thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Большой Ближний Восток

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3 ... 9, 10, 11, 12, 13  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 10 из 13]

226 Re: Большой Ближний Восток в Пн Ноя 30, 2015 11:58 pm

Admin


Admin
24 ноября 2015 г. Российский совет по международным делам (РСМД) совместно с Международным дискуссионным клубом «Валдай» провел презентацию аналитической записки «Исламское государство: альтернативная государственность?».

Материал представил Василий Кузнецов, к.и.н., руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН. Автор рассмотрел проект государства, предлагаемый ИГ, и проанализировал его возможную эффективность в разрешении ключевых проблем развития в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Во встрече приняли участие представители экспертного сообщества и журналисты.
http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=6891#top-content

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

227 Re: Большой Ближний Восток в Чт Дек 03, 2015 2:03 pm

Admin


Admin
Более трех десятилетий вопрос о том, кто будет контролировать Персидский залив, был основанием для массированного наращивания американского военного присутствия в регионе. Основу дилеммы региональной безопасности составляет противостояние двух точек зрения: Иран желает вывода американских войск, чтобы реализовать свое законное, как полагают в Тегеране, право на влияние в регионе, а арабские страны Залива хотят, чтобы США выступали в роли противовеса могуществу Ирана.

Выйти из этого тупика будет непросто. Однако соглашение по иранской ядерной программе дает возможность сделать первый шаг к созданию новой системы безопасности в Персидском заливе, которая будет способствовать улучшению отношений между Ираном и арабскими государствами Залива, а также сокращению объема военных обязательств США.
Необходимость новой архитектуры безопасности


Read more at: http://carnegie.ru/2015/12/02/ru-62152/imji?mkt_tok=3RkMMJWWfF9wsRouuK3IZKXonjHpfsX66%2BgsXaCg38431UFwdcjKPmjr1YsATMZ0aPyQAgobGp5I5FEIQ7XYTLB2t60MWA%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

228 Re: Большой Ближний Восток в Чт Дек 03, 2015 5:04 pm

Admin


Admin
Клуб НИУ ВШЭ по геоэнергетической политике

Потрясающая инфографика о сирийской нефти!
Есть даже стоимость нефти каждого конкретного месторождения.

https://www.facebook.com/geoenergyclub/photos/a.391805711020165.1073741828.385830704950999/464625883738147/?type=3

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

229 Re: Большой Ближний Восток в Пн Дек 07, 2015 4:12 pm

Admin


Admin
О проблемах обеспечения национальной безопасности ОАЭ

Основные угрозы национальной безопасности Объединенных Арабских Эмиратов на современном этапе носят внешний характер и вызваны перманентно сложной и нестабильной обстановкой в регионе Персидского залива и на Ближнем Востоке в целом. В значительной степени это связано с нестабильностью в ряде арабских стран, вооруженными конфликтами в Сирии, Ираке и Йемене, растущей активностью исламистских экстремистских и террористических группировок, особенно «Исламского государства» (ИГ). Серьезное опасение в ОАЭ вызывает наличие ядерного оружия у Израиля, Индии и Пакистана, ядерная программа Ирана, а также распространение на Ближнем и Среднем Востоке химического и биологического оружия. Внутри страны наблюдается стремление отдельных княжеств, входящих в Федерацию, к большей экономической, а в ряде случаев и политической самостоятельности. Опасение руководства ОАЭ вызывает и постепенный рост влияния в стране радикальных исламистских группировок.

В Абу-Даби считают, что сохраняется угроза безопасности государства со стороны Ирана. Это обусловлено, в том числе, территориальными противоречиями о принадлежности трех островов в восточной части Персидского залива (Большой и Малый Томб, Абу-Муса). В ОАЭ полагают, что их превращение в иранские военные базы представляет реальную опасность как для страны, так и для судоходства в Заливе. В целом спор с Ираном по вопросу о принадлежности островов не имеет перспективы быстрого решения, и в течение длительного времени продолжит негативно сказываться на эмиратско-иранских отношениях и общей ситуации в зоне Персидского залива. Особое опасение в ОАЭ вызывает наращивание военной мощи ИРИ, что расценивается как очень серьезная угроза безопасности в районе Залива, для парирования которой необходимы эффективные региональные оборонительные механизмы. В этой связи большое внимание руководство ОАЭ уделяет укреплению военно-политического и экономического взаимодействия в рамках ССАГПЗ. В Абу-Даби считают, что безопасность аравийских монархий может быть обеспечена только на основе общей оборонительной стратегии. Эмиратское руководство выражает беспокойство в связи с соглашением по иранскому атому (2015 г.), опасаясь, что снятие международных санкций с ИРИ приведет к усилению активности и влияния Тегерана на Ближнем Востоке. С опасением в Абу-Даби относятся и к начавшемуся процессу улучшения отношений между Ираном и странами Запада.

Военная доктрина ОАЭ носит оборонительный характер и основывается на военно-политическом союзе государств-членов ССАГПЗ, а также гарантиях безопасности со стороны ведущих стран Запада – США, Франции и Великобритании. Эмираты в 1994-1996 гг. подписали соглашения о сотрудничестве в области обороны и безопасности с США, Великобританией и Францией. ОАЭ положительно относятся к созданию совместной с США региональной системы ПРО в зоне Персидского залива и заявили о готовности участвовать в этом проекте, имеющем отчетливо выраженную антииранскую направленность. В то же время следует отметить, что военная доктрина ОАЭ не предусматривает инициирование военного конфликта с Ираном. «Одним из основных и реальных военных противников в Абу-Даби рассматривают джихадистские группировки типа ИГ в Ираке и Сирии».

В Абу-Даби считают, что до тех пор, пока регион Персидского залива остается в зоне повышенного внимания США, объектом долгосрочных политических, экономических и военных интересов Вашингтона, это будет гарантировать обеспечение безопасности Эмиратов. ОАЭ сотрудничают с НАТО в рамках Стамбульской инициативы (2004г.), которая предполагает взаимодействие в борьбе с терроризмом, подготовку военных кадров, участие в миротворческих операциях, обеспечение безопасности границ, предотвращение распространения ОМУ. Эмираты направили свои подразделения в состав объединенных вооруженных сил ССАГПЗ, постоянно участвуют в ежегодных совместных учениях армий стран «аравийской шестерки».

В последние годы ОАЭ стали непосредственным участником региональных вооруженных конфликтов: в Ливии (2011 г.), в оказании помощи сирийской вооруженной оппозиции (с 2012 г.), в коалиции во главе с США против ИГ (с 2014 г.), в Йемене (с 2015 г.). Эмираты предоставили свои базы для военных контингентов стран-участниц антитеррористической коалиции. Самолеты ВВС ОАЭ в составе сил коалиции участвуют в нанесении ударов по боевикам ИГ в Сирии. Эмиратские войска принимают участие в боевых действиях в Йемене против шиитских мятежников-хоуситов и сторонников бывшего президента страны А. А. Салеха в составе сил коалиции во главе с Саудовской Аравией. На территории ОАЭ обучаются йеменские военнослужащие армии президента Йемена А. М. Хади. Эмираты оказывают политическую поддержку и материальную помощь противникам режима Б. Асада в Сирии, однако, в отличие от КСА и Катара, не предоставляют оружие боевикам радикальных вооруженных формирований, действующим в этой стране.

Постоянное внимание руководство страны уделяет укреплению национальных ВС (63 тыс. человек). В условиях ограниченности людских ресурсов главный упор в военном строительстве делается на оснащение армии самыми современными видами оружия и военной техники. Неуклонно растут военные расходы страны. Так, если в 2004 г. они составляли 6,816 млрд долларов, то в 2014 г. – 13,436 млрд долларов. ОАЭ являются одним из крупнейших в мире импортеров военной продукции. По экспертным оценкам, в период с 2015 г. по 2018 г. военный импорт страны составит примерно 22,19 млрд долларов, что почти в два раза больше чем в 2007-2014 гг. При содействии ведущих зарубежных компаний быстрыми темпами развивается национальная военная промышленность. Особый упор здесь делается на создание отдельных видов высокотехнологичных производств, в том числе высокоточного оружия и беспилотных летательных аппаратов. Вместе с тем, эмиратские ВС не в состоянии самостоятельно решать задачи по защите страны от масштабной внешней агрессии. Значительные трудности имеются в деле освоения сложной военной техники, что вынуждает привлекать в страну больше число иностранных военных технических специалистов. Значительные трудности испытывают ВС в вопросах комплектования личным составом, что вынуждает активно привлекать к службе в национальной армии иностранцев.

Внутренняя политика руководства ОАЭ направлена на дальнейшее укрепление монархического строя, в том числе путем сохранения ограничений на политическую и общественную деятельность, ужесточения контроля, как за гражданами Федерации, так и иностранной колонией. Значительные средства выделяются на укрепление полицейского аппарата и развитие сотрудничества в области безопасности в рамках ССАГПЗ.

Внутриполитическая обстановка в ОАЭ остается стабильной. Власти уверенно контролируют положение дел в обществе и государстве. Реальных сил, способных угрожать существованию правящего режима в стране, на сегодняшний день нет. Нет и четких признаков существования внесистемной оппозиции, занимающейся антиправительственной деятельностью. Вместе с тем, по оценке западных экспертов, деятельность исламистских группировок в ОАЭ приобретает все более ощутимый характер. В 2014мг. в Эмиратах был принят закон о борьбе с терроризмом. Он предполагает, что любые формы террористической активности в стране будут караться смертной казнью, пожизненным или длительным тюремным заключением.

Между членами Федерации сохраняются противоречия и трения по отдельным экономическим и политическим вопросам, которые вряд ли будут полностью разрешены в ближайшем времени. Сохраняются и сепаратистские настроения, особенно в Дубае.

«Вода — это проблема, которую можно назвать главной угрозой ОАЭ», — считают в Абу-Даби. Страна не обладает крупными постоянными ресурсами пресной воды, которые к тому же сокращаются. Еще одна серьезная проблема – зависимость от импорта продовольствия: в настоящее время ОАЭ ввозит из-за рубежа до 90 проц необходимых продуктов питания.

Демографические риски такие, как рост населения, его миграция порождают напряженность в отношениях между иммигрантами и местными населением. Особую озабоченность правительства вызывает приток иностранной рабочей силы (в основном из Индии, Пакистана, стран ЮВА). В настоящее время число иностранцев достигает 85 процентов общей численности населения ОАЭ и 90 процентов рабочей силы. Это наивысший показатель в аравийских монархиях. Для регулирования миграционных процессов власти ввели жесткие законы, особенно для получения эмиратского гражданства. Периодически происходят чистки от нелегальных иммигрантов.

В целом есть все основания полагать, что руководство ОАЭ в интересах обеспечения внешней безопасности государства продолжит курс на упрочение военно-политических связей с ведущими странами Запада и аравийскими монархиями. Внутри страны, как и прежде, основное внимание будет уделяться мерам по недопущению дестабилизации политической ситуации.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

230 Re: Большой Ближний Восток в Вс Дек 13, 2015 7:17 pm

Admin


Admin
Ближний Восток и будущее мира

Евгений Сатановский – президент Института Ближнего Востока.

Резюме К середине второго десятилетия XXI века ясно, что мир движется к соотношению сил, более характерному для XVII–XVIII столетий. Запада в плане его возможностей и влияния становится меньше, Востока и Юга больше.

Чем хороша текущая эпоха – исторических тайн все меньше. Что позволяет напомнить читателю о российско-британском Санкт-Петербуржском соглашении 1907 г., по которому Тибет оставался за Китаем, протекторат над Афганистаном получали англичане, а Иран они с русскими делили, так что Каспийское море становилось российским водоемом. И если б не октябрь 1917-го, так бы и закончилась «Большая игра». Благо от Оттоманской Порты после Первой мировой войны мало что осталось, соглашение Сайкса-Пико прирезало России дополнительные пространства в Восточной Анатолии (не говоря о Черноморских проливах, контроль над которыми Российской империи был оговорен особо), а присутствие США на Ближнем и Среднем Востоке было в ту пору несущественным: главную роль там играли Британия и Франция.
http://www.globalaffairs.ru/print/number/Mezhdu-krizisom-i-katastrofoi-17823

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

231 Re: Большой Ближний Восток в Вс Дек 13, 2015 7:18 pm

Admin


Admin
Почему отступление Вашингтона на Ближнем Востоке кажется разумным

Стивен Саймон – приглашенный лектор Дартмутского колледжа, старший директор по делам Ближнего Востока и Северной Африки в Белом доме в 2011–2012 годах.

Джонатан Стивенсон – профессор стратегических исследований в Военно-морском колледже США, директор по политическим и военным вопросам на Ближнем Востоке и в Северной Африке в аппарате Совета национальной безопасности США в 2011–2013 годах.

Резюме Вашингтону следует стремиться к здоровому равновесию в отношениях с Ближним Востоком, что предполагает сокращение управленческой роли Америки. Политика военного вмешательства стала отклонением и не должна превратиться в долгосрочную норму.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 6, 2015 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

Несмотря на укрепление «Исламского государства» (также известного как ИГИЛ) и авиаудары возглавляемой Соединенными Штатами коалиции по его позициям, администрация Обамы явно отступила от политики вмешательства на Ближнем Востоке. Критики связывают это с тем, что администрации надоела активность США в регионе, она не готова к крупным военным операциям, а президент Обама якобы предпочитает сокращать вовлеченность в мировые дела. На самом деле интервенции Вашингтона в регионе после 11 сентября – особенно вторжение в Ирак – были аномалиями и сформировали как в стране, так и в регионе ложные представления о «новой норме» американского вмешательства. Нежелание использовать сухопутные войска в Ираке или Сирии представляет собой не отступление, а скорее корректировку – попытку восстановить стабильность, существовавшую на протяжении нескольких десятилетий благодаря американской сдержанности, а не агрессивности.
http://www.globalaffairs.ru/print/number/Konetc-Pax-Americana-17824

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

232 Re: Большой Ближний Восток в Вс Дек 13, 2015 7:19 pm

Admin


Admin
Новый поворот старой истории

Стивен Уолт – профессор мировой политики в Школе государственного управления им. Кеннеди Гарвардского университета.

Резюме Не каждая трагедия угрожает интересам США, и не все проблемы решаются военной силой. Вашингтон грубо ошибся, отреагировав на 11 сентября вторжением в Ирак. Повторение ошибки в отношении ИГИЛ было бы непростительно и хуже любого преступления.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 6, 2015 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

Для многих «Исламское государство», или ИГИЛ, с его жестокой тактикой и религиозным экстремизмом кажется непостижимым и чрезвычайно опасным явлением. Его вожди заявляют о намерении уничтожить безбожников, навязать всему миру шариат и ускорить возвращение Пророка. Пехотинцы «Исламского государства» преследуют эти цели с удивительной жестокостью. Однако, в отличие от «Аль-Каиды», не проявлявшей большого интереса к контролю над территорией, ИГИЛ пытается создавать элементы подлинного государства на контролируемых им землях. Оно установило четкое разграничение полномочий, системы налогообложения и образования и сложный механизм пропаганды. Оно может называть себя «халифатом» и отвергать сложившуюся систему международных отношений на базе государств, но его лидеры управляют не чем иным, как территориальным государством. Как сказал в 2014 г. Юрген Тоденхюфер – немецкий журналист, посетивший области в Ираке и Сирии, которые находятся под контролем «Исламского государства», – «нам нужно понять, что ИГИЛ сегодня – это страна».
http://www.globalaffairs.ru/print/number/IGIL-kak-revolyutcionnoe-gosudarstvo-17825

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

233 Re: Большой Ближний Восток в Пн Дек 14, 2015 3:24 am

Admin


Admin
Рождение халифата
Василий Кузнецов, Андрей Мозжухин
Василий Кузнецов – кандидат исторических наук, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН.

Андрей Мозжухин - корреспондент «Лента.Ру»

Резюме Историк Василий Кузнецов о появлении ислама, первом исламском государстве и ДАИШ

Почему арабы легко и быстро завоевали весь Ближний и Средний Восток, Северную Африку, но потерпели неудачу в Европе? Как в Средние века появился, расцвел и угас Арабский халифат и почему его наследниками объявили себя современные исламисты из запрещенной в России террористической организации ДАИШ (арабский вариант аббревиатуры ИГИЛ — прим. «Ленты.ру»)? Об этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов.

http://www.globalaffairs.ru/print/global-processes/Rozhdenie-khalifata-17878

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

234 Re: Большой Ближний Восток в Пн Дек 14, 2015 3:28 am

Admin


Admin
Национальный интерес

Михаил Богданов - спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку, заместитель министра иностранных дел России.

Наталья Калашникова - Шеф-редактор Russian View

Резюме О ближневосточной политике России и развитии ситуации в этом регионе рассказывает спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку, заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов.

О ближневосточной политике России и развитии ситуации в этом регионе в интервью RV рассказывает спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку, заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов.

Михаил Леонидович, Россия начала военную операцию в Сирии. Среди российских политологов — и не только — в ходу понятие «национальный интерес». В чем он выражается в сирийской ситуации?

С самого начала кризиса в Сирии мы стремились оказать содействие сирийцам в мирном урегулировании кризиса, скорейшем прекращении кровопролития, борьбе с проявлениями экстремизма и терроризма на этой земле.

Конфликт принес много бед и страданий сирийскому народу. Забрал жизни, поломал судьбы тысяч людей. Украл надежду на будущее и достойную жизнь. В этих условиях террористы, заметно окрепшие на чужом горе, провозгласили на территории Сирии и Ирака так называемый халифат, построенный, правда, не на благородных принципах подлинного ислама, а на идеологии ненависти и нетерпимости.
http://www.globalaffairs.ru/print/diplomacy/Natcionalnyi-interes-17827

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

235 Re: Большой Ближний Восток в Ср Дек 16, 2015 3:39 am

Admin


Admin
О вооруженных силах Израиля

Вопросы военного строительства, поддержания высокого уровня боевой готовности Армии обороны Израиля (АОИ, ЦАХАЛ), качественного военно-технического превосходства над вероятными противниками в регионе постоянно находятся в центре внимания политического руководства еврейского государства и командования израильских вооруженных сил. К этому их обязывает перманентная напряженность на Ближнем Востоке, сохранение военных угроз Израилю со стороны враждебно настроенных к нему стран региона, экстремистских и террористических группировок.

Совершенствуя и укрепляя свою армию, Израиль учитывает политические изменения, происходящие на Ближнем Востоке и в мире, современные тенденции развития военного дела, вооружения и военной техники, способов ведения войны. По словам министра обороны страны М. Яалона, «надо учитывать тот факт, что сегодняшний театр военных действий совершенно не похож на всё, что мы знали до этого. На данный момент гораздо меньший упор делается на использование тяжелых вооружений, основное внимание обращено на технологии, на беспилотные летательные аппараты, которые дают нам значительное преимущество перед нашими противниками. Сегодня сражения армии с армией по типу тех, что были во время войны Судного дня (октябрь 1973 г., — авт.), намного менее вероятны. ЦАХАЛ переживает эпоху революционных изменений. Скоро у нас будет качественно иная армия».

В настоящее время АОИ насчитывает 176,5 тыс. человек и состоит из сухопутных войск, ВВС и ВМС. В резерве числится 565 тыс. человек. Военные расходы в 2014 составили 20,1 млрд долларов или 6,5 процентов ВВП. Вооружение и военная техника ЦАХАЛа представлены преимущественно американскими образцами и продукцией национального военно-промышленного комплекса.

В военно-административном отношении Израиль разделен на три военных округа: Северный, Центральный и Южный. В связи с осложнением военной обстановки и появлением новых угроз стране в приграничных районах Сирии в практической плоскости рассматривается вопрос о создании отдельного округа в районе Голанских высот.

В боевом составе сухопутных войск (133 тыс. человек) имеется 6 регулярных (бронетанковых — 2, территориальных — 4) и 5 резервных (бронетанковых – 2, механизированных — 1, особых (десантных) — 1, территориальных – 1) дивизий. Кроме того, имеется 30 общевойсковых бригад, в том числе 9 регулярных, 18 резервных и 3 учебных. Число артиллерийских бригад составляет 11, в том числе 3 регулярных.

На вооружении регулярных частей состоит 500 основных боевых танков («Меркава II, III, IV), 647 артиллерийских орудий, в том числе 250 САУ, 30 РСЗО, 250 минометов, несколько сотен ПУ ПТУР в самоходном и переносном вариантах, 2430 БТР, 500 ПЗРК «Стингер». Кроме того, большое количество вооружения и военной техники находится на хранении, что позволяет в случае необходимости оперативно вооружить резервные соединения и части.

Военно-воздушные силы (совместно с частями ПВО, 34 тыс. человек) рассматриваются командованием АОИ в качестве главной ударной силы и ключевого средства для нанесения ударов по объектам на территории противника.

Высшей организационной единицей и крупнейшим тактическим соединением ВВС является авиационная база. Всего имеется 10 авиабаз. Кроме того, в ведении ВВС имеется ракетная база баллистических ракет средней дальности (БРСД) и оперативно-тактических ракет (ОТР) Закария.

На вооружении ВВС ЦАХАЛа состоит 412 боевых самолетов, в том числе F-15 – 75 (истребителей завоевания превосходства в воздухе – 50, ударных многоцелевых истребителей-бомбардировщиков – 25), тактических истребителей F- 16 различных модификаций – 319, противопартизанских самолетов АТ-802F – 8, самолетов-разведчиков — 6, самолетов ДРЛО – 4. Кроме того, в резерве находятся до 170 самолетов F-4Е «Фантом», «Кфир» и «Скайхок». Военно-транспортная авиация насчитывает 59 самолетов и 11 самолетов-заправщиков. ВВС располагают также примерно 40 учебными самолетами. На вооружении состоит 87 боевых вертолетов, в основном АН-64 «Апач». Кроме того, имеется 78 многоцелевых и транспортных вертолетов. В распоряжении командования ВВС находится более 100 беспилотных летательных аппаратов различных типов и предназначения.

Подписаны контракты на поставку 33 многофункциональных истребителей пятого поколения F-35I, а также принято решение о дополнительной закупке еще 17 самолётов этого типа. Намечено дополнительно приобрести 25 ударных самолётов F-15SE. Продолжается поставка учебных самолетов «Аэромакки» M-346 (заказано 30 машин). Подписано соглашение с США о покупке 6 конвертопланов V-22 «Оспри». Возможно приобретение партии из 10 ударных вертолетов AH-64D «Апач».

Ракетное вооружение Израиля представлено БРСД «Иерихон-2» (примерно 100 ракет) с дальностью пуска до 1800 км, и ОТР «Иерихон-2» (по различным оценкам, от 100 до 160 ракет) с дальностью пуска до 500 км.

По различным оценкам, Израиль имеет от 75 до 200 ядерных боеприпасов, носителями которых могут быть как баллистические ракеты, так и самолеты. Израиль традиционно официально не подтверждает наличие у него ядерного оружия, но и не отрицает этого.

Силы ПВО АОИ представлены 10-ю батареями ЗРК «Пэтриот» (70 ПУ). Этот американский комплекс помимо борьбы с самолетами решает задачи ПРО во втором эшелоне. Для действий в первом эшелоне ПРО предназначен комплекс «Хец-1/2» (24 ПУ), разработанный с помощью США. Кроме того, в Израиле создан и прошел проверку в реальных боевых условиях комплекс ПРО «Железный купол», предназначенный для перехвата ракет малой и очень малой дальности. В стадии испытаний находится комплекс ПРО «Праща Давида».

Военно-морские силы Израиля (8,5 тыс. человек) организационно состоят из флотилий и дивизионов кораблей и катеров. В составе флота имеется 6 боевых кораблей (подводных лодок – 3, ракетных корветов – 3), 53 катера (ракетных – 11, патрульных – 42, десантных – 3) и 3 вспомогательных судна. Морская авиация насчитывает 2 базовых патрульных самолета и 11 противолодочных вертолетов. В Германии в постройке находится подводная лодка типа «Долфин». На израильских верфях строят патрульные катера, заказаны 4 мини-корвета типа «Саар-72».

В настоящее время одной из главных задач ВМС АОИ является обеспечение безопасности районов добычи природного газа на израильском континентальном шельфе в Средиземном море.

Планами развития ЦАХАЛа сил предусматривается активное проведение модернизации всех средств ведения войны, создание новых видов вооружения на современной технологической базе, совершенствование систем управления войсками (силами), оружием, разведки, в том числе с использованием космических средств. Повышенное внимание будет уделено развитию системы противоракетной обороны. Реорганизации подвергнутся организационно-штатные структуры соединений и частей всех видов вооруженных сил. Планируется создание сил противодействия киберугрозам и единой системы военной логистики. При значительном снижении количества и продолжительности полевых учений повышенное внимание будет уделяться «технологическому оснащению боевых частей» Считается, что «программа сокращений сделает армию количественно меньше, но качественно лучше». При этом главная ставка на поддержание военно-технического превосходства над армиями арабских стран по-прежнему будет сделана на всемерное развитие взаимодействия с США в военной сфере. Со своей стороны, в Вашингтоне подтверждают приверженность обеспечению гарантий безопасности еврейского государства, а также оказание Израилю «всяческого содействия от модернизации вооружений до готовности поддержать его собственными силами».

Планы военного реформирования предполагают сокращение военных расходов, которые тяжелым бременем лежат на израильской экономике. Предусматривается сокращение личного состава ЦАХАЛа примерно на 5 тыс. человек, расформирование нескольких авиационных эскадрилий и танковых частей. Планируется также сокращение на 25 процентов небоевых частей, таких как: Юридическая служба (военная прокуратура), Военный раввинат, Воспитательная служба и Служба допризывной подготовки, армейские СМИ, Административная служба, Служба призыва и др. На 35 процентов сократят подразделения бедуинских следопытов. Намечено уменьшить число резервистов на 100 тыс. человек. Так, будут ликвидированы резервные батальоны службы тыла, ряд пехотных и артиллерийских резервных частей. На 9 процентов сократят штабные службы. Одновременно будет происходить процесс списания устаревшей техники.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

236 Re: Большой Ближний Восток в Ср Дек 23, 2015 4:46 pm

Admin


Admin
О некоторых аспектах внешней политики Алжира

Алжир занимает прочные позиции на международной арене, в арабском мире и Африке, проводит активную, целенаправленную внешнюю политику отстаивания своих национальных интересов. Страна традиционно имеет свою особую точку зрения на события в мире, заявляет о «многовекторности» национального политического курса, стремится поддерживать сбалансированные отношения с ведущими государствами мира.

Вместе с тем, ряд экспертов полагает, что «многовекторность внешней политики Алжира «была в определенной степени иллюзией. Несоответствие алжирских политических амбиций уровню экономического и технологического развития обусловили тот факт, что теперь АНДР попала в зависимость не от одного, а от нескольких центров силы. … Соответственно, ряд сравнительно «резких» разворотов АНДР на внешнеполитической арене зачастую вызывал непонимание нынешних её партнеров, среди которых наиболее значимыми являются Брюссель, Вашингтон, Москва и Пекин».

Алжир – крупнейшее и наиболее мощное в экономическом и военном отношении государство Арабского Магриба и Сахеля. Исходя из этого, руководство АНДР «видит свою страну главным государством в Магрибе и рассматривает регион Сахеля в качестве зоны своих стратегических интересов», а всемерное укрепление здесь лидирующего положения страны является одним из главных приоритетов внешней политики Алжира. В то же время отношения Алжира с соседями носят сложный характер. В первую очередь, это относится к Марокко, что обусловлено имеющимися между двумя государствами территориальными спорами и соперничеством за лидерство в северо-западной части Африки. Главным конфликтообразующим элементов в двусторонних отношениях остается проблема Западной Сахары. Алжир не признает присоединение этой территории к Марокко и поддерживает право западносахарцев на самоопределение. Между двумя странами периодически разворачивается гонка вооружений. В то же время Алжир и Марокко время от времени прилагают усилия по нормализации двусторонних отношений, однако этот процесс идет трудно, со сбоями. В целом же Алжир и Рабат стремятся не доводить ситуацию в межгосударственных отношениях до критического состояния, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния.

После свержения в 2011г. режима М. Каддафи в Ливии развитие ситуации в этой стране вызывает повышенную обеспокоенность в Алжире. Официально алжирская позиция в отношении ливийского конфликта заключается в уважении суверенитета Ливии, ее территориальной целостности, единства, «а также сплоченности народа». Алжир активно посредничает между противоборствующими ливийскими сторонами, участвует в международных усилиях по урегулированию ливийского кризиса, выступает «за налаживание диалога между всеми участниками конфликта, за исключением джихадистов», поддерживает идею создания правительства национального единства. При этом руководство АНДР не приемлет иностранное военное вмешательство в Ливии и не желает участвовать в интервенции в соседнюю страну с целью её «зачистки» от радикальных исламистов.

Алжир рассматривает Тунис как один из опасных очагов напряженности и исламистской угрозы у своих границ. Алжирские власти сотрудничают с Тунисом в вопросах борьбы с терроризмом и распространением радикальных салафитских идей.

В отношении государств Сахеля Алжир традиционно стремился играть роль «старшего брата» и защитника от террористической угрозы. В то же время конфликт в Мали отчетливо продемонстрировал, что «прежняя алжирская стратегия в условиях усиленного вмешательства в дела Сахеля прочих внешних сил не вполне себя оправдывает» и влияние АНДР в этом регионе ослабевает. Что касается непосредственно конфликта в Мали, то Алжир выступает за политическое урегулирование в этой стране при сохранении ее территориального единства, пытается играть свою, самостоятельную роль, выступая посредником между конфликтующими сторонами.

Алжирское руководство стремится развивать многоплановые отношения с Западом. С этой целью оно прилагает усилия по улучшению своего имиджа перед государствами Евросоюза и США. С их помощью алжирцы «надеются переломить безотрадную ситуацию в энергетической отрасли страны» и в экономике в целом. В настоящее время интенсивно развиваются отношения Алжира с Испанией Италией, Германией. Однако традиционно приоритет отдается партнерским отношениям с Францией. Две страны развивают связи в сферах экономики, энергетики, торговли, подготовки кадров, торговли, военно-технического сотрудничества.

Алжирское правительство рассчитывает на то, что сотрудничество с таким технологически развитым государством, каким является Франция, позволит АНДР успешнее решать насущные проблемы развития республики. Президент Алжира А. Бутефлика неоднократно подчеркивал, что его страна «ожидает от Франции поддержки в развитии процессов подготовки и переподготовки кадров, передачи технологий и ноу-хау, реального взаимовыгодного партнерства в системе производства, а также модернизации структур управления». В Алжире рассчитывают на французскую помощь в сфере информационных технологий, решения продовольственной проблемы, в энергетике и ряде других отраслей. Не менее важным обстоятельством является и наличие во Франции крупной алжирской колонии – свыше 1 млн человек. Существенно и то, что постоянный отток алжирских граждан во Францию смягчает проблему безработицы в АНДР. Одной из важных сфер сотрудничества является борьба с терроризмом. Спецслужбы Алжира и Франции постоянно обмениваются информацией по вопросам противодействия терроризму. В Алжире широко распространен французский язык, а в местных университетах преподавание большинства дисциплин до сих пор ведется на французском языке.

Одним из приоритетов внешнеполитического курса президента Бутефлики — укрепление многоплановых отношений с США, как с ведущей мировой державой. Президент неоднократно заявлял, что «Алжир стремится быть стратегическим партнером США, а не их противником», однако при этом признавал, что «в некоторых случаях есть определенные лимиты сотрудничества» между двумя странами. Алжирское руководство считает важным и необходимым поддерживать сбалансированные, равноправные и взаимовыгодные отношения с Вашингтоном в политической, экономической и других областях. Два государства поддерживают постоянные политические контакты, в том числе в рамках стратегического диалога, первое заседание которого состоялась в 2012г., причем стороны не всегда находят «сходное понимание различных сил в регионе». Одно из приоритетных мест в отношениях с США занимает сотрудничество в борьбе с терроризмом. Однако на расширение связей в этой сфере негативно сказывается отсутствие доверия к Вашингтону со стороны алжирского политического руководства и военных.

Алжир поддерживает контакты с НАТО. При штаб-квартире Североатлантического альянса в Брюсселе действует алжирское бюро по связям.

Как видится, руководство АНДР продолжит линию на развитие многоплановых отношений с Западом. В то же время ведущих алжирских политиков и военных «раздражают обвинения и претензии со стороны Запада относительно состояния дел с положением прав человека и политических свобод в республике». Кроме того, «у алжирской политической элиты есть опасения, причем достаточно серьезные относительно того, что усиление взаимодействия (особенно экономического) с Западом будет нести угрозу её власти».

На ближневосточном направлении АНДР последовательно придерживается курса на вывод израильских войск со всех оккупированных арабских территорий, восстановление законных прав арабского народа Палестины и создание им собственного государства. Алжир обеспокоен развитием событий в Ираке и выступает за стабилизацию обстановки в этой стране. Алжирское руководство демонстрирует особое отношение к конфликту в Сирии. Так, в ЛАГ АНДР последовательно выступала против принятия антиасадовских резолюций и санкций, «превращения данной организации в трибуну аравийских монархий», особенно Саудовской Аравии и Катара. В 2015 г. Алжир выступил против идеи КСА о создании объединенных вооруженных сил арабских государств и не поддержал действия коалиции во главе с Эр-Риядом в Йемене. Саудовцы же не включили Алжир в создаваемую ими исламскую антитеррористическую коалицию. В то же время Алжиру невыгодно ухудшать отношения с Саудовской Аравией, Катаром, а также Турцией, осложнения экономических связей, с которыми может негативно отразиться на экономике АНДР, переживающей кризис.

Между Россией и Алжиром поддерживается политический диалог, развивается военно-техническое сотрудничество. Вместе с тем, экономические связи не получили должного развития. Алжир пока занимает осторожную позицию по вопросу о российских военных усилиях в Сирии, не высказывает им поддержки, однако, не выражает и явного их осуждения.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

237 Re: Большой Ближний Восток в Вс Дек 27, 2015 6:43 pm

Admin


Admin
Что делать, чтобы победить «Исламское государство» (ИГ)? Можно ли его вообще победить и тем более добиться того, чтобы подобное не повторялось?

Разобраться в этом пытается каждый аналитик, будь то профессионал в данной тематике или любитель, причем последних — большинство. Подобного рода изыски мы наблюдали на рубеже 70-х и 80-х годов прошлого века после исламской революции в Иране. Лейтмотивом тогдашних анализов было то, что эта революция — некая девиация, временное отклонение от «нормального» развития, что она пройдет, как болезнь, и все возвратится на круги своя. Начиная с 1990-х и по сей день не умирает вера в окончательную победу над талибами и ХАМАСом. Конец «политического ислама», который зачастую является синонимом исламизма, предрекался неоднократно. Тем временем исламизм набирает силу. Исламисты стремятся к власти и в некоторых странах ее добиваются. Они освоили новые (африканские) территории. Исламисты заседают в парламентах большинства мусульманских государств, где составляют главную оппозицию правящим режимам. Они выводят на демонстрации десятки и сотни тысяч приверженцев. Их поддерживают миллионы мусульман.


Read more at: http://carnegie.ru/2014/12/17/как-победить-исламское-государство-и-можно-ли-его-победить/hwq8

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

238 Re: Большой Ближний Восток в Вт Янв 19, 2016 11:35 pm

Admin


Admin
О некоторых особенностях внешней политики Египта

Руководство Египта во главе с президентом А. Ф. ас-Сиси проводит активную внешнюю политику, исходя из национальных интересов страны и стремления укрепить лидирующие позиции АРЕ в арабском мире, на Ближнем Востоке и в Африке. Каир при этом взаимодействует, причем в ряде случаев плодотворно, с различными региональными и мировыми «центрами силы». Египет для решения своих сложных внутренних проблем заинтересован в поддержании стабильности в регионе и нормальных отношениях с соседними странами.

На сегодняшний день наиболее активно египетская дипломатия действует на Ближнем Востоке и арабском мире. АРЕ по своему геополитическому положению не может оставаться сторонним наблюдателем происходящих здесь событий и стремится по мере возможностей оказывать воздействие на их развитие, укреплять позиции страны в регионе, ослабшие после революционных событий 2011 г. Вместе с тем, отсутствие у египтян достаточно эффективных экономических, военных и политических рычагов влияния, наличие влиятельных соперников, сильная зависимость Египта от иностранной финансовой, экономической и военной помощи не позволяют Каиру стать реальным лидером арабского мира.

В Каире считают, что Египет и Саудовская Аравия являются «полюсами арабской региональной системы международных отношений» и именно «на них лежит большая часть ответственности за реализацию арабской солидарности». Саудовцы же полагают, что «безопасность арабского региона зависит от мира и стабильности в Египте». После свержения в 2013 г. президента-исламиста М. Мурси отношения между АРЕ и КСА значительно окрепли и расширились. Эр-Рияд «безусловно и однозначно» встал на сторону новой власти в Каире, оказал ей политическую поддержку и солидную финансовую и экономическую помощь, которая имеет для Египта очень важное значение в условиях продолжающегося в стране социально-экономического кризиса. В июле 2015 г. АРЕ и КСА подписали «Каирскую декларацию», предусматривающую развитие двустороннего экономического, военного, политического культурного и информационного сотрудничества. Египет поддержал многие саудовские политические и военные инициативы. Так, в марте 2015 г. АРЕ присоединилась к арабской коалиции, ведущей войну в Йемене против шиитских повстанцев-хоуситов, направив к берегам Йемена корабли своих ВМС. В декабре 2015 г. Каир одобрил саудовскую идею создания исламской антитеррористической коалиции во главе с КСА, однако египтяне не намерены принимать участия в боевых операциях провозглашенного альянса. Египет выступил на стороне КСА в нынешнем конфликте между Эр-Риядом и Тегераном. Вместе с тем, отметим, что руководство АРЕ, выступающее с амбициозными заявлениями о возрождении региональной и международной роли Каира, вряд ли будет жестко идти в фарватере саудовской политики, во всем следовать «подсказкам» из Эр-Рияда. Так, позиции АРЕ и КСА не во всем совпадают в отношении конфликта в Сирии: Каир не является столь категоричным противником сирийского президента Б. Асада, как Эр-Рияд.

Египет внимательно следит за развитием ситуации в Ливии и серьезно обеспокоен нынешним положением дел в соседней стране, где после свержения режима М. Каддафи активно действуют радикальные вооруженные исламистские группировки, что в Каире считают опасным дестабилизирующим фактором, представляющим реальную опасность для АРЕ. Египет поддерживает межливийские договоренности о создании правительства национального единства и политический процесс в Ливии под эгидой ООН.

Принципиально важным, ключевым для национальной безопасности АРЕ является вопрос распределения вод Нила. В этом контексте Каир пытается урегулировать спор с Эфиопией по поводу строительства в этой стране плотины «Возрождение», причем президент А. Ф. ас-Сиси подчеркивает важность решения проблемы путем диалога. В марте 2015 г. главы Египта, Эфиопии и Судана подписали декларацию о принципах совместного использования вод Нила, требующую, по словам А. Ф. ас-Сиси, дополнительных соглашений по конкретным «подвешенным вопросам». В декабре 2015 г. три страны подписали первое из таких соглашений, по которому две французские инженерно-консалтинговые компании в течение 8-12 месяцев проведу экспертизу проекта эфиопской плотины, а их выводы будут приняты всеми сторонами.

Каир традиционно проявляет повышенный интерес к своему южному соседу Судану, стремится сохранить и по возможности улучшить отношения с Хартумом, добиться прекращения контрабанды оружия через суданскую территорию на Синай и в сектор Газа.

Радикальное палестинское движение ХАМАС в Каире рассматривают как палестинскую ветвь запрещенных в АРЕ «Братьев-мусульман», обвиняют во вмешательстве во внутренние дела Египта и оказании поддержки террористам, действующим на Синайском полуострове.

Египет является сторонником скорейшего возобновления палестино-израильского диалога. АРЕ не желает обострения отношений с Израилем, а тем более нового вооруженного конфликта с ним. В целом Египет можно считать образцом прагматичного подхода к Израилю. Вместе с тем существующее недоверие между двумя государствами, накладывает негативный отпечаток на египетско-израильские отношения.

Каир выступает за скорейшую стабилизацию обстановки в Ираке, сохранение единства и территориальной целостности этой страны.

АРЕ с настороженностью относится к ядерным амбициям Ирана. Египетское руководство обвиняет ИРИ во вмешательстве во внутренние дела Египта и других арабских стран. Недружественными остаются отношения Египта с Турцией. В Анкаре не признают легитимность режима президента А. Ф. ас-Сиси. В то же время АРЕ заняла позицию невмешательства в конфликт между Турцией и Россией.

Египет активно действует на африканском направлении. Президент А. Ф. ас-Сиси заявил, что желает «сохранять и развивать политику панафриканизма».

Вашингтон негативно отнесся к смене власти в АРЕ в 2013 г., приостановив поставки крупных партий оружия и ежегодную финансовую помощь. Каир подверг резкой критике это решение. Однако после избрания А. Ф. ас-Сиси президентом АРЕ в 2014 г. египетско-американские отношения стали постепенно налаживаться. Египет поддержал создание антитеррористической коалиции во главе с США для борьбы с «Исламским государством». Президенты А. Ф. ас-Сиси и Б. Обама подчеркнули необходимость развивать отношения стратегического партнерства между двумя странами, продолжать «тесное военное и разведывательное сотрудничество». В 2015 г. возобновились американские военные поставки в АРЕ, а Б. Обама запросил у Конгресса США выделение Египту ежегодной финансовой помощи в размере 1,3 млрд долларов. В августе 2015 г. АРЕ и США впервые с 2009 г. возобновили стратегический диалог. В то же время Вашингтон продолжает критиковать египетские власти за нарушения прав человека в стране.

Динамично развиваются египетско-китайские отношения, имеющие характер «всеобъемлющего стратегического партнерства». По итогам визита А. Ф. ас-Сиси в КНР в ноябре 2014 г. две страны подписали пакет соглашений о сотрудничестве в сферах политики, экономики, торговли, инвестиций, военно-технической и культурно-гуманитарной областях, а также в межрегиональной кооперации.

В последние годы динамично развивается многоплановое сотрудничество АРЕ с европейскими странами, особенно с Францией. Каир и Париж подписали соглашения о поставках Египту крупных партий различного вооружения, в том числе двух вертолетоносцев типа «Мистраль», ранее предназначавшиеся для России. В 2014-2015 гг. президент А. Ф. ас-Сиси посетил с визитами Францию, Италию, Ватикан, Германию и Венгрию. Регулярными становятся трехсторонние встречи лидеров Египта, Греции и Кипра, на которых обсуждаются вопросы безопасности в Восточном Средиземноморье, сотрудничество в сфере добычи природного газа в Средиземном море, экономики, торговли, энергетики и туризма.

Поступательно развиваются многоплановые российско-египетские отношения. В феврале 2015 г. АРЕ с визитом посетил президент РФ В. Путин, а президент А. Ф. ас-Сиси неоднократно бывал в России. Египет поддерживает действия российских ВКС против террористических группировок в Сирии. В Каире заявляют, что улучшение отношений с РФ не направлено против какой-либо другой страны. Отметим и то, что Москва не заменит Вашингтон в качестве ключевого военно-политического партнера Египта.

Как видится президент А. Ф. ас-Сиси и его команда в сфере внешней политики продолжат курс на балансирование между ведущими мировыми державами, будут прагматично действовать на Ближнем Востоке и Африке, концентрируя свои усилии на получении возможно большей финансовой помощи от аравийских монархий и бесперебойном доступе Египта к нильской воде в необходимом для страны количестве.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

239 Re: Большой Ближний Восток в Вт Янв 26, 2016 2:22 am

Admin


Admin
Кувейт: проблемы обеспечения национальной безопасности

В условиях перманентно сложной и нестабильной военно-политической обстановки в зоне Персидского залива и на Ближнем Востоке в целом, усиления активности экстремистских и террористических группировок в регионе, их попыток вести подрывную деятельность в стране кувейтское руководство уделяет повышенное внимание вопросам обеспечения внешней и внутренней безопасности государства.

Кувейт, учитывая собственные весьма ограниченные возможности для защиты территории страны от посягательств извне, сделал стержневым элементом обеспечения национальной безопасности активное участие в оборонительных союзах и поиск политических решений, которые исключили бы возможность повторения катастрофы августа 1990 г., откуда бы ни исходила угроза эмирату – с севера, востока, или юга. Кувейт выступает за создание эффективной системы безопасности в зоне Персидского залива, способной обеспечить стабильность в регионе, оградить его государства, прежде всего сам Кувейт, от рецидивов острой конфронтации и вооруженного противостояния как способов разрешения возникающих конфликтных ситуаций, всячески поддерживает усилия по снижению напряженности в регионе, мирному урегулированию кризисов и конфликтов. В рамках этого курса Кувейт выступает в качестве государства-посредника по разрешению спорных проблем и конфликтов между странами зоны Залива, по налаживанию между ними добрососедских отношений.

Конституция Кувейта запрещает вести захватнические войны. Поэтому эмир в случае объявления войны должен оговорить ее оборонительный характер.

Реальной гарантией защиты страны от внешнего вторжения, основой доктрины обороны и безопасности эмирата кувейтское руководство считает фактический военно-политический союз с США и другими ведущими странами НАТО, соответствующая договорная база которого была оформлена еще в начале 1990-х гг. Второй составляющей национальной доктрины обороны и безопасности считается закупка за рубежом современных высокоэффективных видов вооружения и военной техники.

Кувейт и США связывают тесные военно-политические отношения. Эмират имеет статус основного союзника США вне рамок НАТО. Регулярно продлевается кувейтско-американский договор о сотрудничестве в сфере обороны и безопасности (1991 г.). Вашингтон остается ведущим партнером эмирата в военной и военно-технической сфере. Вместе с тем, правящие круги Кувейта отнюдь не считают себя американскими марионетками, подчеркивая, что сотрудничают с США «только там, где это необходимо». Сами же американцы по праву считают эмират своим «надежным другом», «ценным союзником, на которого можно положиться». Кувейт поддерживает инициативу США о создании региональной системы ПРО в зоне Персидского залива, имеющую антииранскую направленность. В 2014 г. Кувейт присоединился к международной коалиции во главе с США для противодействия «Исламскому государству» (ИГ) и предоставил свою территорию для базирования авиационных подразделений стран Запада, участвующих в нанесении воздушных ударов по экстремистам в Ираке и Сирии.

Большое внимание Кувейт уделяет развитию сотрудничества в области безопасности и обороны в рамках ССАГПЗ, выступает за укрепление боевой мощи объединенных ВС «Щит полуострова», принятие единой военной доктрины, создание объединенной системы ПВО. В то же время слабый суммарный военный потенциал аравийских монархий не позволяет им самостоятельно обеспечивать защиту стран-участниц организации от агрессии со стороны сильного противника. В 2015 г. эмират вошел в состав арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией, ведущей войну в Йемене против шиитских повстанцев-хоуситов и сторонников бывшего президента этой страны А. А. Салеха, направив в район боевых действий подразделения ВВС и сухопутных войск. Кувейт подержал недавнюю инициативу КСА о создании исламской антитеррористической коалиции. В то же время кувейтское руководство не желает полного подчинения Эр-Рияду в вопросах обороны и безопасности. В январе 2016 г. Кувейт отозвал своего посла из Тегерана после нападения на саудовские дипмиссии в Иране, однако не пошел на полный разрыв дипотношений с ИРИ.

Нестабильная и напряженная обстановка в Ираке, где продолжается вооруженное противостояние с террористами из ИГ представляют серьезную угрозу безопасности Кувейта. Руководство эмирата выступает за скорейшую стабилизацию обстановки в Ираке, однако при этом сохраняет недоверие к этой стране, особенно по территориально-пограничным вопросам. Два государства до сих пор не заключили соглашения о демаркации совместной границы.

Кувейт наряду с большинством других аравийских монархий осуждает политику Ирана по вмешательству во внутренние дела арабских государств, деятельность Тегерана по укреплению своего влияния среди шиитских общин, в том числе их радикальных элементов в соседних странах, включая сам эмират. Кувейт негативно относится к интенсивному наращиванию иранской военной мощи. У эмирата есть опасения в отношении ядерной программы ИРИ, в том числе ее экологических последствий. В целом Кувейт рассматривает Иран в качестве серьезной угрозы безопасности в зоне Персидского залива, но при этом стремится выдерживать линию на развитие двустороннего сотрудничества на основе уважения взаимных интересов и невмешательства во внутренние дела друг друга.

В последнее время руководство Кувейта усиливает внимание вопросам укрепления военного потенциала страны и повышению боеспособности национальных вооруженных сил (15,5 тыс. человек). В январе 2016 г. Национальное собрание (парламент) эмирата одобрило законопроект, согласно которому правительство получило полномочия ассигновать 3 млрд кувейтских динаров (около 9,85 млрд долларов) на оборону из внебюджетного фонда в ближайшие десять финансовых лет, начиная с 2015/2016 финансового года (военный бюджет Кувейта в 2014 г. составил 4,841 млрд долларов). Этот фонд будет использоваться для приобретения за рубежом вооружения и военной техники в зависимости от ежегодной финансовой ситуации в стране. Определять ежегодное выделение средств из фонда, разрабатывать планы закупок и осуществлять контроль за ними поручено Высшему совету обороны. Принятое решение объясняется наличием разведывательных данных об угрозах безопасности эмирату, потребностями армии в замене устаревших вооружений, а также необходимостью развития собственной военной промышленности. Речь, в частности, идет о приобретении истребителей, танков и систем ПВО. По оценке министра обороны Кувейта шейха Халил-Джарра ас-Сабаха, существенная часть вооружений для кувейтских ВС была приобретена более двух десятилетий назад и требует замены.

Одной из наиболее сложных и острых для Кувейта остается проблема обеспечения водной безопасности. Эмират обладает очень незначительными собственными запасами пресной воды при неуклонном росте её потребления. В итоге количество воды на душу населения в год сократилось с 59,9 куб. м в 1962 г. до 7,3 куб. м в 2010 г.

Внутриполитическая ситуация в Кувейте остается в целом стабильной. Власти контролируют положение дел в стране, всячески стремятся не допустить усиления активности и влияния оппозиционных сил. На сегодняшний день в эмирате отсутствуют политические силы и организации, способные реально угрожать существующему монархическому режиму. Возможности имеющегося радикального исламистского подполья ограничены. Тем не менее, 26 июня 2015 г. в Эль-Кувейте был совершен крупный теракт в суннитской мечети, унесший жизни 27 человек. В августе 2015 г. в стране было объявлено о раскрытии подпольной ячейки «Исламского государства».

Кувейт по праву считается наиболее демократической страной среди аравийских монархий. Правящая династия ас-Сабахов разрешает неэкстремистским политическим кругам свободно излагать свои мысли в парламенте и СМИ. В руководстве страны считают, что лучше обеспечить свободный выплеск мнений для выражения несогласия, чем озлобить недовольных, которые будут действовать в подполье или станут организовывать массовые беспорядки. И хотя деятельность политических партий в эмирате запрещена, однако многочисленные общественно-политические организации фактически исполняют роль партий. Демократическая оппозиция выступает за реформы политической системы, создание в стране подлинной многопартийности.

Шииты составляют примерно 30% населения Кувейта. В последние годы они в большей степени стали ощущать себя частью кувейтского общества. Шиитская община представлена в парламенте и занимает важное положение экономике страны. Тем не менее, говорить о полном равноправии шиитов и суннитов нет достаточных оснований. Некоторую активность в подполье проявляют сторонники местного ответвления «Хизбаллы».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

240 Re: Большой Ближний Восток в Вс Янв 31, 2016 10:03 pm

Admin


Admin
Вопрос о «российско-шиитском партнерстве» на Ближнем Востоке возник в связи с сирийским конфликтом. С самого начала гражданской войны в Сирии Москва выступила на стороне президента Башара Асада, который принадлежит к считающейся ветвью шиизма секте алавитов. Асад получил поддержку от шиитского Ирана, а также от самой влиятельной религиозно-политической шиитской группировки Ливана – «Хезболлы».

Отношения между шиитами (от 10 до 20% мировой мусульманской общины) и суннитами всегда оставались напряженными. Египетский богослов Мухаммад Ахмад Арафа утверждает, что «вражда между суннитами и шиитами больше, чем вражда между мусульманами и неверными».


Read more at: http://carnegie.ru/2016/01/26/ru-62600/it8l?mkt_tok=3RkMMJWWfF9wsRovu6%2FNZKXonjHpfsX66%2BgsXaCg38431UFwdcjKPmjr1YsJSMZ0aPyQAgobGp5I5FEIQ7XYTLB2t60MWA%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

241 Re: Большой Ближний Восток в Вс Янв 31, 2016 10:06 pm

Admin


Admin
Пять лет назад, 25 января 2011 года, в Каире состоялся "День гнева" - массовая манифестация граждан, требовавших отставки президента Египта Хосни Мубарака и проведения в стране радикальных реформ.
Для разгона демонстрантов полиция применила слезоточивый газ, но протесты не прекратились и охватили практически все крупные города страны.
Спустя две недели власть в Египте перешла к военным, а летом следующего года победу на президентских выборах одержал лидер движения "Братья-мусульмане" Мохаммед Мурси.
Новый президент взял курс на исламизацию страны, в результате чего в июле 2013 года к власти в Египте вновь пришли военные, а еще через год их лидер Абдель-Фаттах Сиси стал президентом.


Read more at: http://carnegie.ru/2016/01/26/ru-62581/it6l

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

242 Re: Большой Ближний Восток в Пн Фев 08, 2016 1:38 pm

Admin


Admin
Король Марокко открыл солнечную станцию, которая должна стать крупнейшей в мире.
Она построена в пустыне Сахара и будет полностью сдана в эксплуатацию в 2020 году. Станция будет производить 500 мегаватт электроэнергии, что по мощности сопоставимо с АЭС, — передает Би-би-си. Сооружение представляет собой полмиллиона параболических зеркал, которые фокусируют солнечную энергию и тем самым разогревают воду для производства пара, приводящего в движение турбины.
Источник: http://echo.msk.ru/news/1706814-echo.html
Новость на английском: http://www.npr.org/…/morocco-unveils-a-massive-solar-power-…

https://www.facebook.com/groups/geoenergyclub/1176169845728725/?ref=notif&notif_t=group_activity

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

243 Re: Большой Ближний Восток в Пн Фев 08, 2016 10:47 pm

Admin


Admin
О состоянии вооруженных сил Иордании

Военно-политическое руководство Иордании во главе с королем Абдаллой II уделяет постоянное внимание укреплению национальных вооруженных сил (100,5 тыс. человек), их оснащению новыми видами вооружения и военной техники, качественной подготовке всех категорий личного состава. Страна расходует на военные нужды значительные средства (1,27 млрд долларов в 2014 г., что составило 3,47 процента валового внутреннего продукта).
В настоящее время главными задачам иорданских вооруженных сил считаются: обеспечение суверенитета и территориальной целостности государства; защита королевства от внешних и внутренних угроз; воспрепятствование проникновению в страну террористических группировок, способных дестабилизировать обстановку в Иордании; участие в борьбе с терроризмом в регионе; участие в международных миротворческих операциях.
Военная доктрина Иордании традиционно носит оборонительный характер. Ее суть составляет положение о «круговой обороне» и не определяет конкретного противника и стратегических целей, для достижения которых потребовалось бы применение военной силы. Учитывая ограниченные экономические, людские и военные возможности страны, иорданское руководство полагает, что вооруженные силы в случае внешнего нападения должны быть способны оказывать активное противодействие агрессору путем ведения боевых действий средней интенсивности в течение 6-8 суток до вступления в войну союзников, в первую очередь американских войск. Исходя из данного положения, иорданцы считают необходимым иметь достаточно крупные (по иорданским меркам) подготовленные мобилизационные резервы (65 тыс. человек), материальные ресурсы и высокопрофессиональную и технически хорошо оснащенную армию, способную сорвать замыслы противника на начальном этапе военных действий. По оценкам экспертов, современная иорданская армия относится числу наиболее подготовленных и боеспособных в арабском мире.
В военно-административном отношении территория страны разделена на три оперативных командования: Северное (сирийское направление), Центральное (израильское направление), Восточное (иракское направление), а также Южную военную зону. Стратегическим резервом является 3-я бронетанковая дивизия им. короля Абдаллы II. Имеются также формирования Командования сил специальных операций (КССО, две бригады спецназа и авиабригада), Королевской гвардии (бригада Королевской гвардии, 30-я бригада ССО) и Командования пограничных войск (4 пограничные бригады).
Основу иорданских вооруженных сил составляют сухопутные войска (88 тыс. человек). В их боевом составе имеется бронетанковая дивизия, бронетанковая бригада, 8 механизированных и пехотных бригад, 3 артиллерийские бригады, Командование ССО, Королевская гвардия и Командование пограничных войск. На вооружении сухопутных войск имеется 652 основных танка, 590 артиллерийских орудий, в том числе 490 САУ, 36 РСЗО, до 750 минометов, около 1200 ПТРК, более 1000 боевых бронированных машин, в том числе 650 БМП, до 300 ПУ ЗУР, до 1100 ПЗРК, примерно 400 зенитных орудий и установок. Авиационный компонент КССО имеет на вооружении 6 самолетов, в том числе 3 «ганшипа» и 15 вертолетов.
Особой структурой ВС Иордании является Командование сил специальных операций. По уровню своей подготовки иорданский спецназ считается лучшим в регионе. Формирования КССО предназначены для выполнения специфических боевых задач, противоповстанческих и антитеррористических операций, поддержания внутренней безопасности, борьбы с саботажем, подавления массовых беспорядков. Не исключена возможность использования формирований КССО и для ведения обычных боевых операций совместно с частями других видов вооруженных сил.
ВВС (12 тыс. человек, в том числе 3,4 тыс. человек в частях ПВО) включают в себя истребительно-бомбардировочную, истребительную, военно-транспортную, учебную и вертолетную авиацию, зенитные ракетные и радиотехнические части. ВВС предназначены для решения задач ПВО страны, оказания авиационной поддержки действиям сухопутных войск, защиты наземных коммуникаций, ведения воздушной разведки, переброски по воздуху войск и военных грузов, проведения поисково-спасательных операций.
На вооружении ВВС имеется порядка 100 боевых самолетов. Основу их ударной мощи составляет 38 тактических истребителей F-16АМ/ВМ. В составе ВВС числятся также устаревшие американские истребители F-5 различных модификаций (до 33 ед.) и французские «Мираж» F-1 (до 30 ед.), большая часть из которых находится на хранении. На вооружении состоят также БПЛА местного и зарубежного производства. В 2015 г. Израиль передал Иордании (первой из арабских стран) партию беспилотников. Имеется также 24 военно-транспортных и 26 учебно-тренировочных самолетов. Вертолетная авиация представлена 25 боевыми вертолетами АН-1F «Кобра». Кроме того, в 2015 г. 15 «Кобр» было получено из Израиля. На вооружении состоит также до 90 многоцелевых и транспортных вертолетов. В боевом составе ВВС имеется 7 боевых (истребительных — 6, разведывательных — 1), 4 военно-транспортных (в том числе королевская эскадрилья), 4 учебных и 6 вертолетных эскадрилий. Авиация размещена на 6 военно-воздушных базах.
Силы ПВО представлены двумя бригадами ЗУР «Усовершенствованный Хок» (14 батарей, 80 ПУ) и пятью батареями (40 ПУ) ЗРС «Пэтриот» ПАК-2. Силы ПВО прикрывают наиболее важные административные, экономические и военные объекты в основном вокруг Аммана и на севере страны вблизи границы с Сирией.
В составе ВМС (500 человек) имеется 29 сторожевых катеров.
Военное строительство в Иордании базируется на синтезе американских и британских принципов с учетом конкретных национальных потребностей и возможностей. В армии принята британская и, частично, американская система управления войсками и материально-технического обеспечения. Военно-политическое руководство страны стремится развивать национальные ВС по стандартам НАТО. Значительное внимание командование уделяет внедрению в войска современных информационных технологий, информационно-техническому обеспечению боевых действий, совершенствованию системы управления войсками.
В вооруженных силах Иордании оперативная подготовка штабов и боевая подготовка войск организована на хорошем уровне и считается одной из лучших в арабском мире. При этом особый упор делается на отработку вопросов налаживания тесного взаимодействия сухопутных войск с ВВС в рамках концепции «объединенных (совместных) военных действий» (combined arms warfare). Большое внимание уделяется контртеррористической подготовке, отработке взаимодействия с полицией и силами безопасности.
Основной упор в сфере ВТС иорданское руководство делает на развитие всестороннего сотрудничества с США и другими странами Запада. С США подписано соглашение о доступе американских ВС на иорданские военные объекты. Важным партнером в военной сфере остается Великобритания. Военные связи поддерживаются с Францией, КНР, Пакистаном, Турцией, ЮАР. Иордания активно развивает ВТС с Россией.
С 2010 г на территории страны проводятся крупные международные учения «Готовящийся лев». Так, в 2015 г. в них участвовали до 10 тыс. военнослужащих из 18 стран. Цель учений – отработка вопросов борьбы с терроризмом, охраны границ, эвакуации мирного населения, гуманитарных операций, поисково-спасательных операций, борьбы с киберпреступностью, охраны и противодействия кризисным ситуациям на гражданских объектах повышенного значения, психологической подготовки военных.
ВС Иордании постоянно участвуют в международных миротворческих операциях в различных районах мира.
В 2014г. Иордания присоединилась к организованной США международной коалиции для борьбы с «Исламским государством» (ИГ). Королевские ВВС совместно с авиацией США и других стран периодически участвуют в нанесении воздушных ударов по боевикам ИГ и их объектам на территории Сирии и Ирака. Иордания также предоставила свою авиационную инфраструктуру для использования государствами-членами коалиции.
Вооруженные силы традиционно занимают важное место в иорданском государстве. Хотя, в отличие от многих арабских стран, иорданские офицеры не играют какой-либо роли в политической жизни страны. Политические партии не имеют права создавать свои структуры в армии. У иорданских военных нет политических амбиций. Проблемы армейской жизни и военного строительства не дебатируются ни в стенах парламента, ни на страницах гражданской прессы. Забота об армии и ее офицерском корпусе является абсолютной прерогативой короля и специально назначенных им для этого лиц.
На сегодняшний день вооруженные силы по праву считаются важнейшим гарантом поддержания стабильности в стране и сохранения у власти Хашимитской династии.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

244 Re: Большой Ближний Восток в Вт Фев 16, 2016 11:14 am

Admin


Admin
О состоянии вооруженных сил Ливана

Согласно закону «О национальной обороне» (1983 г.) главной задачей вооруженных сил Ливана является «оборона страны от агрессии, откуда бы она не исходила, защита суверенитета и территориальной целостности государства». Однако за всю свою историю национальная армия никогда не была в состоянии ее решать, да и особенно не пыталась это делать, так как соседи республики – Израиль и Сирия — обладают военным потенциалом и вооруженными силами, неизмеримо превосходящими ливанские. Закон «О национальной обороне» предусматривает также участие вооруженных сил в мероприятиях по обеспечению внутренней безопасности. Исторически сложилось так, что ливанская армия преимущественно решала именно эти задачи. Более того, в условиях сохраняющейся в стране на протяжении длительного времени сложной политической ситуации ливанская армия представляет собой «наиболее эффективный и представительный национальный институт», самую организованную и стабильную государственную структуру, которая поддерживает внутреннюю безопасность.
Вооруженный конфликт в соседней Сирии, начавшийся в 2011 г. и принявший масштабный характер, оказывает непосредственное и очень сильное влияние на обстановку в Ливане, особенно в сфере безопасности. В настоящее время значительные силы ливанской армии переброшены на север долины Бекаа вблизи границы с Сирией, где сложилась наиболее напряженная обстановка. Речь, в первую очередь, идет о деятельности вооруженных формирований экстремистских исламистских группировок «Джебхат ан-нусра» и «Исламское государство», боевики которых стремятся закрепиться на ливанской территории, причем не только создать здесь свои тыловые базы для ведения вооруженной борьбы против режима президента САР Б. Асада, но и активно воздействовать на ситуацию в стране. С лета 2014 г. ВС Ливана ведут бои с джихадистскими боевиками, особенно в горном районе Арсаль.
Опасным очагом нестабильности остается город Триполи на севере Ливана и прилегающие к нему районы, где периодически вспыхивают вооруженные столкновения между алавитами и суннитами, в основном из числа салафитских экстремистов. Латентная напряженность сохраняется в лагерях палестинских беженцев, преимущественно в районе южного города Сайда. Сложной остается ситуация на границе с Израилем.
Таким образом, в условиях неуклонного нарастания угроз внешней и внутренней безопасности страны проблема повышения боеспособности национальной армии, её перевооружения на современное оружие и технику является одной из наиболее приоритетных для Ливана. Против этого не возражают, хотя и с различных позиций, все ливанские основные политические силы.
Вместе с тем, вооруженные силы Ливана (65,5 тыс. человек) в их нынешнем состоянии (и развитие событий это отчетливо демонстрируют) не способны в полном объеме решать стоящие перед ними задачи по обеспечению безопасности страны. Армия не имеет современных средств ведения вооруженной борьбы – подавляющую часть её оружия составляют устаревшие образцы. Система управления войсками также не отвечает современным требованиям. Отсутствует надлежащая база для технического обслуживания и ремонта боевой техники. Слабо развит войсковой тыл, недостаточными являются запасы вооружения и материальных средств. Войска испытывают острый дефицит запасных частей, что обуславливает низкую техническую готовность вооружения и военной техники.
Сухопутные войска (62,1 тыс. человек) составляют основу ливанской армии. Они имеют в своем боевом составе 11 мотопехотных бригад, бригаду Республиканской гвардии, несколько отдельных полков и формирования Командования сил специальных операций (КССО). На вооружении состоит: 334 танка (устаревшие советские Т-54/55, американские М60А3 и М48А5); 364 артиллерийских орудия калибра от 122 мм до 155 мм, в том числе 96 САУ; 271 миномет; 11 РСЗО БМ-21 «Град»; до 50 ПТРК; примерно 1700 боевых бронированных машин, в основном БТР; 23 ПЗРК «Стрела-2» и 80 зенитных установок калибра 20 и 23 мм.
Наиболее боеспособными в сухопутных войсках считаются части и подразделения КССО, предназначенные для борьбы с «ассиметричными угрозами» национальной безопасности страны. Под ними подразумеваются находящиеся на ливанской территории неправительственные и незаконные вооруженные формирования и экстремистские группировки.
Военно-воздушные силы (1,8 тыс. человек) имеют на вооружении два американских разведывательных самолета «Цессна» АС-208, 8 французских боевых вертолетов SA-342L «Газель», несколько учебных самолетов и до 30 многоцелевых и транспортных вертолетов различных типов.
Корабельный состав военно-морских сил (1,6 тыс. человек) представлен 12 патрульными и 2 десантными катерами. Имеется сеть береговых РЛС.
С 2008 г. весь личный состав армии комплектуется только военнослужащими-контрактниками. Уровень подготовки офицерского состава и военнослужащих-контрактников оценивается как хороший. Офицерский корпус ливанской армии считается одним из самых образованных и культурных слоев общества, его своеобразной элитой.
В военно-административном отношении территория Ливана разделена на пять военных зон: «Бейрут», «Бекаа» (штаб в городе Аблах), «Горный Ливан» (Фаядия), «Север» (Триполи) и «Юг» (Сайда). Их границы совпадают с границами соответствующих провинций, за исключением зоны «Юг», которая объединяет территории двух провинций – Набатия и Южный Ливан.
Военные расходы Ливана в 2013 г. составили 1,23 млрд долларов или 2,67 проц от ВВП. Выделяемые военным средства, позволяют поддерживать боеготовность вооруженных сил на удовлетворительном уровне. В то же время государство не имеет собственных денежных средств для финансирования перевооружения и реорганизации армии, и вынуждено прибегать к зарубежной помощи.
В декабре 2013г. Саудовская Аравия объявила о намерении выделить Ливану грант на сумму 3 млрд долларов на приобретение оружия во Франции, в августе 2014г. саудовцы предложили ливанскому правительству еще один грант на 1 млрд долларов «для усиления контртеррористических сил страны». При этом условие покупки техники именно во Франции не выдвигалось. В ноябре 2014г. Саудовская Аравия и Франция подписали соглашение о финансировании французских военных поставок Ливану на сумму 3 млрд долларов. Пакет французских поставок включает 155-мм самоходные гаубицы (СГ) «Цезарь», легкую бронетехнику, ПТРК и ПЗРК, зенитные установки, многоцелевые вертолеты AS-532 «Кугар», ударные вертолеты AS-3412 «Газель», ракетные катера FS 56 «Комбаттант», а также боеприпасы, услуги по обучению личного состава и техническому обслуживанию поставляемого оружия на протяжении десяти лет. В апреле 2015 г. в рамках соглашения Ливан получил 48 ПТРК «Милан», а в феврале 2016 г. был подписан контракт на поставку 200 БТР. Поставки по соглашению 2014г. должны были завершиться в 2018 г., однако сейчас это срок перенесен на 2019 г. Из второго саудовского гранта ВС Ливана получат до 500 млн долларов, которые пойдут на закупку авиационной техники, главным образом в США (18 многоцелевых вертолетов UH-1H Huey-II, 6 легких боевых самолетов EMB-314 «Супер Тукано»). Остальные 500 млн будут выделены МВД Ливана для закупки спецтехники по борьбе с терроризмом и оружия для сил внутренней безопасности.
В феврале 2015 г. США дополнительно поставили ВС Ливана 72 СГ М109 и 26 млн единиц боеприпасов для артиллерии и стрелкового оружия. США также предоставят Ливану безвозмездную помощь на сумму 59 млн долларов для укрепления границ страны. В июне 2015г. партию ПТРК и 12 СГ М109 передала Ливану Иордания. С Италией подписано соглашение на поставку легкой бронетехники и автомобильной техники.
Отметим, что западные страны при передаче оружия ливанской армии «ограничены в своих действиях из-за опасений, вызванных вероятностью попадания этих вооружений «Хизбалле», так как это будет угрожать безопасности Израиля». Во многом под давлением США, а также из-за нехватки средств Ливан не идет на приобретение необходимого ему вооружения в России. Иран неоднократно предлагал Ливану безвозмездные поставки вооружения. Однако, учитывая эмбарго ООН на экспорт иранских вооружений, а также негативный характер отношений Тегерана с Вашингтоном и Эр-Риядом, Бейрут не давал согласия на иранские предложения.
В целом на сегодняшний день ВС Ливана в состоянии решать лишь ограниченный круг задач по обеспечению внутренней безопасности, причем во многом их действия сдерживаются по политическим причинам, нежеланием правительства втягиваться в сирийский конфликт. На деятельность армии оказывает влияние и неустойчивая внутриполитическая ситуация в стране, сложные отношения между ведущими ливанскими политическими силами.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

245 Re: Большой Ближний Восток в Вт Фев 23, 2016 12:21 pm

Admin


Admin
Военный импорт в арабские страны и Израиль в 2007-2014 гг.

Американские эксперты подчеркивают, что на Ближнем Востоке и в Северной Африке (БВ и СА) продолжается гонка вооружений, которая «оказывает большое влияние на национальные ресурсы, военные бюджеты, соперничество между странами региона и на роль ключевых поставщиков оружия». Регион остается крупнейшим импортером продукции военного назначения среди развивающихся стран. В 2007-2010 гг. они подписали 49% соглашений на поставки вооружений и военной техники (В и ВТ) на сумму 87,9 млрд долларов, а в 2010-2014гг. эта цифра возросла до 60% на сумму 148 млрд долларов.
США и Россия являются «доминирующими» экспортерами В и ВТ в этом районе мира. При этом США значительно превосходят РФ по объему поставок в стоимостном выражении. Так, в период с 2007 г. по 2010 г. американская доля в подписанных соглашениях на поставку военной продукции в страны БВ и СА составила 53,5% (47 млрд долларов), РФ – 9,6%, основных стран Западной Европы (Великобритания, Германия, Италия, Франция) – 26,3%, Китая – 3,5%, других стран – 7,7%. В 2011-2014 гг. ситуация несколько изменилась. Доля США возросла до 58,6% (86,4 млрд долларов), РФ увеличилась до 14,4% (21,4 млрд долларов), а доля стран Западной Европы уменьшилась до 17,4%, а Китая до 1,2%. Доля других стран составила 8,8%. В обзор не включены поставки оружия и другой военной продукции, как правило «неофициальные», а фактически незаконные, различным вооруженным группировкам, главным образом в Сирию, Ливию и Ирак.



Таблица 1. Военные поставки в страны региона в 2010-2014 гг.


Россия США Китай Страны

Западной

Европы
Другие

Страны

Европы
ИТОГО
Ракеты «земля-земля» 70 — — 50 — 120
Танки и САУ 190 80 — — 60 350
БМП, БТР, БРМ 40 419 — 280 430 1169
Артиллерийские системы — 147 50 — 240 437
Сверхзвуковые самолеты 10 37 — 20 20 87
Вертолеты 40 — — 70 — 110
Ракеты «земля-воздух» 5410 406 650 — — 5466
Подводные лодки 1 — — — — 1
Боевые корабли — — — 5 3 8
Боевые катера — — — 13 33 48
Противокораб. ракеты 70 — — — — 70

Отмечается, что арабо-израильский конфликт не является более «стимулом для региональной гонки вооружений и военного импорта», хотя страны, находящиеся в зоне этого конфликта, остаются крупными импортерами военной продукции. Так, в 2007-2014 гг. Египет, Сирия, Иордания, Ливан и Израиль подписали контракты на приобретение военной продукции на сумму 38,1 млрд долларов, а импортировали В и ВТ на 29,4 млрд долларов. Бесспорным лидером здесь является Египет, подписавший новые контракты на 17,8 млрд долларов и получивший вооружения на сумму 11 млрд. Второе место уверенно занимает Израиль: подписаны соглашения на 10,3 млрд долларов и получено вооружений на 9,1 млрд. На третьем месте Сирия: контракты на 6 млрд долларов и получено В и ВТ на 4,6 млрд. Причем большая часть контрактов (4,4 млрд) приходится на период до 2011 г., а поставок на 2011-2014 гг. (2,4 млрд). Иордания подписала соглашения на поставку В и ВТ на 3 млрд долларов и получила вооружения на эту же сумму. Ливан заключил сделки на 1 млрд долларов, а получил В и ВТ на 1,7 млрд.

Крупнейшим поставщиком военной продукции в страны региона являются США. В 2007-2014 гг. они подписали соглашения на экспорт В и ВТ на 20,7 млрд долларов и поставили технику на сумму 19,9 млрд. Второе место занимает РФ: соглашения на 9,1 млрд долларов и поставки на 5,1 млрд. Основными партнерами США по ВТС в регионе остаются Египет (соглашения на 9,1 млрд долларов, поставки на 8,2 млрд) и Израиль (соглашения 8,8 млрд долларов, поставки на 8,0 млрд.). Россия экспортировала В и ВТ преимущественно в Сирию (соглашения на 5,1 млрд долларов, поставки на 3,6 млрд) и Египет (соглашения на 3,9 млрд долларов, поставки на 1,1 млрд).

Страны Арабского Магриба занимают третье место в регионе БВ и СА по объему военного импорта. В 2007-2014 гг. они заключили соглашения на поставку В и ВТ на 23,2 млрд долларов и получили вооружений на 15,4 млрд. Лидером здесь остается Алжир, подписавший контракты на 16,2 млрд долларов и получивший вооружения на 9,8 млрд. Второе место занимает Марокко (подписаны соглашения на 5,3 млрд долларов, поставки на 4,3 млрд). Ливия подписала соглашения на приобретение В и ВТ на 1,6 млрд долларов, из них на 1,3 млрд до 2011 г. Поставки составили 1,3 млрд долларов, в том числе до 2011 г. – 1,1 млрд. Тунис подписал соглашения с США на 100 млн долларов, а технику получил на сумму менее 50 млн.

В 2007-2014 гг. Россия занимала первое место в экспорте В и ВТ в страны Арабского Магриба: заключив соглашения на 9,8 млрд долларов и поставив технику на 8,9 млрд. Основным партнером РФ в регионе является Алжир – соглашения на 9,7 млрд долларов и поставки В и ВТ на 8,7 млрд. Второе место заняли страны Европы, подписавшие контракты на 8,7 млрд долларов и поставившие в страны Магриба вооружения на 3,6 млрд.

Аравийские монархии продолжали оставаться крупнейшим импортером продукции военного назначения в регионе. В 2007-2014 гг. они подписали соглашения на закупку В и ВТ на сумму 136,6 млрд долларов и импортировали вооружения на 44,2 млрд. Безусловным лидером в этой группе стран является Саудовская Аравия, подписавшая соглашения на сумму 86,1 млрд долларов и получившая вооружения на 26,9 млрд. Далее следуют ОАЭ (контракты на 22,6 млрд долларов, получено на 8,8 млрд) Оман (контракты на 11,8 млрд долларов, получено на 3,6 млрд), Кувейт (контракты на 7,3 млрд долларов, получено на 2,9 млрд), Катар (контракты на 7,2 млрд долларов, получено на 1,1 млрд) и Бахрейн (контракты на 1,0 млрд долларов, получено на 0,9 млрд).

Ведущим поставщиком военной продукции в аравийские монархии остаются США. В 2007-2014 гг. американцы подписали с этими странами контракты на поставки В и ВТ на 81,7 млрд долларов и поставили вооружения на 23,6 млрд. Главным партнером США остается Саудовская Аравия, подписавшая с Вашингтоном соглашения на поставки В и ВТ на сумму 60,2 млрд долларов и получившая вооружения на 14,3 млрд. Второе место на саудовском военном рынке занимают страны Европы. За указанный период они подписали с Эр-Риядом соглашения на 25 млрд долларов и поставили В и ВТ 11,4 млрд. ОАЭ были вторым по значимости партнером США в регионе. С Абу-Даби были подписаны новые соглашения на сумму 14,3 млрд долларов, а поставки В и ВТ были осуществлены на 4,8 млрд.

В 2007-2014 гг. европейские страны подписали с аравийскими монархиями новые соглашения на военные поставки на сумму 44,1 млрд долларов, в том числе с КСА на 25,0 млрд и с ОАЭ на 4,5 млрд долларов. Поставки В и ВТ из Европы в эту группу стран были осуществлены на 32 млрд долларов, в том числе в КСА на 11,4 млрд и в ОАЭ на 4,3 млрд долларов.

Военный импорт из других стран мира в аравийские монархии был невелик. Так, Россия подписала соглашения на поставки В и ВТ на 1,3 млрд долларов, в том числе с Кувейтом на 1,1 млрд. Российские поставки в регион составили всего 700 млн долларов, в том числе 600 млн в ОАЭ.

В крупного импортера В и ВТ превратился Ирак. В 2007-2014 гг. эта страна подписала контракты на военные поставки на 27,3 млрд долларов, в том числе с США на 12,2 млрд и с РФ на 8,3 млрд долларов. Одновременно иракцы получили вооружения на 9,2 млрд долларов: из США на 5,1 млрд и из России – на 2,4 млрд долларов.

Международные санкции, в том числе, по линии военно-технического сотрудничества привели к резкому сокращению военного импорта Ираном. В 2007-2014 гг. эта страна подписала новые соглашения на поставки В и ВТ всего на 700 млн долларов, в том числе на 400 млн с Россией. За это же период в ИРИ поступили новые партии вооружений на сумму 600 млн долларов, в том числе из РФ — на 500 млн.

Гражданская война в Йемене, начавшаяся в 2011 г., привела к существенному спаду военного импорта в эту страну. Так, если в 2007-2010 гг. Йемен подписал соглашения на закупку В и ВТ на 900 млн долларов, в том числе на 400 млн с РФ и на 400 млн со странами Европы, получив вооружения на 400 млн долларов (на 200 млн из России), то в 2011-2014 гг. новые контракты были подписаны на 200 млн долларов (с европейскими странами – на 100 млн долларов и с КНР – на 100 млн). Новые поставки были произведены на 100 млн долларов из стран Европы.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

246 Re: Большой Ближний Восток в Вт Мар 08, 2016 12:10 pm

Admin


Admin
О некоторых особенностях мароккано-алжирских отношений

Марокко и Алжир являются крупнейшими странами Арабского Магриба, и от состояния отношений между ними в значительной степени зависит общее положение дел в этом регионе. Два государства традиционно соперничают за лидерство в северо-западной части Африки, кроме того, между ними до настоящего времени не урегулированы территориально-пограничные споры. Главным же камнем преткновения между Марокко и Алжиром с середины 1970-х гг. остается проблема Западной Сахары, по вопросам урегулирования которой Рабат и Алжир занимают диаметрально противоположные позиции, сближение или изменения которых в обозримой перспективе не просматриваются. При этом ввиду остроты проблемы от участников конфликта практически невозможно ожидать уступок, «которые бы позволили выработать некое «соломоново решение». Ведь любая из них, учитывая создавшееся положение, будет равносильна поражению того или иного участника спора».

Все это делает мароккано-алжирские отношения сложными, подверженными периодическим обострениям. Так, только заявления по Западной Сахаре, сделанные высокопоставленными политиками и дипломатами в Рабате или Алжире, как правило, становятся поводом для всплесков напряженности и вражды, вплоть до отзыва послов. Обе стороны регулярно обвинят друг друга в экспансионизме и колониализме.

Рабат считает Западную Сахару неотъемлемой частью королевства, а решение проблемы видит в предоставлении сахарским территориям широкой автономии в составе Марокко, так как территориальная целостность страны «не подлежит обсуждению». В Рабате обвиняют Алжир в оказании политической поддержки и помощи, в том числе военной, сахарским сепаратистам из Фронта ПОЛИСАРИО. Жесткость позиции Марокко по сахарской проблеме обусловлена тем, что от ее решения во многом зависит устойчивость королевского режима, так как в стране существует консенсус всех политических сил в деле «восстановления исторических границ Марокко». В то же время все острее встает вопрос о том, насколько целесообразен избранный курс. Ведь присоединение Западной Сахары и эксплуатация ее природных богатств не только не привели к улучшению положения дел в стране, но и стали тяжелым бременем для королевства, поскольку истощают его силы в финансовом и экономическом отношениях, вынуждают держать крупные военные силы на сахарских территориях.

Руководство Алжира считает, что судьбу сахарских территорий доложен решить референдум с участием всего коренного населения. Алжирцы поддерживают идею переговоров между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО «без выдвижения предварительных условий», но с учетом возможности реализации права сахарцев на самоопределение. Алжир также настаивает на том, чтобы западносахарская проблема была вынесена за рамки двусторонних отношений с Марокко, так как ее решение является делом ООН. В то же время представители правящего в Алжире режима фактически видят в сопротивлении «гегемонистским» планам Рабата в Западной Сахаре национальную задачу страны. По экспертным оценкам «в данном случае речь идет об обеспечении собственной безопасности недопущении дальнейшего проникновения Марокко в Африку и регион Сахеля».

Таким образом, неурегулированность ситуации вокруг Западной Сахары сохраняет потенциальную опасность для стабильности в Северо-Западной Африке.

Марокканская военная доктрина определяет в качестве наиболее вероятного противника Алжир, а алжирская — Марокко. Между двумя странами периодически разворачивается гонка вооружений. Марокко и АНДР являются лидерами по закупке вооружений в Африке – 56% общего военного импорта континента в 2011-2015 гг. При этом Алжир в 2011-2015 гг. увеличил военный импорт на 18% по сравнению с 2006-2010 гг. За этот же период зарубежные военные закупки Марокко выросли на 528%, но, тем не менее, были меньше алжирских.

Вместе с тем, история мароккано-алжирских отношений показывает, что руководство обоих государств не стремится резко обострять ситуацию, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния. В Рабате и Алжире регулярно утверждают о «невозможности какой-либо войны между двумя братскими странами», но при этом алжирцы заявляют, что «война – это выбор, к которому прибегнет Алжир только в одном случае – при нарушении его границ, унаследованных от эпохи колонизации». К тому же на сегодняшний день проблема окончательной демаркации границ между двумя странами не является столь острой, как пытаются представить некоторые аналитики. Марокко и Алжир подписали соглашения по данному вопросу, но они все еще не ратифицированы марокканским парламентом.

Марокко и Алжир регулярно заявляют о своем стремлении к нормализации двусторонних отношений и периодически делают шаги в этом направлении, однако этот процесс идет очень трудно, со сбоями. Так, Рабат и Алжир аннулировали визовый режим для граждан двух стран. В то же время сухопутная граница между ними остается закрытой с 1994 г. Марокко постоянно требует ее открытия. Однако Алжир хочет, чтобы этот шаг произошел в рамках урегулирования всего комплекса двусторонних отношений.

Не способствует улучшению мароккано-алжирских отношений и низкий уровень экономических связей между двумя странами. Так, показатели внешней торговли между ними значительно уступают показателям соседних европейских государств (Испания, Италия, Франция), а также ряда других стран, в том числе некоторых арабских. По мнению алжирского исследователя Л. Хмадауш, «экономики двух стран очень разные, они не дополняют друг друга». Со времени создания в 1989 г. Союза арабского Магриба, Алжир подписал с Марокко наименьшее число договоров и соглашений в торгово-экономической сфере, чем с другими членами этой организации (Ливия, Мавритания, Тунис). В Алжире это обстоятельство объясняют незаинтересованностью марокканской стороны «реально взаимодействовать со своим западным соседом в решении политических и экономических проблем».

Дополнительные сложности в двусторонние отношения привносит проблема нелегальной миграции. Потоки мигрантов из юга Сахары на территории Алжира поворачивают к границе с Марокко, чему способствует многолетняя политика алжирских властей. Из Алжира в обход пограничных КПП и военных патрулей мигранты, а вместе с ними джихадисты из Ливии попадают в Марокко. В дальнейшем африканские мигранты частично оседают в Марокко, но в основном направляются в страны Европы, предварительно пробираясь к заранее известным местам сбора расположенным на средиземноморском побережье королевства. Массовой подобная инфильтрация мигрантов стала с 2004 г. Также через границу контрабандно провозятся нефтепродукты и оружие. В обратную сторону идет поток марокканского гашиша. При этом «пограничники и спецслужбы обеих стран не могут, а в некоторых случаях не желают эффективно перекрывать нелегальные трансграничные пути». На фоне взаимных обвинений в 2014 г. Марокко и Алжир стали возводить на границе различного рода заградительные сооружения, но пока эти меры не принесли желаемого результата.

В Алжире, в основном в крупных городах на западе республики, работает большое число марокканских гастарбайтеров. В периоды обострения двусторонних отношений алжирские власти проводят кампании по их задержанию и выдворению из страны. Одновременно усиливается охрана границы с целью пресечения проникновения подданных королевства в АНДР.

Вместе с тем, у Алжира и Марокко имеются важные совместные интересы. В частности, через марокканскую территорию проходит газопровод Алжир — Западная Европа, в успешной работе которого заинтересованы оба государства. Две страны совместно участвуют в различных международных проектах, в том числе военно-политической направленности. В первую очередь, это относится к Евро-Средиземноморскому сотрудничеству. Марокко и Алжир участвуют в группе «5 + 5» (5 стран Магриба + Испания, Италия, Мальта, Португалия и Франция).

В целом, несмотря на имеющиеся серьезные нерешенные проблемы, ожидать резкого ухудшения мароккано-алжирских отношений, а тем более перехода их в русло открытой силовой конфронтации не приходится. По мнению экспертов, «обе стороны едины во мнении, что необходимо преодолеть трудности, мешающие нормализации отношений двух стран, такие, как проблема Западной Сахары, и сосредоточиться на развитии двусторонних экономических отношений, а также на возрождении идеи объединения стран Магриба, которая находится в застывшем состоянии. Алжир и Марокко хорошо понимают важность сотрудничества ради стабильности региона Магриба, ради укрепления и развития экономических отношений между странами этого региона». Однако, учитывая тяжелый груз сложных проблем в мароккано-алжирских отношениях, процесс их налаживания будет трудным, длительным и, отнюдь, не прямолинейным.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

247 Re: Большой Ближний Восток в Чт Мар 17, 2016 12:30 am

Admin


Admin
Чем бы ни закончилась история с российским самолетом, произошедшее уже стало большой пропагандистской победой синайских джихадистов. Победой, во-первых, над египетским режимом, который пытался разделить мятежный Северный Синай и туристический рай на юге, а во-вторых, над Россией – активной участницей войны в Сирии

«Возле Эль-Ариша убито трое полицейских», «Автомобиль, начиненный взрывчаткой, взорвался на рынке Шейх-Звейда». Такие сообщения регулярно приходят из Северного Синая на протяжении последних четырех лет. Иногда несколько раз в день, иногда раз в час. Так живет северная часть Синайского полуострова с тех пор, как началась «арабская весна» – бомбежки, взрывы и перестрелки между армией и исламистами давно уже стали там повседневностью.


Read more at: http://carnegie.ru/commentary/2015/11/06/ru-61891/ikzp

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

248 Re: Большой Ближний Восток в Пн Мар 28, 2016 6:20 pm

Admin


Admin
Об участии Великобритании в военной кампании против «Исламского государства» в Ираке и Сирии

Осенью 2014 г. Великобритания в числе первых присоединилась к созданной США антитеррористической коалиции для борьбы с «Исламским государством» (ИГ). Британское участие в военной кампании против ИГ заключается в нанесении авиаударов по целям боевиков в Ираке и Сирии, оказании помощи в подготовке личного состава иракской армии, сил безопасности и иракских курдских формирований пешмерга, а также поставках Ираку, в том числе иракской курдской автономии, небольших партий вооружения, военной техники и снаряжения. Кроме того, 9 июля 2015 г. премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон дал разрешение подразделению специального назначения SAS «совершать глубокие рейды на территорию Ирака и Сирии» с целью противодействия боевикам ИГ.

26 сентября 2014 г. британский парламент одобрил участие вооруженных сил страны в нанесении воздушных ударов по целям боевиков ИГ в Ираке, как официально сообщалось, на основании просьбы иракского правительства об оказании военной помощи в борьбе с террористами. В то же время депутаты не дали санкции на нанесение авиаударов по Сирии и участие сухопутных войск в боевых действиях на иракской территории. Принимая решение об участии королевских ВВС в войне против экстремистов в Ираке, британские военные и политики отдавали себе отчет в том, что «сами по себе авиаудары не позволят победить ИГИЛ (прежнее название ИГ), но вместе с политической и гуманитарной работой — это правильное решение». Также подчеркивалось, что авиаудары являются частью «более широкой стратегии Великобритании и ее партнеров по борьбе с терроризмом».

Отметим, что еще с августа 2014 г. британские самолеты вели разведку в небе Ирака, а истребители сопровождали транспортные самолеты, доставлявшие в эту страну гуманитарные грузы, оружие и снаряжение. 30 сентября 6 истребителей-бомбардировщиков типа «Торнадо», базировавшиеся на кипрском аэродроме Акротири, начали боевые вылеты в Ираке. Затем к «Торнадо» присоединились разведывательные и вооруженные беспилотные летательные аппараты (БЛА), которые, в частности, использовались для ликвидации главарей террористов. Помимо базы на Кипре, королевские ВВС используют для действий в Ираке авиабазы Аль-Минхад в ОАЭ и Ахмед аль-Джабер в Кувейте. Первоначально британская авиация наносила удары по целям противника в основном на севере Ирака в интересах оказания поддержки курдским силам пешмерга. В центр курдской автономии город Эрбиль были переброшены 4 транспортных вертолета «Чинук». В дальнейшем удары стали наноситься по позициям боевиков и инфраструктурным объектам в других районах Ирака, в том числе в западной провинции Анбар.

По состоянию на ноябрь 2015 г. доля британских ВВС в нанесении авиаударов по целям противника в Ираке составила 8%, а число вылетов на воздушную разведку – 60%. Это второй показатель в западной коалиции после США, авиация которых нанесла 68% авиаударов в Ираке (в Сирии – 94%).

2 декабря 2015 г. британский парламент санкционировал использование ВВС страны для нанесения ударов по целям «Исламского государства» в Сирии. Предварительно в Лондоне заявили: «Мы уже и так осуществляем разведывательные полеты над Сирией. Наши самолеты и так пролетают над Сирией с оружием, предназначенным для авиаударов по Ираку, так что будет довольно просто дать им дополнительное разрешение на использование этого оружия на сирийской территории после идентификации целей». Премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон подчеркнул, что целью ударов королевских ВВС в Сирии станет исключительно «Исламское государство» и британские самолеты «не намерены наносить удары по другим сторонам конфликта». Следует отметить, что в Сирии, в отличие от Ирака, ВВС Великобритании действуют без официального разрешения властей этой страны и санкции Совбеза ООН, а в Лондоне свое решение мотивировали необходимостью бороться с угрозой Великобритании со стороны террористов.

В ночь на 3 декабря 4 истребителя-бомбардировщика «Торнадо» с кипрской базы Акротири подвергли бомбардировке позиции боевиков в сирийской провинции Дейр-эз-Зор. В Сирии основными целями стали объекты военной и экономической инфраструктуры ИГ, в том числе объекты нефтегазовой промышленности. Для бомбардировок целей на сирийской территории авиационная группировка была усилена двумя самолетами «Торнадо» и шестью новейшими британскими многофункциональными истребителями «Тайфун» FGR.4.

По информации британской прессы, британские летчики еще до официального разрешения участвовали в налетах на Сирию, пилотируя американские самолеты F-18 с борта авианосца «Карл Винсон» в Персидском заливе. 15 июля 2015 г. этот факт признал министр обороны Великобритании М. Фэллон.

По информации СМИ, после того, как 30 сентября 2015 г. ВКС РФ начали наносить удары по боевикам экстремистских и террористических группировок в Сирии, британским летчикам разрешили сбивать российские самолеты в небе над Ираком и Сирией «в случае угрозы их жизни», что вызвало негативную реакцию в Москве. В МИДе Соединенного Королевства эту информацию назвали «неточной». Кроме того, пилотов проинструктировали всячески избегать контактов с российскими самолетами в зоне проведения операции против «Исламского государства».

На сегодняшний день британская авиационная группировка, участвующая в боевых действиях в Ираке и Сирии, имеет в своем составе 16 ударных самолетов («Торнадо» GR.4 — 10, «Тайфун» FGR.4 — 6), ударные БЛА «Рипер», оснащенные ПТУР «Хеллфайр», и разведывательные БЛА «Эйрсикер» (их число не раскрывается), самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления Е-3D «Сентри», самолет РЭБ «Сентинел» ASW-1, самолет-разведчик RC-135, два военно-транспортных самолета С-130J (используются, в частности, для доставки гуманитарной помощи) и самолет-заправщик «Вояджер» КС3. Численность летного состава и наземного персонала авиационной группировки составляет около 700 человек. Для нанесения ударов по наземным целям используется высокоточное авиационные средства поражения: крылатые ракеты дальнего действия Storm Shadow, управляемые самонаводящиеся ракеты «воздух-земля» Brimstone, ASRAAM и AMRAAM, лазерные корректируемые авиабомбы Paveway II/III//IV. В частности, самолет типа «Торнадо» может одновременно нести до 12 ракет Brimstone,способных поражать быстродвижущиеся наземные цели на дальности 11,2 км.

В период с 30 сентября 2014 г. по 12 марта 2016 г. британские ВВС совершили примерно 2200 боевых вылетов в Ираке и Сирии, нанеся около 640 авиаударов по целям противника. Кроме того, доля британских ВВС составляет более 30% от числа вылетов авиации западной коалиции на ведение воздушной разведки в Сирии.

В октябре 2014 г. в Иракский Курдистан была направлена «учебная команда» для подготовки бойцов пешмерга. Всего к концу 2014 г. в Ираке (в Багдаде и Эрбиле) находилось порядка 60 британских военных советников и инструкторов, которые в составе миссии международной коалиции принимали участие в обучении иракских военнослужащих. В 2014-2015 гг. Великобритания передала вооруженным силам Ирака и курдским силам пешмерга 40 пулеметов, 500 тыс. патронов и 50 тыс. бронежилетов.

В настоящее время в Ираке находятся примерно 300 британских советников и инструкторов. С октября 2014 г. британские военнослужащие обучили в Ираке свыше 6,5 тыс. человек для иракских правительственных сил и курдских формирований пешмерга. В частности, местные военные обучались обезвреживанию взрывных устройств и тактике действий подразделений сухопутных войск (до батальона включительно). Помимо этого группа военных советников из Великобритании работает в штабах иракской армии. Британские военнослужащие выполняют свои задачи вне зоны боевых действий и боевых потерь не имеют. В феврале 2016 г. в Лондоне сообщили о намерении направить в Ирак еще 30 военнослужащих, которые займутся подготовкой иракцев в таких сферах, как военная логистика, мостостроение и медицинское обеспечение.

Изучался вопрос о присоединении Великобритании к американской программе подготовки бойцов сирийской «умеренной» оппозиции для борьбы с ИГ. В частности, речь шла о 75 английских инструкторах и специалистов по службе штабов, которые должны были обучать сирийцев.

Военно-политическое руководство Великобритании постоянно заявляет: «Мы не собираемся отправлять сухопутные войска в Ирак или Сирию».

Общая стоимость британского участия в военной кампании против «Исламского государства» в 2015-2016 гг. оценивается примерно в 204 млн фунтов стерлингов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

249 Re: Большой Ближний Восток в Ср Мар 30, 2016 2:19 pm

Admin


Admin
Почему слабеют позиции Эр-Рияда

П.Р. Кумарасвами – профессор Университета имени Джавахарлала Неру, почетный директор Института Ближнего Востока в Дели.

Резюме Три основных опоры саудовской власти – ислам, нефть и патронат Вашингтона – существенно ослабли в последние годы. Эпоха дипломатии с чековой книжкой закончилась, Эр-Рияду придется больше инвестировать в реальную дипломатию.

Казнь в Саудовской Аравии известного шиитского проповедника Нимра Бакера ан-Нимра, обвиненного в антигосударственной деятельности и подстрекательстве, вызвала рост напряжения на всем Ближнем Востоке. Это происходит на фоне общего снижения влияния Эр-Рияда. Из-за серии амбициозных, но плохо продуманных политических решений и вторжений в другие государства, позиции и влияние в регионе правящей династии Аль-Саудов ослабли. Опасения саудитов по поводу Ирана и его претензий на доминирование до и после ядерного соглашения понятны, однако способ, который Эр-Рияд выбрал для противодействия, демонстрирует отсутствие дальновидности и стратегического мышления.

Саудовская Аравия повторила ошибки, которые совершали многие до нее. Примеры Священной Римской империи, Османской империи и Советского Союза показывают, что упадок великих держав начинается, когда их вовлеченность в международные дела перестает соответствовать внутренним ресурсам. Имперское перенапряжение часто является главной причиной упадка, а во многих случаях и исчезновения держав. Когда бушующие амбиции сталкиваются с проблемой доступных ресурсов, кризис неизбежен. Из-за отсутствия четкого стратегического видения государства вмешиваются в вопросы, которые не затрагивают непосредственно их национальные интересы либо их вмешательство не соответствует накопленным знаниям и навыкам. При отсутствии внутренней подотчетности власти проблемы только множатся. Все это – отсутствие стратегического видения, имперское перенапряжение, недостаток технического опыта и подотчетности – можно обнаружить во внешнеполитическом поведении Саудовской Аравии.
http://www.globalaffairs.ru/print/number/Saudovskaya-Araviya-imperskoe-perenapryazhenie-18033

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

250 Re: Большой Ближний Восток в Пт Апр 01, 2016 11:29 am

Admin


Admin
Ближний Восток: от конфликтов к стабильности

Резюме Материал для обсуждения на ближневосточном диалоге международного дискуссионного клуба “Валдай”, Москва, 25-26 февраля 2016

Авторский коллектив

Материал для обсуждения подготовлен по заказу Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» научным коллективом Института востоковедения РАН

Руководитель группы:

В.В. Наумкин

Научный коллектив:

И.Д. Звягельская, В.А. Кузнецов, Н.В. Сухов

Сайкс–Пико изначально было бомбой с часовым механизмом, остановить тиканье которого за сто лет не удалось.
Альтернатива устоявшимся границам – хаос.
Современный терроризм – наиболее серьезная угроза миру и стабильности во всем мире.
Слишком высокий уровень политизации вопроса о терроризме затрудняет поиск консенсуса по отдельным организациям.
Укрепление институтов государственной власти и гражданского общества на Ближнем Востоке, разработка дорожной карты экономической реабилитации государств в постконфликтный период и мер обеспечения экономической безопасности – задачи не менее важные, чем урегулирование конфликтов.
Операция ВКС России в Сирии способствовала изменению внутренних балансов и открыла возможности для поиска прорывных решений в контексте активизации политического урегулирования.
Политический процесс в Сирии помог бы не только найти компромисс между основными игроками на сирийском политическом поле, но и создать большее доверие через кооперацию между основными внешними и региональными игроками.
Проблема взаимодействия региональных и глобальных сил на Ближнем Востоке касается выработки более понятных и согласованных правил игры. Это возможно через создание переговорных форматов с участием заинтересованных сторон не только вокруг отдельных конфликтных ситуаций, но и относительно общей стратегии развития Ближнего Востока, будущего народов и государств.
Формирование общей региональной системы безопасности требует исключить возможность односторонних военных действий без соответствующего мандата и не вписывающихся в нормы международного права. Вопрос о системе региональной безопасности, включающий и российскую концепцию создания зоны, свободной от ОМУ, требует вернуться к определению рамок системы, ее основных задач и параметров. Уже имеющиеся наработки необходимо сочетать с подходами, в большей мере учитывающими современную динамику военно-политических процессов на Ближнем Востоке.

I. Пятилетка турбулентности
http://www.globalaffairs.ru/print/valday/Blizhnii-Vostok-ot-konfliktov-k-stabilnosti--18044

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 10 из 13]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3 ... 9, 10, 11, 12, 13  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения