оманская армия по-прежнему в очень сильной степени зависит от иностранных военных специалистов, особенно в деле эксплуатации и обслуживания вооружения и военной техники. В целом же в вопросах военного строительства Оман ориентируется на Великобританию и США.

Военной промышленностью страна в настоящее время не располагает, однако султан Кабус поставил задачу создать в Омане собственную военно-промышленную базу, основу которой должны составить совместные предприятия с зарубежными компаниями.

В последнее десятилетие Оман заметно активизировал военно-технические связи с иностранными государствами, несмотря на испытываемые страной финансовые трудности, возросли закупки вооружения для национальных вооруженных сил. Ведущими партнерами Султаната Оман в сфере ВТС по-прежнему остаются страны Западной Европы и США. Военные и военно-технические связи поддерживаются также с Индией, Пакистаном, ЮАР, Иорданией и Саудовской Аравией. В период с 2012 по 2015 г. Оман приобрел за рубежом продукции военного назначения на 3,5 млрд долларов, в том числе на 2,1 млрд в западноевропейских странах и на 800 млн долларов в США. За этот же период были подписаны новые военные контракты на сумму 7,2 млрд долларов (со странами Западной Европы – на 4,4 млрд долларов, с США на 2,1 млрд долларов).

Оман вошел в состав международной антитеррористической коалиции во главе с США, созданной в 2014 г. для борьбы с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ), и оказывает ей политическую поддержку. В то же время оманские ВС не участвуют в боевых действиях против ИГ в Ираке и Сирии. Оман активно участвует в военном сотрудничестве в рамках ССАГПЗ, однако не присоединился к арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией, созданной в 2015 г. для войны в Йемене против шиитских мятежников-хоуситов и сторонников в бывшего президента этой страны А. А. Салеха. В декабре 2016 г. оманское руководство «выразило желание» присоединиться к мусульманской антитеррористической коалиции, о создании которой объявила Саудовская Аравия. Проводятся совместные учения с ВС Индии, Иордании и Пакистана. Оман является единственной страной в ССАГПЗ, которая поддерживает военные связи с Ираном, в частности, проводит с этой страной совместные военно-морские учения.

Оманская армия официально не участвует в политической жизни страны, но является одним из основных гарантов безопасности монархического режима.

В целом вооруженные силы Омана по своей численности, боеспособности и техническому оснащению в состоянии вести боевые действия лишь ограниченного масштаба и не способны самостоятельно решать задачи по защите страны от масштабного внешнего нападения. Поэтому руководство Султаната в деле обеспечения внешней безопасности государства продолжит курс на укрепление военно-политических связей с ведущими странами Запада и союзнических отношений с государствами-членами ССАГПЗ.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

297 Re: Большой Ближний Восток в Чт Май 25, 2017 3:38 am

Admin


Admin
Ради борьбы с Тегераном США готовы закрыть глаза на то, что происходит с правами человека в странах Персидского залива, а монархии Залива в свою очередь готовы поступиться правами палестинцев. Палестинская проблема когда-то была в обязательной программе всех крупных международных встреч арабского мира, но Иран ее вытеснил, объединив США, Израиль и монархии Персидского залива
Саудовская Аравия и Израиль – с этих двух ближневосточных стран началось первое зарубежное турне президента США Дональда Трампа. Впервые в американской истории Ближний Восток удостаивается подобной чести. До сих пор дебюты президентов США на международной арене были в Европе, Канаде или странах Латинской Америки. Исключением стал лишь Дуайт Эйзенхауэр. Сразу же после своего избрания, еще до инаугурации
http://carnegie.ru/commentary/?fa=70048&mkt_tok=eyJpIjoiWkdJellUUTNPV1UxTTJJMyIsInQiOiJhcjZsR2NGV1ZySTZYYTJXakc5cDI5MEZYZmNUejVuSDVjVGlmRFp1djBjU1IyZHBhZE50T1VacFRScjFDc0lYUXp1NUNCR3VHNFo4UXFlMjBUQTF6TlwvenUySVE4TFhwUzdpSWZGMW1uMGZZdm5WVlIreUpcLytZVUtia1hcLytPMCJ9

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

298 Re: Большой Ближний Восток в Ср Июн 07, 2017 9:29 am

Admin


Admin
Если конфликт будет разрастаться, то не только Катару придется решать вопрос, кто его союзники, но и США. Обвинения в адрес Катара, которые звучат в объяснениях о разрыве отношений, не оставляют Вашингтону возможности и дальше держать на катарской территории военную базу. Как можно вести борьбу с ИГ и «Аль-Каидой», базируясь в стране, которую обвиняют в поддержке этих структур?
Саудовская Аравия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн объявили, что разрывают дипломатические отношения с Катаром. Это решение поддержало и временное правительство Ливии, которое базируется на востоке страны и активно сотрудничает с Египтом и ОАЭ. Также было объявлено, что Катар исключают из состава участников аравийской коалиции, ведущей борьбу с мятежниками-хуситами в Йемене.
http://carnegie.ru/commentary/?fa=71158&mkt_tok=eyJpIjoiWmpZd1kyWmpPVGd3TVRreSIsInQiOiJrSzBEVXRaWWgzcWtNODJLRTgyUnRoSDRZUldqTDk5cXlLdlc2YW5mY1k1VkxUXC8ycStWVlwvRGdEUVNXWGFObmhYXC9kMmdKKzhrT2JhS1BCM21GXC9uZXk2TGsxTXFnc3BQT3BhcVBQbjJGSmh0SXpZcGhzVUl2Y2RRdkpSdXN4TzkifQ%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

299 Re: Большой Ближний Восток в Ср Июн 07, 2017 9:30 am

Admin


Admin
Взятие Мосула будет означать первое поражение ИГ в его геостратегическом тылу – Сирии и Ираке. Еще до середины 2016 года джихадисты если и проигрывали, то в основном в расположении противника, прочно удерживаясь в суннитских районах. Но потенциальный успех союзников в Мосуле и Ракке способен остановить экспансию ИГ, превратив тактический успех, достигнутый в 2015 году, в стратегический
После полугода изнурительных боев битва за Мосул, похоже, приближается к своему завершению. Операция по взятию иракского города-миллионника оказалась нелегким испытанием для антитеррористической коалиции во главе с США, но на сегодняшний день именно наступление союзников под Мосулом наравне с успехами сирийских курдов при поддержке все того же Вашингтона является одной из самых успешных кампаний против «Исламского государства» (запрещено в РФ).
http://carnegie.ru/commentary/?fa=71154&mkt_tok=eyJpIjoiWmpZd1kyWmpPVGd3TVRreSIsInQiOiJrSzBEVXRaWWgzcWtNODJLRTgyUnRoSDRZUldqTDk5cXlLdlc2YW5mY1k1VkxUXC8ycStWVlwvRGdEUVNXWGFObmhYXC9kMmdKKzhrT2JhS1BCM21GXC9uZXk2TGsxTXFnc3BQT3BhcVBQbjJGSmh0SXpZcGhzVUl2Y2RRdkpSdXN4TzkifQ%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

300 Re: Большой Ближний Восток в Вс Июн 11, 2017 11:45 pm

Admin


Admin
Пока арабские лидеры предпочитают иметь дело с Израилем, а не с Ираном и движениями сопротивления, когда среди арабов нет объединяющего лидера, когда на первый план выходят прагматичные интересы, а не идеология, – самое время искать компромиссы и пытаться решить все конфликтные вопросы. Иначе чаша весов может опять склониться в сторону тех, кто готов вернуть на первый план борьбу с Израилем
В эти дни и в Израиле, и в арабском мире отмечают 50-ю годовщину Шестидневной войны. Чудо для одних и катастрофа для других. Эта война кардинально изменила Ближний Восток, и до сих пор многое в этом регионе происходит с оглядкой на события 5–10 июня 1967 года. Не зря с обеих сторон конфликта зачастую можно встретить мнение, что эта война еще не закончилась.
http://carnegie.ru/commentary/?fa=71204&mkt_tok=eyJpIjoiTldReE9XUmlOalEzWkRGaCIsInQiOiJsdG9BdytpSHhCY1VmS1MyaTg2Wk1uMTJNdHBIXC9LUzVHekNLZTJQR0N6SzdLNkRHR0ZaQVBLQmZ5N092UGQwWEUzbFpmUXlDNmRUYWNOa2R5cW80SUZpb3dcL0RPN0J6Ylg3WDU0ZUtGTzd0Qlp4NXFZVm9pNWhtVHZ1VFBtTzZ0In0%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 12 из 13]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3 ... , 11, 12, 13  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения