thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Большой Ближний Восток

На страницу : 1, 2, 3 ... 11, 12, 13  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 13]

Admin


Admin
Сентябрь с. г. обещает быть горячим для всех сторон, вовлеченных в ближневосточный политический (бывший "мирный") процесс. Именно 20 числа этого месяца лидеры ФАТХа/ООП, которые формально контролируют официальные структуры Палестинской национальной автономии (ПНА), намерены поставить на голосование в Генеральной Ассамблеи ООН свое требование о признании арабского палестинского государства на Западном берегу реки Иордан и секторе Газа в т. н. "границах 1967 года". Озвученная лидерасиПНА причина, по которой они, вопреки категорическому несогласию Израиля и рекомендациям "квартета" ближневосточных посредников, намерены в одностороннем порядке обратиться в ООН, является тупик, в котором оказался палестино-израильский политический (бывший "мирный") процесс.

"Новая дипломатия" ПНА
Как нам уже не раз приходилось отмечать, во многом данная ситуация стала итогом выдвинутой администрацией Барака Обамы после его победы на президентских выборах 2008 года и поддержанной Брюсселем и Москвой линии на "ускоренное решение

http://iimes.ru/rus/frame_stat.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Недавнее обострение конфликта вокруг сектора Газы нарушило неформальное перемирие между Израилем и контролирующей сектор палестинским движением радикальных исламистов ХАМАС. Это "затишье", которое базирующиеся в Газе террористические организации предпочитали, с теми или иными нарушениями, соблюдать последние два с половиной года, стало итогом проведённых ЦАХАЛом (Армией обороны Израиля) двух антитеррористических операций. Первой, носившей более ограниченный характер, была операция "Летние дожди" в июне-ноябре 2006 г., второй, намного более масштабной, был проведенная в декабре 2008 – январе 2009 годов операция "Литой свинец".
Новый виток вооруженного противостояния в очередной раз поставил перед военным и политическим руководством Израиля сакраментальный вопрос о том, "что же делать с Газой". Точнее, что следует делать с криминально-террористическим анклавом, возникшим в Газе благодаря предпринятому в августе 2005 года тогдашним премьер-министром Израиля Ариэлем Шароном одностороннему выводу из сектора еврейских поселений и устроенного ХАМАСом год спустя военного переворота.

Теракт и возмездие
События развивались следующим образом. В четверг, 18 августа 2011 года в районе израильского курортного города Эйлат произошла серия терактов, ответственность

http://iimes.ru/rus/frame_stat.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Алек Д. Эпштейн

2 сентября 2011 года очередной «слив» информации из следственных органов Израиля вернул на первые страницы газет несколько отошедший в прошлое сюжет о том, как уходивший в отставку глава Генерального штаба израильской армии Габи Ашкенази всеми правдами и неправдами боролся с тем, кто был назначен правительством ему на смену (мы дважды писали об этом на сайте Института Ближнего Востока в феврале с.г., см. первую статью здесь http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/10-02-11.htm, а вторую – здесь http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/19-02-11.htm). До сего дня Габи Ашкенази утверждал, что не знал о действиях полковника запаса Боаза Харпаза, который, как было установлено, сфабриковал документ, призванный извратить линию действий генерала Йоава Галанта и тем самым представить последнего в столь неприглядном свете в глазах общественности, что его назначение на пост главы Генштаба стало бы невозможным в принципе. Г. Ашкенази признавал факт знакомства с Б. Харпазом, настаивая при этом, что между ними не было дружеских отношений. Однако сейчас общественности были представлены материалы, свидетельствующие об обратном более чем отчетливо. Недавний глава Генштаба ЦАХАЛа вырисовывается как отчаянный лжец и интриган поистине маккиавелистского масштаба, не останавливающийся ни перед чем ради банального сведения счетов с одним из высших командиров израильской армии, причем к обеспечению безопасности и обороноспособности страны все эти интриги не имели вообще никакого отношения: профессиональных претензий к Йоаву Галанту предъявлено не было.

http://iimes.ru/rus/frame_stat.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

4 Большой Ближний Восток в Вт Ноя 01, 2011 7:39 pm

Admin


Admin



Последний раз редактировалось: Admin (Вт Фев 07, 2012 7:51 pm), всего редактировалось 4 раз(а)

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
http://lukdomen.newmail.ru/eiu/United%20Arab%20Emirates.pdf

Основные угрозы национальной безопасности ОАЭ на современном этапе носят внешний характер и вызваны сохранением сложной и нестабильной обстановки в регионе Персидского залива, а также неурегулированностью территориального спора с Ираном из-за принадлежности трех островов в восточной части Залива: Большой и Малый Томб, Абу-Муса (оккупированы Ираном в 1971 г.). Внутри страны – это стремление отдельных княжеств, входящих в Федерацию, к большей экономической, а в ряде случаев и политической самостоятельности. Со своей стороны, федеральные власти проводят неуклонный курс на укрепление единства государства.

К глобальным угрозам и рискам безопасности государства эмиратские эксперты относят усиление борьбы «мировых игроков» за политическое, экономическое и военное лидерство в регионах, что, в частности, привело к нарушению установившегося баланса сил в зоне Персидского залива; сокращение мировых запасов углеводородного сырья, что обостряет борьбу за доступ к ним и может в перспективе привести к серьезному обострению обстановки в Заливе; активизация международного терроризма; продолжающаяся гонка вооружений. Причем особое опасение в ОАЭ вызывает наличие ядерного оружия у Израиля, Индии и Пакистана, ядерная программа Ирана, а также распространение на Ближнем и Среднем Востоке химического и био-логического оружия.

Руководство ОАЭ считает, что на современном этапе на региональном уровне основная внешняя угроза безопасности государства исходит со стороны Ирана. Это обусловлено главным образом сохранением территориальных противоречий о принадлежности вышеуказанных трех островов. В Абу-Даби полагают, что их превращение в иранские военные базы представляет реальную опасность как для страны, так и для судоходства в Персидском заливе. В целом спор с Ираном по вопросу о принадлежности трех островов не имеет перспективы быстрого решения, и еще в течение длительного времени будет негативно сказываться на эмиратско-иранских отношениях и на общей ситуации в зоне Персидского залива. Особое опасение в ОАЭ вызывает неуклонный рост военной мощи ИРИ. Причем военный потенциал Ирана расценивается как очень серьезная угроза безопасности в районе Залива, для парирования которой необходимы действенные региональные оборонительные механизмы. В этой связи большое внимание руководство Эмиратов уделяет укреплению военно-политического и экономического взаимодействия в рамках ССАГПЗ. При этом считается, что безопасность арабских стран региона может быть обеспечена только на основе общей оборонительной стратегии.

В последнее время растущее опасение в Абу-Даби вызывают события, связанные с «арабской весной». В Эмиратах опасаются дальнейшего расширения границ нестабильности в арабском мире. В марте 2011 г. ОАЭ наряду с Саудовской Аравией и Кувейтом оказали силовую поддержку властям Бахрейна в их противостоянии с оппозицией, направив в соседнее королевство 500 полицейских. ОАЭ не только поддержали военную операцию НАТО по свержению режима М. Каддафи в Ливии (март-октябрь 2011 г.), но и направили в район конфликта группу своих боевых самолетов. Сообщалось и об участии эмиратского спецназа в боях в Ливии. Эмираты участвуют в посреднической миссии ССАГПЗ по урегулированию конфликта в Йемене, оказали финансовую помощь новым властям в Египте. Обеспокоенность в Абу-Даби вызывает возможное обострение ситуации в Ираке после вывода из этой страны американских войск в декабре 2011 г., а также развитие ситуации в Сирии, где продолжается противостояние властей и оппозиции.

Военная доктрина ОАЭ носит оборонительный характер и основывается на военно-политическом союзе государств-членов ССАГПЗ, а также гарантиях безопасности со стороны ведущих стран Запада – США, Франции и Великобритании. ОАЭ в 1994-1996 гг. подписали соглашения о сотрудничестве в области обороны и безопасности с США, Великобританией и Францией. С 2009 г. на территории Эмиратов находится постоянная военная база Франции.

В Абу-Даби всячески подчеркивают необходимость сохранения обо-ронного сотрудничества со странами Запада в целях поддержания военно-политической стабильности в регионе. Более того, в ОАЭ считают, что до тех пор, пока регион Персидского залива остается в зоне интересов США, объектом долгосрочных политических, экономических и военных интересов Вашингтона, это будет гарантировать обеспечение безопасности Эмиратов. ОАЭ сотрудничают с НАТО в рамках Стамбульской инициативы (2004 г.), которая предполагает взаимодействие в борьбе с терроризмом, подготовку военных кадров, участие в миротворческих операциях, обеспечение безопасности границ, предотвращение распространения ОМУ. Эмираты направили свои подразделения в состав ОВС ССАГПЗ, принимают постоянное участие в ежегодных совместных учениях армий стран «аравийской шестерки».

Постоянное внимание руководство страны уделяет укреплению национальных ВС (51 тыс. чел.). В условиях ограниченности людских ресурсов главный упор в военном строительстве делается на оснащение армии самыми современными видами оружия и военной техники. В 2011-2015 гг. на нужды обороны планируется израсходовать свыше 35 млрд долларов. ОАЭ являются одним из крупнейших в мире импортеров военной продукции (3,271 млрд долларов в 2010 г.). Вместе с тем, ВС ОАЭ не в состоянии самостоятельно решать задачи по защите страны от масштабной внешней агрессии. Значительные трудности имеются в деле освоения сложной военной техники, что вынуждает привлекать в страну больше число иностранных военных технических специалистов. Значительные трудности испытывают ВС в вопросах комплектования личным составом.

«Вода - это проблема, которую можно назвать главной угрозой ОАЭ», - считают эмиратские власти. Страна не обладает крупными постоянными ресурсами пресной воды. Дефицит воды в регионе, возрастание потребности в ней ведет к нарастанию межгосударственных противоречий, которое в перспективе может привести к острым конфликтам. Кроме того, в случае чрезвычайной ситуации вследствие преднамеренного или аварийного повреждения и остановки опреснительных заводов, запасов пресной воды в ОАЭ хватит всего на несколько дней. В Эмиратах каждый житель ежедневно потребляет 550 л воды, что является одним из самых высоких показателей в мире (среднемировой уровень водопотребления - 250 л в день на человека).

Демографические риски такие, как рост населения, его миграция также могут оказать существенное влияние на стабильность ситуации в регионе и стране. Они порождают напряженность в отношениях между иммигрантами и местными населением. Особую озабоченность правительства вызывает приток иностранной рабочей силы (в основном из Индии, Пакистана, стран ЮВА). В настоящее время число иностранцев достигает 85 % от общей численности населения ОАЭ и 90 % рабочей силы. Это наивысший показатель в аравийских монархиях. Для регулирования миграционных процессов власти ввели жесткие законы, особенно для получения эмиратского гражданства. Периодически происходят чистки от нелегальных иммигрантов.

Внутренняя политика руководства ОАЭ направлена на дальнейшее укрепление монархического строя, в т. ч. путем сохранения ограничений на политическую и общественную деятельность, ужесточения контроля, как за гражданами Федерации, так и иностранной колонией. Значительные средства выделяются на укрепление полицейского аппарата и развитие сотрудничества в области безопасности в рамках ССАГПЗ. В 2010 г. власти ОАЭ в качестве превентивной меры приняли решение о формировании специального батальона (800 чел.), укомплектованного иностранными наемниками и предназначенного для обеспечения внутренней безопасности страны, в частности, для подавления восстаний, а также антитеррористической деятельности.

На современном этапе внутриполитическая обстановка в ОАЭ остается стабильной. Волнения и беспорядки, связанные с «арабской весной», обошли Эмираты стороной. Власти уверенно контролируют положение дел в обществе и государстве. Реальных сил, способных угрожать существованию правящего режима в стране, на сегодняшний день нет, хотя в ОАЭ отмечается рост радикальных исламистских настроений.

Между членами Федерации сохраняются противоречия и трения по отдельным экономическим и политическим вопросам, которые вряд ли будут полностью разрешены в ближайшем времени. Причем их возможное обострение может оказать негативное воздействие на ситуацию в Эмиратах. Сохраняются и сепаратистские настроения, особенно в Дубае.

Есть все основания полагать, что руководство ОАЭ в интересах обес-печения внешней безопасности государства продолжит курс на упрочение военно-политических связей с ведущими странами Запада и аравийскими монархиями. Внутри страны власти, как и прежде, основное внимание будут уделять мерам по недопущению дестабилизации политической ситуации, что не исключает отдельных послаблений режима либерального характера.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
М.Н. Гусев

После нескольких месяцев введенного в августе 2011 г. Индонезией моратория на экспорт рабочей силы в Саудовскую Аравию он проявил свое воздействие. Министр королевства по вопросам трудовых ресурсов Адель Мухаммад Факи совершил специальный визит в Индонезию с целью урегулирования двусторонних отношений, касающихся поставки в его страну рабочей силы. Он и его индонезийский коллега отказались комментировать детали воздействия моратория на состояние двусторонних отношений,

но выразили готовность совместными усилиями улучшить защиту интересов индонезийских рабочих мигрантов в Саудовской Аравии. Индонезия, которая ежегодно поставляла около 30 тыс. рабочих в Саудовскую Аравию , приостановила экспорт рабочей силы после того как обнаружила впервые за последние четыре десятилетия отсутствие системы защиты в Саудовской Аравии интересов своих граждан. По данным неправительственной правозащитной организации “Мигрант Кее” десятки индонезийских рабочих погибают каждый год в силу тяжелых условий труда, насилия и криминала. Имеется множество случаев обсчета и невыплаты зарплаты, сексуального насилия. Десяткам индонезийцев грозит смертная казнь за убийство, нередко спровоцированное противоположной стороной. В настоящее время правительство Индонезии привлекает значительные юридические силы для оказания правовой помощи 215 мигрантам, ожидающим смертных приговоров в Саудовской Аравии, Малайзии и Китае.

Поводом для осложнения отношений между двумя странами послужила казнь 18 июня с.г. в Саудовской Аравии посредством отсечения головы мечем 54-летней индонезийской служанки за убийство жены работодателя. Это печальное событие, тем не менее, было до последнего времени если и не рутинное, то, во всяком случае, неоднократно происходящее. Подобное уже случалось в Саудовской Аравии и Малайзии и не вызывало особого резонанса. Последняя до этого случая казнь индонезийского гражданина по имени Суяти также состоялась в июне с.г. Но, как ясно теперь, ситуация еще не сформировалась и не было необходимости ее обыгрывать. На этот раз индонезийское правительство заявило, что стране нанесен моральный ущерб. Министр иностранных дел Марти Наталегава заявил протест в связи с тем, что его страна не была информирована о судебном процессе и самой казни, чем нарушены международные обязательства. Из Саудовской Аравии был отозван посол. Напряженность в отношениях между странами продолжалась несколько месяцев. После чего президент Индонезии Юдойоно принял специального посланника Саудовской Аравии с целью обсуждения смертных приговоров индонезийцам , работающим в Саудовской Аравии. Как сообщалось впоследствии, президент обсудил пути выхода из создавшейся ситуации, а также детали принятого на переговорах меморандума взаимопонимания между двумя странами. Особое внимание было уделено вопросам достижения милосердия по отношению к индонезийским гражданам, ожидающим смертной казни. На это ответил саудовский министр, милосердие и отмена смертного приговора возможны, если родственники жертв простят виновных. Далее было отмечено, что власти обеих стран ведут с родственниками жертв соответствующую работу. Среди десятков приговоренных к смерти индонезийских мигрантов оказалась и некая Тути Турсилавати, ожидающая смертного приговора за убийство работодателя, пытавшегося ее изнасиловать. Власти Индонезии проинформировали общественность своей страны, что Саудовская Аравия предприняла меры к тому, чтобы родственники жертвы проявили к Тути милосердие и простили ее. В целом на родину из Саудовской Аравии вернулись 301 “проблемных” индонезийцев. Комментируя это событие, министр иностранных дел Индонезии Марти Наталегава отметил, что руководство Саудовской Аравии проявило немало усилий к тому, чтобы родственники жертв простили виновных. За прощение со стороны родственников жертвы другой индонезийки Дарсен, совершившей убийство в ходе обороны и воспрепятствования изнасилованию, Индонезия заплатила 549990 долл., как отмечалось в индонезийской прессе “кровавых денег”.

Несмотря на столь трагические примеры из практики экспорта рабочей силы из Индонезию в Саудовскую Аравию, последняя, как бы сочувствуя Индонезии, говорит о том, что позиция Индонезии, связанная с мораторием, была ей крайне не выгодна и его введение обошлось ей потерей 1,6 млрд долл. и лишило дохода 1,5 млн индонезийских семей.

Такая показательная доброжелательность, как и не менее показательное человеколюбие заслуживают определенных комментариев. Отношения между двумя странами, без каких либо значимых внешних проявлений, не дают оснований говорить о единодушии их взглядов на варианты дальнейшего развития мировой ситуации. Первоочередно это относится к перспективам процессов, протекающих в исламском мире. Саудовская Аравия пытается законсервировать традиционное архаическое построение пирамиды влияния в арабском мире, где ей по- прежнему отводится лидирующая роль. Индонезия, напротив, прилагает усилия к тому, чтобы расшатать сложившиеся веками в исламе устои, повернуть эту религию в сторону демократических преобразований. В этом руководство страны видит перспективы значительного повышения своей роли в исламском мире. Вряд ли на этом пути противостояния их можно упрекнуть в наличии значительной общности интересов. И, тем не менее, обе стороны практически в равной степени явно не заинтересованы в таком варианте развития событий, который до недавнего времени по всем канонам исламской действительности представлялся совершенно нормальным. То есть Саудовская Аравия по своему усмотрению и без каких либо согласований и оповещений рубит на площадях головы проштрафившимся иностранным рабочим-мусульманам, включая индонезийских. Весь исламский мир, включая Индонезию, на это спокойно взирает, как на нечто обычное и должное. Но больше этого не происходит ( во всяком случае в таком как раньше упрощенном варианте ), и вполне возможно происходить не будет. Более того, произошла совершенно немыслимая до самого последнего времени вещь. В страну- виновницу ( ведь это индонезийская гражданка совершила убийство не где-нибудь, а в самой Саудовской Аравии) приезжает выяснять отношения, а по существу с покаянием представитель высшей саудовской иерархии. Вероятно, говоря словами отдаленного будущего, можно будет сказать: “Представитель бывшего традиционного исламского центра прибывает с вынужденным реверансом в бывшую исламскую периферию. Нет больше ни центра ни периферии.” Пусть автора осудят за поспешность в выводах или же за их необоснованность. Но в спорах рождается истина, и опровержение этих может быть кому-то кажущихся абсурдных предположений может привести к истине. Во всяком случае, совершенно очевидно, что существующая веками структура приоритетов и влияния исламского мира расшатывается на глазах. Можно конечно приписать отмеченные события очередной победе индонезийской дипломатии. Это совсем не будет грубой ошибкой или вообще ошибкой. По существу так и есть. Индонезия возвела принцип соблюдения хотя бы начальных норм гражданских прав в кодекс взаимоотношений между мусульманскими странами. В этом ее огромная и неоспоримая заслуга. Но вряд ли эта ее линия на международной исламской арене была бы столь же успешной при иной ситуации. Вновь обратимся к “арабской весне”, фактам ее свершения, причинам и последствиям. Уже немало говорилось о том, что она захлебнулась, утратила созидательный заряд, что ее результатами воспользовались реакционные силы и т.д. Но можно заметить и другое. Эти так называемые реакционные силы, воспользовавшись плодами революций, вынуждены смещаться на центристские позиции, чтобы не оказаться сметенными той волной, что приблизила их к власти. Движение к центру становится, по всей вероятности, определяющей тенденцией исламского мира. Изложенная позиция Саудовской Аравии является тому подтверждением . Опасение оказаться в глазах мирового общественного мнения на стороне поборников чрезвычайного радикализма и государственного терроризма принуждают ее к осторожности во взаимоотношениях с носителями демократических идей в исламском мире. В тоже время, вынужденные уступки, схожие с теми, что изложено выше, явно не отвечают ее интересам и политической направленности и могут привести к развитию событий, кажущимися на сегодня непредсказуемыми. Как ,впрочем, не были предсказуемы и шаги в отношении Индонезии, практически постоянно наносящей ущерб позициям Саудовской Аравии в качестве лидера исламского мира. Подводить итоги “арабской весне”, по всей вероятности, преждевременно.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
22 октября после продолжительной болезни скончался наследный принц Саудовской Аравии Султан бен Абдель Азиз, а 27 октября на основании решения Комитета присяги (коллегиального органа, наделенного правом утверждения кандидатуры наследного принца) король Абдулла бен Абдель Азиз издал указ, согласно которому новым наследником престола стал принц Наиф бен Абдель Азиз - 23-й сын основателя современного саудовского государства Абдель Азиза Аль Сауда и сводный брат ныне правящего монарха. Принц Наиф родился в 1934 (по другим данным – в 1933 г.) в г. Таиф в Хиджазе. Свою государственную карьеру он начал в 1952 г., когда был назначен вице-губернатором столичной провинции Эр-Рияд. Через год, после смерти отца, Наиф становится губернатором этой провинции. В 1954-1964 гг. принц занимает пост министра финансов КСА, а в 1970 – 1975 гг. - заместителя главы королевского МВД – государственного министра по внутренним делам. С 1975 г. по настоящее время Наиф возглавляет ведомство внутренних дел. Он является почетным председателем совета министров внутренних дел арабских государств. Принц возглавляет Высший совет по вопросам информации, основной задачей которого считается цензура публикаций «внутренней» саудовской прессы и других СМИ, а также контроль над доступом к ресурсам Интернета. Кроме того, наследный принц руководит Высшим комитетом по делам хаджа, организуя и контролируя вопросы, связанные с паломничеством мусульман к святыням Мекки и Медины. В 2009 г. принц Наиф назна-чается вторым заместителем председателя Совета министров КСА, т. е. человеком № 3 в саудовской иерархии власти (первым заместителем и № 2 является наследный принц, а главой правительства – правящий монарх).

Образование Наиф получил в т. н. «школе принцев», организованной отцом для своих многочисленных сыновей, а затем специализировался на изучении вопросов политики, культуры и безопасности. Обучением принца занимался также лично отец и видные саудовские религиозные деятели.

Принц Наиф является одним из оставшихся в живых единокровных братьев, которые составляли влиятельнейший в саудовском королевском доме клан т. н. «семерку Судайри», названную по имени их матери Хассы ас-Судайри - одной из жен короля Абдель Азиза. Со времен правления короля Фейсала (1964-1975 гг.) этот клан в значительной степени определяет внутреннюю и внешнюю политику королевства. Занимаемые представителями «семерки» государственные посты позволяют им контролировать основные источники власти в королевстве: нефть и силовые структуры. Отметим, что новый человек № 3 в КСА принц Сальман, также принадлежит к клану Судайри. В то же время нынешний король Абдалла относится к клану Сунайян – Шаммар, составляющему влиятельный противовес группировке Судайри.

За годы руководства саудовским МВД принц Наиф превратил его в мощную и в целом эффективно действующую организацию. Общая численность личного состава ведомства составляет в настоящее время примерно 80 тыс. человек. В министерство входят структуры обеспечения общественной безопасности (различные полицейские подразделения, охрана нефтяных объектов, силы быстрого реагирования), Корпус пограничной стражи, Береговая охрана, пожарная служба, гражданская оборона, службы специальной и внутренней безопасности, Агентство по борьбе с наркотиками, следственные органы, паспортно-иммиграционный департамент, антитеррористические подразделения. Под руководством принца Наифа действует очень влиятельная в стране религиозная полиция нравов, которая жестко отслеживает нарушения исламской морали и норм общественного поведения. Большое внимание глава МВД уделяет подготовке квалифицированных кадров и внедрению в работу ведомства новейших научно-технических достижений. В 1978 г. при министерстве создан и действует Университет наук безопасности, носящий имя Наифа и председателем совета директоров которого является сам принц. В системе МВД работают два сына Наифа, причем один из них - Ахмад является ближайшим советником отца и относится к числу главных фигур в саудовской системе государственной безопасности.

Начиная с 1990-х гг. одной из главнейших задач МВД КСА становится борьба с террористической угрозой. Эту задачу министерство решает во взаимодействии со службой общей разведки. Также налажено сотрудничество со спецслужбами стран Запада. Благодаря энергичной деятельности принца Наифа удалось разгромить большинство ячеек экстремистской группировки «Аль-Каида на Аравийском полуострове», боевики которой в 2003-2004 гг. развернули в стране масштабную кампанию кровавых терактов с целью подорвать позиции правящей династии Саудидов. Вместе с тем отметим, что, принц является известным адептом практики «экспорта терроризма», в рамках которой потенциально опасные элементы из числа активных радикальных исламистов с помощью всевозможных фондов отправляют за пределы страны на «фронты мирового джихада», чтобы они не дестабилизировали ситуацию внутри королевства.

Активная и в целом успешная деятельность принца Наифа в деле борьбы с терроризмом значительно упрочила его позиции на саудовской внутриполитической арене. Экспертное сообщество единодушно относит нового наследного принца к наиболее консервативным членам саудовской королевской семьи, считают его неформальным лидером «партии консерваторов» в окружении короля Абдуллы, человеком очень строгих нравов. В частности, Наиф в этом году выступил с резкой критикой одного из членов Совета Шуры (консультативного органа при монархе), который предложил пересмотреть запрет на вождение автомашин женщинами. В то же время принц Наиф считает «неправильной» существующую в королевстве сегрегацию полов, призвал саудовцев не усугублять ее, выразив надежду, что сегрегация будет уменьшаться. Известен Наиф и как противник введения выборности членов Совета Шуры. Саудовская оппозиция и критики на Западе обвиняют принца в жестоком подавлении выступлений шиитов в Восточной провинции КСА весной 2011 г. Однако в августе Наиф выиграл суд над британской газетой The Independent, обвинившей его в отдаче приказов полиции расстреливать демонстрантов. В целом же можно согласиться с мнением, что в случае, если принц Наиф станет королем, то « это, вряд ли, изменит уже существующую тенденцию саудовского движения в направлении перемен».

В последние несколько лет в связи с болезнью как самого монарха, так и наследного принца Султана, принц Наиф неоднократно проводил еженедельные заседания правительства. По мнению саудовских и западных экспертов, в связи преклонным возрастом и болезнью короля Абдаллы, наследному принцу Наифу в новом статусе предстоит сыграть самую активную роль в управлении КСА. Стало известно, что в знак продвижения Наифа вплотную к своему трону, король Абдулла недавно подписал указ о назначении своего сына Машааля губернатором южной провинции Наджран. К королевской подписи были присовокуплены слова: «Рекомендуется принцем Наифом». Это противоречит саудовской традиции, согласно которой на королевском указе должны быть только одна подпись – самого монарха.

Наиф редко выезжает за рубеж и является одним из немногих саудовских принцев, которые никогда не посещали США. Активность в сфере внешней политики Наиф стал проявлять в 1990-е гг. При этом он уделял большое внимание отношениям с другими аравийскими монархиями, Пакистаном, Ираном, палестинцами. Наследник саудовского престола рассматривает Иран в качестве главного смертельного врага королевства. Он противник расширения иранского влияния в зоне Персидского заливе, чем отличается от склонного к компромиссам короля Абдуллы. Известен Наиф и своими жесткими антиизраильскими высказываниями. По оценке экспертов, заняв трон, он, скорее всего, предпочтет усилить поддержку радикальному движению ХАМАС и другим палестинским экстремистским группировкам. С 2001 г. Наиф возглавляет «Саудовский комитет поддержки интифады Аль-Акса», оказывающий значительную финансовую помощь не только палестинцам (в т. ч. семьям заключенных в тюрьмах Израиля и террористов-смертников), но и странам, пострадавшим от различных природных катаклизмов.

Что касается нынешних, во многом союзнических отношений Саудовской Аравии с США, то в случае своего восшествия на трон Наиф, по всей вероятности, продолжит традиционный для Эр-Рияда курс на всестороннее развитие связей с Вашингтоном.

В 2005 г. принц Наиф посетил Россию. По его мнению, у саудовско-российских отношений «очень большое будущее», т. к. две страны имеют «много общих интересов на международной арене, в частности, взаимодействие в сфере борьбы с терроризмом». Принц является попечителем созданного в 1995 г. Исламского университета в России, действующего на базе МГУ.

В марте 2002 г. принц Наиф перенес инсульт. Сейчас состояние его здоровья оценивается как удовлетворительное, и он продолжает активно работать.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
http://dergachev.ru/analit/raskalennie_rubezhi_blizhnego_vostoka.html

В изменившейся за двадцатое столетие геополитической архитектуре мира появились новые очаги нестабильности и конфликтности. В результате возникла потребность в корректировки представлений традиционной геополитики о геополитических узлах на рубежах евразийских цивилизаций. Самым взрывоопасным регионом мира стал Ближний Восток, хотя в традиционной геополитике он таковым не числился. Ближний Восток является абсолютным лидером по количеству конфликтов после Второй мировой войны. Вместе с тем здесь зародились великие религии, открывшие глубинные горизонты чувственной природы человека. Но настало время, когда впервые в регионе с тысячелетней историей в качестве главного архитектора мироустройства выступает государство, обладающее короткой политической истории. Не приведет ли это к сбою в важнейшем «двигателе» духовного прогресса? Обратимся к особенностям местных этноприродных рубежей, которым не всегда уделяется внимание в аналитическом сообществе.

Геополитические узлы на этноприродных рубежах. Когда в начале XX века формировались основы традиционной геополитики, не были известны факты о природных особенностях формирования тектонических разломов Земли и возможного их влияния на энергетику этноприродных рубежей. Рассмотрим с позиций авторской теории Больших многомерных пространств1 особенности и уникальность Ближневосточного геополитического узла, ставшего самым взрывоопасным в современном мире.
В многомерном коммуникационном пространстве на рубежах евразийских цивилизаций (ЕВРАМАРе) расположены крупнейшие в мире геополитические узлы на тройных цивилизационных границах, где часто рождается взрывоопасная энергетика. Это зоны рубежной коммуникативности с высоким энергоизбыточным напряжением, с производительной или разрушительной силой коммуникации. Если сопоставить крупные очаги напряженности с этноландшафтными рубежами, то многие исторические эпицентры конфликтов расположены на тройных конфессиональных границах мировых цивилизаций, среди которых ныне выделяются рубежи западнохристианской, православной и исламской (Балканы, Левант, Крым) цивилизаций.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
В условиях перманентно сложной и нестабильной военно-политической обстановки в зоне Персидского залива, а в последнее время - роста активности политических сил, оппозиционных правящему в стране монархическому режиму, кувейтское руководство уделяет повышенное внимание вопросам обеспечения внешней и внутренней безопасности государства.

Кувейт, учитывая собственные весьма ограниченные возможности для защиты территории страны от внешней агрессии, сделал стержневым элементом обеспечения национальной безопасности активное участие в оборонительных союзах и поиск политических решений, которые исключили бы возможность повторения катастрофы августа 1990 г., откуда бы ни исходила угроза эмирату – с севера, востока, или юга. Эмират выступает за создание надежной системы безопасности в зоне Персидского залива, способной обеспечить на достаточно длительный период стабильность в регионе и оградить его государства, прежде всего сам Кувейт, от рецидивов острой конфронтации и вооруженной агрессии как способов разрешения возникающих конфликтных ситуаций.

После событий 1990-1991 гг. в Кувейте на практике убедились, что реальной гарантией защиты страны от внешнего вторжения может быть только военно-политический союз с США и поддержание союзнических отношений с другими ведущими государствами НАТО. В 1991-1992 гг. эмират подписал соглашения о сотрудничестве в сфере обороны и безопасности с США, Великобританией, Францией и Италией, которые, в частности, предусматривают оказание военной помощи Кувейту в обороне от внешней агрессии. Таким образом, была сформирована система обеспечения внешней безопасности кувейтского государства, действующая и поныне.

В настоящее время наиболее тесные военно-политические отношения Кувейт поддерживает с США. В 2004 г. Кувейт получил статус основного союзника США вне структур НАТО. Американские войска имеют базы на территории эмирата, Соединенные Штаты являются главным поставщиков вооружения для кувейтской армии, на регулярной основе проходят совместные учения вооруженных сил двух стран. После вывода американских войск из Ирака в декабре 2011 г. Вашингтон намерен сохранить на кувейтской территории крупный контингент ВС США – его возможная численность может составить примерно 23 тыс. человек.

Большое внимание Кувейт уделяет развитию сотрудничества в области безопасности и обороны в рамках ССАГПЗ, выступает за укрепление боевой мощи объединенных ВС «Щит полуострова», принятие единой военной доктрины, создание объединенной системы ПВО. В то же время слабый суммарный военный потенциал аравийских монархий не позволяет им самостоятельно обеспечивать защиту стран-участниц организации от агрессии со стороны сильного противника.

Серьезным источником угрозы безопасности в зоне Персидского залива в Кувейте считают Иран. Для отношений между двумя странами характерны регулярные периоды напряженности. Кувейт опасается интенсивного наращивания иранской военной мощи и возможной военной направленности ядерной программы ИРИ, а также ее экологических последствий. Эмират официально не поддерживает силовое решение иранской ядерной проблемы, и неоднократно заявлял, что не позволит использовать свою территорию для подготовки и проведения военной операции против ИРИ. В то же время в условиях нынешнего обострения отношений между Вашингтоном и Тегераном американское военное присутствие в Кувейте имеет отчетливо выраженную антииранскую направленность. И еще. На неофициальном уровне кувейтскими экспертами высказывалась мысль, что уничтожение ядерного потенциала ИРИ – в интересах стран Персидского залива. Кувейт поддержал резолюции Совета Безопасности ООН по санкциям в отношении Ирана в связи с его ядерной программой, однако не всегда спешил реализовывать их требования на практике. Серьезные опасения кувейтского руководства вызывают возможные действия со стороны Тегерана по активизации радикальных элементов многочисленной шиитской общины в стране. Кувейт с настороженностью относится к политике Ирана по упрочению своих позиций в Ираке. В то же время на официальном уровне Кувейт предпочитает не акцентировать внимание на потенциальной угрозе со стороны Ирана и стремится выдерживать линию на развитие двустороннего сотрудничества на основе уважения взаимных интересов и невмешательства во внутренние дела друг друга.

Кувейт выступает за скорейшую стабилизацию обстановки в Ираке, считая, что сохранение напряженности в соседней стране представляет непосредственную угрозу его безопасности. К тому же некоторые иракские террористические группировки действуют недалеко от кувейтской границы. У Кувейта сохраняется ряд претензий к Ираку. Это - судьба пропавших без вести в 1990-1991 гг. военнослужащих и гражданских лиц (369 чел.), вопрос о выплате компенсаций за ущерб, нанесенный в период оккупации (до 20 млрд долларов), возвращение похищенного имущества. Кувейт сохраняет недоверие к соседу, особенно по территориальному вопросу, что подпитывается периодически появляющимися в Ираке высказываниями, в т. ч. на высоком уровне, о несправедливом прохождении некоторых участков иракско-кувейтской границы. Два государства до сих пор не заключили договор о ее демаркации. В эмирате продолжают хорошо помнить о событиях начала 1990-х гг., здесь по-прежнему сильны антииракские настроения. Отношения Ирака с Кувейтом обострились в последнее время в связи со строительством Кувейтом порта на острове Бубиян вблизи иракских территориальных вод. Ирак расценил это строительство как угрозу его национальным интересам.

Определенные разногласия имеются у Кувейта с Саудовской Аравией. Кувейтцы не желают полного саудовского доминирования в ССАГПЗ. Между двумя странами сохраняются спорные вопросы о принадлежности двух прибрежных островов, из-за чего морская граница между ними до сих пор не установлена и не определены границы на континентальном шельфе Залива.

Массовые антиправительственные выступления в Бахрейне в 2011 г. вызвали серьезное беспокойство у кувейтского руководства. Именно поэтому Кувейт, наряду с КСА и ОАЭ, направил в Бахрейн свои военные силы (отряд катеров ВМС) для оказания помощи правительству этой страны.

В целом Кувейт в деле обеспечения внешней безопасности государства продолжит уделять основное внимание поддержанию тесных военно-политических отношений с США и ведущими странами НАТО. Одновременно будут развиваться союзнические отношения с аравийскими монархиями. Таким образом, кувейтское руководство обеспечит многоуровневую структуру международных военно-политических гарантий независимости страны, ее безопасности и территориальной целостности.

Внутри страны правящий режим стремится сохранить стабильность общественно-политической ситуации, не допустить дальнейшего усиления влияния оппозиционных сил, чья активность в последнее время заметно возросла. Прежде всего, это относится к радикальным исламистам, а также либеральной оппозиции. Так, во многом под давление оппозиции в конце 2011 г. власти пошли на отставку правительства во главе с шейхом М. ас-Сабахом и роспуск Национальной ассамблеи, назначив на февраль 2012 г. досрочные парламентские выборы.

Правящая династия Сабахов разрешает неэкстремистским политиче-ским кругам свободно излагать свои мысли в парламенте и СМИ. Правящие круги считают, что лучше обеспечить свободный выплеск мнений для выражения несогласия, чем озлобить недовольных, которые будут действовать в подполье или станут организовывать массовые беспорядки. Хотя деятельность политических партий в эмирате запрещена, однако многочисленные общественно-политические организации фактически исполняют роль партий.

Шииты составляют примерно 30 проц населения Кувейта. В последние годы они в большей степени стали ощущать себя частью кувейтского общества. Шиитская община представлена в парламенте и занимает важное положение экономике страны. Тем не менее, говорить о полном равноправии шиитов и суннитов нет достаточных оснований. Кувейтские шииты протестовали против поддержки властями страны суннитского правящего режима в Бахрейне, подавляющего местных шиитов.

Еще одной проблемой, вызывающей беспокойство властей, являются лица без гражданства, т. н. «бидун» (около 200 тыс. человек), которые регулярно проводят акции протеста с требованием предоставить им гражданские права. Как правило, эти акции жестко подавляются полицией. И все же власти были вынуждены пойти на уступки для части «бидун», обещав положительно рассмотреть их требования.

В целом внутриполитическая обстановка в Кувейте сохраняется достаточно стабильной. Власти контролируют ситуацию в стране. Действующие в эмирате оппозиционные силы различной ориентации хотя и усилили свою активность, но пока серьезной угрозы правящему режиму не представляют.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
В условиях сохраняющейся в стране на протяжении длительного времени сложной политической ситуации ливанская армия (59,1 тыс. человек) представляет собой «наиболее эффективный и представительный национальный институт», самую организованную и стабильную государственную структуру, которая выступает одним из главных гарантов конституционного строя, обеспечивая внутреннюю стабильность.

Исторически сложилось так, что ливанские ВС преимущественно ре-шали задачи внутреннего характера. И в настоящее время основной задачей армии продолжает оставаться поддержание безопасности и стабильности в стране, охрана границ государства. Использование армии для решения внутренних задач имеет соответствующую правовую базу. Так, по закону «О национальной обороне» (1984 г.) предусмотрено участие вооруженных сил в мероприятиях по обеспечению внутренней безопасности. В частности, речь идет о привлечении военных для оказания помощи полиции и силам внутренней безопасности в обеспечении законности и правопорядка, ликвидации последствий стихийных бедствий, борьбе с наркобизнесом, контрабандой и организованными преступными группировками.

Вместе с тем, в соответствии с конституцией Ливана, армия не должна поддерживать какие-либо политические партии и организации, участвовать в политической борьбе. Военнослужащим запрещается вступать в политические партии и профсоюзы, присутствовать на их собраниях, выступать с публичными заявлениями в средствах массовой информации без разрешения министерства обороны, участвовать в забастовках или подстрекать к ним, организовывать и подписывать любые групповые петиции и обращения, а также заниматься деятельностью, которая противоречит общественной морали.

Очень многие в Ливане считают армию единственным нейтральным арбитром, способным играть положительную роль в разрешении внутренних конфликтов. При этом учитывается и то обстоятельство, что у ливанских военных нет собственных политических амбиций, а тем более стремлений захватить власть в стране путем переворота. О высоком политическом авторитете военных свидетельствует и то, что после окончания гражданской войны в 1990 г. на пост президента республики дважды избирали бывших командующих ливанской армией: в 1998 г. – генерала Э. Лахуда, а в 2008 г. - генерала М. Сулеймана.

В мае 2008 г. армия сыграла очень важную роль в разрешении острого политического кризиса, грозившего перерасти в масштабное кровопролитие. Тогда правительство, фактически расписавшись в своем бессилии, передало в руки военных право урегулировать конфликт, что они с успехом и сделали, вынудив противоборствующие стороны, уже начавших силовое противостояние, вывести своих вооруженных сторонников с улиц Бейрута и его пригородов. Причем это было сделано без применения силы со стороны армии, что еще раз подтвердило высокий национальный авторитет ливанских военных. В январе 2010 г. вооруженные силы вновь сыграли позитивную роль в разрешении очередного крупного политического кризиса в стране – позиция армии во многом способствовала тому, что этот конфликт не перерос в вооруженное противостояние.

Военные в 2007 г. жестко подавили сопротивление вооруженной экс-тремистской исламистской группировки в районе Триполи на севере страны.

Отметим, что значительная часть Сил внутренней безопасности (20 тыс. человек) размещена в Бейруте и его пригородах, обеспечивая безопас-ность, прежде всего, различных правительственных объектов. Поэтому именно армейские подразделения систематически привлекаются для пресе-чения, «погашения» локальных конфликтов в различных районах страны, периодически возникающих, как правило, на почве обострения отношений между представителями различных религиозных общин. Воинские подразделения активно использовались правительством для подавления забастовок и массовых выступлений населения, однако в последние годы подобные случаи не отмечались. К тому же военные, очень чувствительные к своему имиджу, крайне неохотно действуют против собственного народа, опасаясь утратить его доверие и уронить свой авторитет в обществе. Армейское командование отчетливо понимает, что любые односторонние действия с его стороны способны привести к неконтролируемому всплеску насилия на почве межконфессиональной розни. Это, в свою очередь, может поставить армию на грань раскола и привести к ее ликвидации как единого государственного института. Ведь говорить о полном преодолении разногласий между военнослужащими, представляющими различные ливанские религиозные общины, еще рано.

Армейские подразделения часто используются для охраны важных административных и экономических объектов, транспортных узлов и магистралей, привлекаются к проведению спасательных и гуманитарных операций.

В Ливане с 1982 г. действуют вооруженные формирования шиитской исламистской организации «Хизбалла» (до 6 тыс. человек), которые пред-ставляют собой хорошо обученные и имеющие на вооружении современные средства вооруженной борьбы подразделения. Они, как показал опыт многолетнего вооруженного противостояния с ВС Израиля, компетентно используют доктрину и тактику партизанской борьбы, пользуются поддержкой и значительной части шиитского населения страны. Все это делает их возможное насильственное разоружение делом очень сложным и трудным. В то же время многие политические силы Ливана, особенно представляющие интересы христианской и суннитской общин, требуют роспуска сил «Хизбаллы». Отношения между военными и исламистами довольно сложные, но при этом обе стороны воздерживаются от прямого конфликта.

Официально главной задачей ливанских ВС считается оборона страны от внешней агрессии, защита ее суверенитета и территориальной целостности. Однако за всю свою историю армия никогда не была в состоянии ее решать. Причем соседи Ливана – Израиль и Сирия обладают военным потенциалом и вооруженными силами, неизмеримо превосходящими ливанские. ВС Ливана не имеют современных средств ведения вооруженной борьбы - большую часть их вооружения составляют устаревшие образцы. Практически отсутствуют силы ВВС и ПВО. Система управления войсками также не отвечает современным требованиям. Отсутствует хорошая база для технического обслуживания и ремонта оружия. Слабо развит войсковой тыл, явно недостаточными являются запасы вооружения и материальных средств. Войска испытывают острый дефицит запасных частей, что обуславливает низкую техническую готовность вооружения и военной техники. В то же время уровень подготовки офицерского состава и военнослужащих-контрактников оценивается как хороший. С 2008 г. весь личный состав армии комплектуется только военнослужащими-контрактниками. Офицерский корпус ливанской армии считается одним из самых образованных и культурных слоев общества, его своеобразной элитой. В целом национальные ВС способны вести лишь оборонительные действия ограниченного масштаба. Долгосрочных планов развития армии у правительства не имеется. Ежегодно военным выделяются средства, позволяющие поддерживать боеготовность ВС на удовлетворительном уровне.

Ливанская армия фактически не участвовала в войне между Израилем и группировкой «Хизбалла» в 2006 г., хотя израильтяне и наносили удары по ее позициям и объектам. Но после войны правительство направило в южные районы страны значительную часть ВС для усиления охраны границы с Израилем и контроля за соблюдением условий прекращения огня. В настоящее время здесь размещены 5 из 11 механизированных бригад ливанской армии (около 16 тыс. человек). Ливанские военные взаимодействуют с находящимся на юг страны миротворческим контингентом ООН, в частности, проводят совместные учения по антитеррористической тематике. Тем не менее, все это не стало препятствием для «Хизбаллы», которая вновь разместила на юге своих боевиков и восстановила разрушенную военную инфраструктуру.

После войны 2006 г. была усилена и охрана границы с Сирией, глав-ным образом с целью пресечения контрабанды оружия в Ливан. Однако это также не помешало «Хизбалле» не только пополнить свои арсеналы и восстановить боевые возможности группировки, но и превзойти их предвоенный уровень.

В условиях нынешнего обострения обстановки в Сирии ливанское командование усилило контроль в приграничной полосе для предотвращения контрабанды оружия теперь уже в Сирию, а также регулирования прибытия в страну сирийских беженцев. В то же время министерства обороны и внутренних дел Ливана отрицают информацию о том, что они оказывают помощь сирийским властям в борьбе с вооруженной оппозицией. Так, командующий ливанской армией генерал Ж. Кахванджи заявил, что его страна не собирается быть втянутой в ненужные ей конфликты, происходящие в сопредельном государстве.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Военно-политическое руководство Иордании во главе с королем Аб-даллой II уделяет постоянное повышенное внимание укреплению национальных вооруженных сил (100,5 тыс. человек), их оснащению новыми видами вооружения, военной техники и снаряжения, качественной подготовке всех категорий личного состава. Страна расходует на военные нужды значительные средства (2,53 млрд долларов в 2010 г., что составило примерно 11% валового национального продукта).

Иорданские вооруженные силы являются одним из ключевых элементов национальной системы безопасности, а их деятельность осуществляется в контексте приоритетов внешней политики и политики безопасности королевства. Причем эта роль армии будет усиливаться по мере роста уровня региональной нестабильности и наличия многочисленных конфликтов на Ближнем Востоке, в т. ч. в непосредственной близости от границ Иордании.

В настоящее время главными задачам иорданских ВС считаются: обеспечение суверенитета и территориальной целостности государства; за-щита королевства от внешних и внутренних угроз; воспрепятствование проникновению в страну террористических группировок, способных дестабилизировать обстановку в Иордании; участие в борьбе с терроризмом в регионе; участие в международных миротворческих операциях.

Военная доктрина Иордании традиционно носит оборонительный характер. Ее суть составляет положение о «круговой обороне», что предопределяет отсутствие у королевства какого-либо конкретного противника и стратегических целей, для достижения которых потребовалось бы применение военной силы. Учитывая ограниченные экономические, людские и военные возможности государства, иорданское руководство полагает, что вооруженные силы в случае возникновения военного конфликта должны быть способны оказывать активное противодействие агрессору путем ведения боевых действий средней интенсивности в течение 6-8 суток до вступления в войну союзников, в первую очередь американских войск. Исходя из данного положения, иорданцы считают необходимым иметь достаточно крупные подго-товленные мобилизационные резервы (65 тыс. человек в настоящее время), материальные ресурсы и высокопрофессиональную и технически хорошо оснащенную армию, способную сорвать замыслы противника на начальном этапе военных действий.

В иорданской армии принята британская и, частично, американская система управления войсками и материально-технического обеспечения.

В военно-административном отношении территория страны разделена на три оперативных командования: Северное (сирийское направление), Центральное (израильское направление), Восточное (иракское направление), а также Южную военную зону. Стратегическим резервом является Королевская бронетанковая дивизия (270 танков).

В условиях сохраняющейся нестабильности в Ираке, а в последнее время в связи с событиями в Сирии Иордания уделяет пристальное внимание восточному и северному направлениям. Здесь сосредоточены крупные (по иорданским масштабам) группировки сухопутных войск, для поддержки которых выделены соответствующие силы ВВС. Официально Амман выступает против «вооруженного вмешательства в дела Сирии» и заявляет, что «территория королевства ни при каких обстоятельствах не станет плацдармом для нападения войск США или НАТО на Сирию». При этом концентрацию войск вблизи сирийской границы власти объясняют как превентивную меру безопасности в условиях, когда на территории сопредельного государства, причем в непосредственной близости от Иордании происходит вооруженное противостояние. Напомним, что Иордания поддержала план ЛАГ по урегулированию конфликта в Сирии и вышла из состава миссии наблюдателей Лиги в САР, а ранее король Абдалла II первым из глав арабских государств «настоятельно рекомендовал» президенту САР Б. Асаду уйти в отставку. В настоящее время Саудовская Аравия и Катара подталкивают Иорданию и Марокко к участию в арабской «миротворческой операции» в Сирии», что, однако, представляется крайне маловероятным.

Высокий уровень террористической активности на Ближнем Востоке обусловливает необходимость принятия Иорданией мер для противодействия этой угрозе. В стране создано Командование специальных операций (КСО). Его структура и задачи схожи с Командованием спецопераций ВС США и Британским управлением специальных войск. По уровню своей подготовки иорданский спецназ считается лучшим в регионе. Формирования КСО представляют собой часть стратегического резерва командования вооруженных сил и предназначены для выполнения специфических боевых задач и проти-воповстанческих операций, поддержания внутренней безопасности, антитеррористических операций, борьбы с саботажем, подавления массовых беспорядков. Не исключается возможность использования формирований КСО и для ведения обычных боевых операций совместно с частями других видов вооруженных сил. Иордания в деле борьбы с терроризмом активно сотрудничает с ведущими странами Запада и многими арабскими государствами.

Военное строительство в королевстве базируется на синтезе американских и британских принципов с учетом конкретных национальных потребностей и возможностей. Военно-политическое руководство Иордании стремится развивать национальные ВС по стандартам НАТО. Значительное внимание командование уделяет внедрению в войска современных информационных технологий, информационно-техническому обеспечению боевых действий, совершенствованию системы управления войсками. С этой целью в армии создано Управление информационных технологий.

В ВС Иордании оперативная подготовка штабов и боевая подготовка войск организована на хорошем уровне и считается одной из лучших в арабском мире. Регулярно проводятся различные учения с целью проверки и отработки планов применения вооруженных сил в случае возникновения военного конфликта. При этом особый упор делается на отработку вопросов налаживания тесного взаимодействия сухопутных войск с ВВС в рамках концепции «объединенных (совместных) военных действий» (combined arms warfare). Большое внимание уделяется контртеррористической подготовке, отработке взаимодействия с полицией и силами безопасности. При обучении личного состава широко используются американские и английские методики.

Основной упор в сфере ВТС иорданское руководство делает на развитие всестороннего сотрудничества с США и другими странами Запада. С США подписано соглашение о доступе американских ВС на иорданские военные объекты. Важным партнером в военной сфере остается Великобритания. Военные связи поддерживаются с Францией, КНР, Пакистаном, Австралией, Украиной, Тайванем, многими арабскими странами. Иордания активно сотрудничает в военно-технической сфере с Россией. Серьезные ограничения на выбор партнеров для военно-технического сотрудничества и объемы закупок вооружений оказывают зависимость королевства от США, стран Запада и аравийских монархий и нехватка собственных финансовых средств для оплаты спецпоставок.

ВС Иордании постоянно участвуют в международных миротворческих операциях в различных районах мира. В 2001 г. в национальное законодательство было внесено изменение о том, что Иордания «может посылать войска за границу в помощь войскам другой страны по просьбе ее законного руководства для спасения жертв войны и природных катастроф». Подразделения иорданского спецназа в составе сил западной коалиции в 2011 г. участвовали в войне против режима М. Каддафи в Ливии.

Вооруженные силы традиционно занимают важное место в иорданском государстве. Хотя, в отличие от многих арабских стран, иорданские офицеры не играют какой-либо роли в политической жизни страны. Политические партии не имеют права создавать свои структуры в армии. Офицеры также не состоят в политических партиях и не выдвигаются с действительной службы в депутаты парламента. Это отражено в Иорданской национальной хартии 1990 г. У нынешних иорданских военных нет политических амбиций. Проблемы армейской жизни и военного строительства не дебатируются ни в стенах парламента, ни на страницах гражданской прессы. Забота о вооруженных силах и их офицерском корпусе является абсолютной прерогативой короля и специально назначенных им для этого лиц.

На сегодняшний армия и ее офицерский корпус по праву считаются важнейшим гарантом поддержания стабильности в стране и сохранения у власти Хашимитской династии. В то же время отметим, что власти не при-влекали военных для подавления массовых протестных выступлений, проходивших в королевстве весной-летом 2011 г.

В целом Иордания имеет высокопрофессиональные вооруженные силы с неплохими оборонительными возможностями, которые по уровню подготовки личного состава по праву считаются одной из лучших на Ближнем Востоке.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
http://lukdomen.newmail.ru/eiu/Qatar.pdf

Несмотря на общие восторженные отклики стран Запада на свержение М.Каддафи в Ливии, проглядывается их все более растущая обеспокоенность «излишне самостоятельными» действиями Катара в этой стране. Последний, будучи одним из основных идеологов и проводником идеи свержения бывшего ливийского диктатора явно начинает «подминать» ситуацию под себя, не обращая при этом внимание на интересы своих бывших союзников. Это выражается, прежде всего, в действиях Дохи по финансированию и снабжению оружием подконтрольных ей отрядов ливийских исламистов, что происходит явно в ущерб другим сегментам повстанческого движения в этой стране. Катарцы все активнее вмешиваются в ход формирования органов исполнительной власти страны, стараясь при этом не только продвигать на ключевые посты своих сторонников (в муниципалитете Триполи их уже большинство), но и практически открыто диктовать руководителям Переходного национального совета (ПНС) «как им жить дальше». Этот диктат уже вызвал резкую отповедь министра финансов нового ливийского правительства и по совместительству «главного либерала» Али Тартуни, который предупредил Доху о «необходимости стучать в дверь, прежде чем в нее заходить».

Такое положение дел вынудило французского президента Н.Саркози в октябре с.г. провести секретные переговоры с эмиром Катара Х.Бен Халифа Ат-Тани, в рамках которых ему было указано на необходимость «более тесно координировать свои действия в Ливии с европейцами и ПНС». Представляется, что французский лидер выражал коллективное мнение стран всего НАТО и был выбран на эту роль с учетом доверительного характера связей между ним и руководством Катара. Это, безусловно, показатель той настороженности к новым ливийским реалиям, основным носителем которой выступает в данном случае Вашингтон. Ничего удивительного в этой ситуации нет, поскольку мы уже говорили о том, что «ливийский проект» на сегодняшний день является, пожалуй, самым успешным среди прочих усилий Дохи по продвижению своих политических и экономических интересов в Африке. И не только успешным, но и системообразующим для всей дальнейшей внешней катарской активности. Тенденция превращения Катара в еще одного крупного регионального игрока начала проявляться еще в начале 2000 годов, когда катарцы начали активно завязывать контакты и связи не только с руководством того же Афросоюза, но и с массой различного рода командиров и руководителей повстанческих и оппозиционных движений на Ближнем и Среднем Востоке. Страна стала предоставлять свою территорию для проживания многих опальных лидеров или оппозиционеров, при этом зачастую сознательно принимая ту или иную значимую фигуру именно у себя. Катар стал провозглашать себя

некой территорией, на которой все оппозиционеры могли проживать и при этом чувствовать себя в безопасности. Такое положение дел неформально признавалось арабскими странами, пока «статус кво» не был нарушен, как считали в Катаре, одной из российских спецслужб, которая без всяких оглядок на традиции ликвидировала на катарской территории З.Яндарбиева. Последний, кстати, на тот период времени являлся одной из ключевых фигур по аккумулированию и переправке финансовых средств чеченским боевикам, которые шли, в том числе и на проведение резонансных терактов. Собственно из-за грубого нарушения этой негласной традиции реакция катарского руководства и была поначалу такой болезненной. Тем не менее, оно после этого эпизода очень гибко трансформировало свою политику «на российском направлении», перейдя к стратегии создания с помощью России нового газового международного картеля, который должен был превратиться по идее Дохи в новый «газовый ОПЕК». Это к вопросу «о нужности и целесообразности» проведения актов террора в отношении террористических лидеров за рубежом.

Создание «газового ОПЕК», а еще ранее создание глобальной телестанции «Аль-Джазира» необходимо рассматривать именно в контексте начала стратегии Дохи по превращению Катара в некого ключевого игрока в регионе. И если в случае с газом мы наблюдаем явную попытку составить достойную конкуренцию тем же саудовцам (а противоборство с ними является одной из ключевых принципов новой политики), то в случае с телевидением катарцы стали первопроходцами. Отметим о их почти европейскую гибкость и в словах, и в делах. Здесь они дают приличную фору своим престарелым саудовским «друзьям», которые потеряли чувство реальности и закостенели в своих догмах. Если мы посмотрим на то, как Доха реализовывала свои замыслы по превращению Катара в региональную супердержаву, то увидим, что они просто творчески переработали все то, что до них придумал тот же Запад. В случае с приютом для всех обиженных оппозиционеров сразу на горизонте возникает Британия, «пригревшая» на своей территории абсолютное большинство фигур, которые находятся в международном розыске. В случае с «Аль-Джазирой» сразу вспоминается американское CNN, которая, по точному мнению кого-то из американских политологов, «одна в состоянии выиграть любую войну». В случае с «Аль-Джазирой» этот тезис воплощен на «все 100%». Она, благодаря колоссальным финансовым влияниям и усилиям тех же нанятых британских менеджеров, превратилась в одно из основных оружий катарцев в мусульманском мире. Этот мир благодаря этой станции получил первое в своей истории «свое» телевидение, которое показывало и говорило, то, что абсолютное большинство арабского населения хотело смотреть и слышать. При этом было неважно, правда это или нет. Со времен Ирака «Аль-Джазира» активно завоевывала свою аудиторию, и уже в случае с Ливией и другими «арабскими революциями» смогло позволить себе, благодаря полученному авторитету, заниматься откровенными фальсификациями и отойти от некой «беспристрастности». И здесь необходимо отдать должное катарцам, которые четко «просчитали» чаяния своей аудитории, которые заключаются в обостренном чувстве «национальной обиженности» перед лицом коварных империалистов и сионистов. Отсюда и «Аль-Каида», фактическим рупором которой стала катарская станция, так как на тот период времени именно эта структура объединяла в себе наиболее пассионарную часть арабского мира, которая бросила перчатку новым «крестоносцам».

Пропаганда и финансы – это два «кита», на которых базируется экспансия Катара, который в силу своей географической «малости» не может позволить себе роскошь «бряцать оружием». Силовые методы как средство распространения своего влияния уходят в прошлое вместе с большинством арабских диктаторов. Здесь только два пути: или обзаводиться своим ядерным оружием; или сделать ставку на деньги. Второе явно предпочтительнее для Катара, руководство которого отличается от своих саудовских «братьев» практически «американской» деловитостью и чувством целесообразности: ядерную бомбу нельзя съесть или применить в повседневной политике, а кушать хочется всегда и всем. Большинство арабских режимов очень ясно это почувствовали на «своей шкуре» в результате всех этих «революций». Отсюда стремление к катарским инвестициям в национальные экономики, поскольку достаточного количества «своих» углеводородов у большинства арабских стран не хватает.

Но просто деньги не делают погоды, они могут принести только краткосрочную выгоду и лояльность, а Доха оперирует понятиями «вечности». Она смогла очень четко уловить основной тренд в развитии политической ситуации на Ближнем Востоке, который переживает смену элит. Все эти «революции» лишь видимая часть тех сдвижек в фундаментальных политических трансформациях, которые только начал переживать мусульманский мир. И арабские страны здесь лишь «первые ласточки». Идет смена «вех»: на смену авторитарным диктаторам приходят не менее авторитарные демократии, так как последние будут выражать интересы новой набирающей силы – «мягких» исламистов. Именно они сменят «светских» диктаторов, которые в своих попытках «скрестить исламского ужа с европейским ежом» потерпели несомненный крах. Европейские ценности во всем комплексе были отторгнуты большинством арабского населения, которое любит бесплатную «социалку» и свободу мнений, но только для себя. При этом свобода выражения мнений другими и толерантность по отношению к другим конфессиям и женскому полу здесь не в почете. Это обстоятельство первым на себе испытал иранский шах, и как выяснилось, мало чего изменилось в сознании правоверных за тридцать лет. Отсюда и востребованность новой «универсальной идеологии», которая подразумевала бы некий гибрид «западной демократии» с основными исламскими ценностями. Такой вариант сейчас предлагают умеренные исламисты в лице «братьев-мусульман», и катарцы пытаются возглавить это движение.

Отсюда и это противоборство с саудитами, которые не желают меняться, и тем самым копают себе могилу. Эр-Рияд живет по понятиям уходящего арабского мира, пытаясь его законсервировать. Саудовские правители при этом являются ровно таким же анахронизмом уходящей политической эпохи в арабском мире со всеми его диктаторами, и спасает их пока только наличие хорошей финансовой подушки, которая как показала та же Ливия, не всегда является достаточным средством для выживания. Как следствие, борьба между прагматиками-ваххабитами в лице Катара и ваххабитами-ретроградами в лице КСА. И здесь роль «Аль-Каиды», которая до недавнего времени являлась «наконечникам копья» именно саудитов, резко падает на фоне новых процессов в мусульманском мире. На смену радикалам приходят умеренные исламисты, и здесь первенство за катарцами, поскольку это их «аудитория», которая близка им тактически. При этом Доха учла печальный опыт своих саудовских конкурентов и постаралась максимально завуалировать «идеологический аспект» в своей деятельности, старательно избегая публичной пропаганды ваххабизма и отказавшись от скомпрометировавшей себя практики использования благотворительных организаций как средства пропаганды радикализма и переправки финансовых средств террористам в «горячие точки». Очень возможно, что европейцы «повелись» на эту уловку.

«Свалив» Каддафи во многом благодаря недальновидной позиции европейцев, Доха выиграла очень важный раунд в своей борьбе за Африку. Убран с дороги главный конкурент на континенте, который обладал достаточными ресурсами для того, чтобы «кормить» половину африканских стран. Вместе с Каддафи ушел в прошлое его главный инструмент влияния в лице многочисленных фондов и банков, на место которых сейчас приходят те же катарцы. Как следствие, следует ожидать резкой «исламизации» континента и усиления влияния Катара в Афросоюзе. Вообще, эта африканская экспансия катарцев выгодно отличает их от тех же саудовцев. В отличие от них, Доха не стала бороться за уже «распаханные участки» на Ближнем и Среднем Востоке, а поставила в себе в качестве одного из приоритетов именно Африку, принимая во внимание гигантские запасы полезных ископаемых и логистическое будущее этого региона. Активность в суданских делах была первым пробным шагом Катара, в рамках которого нащупывался алгоритм действий в целом на африканском направлении. Отсюда и гибридная модель совместно с Афросоюзом т.н. «катарской инициативы», в рамках которой помимо достижения успеха по примирению сторон в Дарфуре, апробировался и механизм взаимоотношений с африканскими лидерами. И, натолкнувшись на скрытое противодействие Каддафи на этом направлении, Доха поняла, что при живом «безумном полковнике» ей вряд ли что-нибудь «светит» в Африке. И очень быстро сделала необходимые выводы, что наложилось на личные антипатии европейцев к бывшему ливийскому лидеру. Вовремя подоспела и египетская «весна», с тайными пружинами которой еще предстоит разбираться. Таким образом, катарцы убрали двух самых опасных для себя конкурентов на Африканском континенте и теперь вольны в своих действиях. Остается еще идея «панафриканизма» нынешнего руководства Афросоюза в лице Т.Мбеки и Пинга (во многом благодаря им было фактически провалено посредничество Дохи в дарфурском урегулировании), и именно на этом направлении сейчас развернется основная борьба. И здесь союзниками катарцев вновь выступят французы, а вот «афроцентристы» объективно «качнутся» в сторону Китая, так как он является основным поставщиком инвестиций на континент, а в борьбе с Дохой важное значение имеют прежде всего деньги.

Деятельность в Африке совсем не отменяет активности катарцев и на Ближнем Востоке. Здесь необходимо вспомнить и финансирование ХАМАСа, эмиссары которого по просьбе своих катарских партнеров загодя перебрасывали оружие ливийским повстанцам, и Йемен, где Доха активно пытается воздействовать на процесс, постоянно предлагая себя в посредники и активно «подкармливая» при этом протестующих в Сане. В последнем случае, конечно, во главу угла ставится цель нанесения максимального морального ущерба Эр-Рияду, для которого Йемен является вотчиной. Здесь помимо саудовцев, катарцев ждет серьезный соперник в лице Турции, что она уже доказала в случае с теми же хамасистами, которые дружно ушли под ее «протекторат» с автоматическим прерыванием всех отношений с Дохой. Это для катарцев сигнал о том, что необходимо учитывать и фактор «национальных квартир», и ливийцы в случае с Али Тартуни им об этом вновь напомнили.

Сейчас большинство политологов говорят о будущем столкновении двух гигантов на Ближнем и Среднем Востоке в лице Турции и Ирана, забывая при этом про маленький, но богатый Катар. Во главу угла здесь ставится, прежде всего, соображение о военном потенциале этих стран, но повторим, что в 21 веке не последнюю роль играют и деньги помноженные на чутье «политического момента». И здесь Доха на первых ролях. «Крошечность» Катара вкупе с отсутствием вооруженных сил вынуждает его руководство быть предельно гибким в выборе стратегии и тактики, а также ее своевременной трансформации, в чем оно если не опережает своих основных конкурентов, то, по крайней мере, не отстает.

Но во всех случаях эта гибкость все-таки ограничена идеологией. В отличие от тех же китайцев, которые во главу угла всегда ставят экономическую целесообразность, катарцы связаны узами религиозных догм и патологической боязни распространения шиитского влияния. Они «вкладываются» исключительно в «братьев-мусульман», «светские» для них являются в лучшем случае попутчиками. Это прекрасно продемонстрировала история с визитом Ат-Тани в Дамаск, где он по поручению Лиги арабских государств (ЛАГ), обсуждал на днях механизм претворения в жизнь мирной инициативы по налаживанию национального диалога. Благодушие катарского лидера и его оптимизм после встречи с Б.Асадом было воспринято сирийской оппозицией с плохо скрываемым раздражением. А «ларчик» открывается просто: на первых ролях в организации протестных мероприятий в Сирии сейчас не просто «светские деятели», а коммунисты и прочие «левые». Отсюда и примирительный тон Дохи, которая, как и Эр-Рияд и другие «заливники», «ставят» на совсем другие силы в Сирии. То же самое наблюдается и в Йемене, где вся катарская финансовая помощь идет «Ислаху» в Сане, а не «светским» в том же Таизе.
В связи с этим необходимо еще раз обратить внимание на «близорукость» позиции того же Парижа, который использует катарцев как таран для продвижения своих интересов в той же Африке, явно противопоставляя этот альянс набирающей вес Турции, с руководством которой у Парижа очень напряженные отношения. Анкара, которая уже доказала на собственном примере привлекательность своей модели развития, здесь явно выглядит предпочтительней для многих мусульманских стран, которые не очень любят ваххабитские постулаты. А вот усиливая Катар, а с ним вместе и исламистов на африканском континенте, Париж сильно рискует получить потом очень обширную зону, враждебно настроенную ко всем принципам «европейской демократии». «Ручной джин» запросто может выйти из-под контроля, что события в Ливии доказывают в полной мере.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
В принципе человек всегда и везде боролся за свои права, но разными способами и по-разному их понимая. Нередко люди добивались своих прав, в том числе – в обществах отнюдь не передовых, даже находясь в самом низу социальной лестницы. Но как юридически оформленный общественный институт права человека возникают лишь в современном гражданском обществе, каковым нельзя было назвать еще общество раннего и даже развитого капитализма. В этой связи можно вспомнить длительную борьбу за права женщин в Англии в XIX–XX вв. (движение суфражисток), преследования коммунаров, дело Дрейфуса и режим Петэна во Франции, фашизм в Италии, Германии, Венгрии, Португалии и Румынии, диктатуру Метаксаса, а через десятилетия – власть «черных полковников» в Греции, франкизм в Испании. Со всем этим Европа покончила (будем надеяться – навсегда!) только во второй половине 70-х годов ХХ в. Так что даже здесь (как и в США, где примерно тогда же отменили расовую сегрегацию) гражданское общество – еще очень молодое. Тем не менее, страны Запада, явно ностальгируя по эпохе «бремени белого человека» и его «цивилизаторской миссии», берутся учить народы Третьего мира (а заодно и Восточной Европы!) свободе, демократии и уважению прав

http://iimes.ru/rus/stat/2012/10-02-12a.htm

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
2 февраля 2012 года в Кувейте прошли досрочные выборы в парламент, которые четко подтверждают общую динамику развития всего арабского региона в сторону его большей исламизации. Парламент (проработавший чуть более двух лет) был распущен 6 декабря 2011 году в результате «острого политического кризиса», который, по словам эмира «создал угрозу высшим интересам государства», а его роспуску предшествовали довольно бурные события: в конце ноября в отставку было отправлено правительство, которое возглавлял племянник эмира шейх Насер аль-Мухаммед аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах и которое неоднократно обвинялось оппозицией в коррупции. Демонстранты с начала ноября выходили на улицы с требованиями отставки правительства, а 18 ноября наиболее радикальные группы даже прорвались в парламент и на время его оккупировали. К депутатам парламента были предъявлены те же обвинения: в получении взяток в особо крупных размерах, организации коррупционных схем и др. В ходе столкновений с органами правопорядка несколько протестующих получили ранения.

Эмир распустил правительство и назначил новым премьером-министром бывшего министра обороны шейха Джабера аль-Мубарака ас-Сабаха, которому поручил сформировать временное правительство. 6 декабря указом эмира был распущен и парламент. Официальной причиной роспуска парламента были названы «трудности в достижении прогресса и определении национальных интересов страны».

За последние 5 лет эмир Сабах аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах в общей сложности распускал парламент четыре раза (в 2006, 2008, 2009 и 2010 гг.), и семь раз менял состав правительства. В

http://iimes.ru/rus/stat/2012/09-02-12a.htm

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
В феврале 2011 г. в Королевстве Бахрейн на волне событий, происходивших в Тунисе и Египте, начались массовые протестные акции населения, выступившего с требованиями проведения коренных демократических изменений политической системы страны. Основную массу протестующих составили шииты (примерно 75% населения Бахрейна), которые требовали предоставления им равных прав с суннитами во главе с суннитской правящей семьей Аль Халифа. Вместе с тем, в акциях протеста участвовали и суннитские оппозиционные группировки.

Первоначально главными требованиями протестующих были: отставка главы правительства шейха Х. Аль Халифы, находящегося на этом посту более 40 лет, проведение внеочередных парламентских выборов, освобождение из тюрем всех политзаключенных, создание новых рабочих мест и предоставление жилья. Одновременно все более настойчиво стали звучать призывы к ликвидации монархии и передачи власти шиитским политическим лидерам. Во главе протестного движения стала наиболее крупная и влиятельная шиитская политическая организация – Исламское общество национального согласия («Аль-Вифак», лидер А. Сальман). Отметим также, что значительную часть протестующих составила радикально настроенная шиитская молодежь. И еще. Массовость и организованность акций протеста во многом обусловлена тем, что бахрейнская оппозиция имеет многолетний богатый опыт антиправительственных выступлений. В то же время протестные акции в феврале-марте 2011 г. по своему размаху и накалу противоборства стали самыми крупными в истории страны.

Власти утверждали, что за событиями в стране стоит Иран, однако, по мнению зарубежных экспертов, столь масштабные протестные выступления были вызваны внутренними причинами, а оппозиция, в т. ч. шиитская, настроена националистически и выступает против иностранного вмешательства в дела Бахрейна. В то же время нельзя полностью отрицать влияние иранского фактора на события, происходящие в стране.

Почти сразу митинги и демонстрации оппозиции стали перерастать в масштабные беспорядки, сопровождавшимися жесткими, с человеческими жертвами столкновениями с полицией и брошенными ей на помощь войсками. Были произведены массовые аресты участников протестного движения, в основном активистов. Свыше 400 человек из них были преданы суду. В июне 2011 г. военный суд приговорил восемь активистов шиитского движения к пожизненному заключению по обвинению в организации антиправительственных выступлений. Попытки правительства наладить диалог с оппозиций и отдельные уступки протестующим не увенчались успехом. Власти, несмотря на введение ре-жима чрезвычайного положения и репрессии, с трудом справлялись с ситуацией, которая во все большей степени выходила из-под контроля. В этих условиях 14 марта на помощь бахрейнскому правительству пришли Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт, обеспокоенные развитием событий в соседней стране и направившие в королевство свои сухопутные и военно-морские подразделения. С их помощью выступления оппозиции были подавлены и в конце марта обстановка в Бахрейне относительно стабилизировалась. Оппозиция же объявила иностранное (преимущественно саудовское) военное присутствие в стране «оккупацией». В знак протеста против действий властей 18 депутатов от партии «Аль-Вифак» ушли в отставку (всего в нижней палате бахрейнского парламента 40 депутатов).

1 июня король Хамад объявил об отмене режима чрезвычайного положения. Также был начат национальный диалог с целью урегулирования глубокого политического кризиса в стране. В диалоге приняли участие примерно 300 человек, представлявших различные политические партии и движения. При этом от шиитской оппозиции в нем участвовали лишь около 50 человек, в том числе лишь пять человек от «Аль-Вифак». Вскоре делегаты от «Аль-Вифак» и других шиитских организаций отказались от участия в переговорах с властью, заявив, что они не имеют какого-либо смысла и ведут не к разрешению кризиса, а к дополнительному обострению напряженности в стране, так как уровень диалога сознательно снижен правящим режимом. Предложения короля Хамада по реформированию политической системы оппозиция назвала «формальными, не соответствующими и истинным и основополагающим принципам демократии». При этом вся ответственность за сложившуюся в стране ситуацию была возложена на правящий режим, который «тянет страну к взрыву».

Под давлением международного сообщества правительство было вынуждено учредить специальную комиссию по расследованию обстоятельств событий февраля-марта 2011 г. 23 ноября комиссия обнародовала итоги своей работы. Было заявлено, что правительство Бахрейна допустило ряд грубых нарушений прав человека во время подавления протестов. Так, полиция применяла «излишнюю силу» для восстановления порядка, запугивала, пытала и избивала демонстрантов, следователи выбивали из них показания. В столкновениях между силами безопасности и демонстрантами погибли 35 человек. Более 2000 человек были уволены в качестве наказания за участие в акциях протеста, а 30 мечетей, использовавшихся демонстрантами, были разрушены. Вместе с тем, правозащитники выяснили, что демонстранты (преимущественно шииты) во время демонстраций нападали на суннитов. Нападениям также подвергались пакистанцы и другие иностранцы. Комиссия также не нашла подтверждений тому, что войска аравийских монархий, находящиеся в Бахрейне, совершали какие-либо преступления. Не подтвердились данные и о подстрекательстве Ирана к началу беспорядков. Король Хамад заявил, что руководство страны принимает критику со стороны независимой комиссии и предпримет необходимые шаги по реализации ее предложений. Монарх признал факт излишне жесткого подавления народных волнений и отправил в отставку главу службы национальной безопасности шейха Х. бен Абдуллу из-за «масштабных нарушений прав человека» его сотрудниками при разгоне демонстраций. Ранее, в начале ноября власти выпустили на свободу 137 политзаключенных, арестованных в ходе антиправительственных выступлений. Были объявлены меры по недопущению незаконных действий полиции и органов безопасности. Тем не менее, репрессии, включая аресты оппозиционеров, продолжаются.

Летом в стране вновь начались демонстрации оппозиции, хотя они и не носили столь массового характера, как в феврале-марте 2011 г. Антиправительственные выступления усилились в сентябре, когда партия «Аль-Вифак» заявила о бойкоте довыборов депутатов парламента, взамен ушедших в отставку. Руководство партии утверждало, что нынешний парламент утратил свою легитимность после февральско-мартовских событий. В результате 10 из 18 мест получили сунниты, а шииты завое-вали лишь 8 мест.

11 ноября 2011 г. пять оппозиционных партий во главе с «Аль-Вифак» опубликовали «Манамскую декларацию», в которой призвали власти к началу «серьезного диалога» с целью поиска выхода из долговременного политического кризиса в стране, к «осуществлению политических реформ и коренным изменениям конституции». В частности, речь идет о ликвидации политической и экономической дискриминации шиитов, «серьезных изменениях» в деятельности правительства и парламента, формировании кабинета министров, подотчетного парламенту, создании выборного однопалатного парламента, обладающего всеми полномочиями и ликвидации назначаемого королем Маджлиса Шуры, создании справедливой избирательной системы на основе равноправия граждан, отказа от практики «натурализации» т. е. предоставления бахрейнского гражданства суннитам, выходцам из других стран (пакистанцам, саудовцам и др.). Оппозиция решительно осудила «методы террора и репрессий», применяемые силами безопасности против «мирных демонстрантов, требующих равноправия всех граждан страны и проведения демократических преобразований». 19 декабря руководство «Аль-Вифак» вновь призвало правящий режим к серьезному диалогу с целью поиска выхода из кризиса на основе политических реформ.

Однако реальный диалог между правительством и оппозицией пока не налажен. Между противоборствующими сторонами отсутствует взаимное доверие. Король Хамад и его окружение, предлагая оппозиции ряд уступок, не желают отдавать ей основные властные полномочия, понимая, что это может привести к ликвидации в Бахрейне монархического режима. Оппозиция же, прежде всего шиитская, не намерена отказываться от своих требований, и предполагает продолжать активную борьбу за их достижение, сочетая мирные и иные формы протеста. В стране регулярно проходят демонстрации и другие акции протеста, которые в большинстве случаев жестко подавляются полицией.

Таким образом, неурегулированность глубокого политического кризиса в Бахрейне может привести к новому, еще более сильному обострению ситуации в стране, что негативным образом отразится и на других аравийских монархиях.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

16 Re: Большой Ближний Восток в Сб Мар 17, 2012 11:41 pm

Admin


Admin
О военно-доктринальных установках Саудовской Аравии

В Королевстве Саудовская Аравия в настоящее время нет единого специального документа, который можно было бы считать официальным изложением взглядов руководства страны по вопросам войны, мира и военного строительства. Вместе с тем, анализ ряда основополагающих государственных документов, высказывания высших представителей политического и военного руководства страны позволяют с достаточной степенью полноты определить военно-доктринальные установки королевства, которые носят отчетливо выраженный оборонительный характер.

Статья 33 «Основ системы власти» в Саудовской Аравии (1992 г.) гласит: «Государство совершенствует вооруженные силы и их оснащение с целью защиты исламской веры, Двух Святынь, общества и Отечества». Официально заявлено, что для саудовской политики неприемлемо «использование силы как инструмента осуществления внешнеполитических задач», что вовсе не означает отказа КСА «от законной самообороны» или «использования военного аспекта» для защиты своих национальных интересов.

В королевстве традиционно уделяют большое внимание развитию национальных вооруженных сил. Необходимость наращивания военной мощи страны в Эр-Рияде обусловливают следующими основными факторами:

1 стремлением утвердить саудовское лидерство на Аравийском полуострове и в зоне Персидского залива;

2 желанием продемонстрировать военную мощь КСА в арабском мире и регионе;

3 опасением возможных враждебных действий и угроз со стороны соседей или с их территории;

4 престижными соображениями.

Существующие противоречия с соседними странами саудовцы стремятся решать политическими и дипломатическими методами, прибегая к угрозе применения силы или непосредственному силовому воздействию лишь в крайнем случае. В Эр-Рияде считают, что безопасность в регионе Персидского залива зависит, прежде всего, от сильной Саудовской Аравии, а также от степени военной интеграции стран ССАГПЗ. Однако в настоящее время военный союз в рамках ССАГПЗ является «больше символом, чем реальностью». Безопасность в Заливе зависит также от «взаимной поддержки мусульманских государств» региона, что позволило бы «снизить или устранить потенциальную угрозу, исходящую из самого региона». В случае необходимости (как это было в 1990 г. при захвате Ираком Кувейта) руководство КСА не исключает возможность обратиться за прямой военной помощью к Западу, в первую очередь, к США. Именно это обстоятельство в значительной степени определяет прочность саудовско-американских отношений, несмотря на имеющиеся между двумя странами политические и иные разногласия. Оборонительный характер саудовских военно-доктринальных установок обусловлен также малочисленностью и невысоким качеством людских ресурсов, которые могут быть задействованы для службы в армии, недостаточно высоким престижем военной службы в стране, практически полной зависимостью КСА от поставок современных вооружений из-за рубежа и их последующего обслуживания иностранными техническими специалистами.

Считается, что в настоящее время военные угрозы королевству могут исходить со стороны Ирана, Йемена. Ирака, а также от арабо-израильского и индийско-пакистанского конфликтов в случае их перехода в военную стадию. Угрозу представляет и политическая нестабильность в ряде арабских стран, которая также может трансформироваться в вооруженное противостояние, как это происходит в Сирии. Серьезной угрозой, для противодействия которой может потребоваться участие армии, является террористическая деятельность, прежде всего, группировки «Аль-Каида на Аравийском полуострове». Военных усилий от КСА может потребовать и борьба с морским пиратством, хотя пока саудовцы активно в ней не участвуют.

Главным вероятным военным противником КСА считает Иран, хотя официально об этом не заявляется. В Эр-Рияде обеспокоены динамичным ростом военной мощи ИРИ и возможной военной направленностью иранской ядерной программы. Саудовское руководство принимает меры по укреплению обороноспособности КСА, повышению возможностей страны и армии по отражению угроз с иранского направления. Особое внимание при этом уделяется мерам по защите национальных нефтяных и инфраструктурных объектов. Саудовцы не исключают, что в случае дальнейшего обострения ситуации вокруг Ирана, эта страна может быть подвергнута удару США и Израиля, а в ответ нанести удары по аравийским монархиям, в первую очередь, КСА. Беспокойство Эр-Рияда вызывает и повышенная активность Тегерана в арабском мире. Именно стремление КСА не допустить перехода Бахрейна в иранскую сферу влияния во многом обусловило ввод в эту страну в марте 2011 г. саудовских войск для спасения правящего там королевского режима.

Перманентно нестабильная обстановка в Ираке, действия Ирана по усилению своих позиций в этой стране вызывают растущую обеспокоенность в Эр-Рияде. Власти КСА принимают меры по укреплению границы с Ираком.

Хроническая нестабильность в Йемене, в т. ч. в районах непосредственно прилегающих к границе КСА, активная деятельность в этой стране аравийского крыла «Аль-Каиды» обусловливают повышенное внимание Эр-Рияда к южному соседу. Саудовцы разместили на границе с Йеменом крупные военные силы и пытаются учесть уроки неудачных действий против йеменских мятежников осенью 2009 г., которых королевская армия так и не смогла разгромить.

Правительство КСА считает, что оборону страны следует планировать на длительный период на основе «тщательного научного анализа грозящих опасностей». При этом национальные ВС призваны обеспечить оборону королевства и быть способными вести боевые действия по защите пограничных районов до прибытия подкреплений из глубины страны, или войск союзников. Учитывая, что имеющимися силами невозможно оборонять границы КСА по всему их периметру, саудовцы создали опорные военные базы на важнейших направлениях вблизи границ с Иорданией, Ираком и Йеменом.

Преимущественное внимание уделяется развитию ВВС, которые наряду с войсками ПВО считаются главной силой сдерживания и отражения удара на иранском направлении. По саудовским взглядам, авиация «обеспечивает стратегическую мобильность и компенсирует ограниченную численность и возможности» сухопутных войск. Именно новейшие боевые самолеты и вертолеты различного назначения составили основу последней многомиллиардной сделки с США на поставки оружия КСА. Систему ПВО страны намечено приблизить по своей эффективности к западным образцам. В сухопутных войсках главное внимание уделяется повышению их ударной и огневой мощи, мобильности. Пристальное внимание к развитию ВМС, обновлению корабельного состава флота обусловлено важным стратегическим положением страны на перекрестке морских коммуникаций, связывающих Европу, Азию и Африку, необходимостью надежной защиты морских путей транспортировки саудовской нефти. Учитывая наличие серьезной террористической и диверсионной (иранской) угрозы, важное место в подготовке войск отведено отработке вопросов ведения ассиметричных действий и освоению особенностей ведения боевых действий в конфликтах низкой интенсивности. Большое внимание уделяется совершенствованию оперативного оборудования территории КСА. Продолжается, хотя и трудно, практическое внедрение американской концепции «объединенности» («jointness») в сферу планирования и проведения операций с участием всех видов вооруженных сил.

В последнее время все чаще обсуждается вопрос о возможном появлении у Саудовской Аравией ядерного оружия. Об этом, в частности в ноябре 2011 г. заявил влиятельный член королевской семьи принц Т. аль-Фейсал. По его словам, это станет вынужденным ответом на ядерную программу ИРИ. Много говорится о сотрудничестве между КСА и Пакистаном в сфере ядерной военной деятельности, о пакистанском «ядерном зонтике» для КСА и даже о передаче при необходимости саудовцам пакистанских ядерных боеприпасов. Однако Эр-Рияд и Исламабад все это категорически отрицают. Американские эксперты рассматривают и такой вариант: КСА может начать разработку собственного атомного оружия в случае, если процесс дезинтеграции Пакистана начнет принимать необратимый характер и возникнет угроза захват его ядерного арсенала (полностью или частично) талибами и другими экстремистами.

В целом военно-доктринальные установки руководства КСА в обозримой перспективе вряд ли подвергнутся радикальным изменениям. При решении задач, связанных с обороной страны от возможного внешнего нападения, Эр-Рияд будет ориентироваться как на усиление собственных военных возможностей, укрепление союза в рамках ССАГПЗ, а также получение в случае необходимости гарантированной военной помощи со стороны ведущих государств Запада, в первую очередь США.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

17 Re: Большой Ближний Восток в Пн Мар 19, 2012 2:09 pm

Admin


Admin
Ливийское «эхо» в Сахеле

Восстание туарегов на севере Мали, безусловно, является следствием известных событий в Ливии. Полковник Каддафи, несмотря на свой непредсказуемый нрав, сумел выстроить в свое время пусть во многом несовершенную, но относительно устойчивую систему стабильности в этом регионе. Его уход предопределил всплеск различных сепаратистских движений, которые были им в свое время «укрощены» и «приручены». Оставшись без верховного «спонсора», те же туареги теперь вынуждены сами «озаботиться» своей собственной судьбой. Ситуация на севере Мали в настоящее время близка к гуманитарной катастрофе. Регион покинуло уже несколько десятков тысяч беженцев, что стало предметом озабоченности ООН и ряда благотворительных организаций.

В настоящее время основную силу туарегов представляет Национальное движение за освобождение Азавада (НДЗОА), которое в основном дислоцируется на севере Мали. «Мотором» движения стали бывшие офицеры ливийской армии, которые после свержения Каддафи остались без работы, но с очень большим количеством оружия. В начале октября прошлого года два очень солидных конвоя с туарегами, которые дезертировали из ливийской армии перебрались на север Мали, что положило начало, пожалуй, самой значительной вспышке насилия за последние тридцать лет. Памятник «национального примирения» в Тимбукту, сооруженный из сотен автоматов и пулеметов, и символизирующий «мир между туарегами и малийским правительством», превратился тем самым в исторический анахронизм.

НДЗОА в настоящее время возглавляет коллективное руководство, безусловным военным лидером которого является бывший старший офицер ливийской армии Мохаммед Ад-Наджим. Он имеет репутацию очень опытного и способного командира. Помимо этого, как выяснилось, он обладает качествами и опытного политического стратега, и умением «прийти в нужное время». Ад-Наджим эмигрировал из Мали в 90-е годы прошлого века и прошел хорошую школу в армии Каддафи. При этом, однако, он всегда отчетливо осознавал свою главную цель: возвращение на свою историческую родину, с тем, чтобы возглавить раздробленное движение туарегов. И его момент пришел. Еще весной прошлого года, поняв всю бесперспективность своего дальнейшего нахождения в Ливии, он установил контакты с лидерами двух основных группировок туарегов Движение туарегов на Севере Мали (ДТСМ) и Национальное движение Азавада (НДА). Эти группы находились в «замороженном состоянии», что абсолютно не исключало стремление их лидеров возобновить боевые действия с целью получения широкой автономии в любой удобный для этого момент. Ад-Наджим сумел договориться с руководством указанных групп «о взаимодействии», однако запланированные ими совместные действия по созданию «тыловых баз» на юге Ливии и начала восстания против местных джихадистов и центральных малийских властей летом прошлого года был сорван гибелью лидера ДТСМ Баханги и логистическими проблемами. Это задержало развитие событий до октября и вынудило Ад-Наджима скорректировать свои планы и выбрать север Мали как регион для дальнейшего развертывания сил сепаратистов. Вряд ли в этом случае он действовал по указке уже практически разгромленных к тому времени центральных ливийских властей, скорее речь шла о том, чтобы максимально извлечь пользу из сложившегося положения.

В настоящее время под эгидой НДЗОА объединилось все группы туарегов, о которых мы говорили выше. Из других руководителей движения необходимо отметить известного интеллектуала Билала Ашери, который стал генеральным секретарем политбюро НДЗОА. Председателем политбюро назначен Махмуд Агхали, пресс-секретарем известный журналист Бекай Ахмед. За «права человека» отвечает Ахмед Акхагтман, за социальный блок - Амината Валет Биби, которая одновременно возглавляет Ассоциацию женщин Азавада. Отметим, что такой «набор» Политбюро не случаен: организация явно структурировалась не как «бандформирование», а серьезная политическая организация, члены руководства которой должны иметь весомую репутацию на Западе и по возможности отвечать не только «чаяниям западных правозащитников», но и европейских правительств. На это делается очень большая ставка. Неспроста члены Политбюро еще до начала активной фазы боевых действий посещали европейские столицы, где «разъясняли» на разных уровнях свои требования. Это широкая автономия со своим парламентом наподобие Каталонии в Испании и избавление региона от влияния «Аль-Каиды в странах Магриба». Одновременно среди основных задач НДЗОА следует отметить ликвидацию наркотрафика, который пролегает через Тимбукту и является одной из основных «статей дохода» джихадистов и коррумпированных руководителей силовых структур Мали. Кроме того, туареги пообещали положить конец практике захвата заложников, что, безусловно, нашло широкий отклик, прежде всего в Париже. Среди неофициальных тем консультаций в столице Франции было и обсуждение вопроса о передаче французским компаниям лицензий на разведку и эксплуатацию запасов урана в этом регионе. Естественно, в случае, если Париж окажет НДЗОА дипломатическую и иную поддержку. Последняя кстати уже имеет место, правда, в основном через гуманитарные структуры и ООН. Однако давление на Бамако явно усиливается.

Все эти задачи туарегов, несомненно, отвечают интересам Запада в регионе, на что и делается расчет лидерами НДЗОА. И, судя по всему, небезосновательный. Использование НДЗОА в качестве основного механизма для борьбы с местными джихадистами решает сразу много проблем и избавляет от необходимости вести эту борьбу собственными силами. В настоящее время отряды туарегов атакуют несколько районов, которые считаются оплотом «Аль-Каиды». Это район в 70км восточнее от города Тессалит, где находится база алжирца Бен Зейда, и район вокруг города Акуельхок южнее Тессалита, где дислоцируется еще один алжирский лидер радикалов Муххтар Бельмухтар. Отсюда кстати такое количество беженцев, поскольку лидеры джихадистов в основном опираются на переселенцев из Мавритании, Алжира и Нигера, которые осели в указанных районах в середине 2000 гг. Теперь они изгоняются оттуда туарегами. Кроме того, НДЗОА всячески «размывает» отряды «Аль-Каиды», стараясь «оторвать» от них местных туарегов. И здесь наблюдается определенный прогресс: недавно было объявлено о переходе на сторону повстанцев 25 бойцов и командиров, которые «откололись» от Бен Зейда. Одновременно отряды НДЗОА пытаются выбить из района Тимбукту племенные ополчения лояльных «Аль-Каиде» арабских племен Оулд Милах и Брабиш, которые заняты в обеспечении и охране каналов наркотрафика в этом регионе.

В перспективе нынешняя ситуация сохранится и скорее всего будет всячески неофициально стимулироваться Вашингтоном и Парижем. Правда, в большей степени через гуманитарную помощь. Поскольку оружия и так хватает. А вот угроза голода очень реальна и способна очень негативно сказаться на наступательной способности туарегов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

18 Re: Большой Ближний Восток в Вт Мар 20, 2012 4:37 pm

Admin


Admin
Иордания: некоторые проблемы национальной безопасности

Сложная и нестабильная обстановка на Ближнем Востоке, неурегулированность арабо-израильского конфликта, прежде всего его палестино-израильского сегмента, внутриполитическая нестабильность и напряженность в соседних странах (Сирия, Ирак, Египет), усиление активности и давления на власть сил внутренней оппозиции диктуют приоритеты политики иорданского руководства в сфере обеспечения национальной безопасности королевства. Значительное воздействие на решение вопросов, связанных с безопасностью государства оказывают недостаточно высокий уровень экономического развития страны, нехватка собственных топливно-энергетических, продовольственных и, особенно, водных ресурсов. Причем из всех государств региона водная проблема наиболее остра именно в Иордании. К тому же по распределению водных ресурсов, в первую очередь рек Иордан и Ярмук, у Иордании имеются до конца не урегулированные противоречия с Израилем и Сирией. Отметим и демографический фактор. С одной стороны, для королевства характерны высокие темпы прироста населения, превышающие темпы роста экономики, но при этом Иордания по численности населения значительно уступает своим арабским соседям.

Вопросы обеспечения национальной безопасности решаются иордан-ским руководством на основе государственного прагматизма. В Аммане подчеркивают абсолютный приоритет национальных интересов над всеми другими видами мотивации. На доктринальном уровне последовательно закрепляются: идея приверженности иорданской этнокультурной самобытности и национальной независимости, приверженность арабо-мусульманским и либерально-демократическим ценностям. Все это в совокупности синтезируют идентичность Иордании, лежащую в основе ее стратегического планирования и международно-политического позиционирования и, в свою очередь, позволяет формировать систему национальных приоритетов, основные направления внешней и внутренней политики и политики безопасности.

Проблема ближневосточного урегулирования (БВУ) рассматривается в Аммане в качестве основного фактора, определяющего региональную безопасность. Иордания считает, что «арабо-израильский конфликт остается огромной преградой на пути к стабилизации и прогрессу в нашем регионе и в мире целом». Королевство выступает за скорейшее политическое урегулирование арабо-израильского конфликта, полностью поддерживает арабские мирные инициативы (2002/2007 гг.).

Отношения между Иорданией и Израилем имеют, с точки зрения Ам-мана, принципиальное значение для установления подлинного мира на Ближнем Востоке. Стороны соблюдают положения мирного договора 1994 г., по которому они обязались «воздерживаться от угроз применения силы друг против друга и решать все вопросы между ними только мирными средствами». Документ считается гарантией обеспечения «длительной безопасности» для двух государств «в пределах признанных границ». В то же время ряд направлений израильской политики, особенно по вопросам изменения облика Иерусалима, расширения еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан, жесткость израильской позиции по урегулированию с палестинцами подвергаются критике со стороны Аммана. Противниками развития отношений с Израилем выступают иорданские исламисты, подвергающие критике договоре 1994 г.

Примерно 65% населения Иордании составляют палестинцы. Это, а также ключевая роль палестинской проблемы для БВУ, непосредственная близость палестинских территорий к королевству обусловливают первостепенную значимость палестинских проблем для Аммана, требуют постоянного и самого пристального внимания к ним со стороны иорданского руководства. Иордания обеспокоена усилением радикальных фракций в палестинском движении и отсутствием прогресса на палестино-израильских переговорах. В Аммане считают, что эти факторы оказывают дестабилизирующее воздействие на внутреннюю и внешнюю безопасность страны. Иорданцы активно посредничают в деле налаживания палестино-израильского диалога. В конфликте между ведущими палестинскими движениями ФАТХ и ХАМАС Иордания находится на стороне ФАТХа, но при этом проводит гибкую линию в отношениях с ХАМАСом.

Серьезную обеспокоенность иорданского руководства вызывает положение дел в соседних странах – Сирии, Ираке, Египте. В Аммане считают, что происходящие там события негативно воздействует на обстановку в Иордании. Значительную угрозу безопасности королевства может представить расширение масштабов противостояния сирийских властей с вооруженной оппозицией. Уже сейчас на юге Сирии в районах, непосредственно прилегающих к Иордании, постоянно происходят боестолкновения, теракты, вооруженные нападения. Растет число сирийских беженцев, прибывающих в королевство. Иордания поддержала план ЛАГ по урегулированию конфликта в Сирии и официально выступает против военного вмешательства в сирийские дела, заявляет, что территория королевства ни при каких обстоятельствах не станет плацдармом для нападения на северного соседа. Тем не менее, на границе с САР сосредоточены дополнительные силы королевской армии, что в Аммане объясняют как превентивную меру безопасности. Отмечены случаи переброски оружия из Иордании для противников режима Б. Асада в Сирии.

В Аммане опасаются усиления внутриполитической нестабильности в Египте. Серьезную угрозу представляет ситуация на расположенном рядом с Иорданией Синайском полуострове, где активно действуют террористы, регулярно подрывающие газопровод, по которому в королевство поступает из АРЕ природный газ. Перманентная политическая нестабильность в Ираке, активность террористов и незаконных вооруженных формирований в этой стране также представляют угрозу безопасности для Иордании.

Соединенные Штаты рассматриваются в Аммане как основной страте-гический партнер королевства, фактический гарант внешней безопасности страны, а Иордания является одним из ключевых элементов ближневосточ-ной политики США, которые оказывают Иордании разностороннюю по-мощь, в т. ч. финансовую и военную.

Укрепление вооруженных сил и служб безопасности считается одним из важнейших элементов укрепления безопасности Хашимитского королевства. На сегодняшний день ВС Иордании по качеству подготовки личного состава по праву считаются одними из лучших на Ближнем Востоке. В то же время по своей численности и в определенной степени по технической оснащенности они уступают армиям Израиля, Сирии и Саудовской Аравии. Это, а также отсутствие полноценной национальной военно-экономической базы не позволяет иорданским ВС самостоятельно, без иностранной военной помощи решать задачи по защите страны от возможного нападения извне. Благодаря успешным действиям спецслужб в последние годы в Иордании удалось в значительной степени нейтрализовать деятельность террористического подполья. Королевство активно сотрудничает с западными и арабскими странами, а также с Израилем в деле борьбы с терроризмом. Объектом повышенного внимания со стороны иорданских спецслужб остается радикальная исламская оппозиция и «растущий палестинский этносегмент».

В 2011 г. в Иордании на фоне «арабской весны» усилилась активность оппозиционных сил, требующих проведения политических и экономических реформ, усиления борьбы с коррупцией. Вместе с тем, по своей массовости выступления иорданской оппозиции значительно уступали тому, что происходило в Египте, Тунисе, Сирии и Йемене. А главное – акции протеста носили мирный характер, а их участники в подавляющем большинстве не требовали смены правящего режима в стране, настаивая лишь на ограничении полномочий монарха и предоставлении больших прав парламенту. Со своей стороны, власти не принимали очень жестких мер против демонстрантов, не привлекали для их подавления армию. Ведущей силой протестного движения стали исламисты из Фронта исламского действия (политического крыла «Братьев-мусульман»), которых поддержали левые партии и профсоюзы. Оппозиционеры объединились в Национальный союз за реформы.

Под давлением оппозиции король в 2011 г. дважды отправлял в от-ставку правительство. Были сняты запреты на проведение несанкциониро-ванных демонстраций и митингов, освобождены из тюрем многие политза-ключенные. Сформированное в ноябре 2011 г. правительство во главе с А. аль-Хасауна получило широкие полномочия для проведения политических и экономических реформ. Король обещал, что в будущем состав кабинета министров будет формироваться парламентским большинством. В конце минувшего года массовые протестные выступления в Иордании прекратились.

На сегодняшний день Абдалла II, несмотря на сохраняющиеся эле-менты напряженности, продолжает уверенно контролировать ситуацию в стране как политически, так и в сфере безопасности. Армия и службы без-опасности полностью находятся на стороне монарха.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

19 Re: Большой Ближний Восток в Чт Мар 22, 2012 6:44 pm

Admin


Admin
БАМАКО (Рейтер) - Военный переворот в Мали привел к свержению действующей власти, и армия постарается передать страну в руки нового, избранного демократическим путем правительства, сообщили военные в обращении на государственном ТВ в четверг.

"CNRDR (Национальный комитет за восстановление демократии и государства) принял решение выполнить свои обязанности, положив конец некомпетентному режиму Амаду Тумани Туре", - сообщил представитель CNRDR Амаду Конаре, обвинив Туре в неспособности подавить мятеж кочевников-туарегов на севере страны.

В ночь на четверг у президентского дворца в столице страны Бамако слышалась стрельба, в том числе из тяжелого оружия.

"Мы обещаем передать власть демократически избранному президенту, как только страна воссоединится, и больше ничто не будет угрожать её целостности", - сказал Конаре, стоявший в окружении двух десятков солдат.

Новые власти ввели в стране комендантский час.

Восстание на севере страны, производящей золото и хлопок, разгорелось в прошлом году. Взбунтовались местные туареги, которых поддержали их соплеменники, вернувшиеся из Ливии, где воевали на стороне свергнутого главы Джамахирии Муаммара Каддафи.

В результате столкновений на севере погибли десятки людей, почти 200.000 мирных жителей покинули свои дома, что добавило проблем и без того нестабильному региону, где активно себя ведут союзники экстремисткой сети "аль-Каида", похищающие людей и совершающие другие преступления.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

20 Re: Большой Ближний Восток в Сб Мар 24, 2012 10:18 pm

Admin


Admin
Египет: коптский Патриарх Шенуда III (1923-2012)

В субботу 17 марта в Каире на 89 году жизни скончался 117 Патриарх Александрийский и Патриарх всей Африки на святом апостольском престоле св. Марка Евангелиста, предстоятель коптской православной церкви Шенуда III.

Слухи о том, что патриарх находится в коме начали циркулировать в египетской прессе за неделю до его смерти, однако Священный Синод опровергал эту информацию. Смерть наступила вскоре после возвращения из США, где Патриарх проходил курс лечения. Причиной смерти стало заболевание почек и диабет.

В субботу тело Патриарха было выставлено в соборе св. Марка в Аббассии (район Каира, где находится здание патриархии) на апостольском троне для прощания с паствой. Тысячи верующих собрались для того, чтобы отдать дань уважения человеку, который был предстоятелем коптской церкви с 1971 года. По сообщениям прессы, три человека было задавлено на смерть в собравшейся толпе, более 140 – получили травмы и были госпитализированы.

20 марта тело Патриарха, согласно его завещанию, было погребено в монастыре святого Бишоя (Пишоя) в Вади аль-Натрун, где патриарх находился под домашним арестом с 1981 по 1985 г.

Назир Гайед Рафаэль, как звали в миру будущего предстоятеля коптской церкви родился 3 августа 1923 г. в Асьюте. Окончил Каирский университет со степенью бакалавра истории, затем работал преподавателем, совмещая работу с теологическим образованием в семинарии Коптской церкви. В 1949 году получил диплом богослова. В качестве офицера-резервиста участвовал в арабо-израильской войне1948-1949 годов . В возрасте 16 лет принял участие в движении воскресных школ Коптской церкви, которое было направлено на возрождения коптского языка, всестороннее участие церкви в социальных проектах (таких как, например, строительство школ и больниц), повышение образовательного уровня священников, широкое привлечение мирян к церковной жизни. Впоследствии Назир Гайед был издателем журнала «Субботняя школа». В 1954 году он поступил в монастырь Дейр ал-Суриан в Вади ал-Натрун, при постриге получил имя Антоний. С 1956 по 1962 жил отшельником в келье, расположенной на расстоянии 11 км. от монастыря. В 1956 г. после смерти патриарха Йусаба (Иосифа) II он был одним из кандидатов на то, чтобы занять трон св. Марка. Однако большинство церковных иерархов воспротивилось избранию молодого активиста из движения воскресных школ. Тогда церковью было принято правило, согласно которому Патриархом мог быть избран лишь монах не моложе 40 лет, с опытом монашеской жизни не менее 15 лет. Эти условия отсекли нежелательных кандидатов, среди которых был и отец Антоний. Новым предстоятелем коптской церкви стал Патриарх Кирилл (Кирилос) VI (1956-1971). В 1962 г. отец Антоний был посвящен в епископский сан и стал епископом христианского образования и президентом Коптской православной теологической семинарии, а в 1971 г. после смерти Патриарха Кирилла избран новым лидером православных христиан Египта под именем Шенуды III.

Избрание Шенуды совпало с вступлением в должность президента страны А. Садата, который уже вскоре после избрания стал отходить от курса своего предшественника как во внешней, так и во внутренней политике. В частности, одним из трендов политики Садата внутри страны стала исламизация Египта. Из тюрем были выпущены тысячи активистов запрещенного при президенте Насере движения «Братьев-мусульман». В 1971 г. была принята новая конституция, в которую была введена 2 статья, провозглашавшая ислам государственной религией страны, арабский язык – официальным языком государства и шариат – одним из основных источников законотворчества. В 1980 г. в 2 статью конституции была внесена поправка, согласно которой шариат стал главным источником законотворчества.

Десятилетие президентства А. Садата стало периодом противостояния Патриарха и Президента. Так, например, в январе 1977 г. в ответ на требование коптской церкви пересмотреть статью 2 конституции страны, отменить ограничения на строительство церквей, прием христиан на высшие административные должности в государстве, выпуск коптской религиозной литературы и книг по коптской культуре, в Египте была развернута широкомасштабная анти-коптская кампания, инициированная президентом. Он в частности заявил, что является мусульманским правителем исламской страны и будет противостоять любой попытке оспорить исламскую идентичность Египта . Шенуда III был им обвинен в том, что вынашивает планы создания независимого коптского государства в Верхнем Египте со столицей в Асьюте .

Патриарх публично высказывал свое несогласие с заключением мирного договора с Израилем, считая, что Египет тем самым предает своих братьев-палестинцев. Впоследствии он запретил коптам посещать Иерусалим до тех пор, пока священный город не будет возвращен арабам мусульманам и христианам.

Противостояние закончилось тем, что патриарх президентским указом был смещен со своей должности и помещен под домашний арест и провел 4 года в монастыре святого Бишоя в Вади аль-Натрун .

С приходом к власти президента Х. Мубарака, позиция Патриарха к официальной власти стала более сдержанной, если не сказать конформистской. Правда, со слов Шенуды, изменился не он, а президент . Патриарх неоднократно повторял, что, несмотря на существующие разногласия между коптами и мусульманами, он предпочитает решать их в частном порядке, не делая предметом общественных дискуссий, дабы не накалять страсти.

В связи с усилившейся начиная с 1970-х годов коптской эмиграцией в патриаршество Шенуды III коптская церковь проводила активный курс на расширение числа прихожан за пределами Египта, главным образом, среди египетской диаспоры. Так, если в 1971 году в Северной Америке было лишь 4 коптских церкви, то в XXI веке их число превысило две сотни. В 1995 году были образованы две коптские епархии в США, а в 1999 епархия в Австралии и Новой Зеландии. В 2006 году патриарх лично освятил две первые коптские церкви в Южной Америке — в бразильском Сан-Паулу и в боливийском городе Санта-Крус .

Многие знавшие Шенуду III отмечали авторитарные черты его характера, которые в частности проявлялись в нетерпимости к мнениям, отличным от его собственного . Это как нельзя лучше проявилось в конфликте с епископом Самуэлем, также бывшего одним из лидеров движения воскресных школ, которого патриарх обвинял в связях с протестантами и сотрудничестве с западными фондами. Конец продолжительному конфликту положила лишь гибель епископа Самуэля, ставшего также одной из жертв покушения на президента А. Садата. Известно о противостоянии Шенуды III с значимым коптским религиозным и духовным лидером отцом Матта аль-Мескином. Вероятно, именно поэтому окружение Патриарха, как правило, составляли люди, разделявшие его точку зрения по всем вопросам, однако не всегда компетентные .

Шенуда III был харизматичным лидером, авторитет которого для большинства коптов был непререкаем и позволял ему контролировать почти все сферы жизни коптской общины. В частности, его мнение во многом определяло позицию христиан Египта в период проведения президентских и парламентских выборов. Суждения Патриарха формировали позицию коптов и по внешнеполитическим вопросам.

Во время протестного движения 2011 года Шенуда III выступил с поддержкой президента Мубарака и призвал коптов не участвовать в демонстрациях. Вероятно, его позиция объяснялась страхом перед массовыми репрессиями против христиан со стороны власти в том случае, если бы режим Мубарака сумел подавить протестные выступления. Обладая огромным жизненным опытом и знанием обстановки в стране, Патриарх отдавал себе отчет, что свержение режима Мубарака неизбежно приведет к власти в стране исламистов.

Патриарх оставил свою паству в чрезвычайно сложный период. Напомним, что по результатам выборов в нижнюю палату парламента Демократический альянс, возглавляемый Партией свободы и справедливости (ПСС), которая представляет собой политическое крыло «братьев-мусульман», получил 44.9 % мест. На втором месте – Исламский блок во главе с салафитской партией «Ан-Нур». Им принадлежит 25 % мест в высшем законодательном органе страны . Египетский блок, который объединяет левые силы вокруг Партии свободных египтян, основанной миллиардером-коптом Н. Савирисом, завоевала 6.8 % мест.

События, произошедшие 9 ноября 2011 на улице Масперо перед зданием телецентра, где в результате столкновений с армейскими силами погибло 26 коптов из числа мирных демонстрантов, протестовавших против поджога церкви в Эдфу, лишь усилили пессимистические настроения среди христиан Египта. По сообщению НПО Египетская федерация по правам человека, офис которой находится в Каире, с марта по сентябрь 2011 года Египет покинуло 93 000 коптов . Правда, коптская церковь отрицает наличие каких либо точных статистических данных о коптской эмиграции после падения режима Мубарака . По сообщениям эмигрантской прессы, страну покидают все, у кого есть такая возможность.

Не следует ожидать, что после смерти Патриарха Шенуды и избрания нового предстоятеля, в коптской церкви могут произойти серьезные изменения. Во-первых, как уже отмечалось, почивший Патриарх не любил держать в своем окружении людей, не разделявших его взгляды, а, во-вторых, в сложившейся ситуации не может быть никакой кардинально отличной политики. Вряд ли стоит ожидать, что церковь пойдет на конфликт с властью, что приведет лишь к дальнейшему ухудшению и без того тяжелого положения христиан Египта. Скорее коптские иерархи будут искать пути интеграции с новым руководством страны и с этой целью будут подчеркнуто дистанцироваться от любых попыток Запада и США разыграть «коптскую карту».

Настораживает наметившаяся тенденция к радикализации части египетских христиан, особенно коптской молодежи, принявшей деятельное участие в протестном движении. «Образ врага» взращивается как коптскими, так и исламскими организациями, и особенно преуспела в этом коптская эмигрантская пресса.

Согласно правилам избрания Патриарха, принятым коптской церковью в 1957 году, три кандидатуры на место следующего первоиерарха будут избраны епископами, коптами-членами Парламента, представителями коптской интеллигенции, владельцами и издателями коптских газет. На последнем этапе ребенок c завязанными глазами должен будет выбрать одного кандидата, который и взойдет на престол святого Марка.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

21 Re: Большой Ближний Восток в Чт Мар 29, 2012 6:52 pm

Admin


Admin
Участие капитала и технологий Запада в развитии железнодорожного транспорта в странах Персидского залива

Эксперты Арабо-германской торгово-промышленной палаты Ghorfa считают, что в последние месяцы наблюдается активизация западных предпринимателей, связанных с железнодорожным транспортом, в отношении Катара, Саудовской Аравии и других стран региона. Актуально она уже проявлена в середине января с.г. со стороны менеджеров саудо-испанского консорциума Al Shoula Co. Компания была официально зарегистрирована как победитель в тендере по второму этапу запланированной высокоскоростной железной дороги между Меккой и Мединой.

Один из шефов испанского транспортного оператора Renfe Operadora Хосе Луис Маррокуин констатирует: «Стоимость контракта эквивалентна 8,22 млрд долларов. Соответствующий договор был в Эр-Рияде подписан, в частности, министром финансов Ибрагимом аль-Ассафом и министром транспорта Джабаром аль-Сераисри. Маршрут, который соединяет два города, проходит через Джеддах и Рабих и обладает протяженностью 444 км. Поезда будут достигать верхнего предела скорости в 320 километров исключительно в час пик сезона массового паломничества, перевозя по 150 тыс. пассажиров в день». Газета Arab News уточняет, что все расходы по сооружению и эксплуатации, которые в определенных долях несут западный и ближневосточный партнеры, окупятся в течение 12 лет.

Концерн Deutsche Bahn (DB) – крупнейший в Европе перевозчик (277 тыс. сотрудников, торговый оборот 34,41 млрд евро (2010), прибыль 1,06 млрд евро (2010) – занят в другом крупном контракте на Арабском Востоке. «Немецкие специалисты помогут создать надежную железнодорожную сеть в Объединенных Арабских Эмиратах, - говорит Петер Рамзауэр, министр транспорта ФРГ. – Создание подобных транспортных магистралей поможет процессам преобразования экономики в странах Арабского Востока». Он участвовал в марте 2010 г. процедуре подписания контракта между DB и Al Masaood-Gruppe (Абу-Даби) и считает, что данным документом положена «основа для доверительных отношений». Сумма контракта была не оглашена. «Из бесед с представителями правительства ОАЭ я знаю, что в регионе опыт и знания Deutsche Bahn приняты с благодарностью, - отмечает П.Рамзауэр, который указывает на другие крупные ближневосточные сделки, в том числе многомиллиардный контракт в Катаре. Как сообщает Germany Trade & Invest, Катар планирует создать «превосходную транспортную инфраструктуру», включающую в себя сеть железных дорог по новейшим техническим образцам. Весь пакет Qatar Integrated Rail Project обойдется, по оценкам немецких экспертов, в 35 млрд долларов. Железнодорожный комплекс включает в себя метрополитен в Дохе, а также 650 км путей и 100 станций, предназначенных для транспортировки пассажиров и грузов. К грандиозному проекту привлечена фирма Qatar Railways Company (QRail).

Особое значение рельсовый транспорт имеет для Катара в связи с проведением чемпионата мира по футболу в 2022 году. Доставка спортивных делегаций и огромной армии болельщиков требует четкой и слаженной работы железных дорог. Столица эмирата Доха станет обладателем метрополитена, состоящего из четырех маршрутов, помеченных разными цветами - красным, золотым, зеленым и голубым. Общая протяженность сети метро из 80 станций - 300 километров. В связи с высоким спортивным статусом красная линия длиной в 52 км. будет иметь приоритетное значение. Она связывает новый международный аэропорт со спортивными объектами. По плану, который обсужден и согласован с ведущими конструкторами, инженерами и спортивными экспертами ЕС, первый этап метрополитена должен быть завершен в 2019 году, другие маршруты будут готовы в 2020 году. К этому моменту компания QRail, работающая в тесном контакте с западными фирмами, планирует завершить сооружение 340-километрового отрезка от порта Рас-Лаффан на севере через Доху и новый порт к Месайеду на юге и далее к саудовской границе, как части запланированной в государствах Залива сети.

В общей сложности инвестиции в реализацию плана по созданию комплексного железнодорожного транспорта в Катаре составят 35 млрд долларов, уточняют специалисты Ghorfa. В реализации этих планов главным консультантом Qrail является DB International, дочерняя компания Deutsche Bahn. Ее пресс-центр объявил в начале декабря 2011 года о том, что DB International берет на себя дополнительные «инженерные услуги и технические консультации, обучение и повышение квалификации перспективного катарского персонала». Соответствующий контракт на предоставление услуг был подписан в Дохе.

Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), которые и ранее являлись для Германии одним из наиболее важных экономических партнеров на Ближнем и Среднем Востоке, в связи с железнодорожным проектом становятся стратегическим и приоритетным. После того, как DB полностью завершит свои обязательства в ОАЭ, в регионе будет понятно, что такое немецкое качество проектирования и производства, включая эксплуатацию и дизайн, подчеркивает Федеральный министр транспорта. В Объединенных Арабских Эмиратах основным проектом является Etihad Rail – железнодорожная сеть, которая свяжет все эмираты и обойдется в 11 млрд долларов. Первая ветка сети начнется от порта Рувайс к газовым месторождениям Шах и Хабшан. Контракт на сооружение будет подписан с Union Railway – компанией по строительству железных дорог в ОАЭ – в ближайшее время.

Партнерство немцев с Al Masaood-Gruppe, одной из ведущих промышленных групп в ОАЭ, давнее. Его плодами воспользовались десятки крупных и средних компаний ФРГ в области логистики и транспортных систем. Контракт DB продолжает традицию и охватывает рельсовый бизнес в широком понимании: это и обычная сеть железных дорог, и метро, и трамвай. Управляющий директор DB International Мартин Бай уточняет: его компания должна работать в ОАЭ до 2015 года включительно и охватывает всю концепцию рельсового транспорта. «Таким образом, мы имеем большие возможности в будущем на этом развивающемся рынке». По данным Tagesspiegel am Sonntag, объем работ в Абу-Даби не сравним с 17 млрд евро, во что оценен контракт в эмирате Катар, где строительство первой очереди железной дороги Залива была закончена в ноябре 2009 года.

Арабские государства намерены инвестировать до 250 млрд долларов на расширение железнодорожных сетей, которые в настоящее время играют в национальных транспортных системах второстепенную роль. Реальная потребность оценивается экспертами в 34 тыс. км, что вполне сопоставимо с протяженностью железных дорог в Германии, где практически каждый населенный пункт с числом жителей в пределах 20-30 тыс. имеет собственную станцию, включающую платформу и, как минимум, две колеи. Что, в принципе, является не просто альтернативой автодорогам, а приоритетным способом передвижения. При наличии широкой сети первоклассных автодорог ФРГ считается лидером Евросоюза в сфере транспортной логистики.

Государства Залива воспринимают себя тем же ЕС, но вписанным в арабские реалии. По данной причине опыт Германии взят там в качестве образца. Сеть железных дорог в регионе, которую планируется удвоить, удачно дополнит уже существующую транспортную систему, включающую в себя автодороги, воздушное и морское сообщение. Ведущие государства Залива в ближайшие десять лет потратят 110 млрд долларов на реализацию железнодорожных проектов.

Генеральная идея амбициозного плана – к 2017 году, то есть уже через пять лет, соединить все государства Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. 2,2 тыс. км железнодорожных путей, которые пройдут по линии побережья от Кувейта через Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты до столицы султаната Оман Маската, а также ветка, соединяющая Катар и Бахрейн, обойдутся в 30 млрд долларов.

Кроме того, ряд государств Персидского залива планируют реализацию собственных проектов, в ряде случаев частично реализованных, что определенным образом настраивает на продолжение истории железнодорожного успеха. Особенно показателен в этом отношении опыт Саудовской Аравии. Королевство распорядилось о сооружении пока единственной в странах Залива железной дороги, связывающей Эр-Рияд и Даммам. К этому добавлены 1400 км. так называмой Mineral Line - линии, которая соединяет месторождения фосфатов у Хазм Аль-Джаламид на севере с Аль-Зуром и к настоящему моменту находится в стадии опытной эксплуатации, занимаясь перевозкой сырья. Данный участок в последующем будет продолжен до границы с Иорданией, по нему до Эр-Рияда будут курсировать пассажирские поезда. Таким образом, перспективно Mineral Line будет иметь протяженность 2400 км. и перевозить и грузы, и пассажиров. Для того, чтобы это произошло, Саудовская Аравия готова потратить в общей сложности 14 млрд долларов.

Другие государства Залива стремятся не отставать от лидера. Они, используя опыт ФРГ, Испании, Франции и Италии, планируют собственные железнодорожные проекты, исходя из собственных возможностей и понимания перспектив. К примеру, Кувейт хочет осуществить транспортное преобразование на основе государственно-частного партнерства, что обеспечит дополнительные гарантии и поддержку при достаточно высокой стоимости трансформации в 10 млрд. долларов и большой протяженности – от границы с Ираком до Саудовской Аравии. Кроме того, Кувейт предусматривает сооружение метрополитена протяженностью 171 км. Султанат Оман также планирует крупный проект железной дороги длиной 1000 километров, который будет реализован четырьмя этапами. В 2011 году между Иорданией и Ираком было достигнуто соглашение о строительстве 1150-километрового пути, соединяющего Акабу и Багдад и обеспечивающего интенсивный пассажиро- и грузопоток. Планы железнодорожного строительства рассматриваются в транспортном ведомстве Марокко Office National des Chemins de Fer (ONCF). В СМИ Арабского Востока развернута рекламная компания по поддержке проекта высокоскоростного железнодорожного сообщения между Танжером и Касабланкой, оцененного в 2,5 млрд. долларов.

Все эти проекты в той или иной степени имеют западноевропейскую составляющую. Реалии железнодорожного транспорта стран Евросоюза убеждают правителей Арабского Востока в том, что на всех стадиях проектов опыт и технологии Старого Света способны значительно и оперативно трансформировать экономику Ближнего Востока и повысить качество жизни в странах Арабского Востока.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

22 Re: Большой Ближний Восток в Вт Апр 10, 2012 11:24 pm

Admin


Admin
Вооруженные силы Марокко: состояние и перспективы развития

Военно-политическое руководство Марокко рассматривает вооруженные силы в качестве важного инструмента осуществления внешней и внутренней политики. На них возложено решение следующих основных задач: защита суверенитета и территориальной целостности королевства; оказание помощи силам безопасности в поддержании общественного порядка; участие в операциях по борьбе с терроризмом, контрабандой, торговлей наркотиками и нелегальной эмиграцией; участие в миротворческих и гуманитарных операциях под эгидой ООН и других международных организаций.

Решение поставленных задач, по мнению королевской администрации, может быть обеспечено путем проведения обоснованной и грамотной военной политики, оптимального уровня расходов на содержание армии и закупку вооружения и военной техники, расширения военно-политического и военно-технического сотрудничества с ведущими странами Запада.

В качестве союзников в Рабате рассматривают США и другие страны НАТО. Марокко связано с ними двусторонними соглашениями о сотрудничестве в военной и военно-технической области, однако формально в этих документах нет статей, предусматривающих обязательства о взаимной обороне. Взаимодействие с НАТО строится на базе совместного военного планирования, путем проведения совместных двусторонних и многосторонних учений и др.

Своим главным противником Марокко рассматривает Алжир. Политические противоречия продолжают оставаться катализатором соперничества между двумя крупнейшими государствами Магриба за влияние и лидерство в регионе. Зарубежные эксперты считают, что марокканская военная политика и военное строительство продолжают «фокусироваться на возможной конфронтации с Алжиром в большей степени, чем на конфликт с Фронтом ПОЛИСАРИО», который выступает за независимость Западной Сахары и против присоединения этой территории к Марокко. Не исключается возникновение конфликтов с Испанией из-за спорных территорий на средиземноморском побережье.

Вооруженные силы Марокко (195,8 тыс. человек) состоят из сухопутных войск, ВВС, ВМС, военной жандармерии и королевской гвардии. Военные расходы в среднем составляют 3-4% от ВВП или 11-12% государственного бюджета, что являются тяжелым бременем для страны и ее экономики.

Верховным главнокомандующим ВС является король. После событий начала 1970-х гг., связанных с попытками государственных переворотов, король взял на себя исполнение обязанностей министра обороны и начальника генерального штаба, упразднив само министерство и должность руководителя генштаба. Сегодня практически ни одно военное решение не принимается без предварительного личного ознакомления и последующего утверждения монархом. Непосредственное руководство повседневной деятельностью вооруженных сил осуществляет генеральный инспектор (командующий ВС). Он является высшим должностным лицом в армии после короля. Основным рабочим органом главкома является генеральный штаб. Командующие (инспекторы) видами ВС непосредственно подчиняются королю. Подобная структура руководства вооруженными силами создает ненужные параллельные линии подчиненности и затрудняет управление войсками.

По действующему законодательству верховный главнокомандующий ВС и сами вооруженные силы Марокко находятся вне зоны критики. Любая попытка раскрыть ситуацию в армии в СМИ расценивается как подрыв ее боеспособности и преследуется по закону.

Основные усилия в сфере национального военного строительства сосредоточены на постепенном переоснащение войск на новые и модернизированные образцы вооружения и военной техники; повышении их боевой и мобилизационной готовности; совершенствовании боевой выучки частей и подразделений, повышении их мобильности, огневой мощи и совершенствовании организационно-штатной структуры; развитии системы тылового обеспечения; строительстве новых объектов оперативного оборудования территории страны. Большое внимание уделяется улучшению системы управления войсками. На базе соответствующей программы происходит внедрение современных средств автоматизации и связи во все управленческие звенья, а также широкое внедрение компьютеров. В вопросах военного строительства и технического оснащения ВС Марокко во многом ориентируется на получе-ние помощи от стран НАТО, главным образом от США и Франции. Значи-тельное влияние на национальное военное строительство, военную организацию государства и обучение войск оказывают французская, испанская и во все большей степени американская военные школы.

Вооружение и военная техника марокканских ВС представлены иностранными образцами: американскими, французскими, испанскими, итальянскими, российскими и др. Наличие в войсках разнотипной техники затрудняет ее эксплуатацию, обслуживание и обучение личного состава. Кроме того, очень многие образцы вооружения морально и физически устарели, требуют замены или модернизации.

В последние годы Марокко в ответ на быстрое перевооружение ВС Алжира значительно увеличило военные закупки за рубежом. В период с 2007 по 2011 гг. они возросли на 443%. На эти цели было израсходовано 1,735 млрд долларов. Крупнейшими сделками стали; закупка в США 24 тактических истребителей F-16C/D блок 50/52 вместе с вооружением и вспомогательным оборудованием (завершение поставок - 2012 г.); приобретение 24 американских учебно-тренировочных самолетов T-6C Texan II (поставки завершены в январе 2012 г.); постройка во Франции фрегата типа FREMM (готовность в 2013 г.) и трех корветов типа «Сигма» в Нидерландах (два корабля поставлены, третий – в 2013 г.). Кроме того, для всех видов ВС приобретены или заказаны партии (в основном небольшие) различных видов оружия и техники. Тем не менее, отставание от Алжира в техническом оснащении армии до конца не преодолено.

В королевских ВС налажена регулярная и достаточно интенсивная боевая подготовка. Особое внимание уделяется проведению совместных учебно-боевых мероприятий с ВС США и других стран НАТО. В то же время недостаточное финансирование не позволяет проводить крупные учения.

Слабой стороной марокканских ВС остаются управление войсками и связь, требуют улучшения организация и работа служб тыла и материально-технического обеспечения. В стране отсутствует единая система ПВО. В сухопутных войсках недостает современных противотанковых средств.

Нехватка собственных средств не позволяет Марокко осуществить крупные комплексные программы модернизации и перевооружения нацио-нальных вооруженных сил. Для этого требуется получение крупной зару-бежной финансовой помощи. Однако в настоящее время источники ее получения отсутствуют.

Традиционно при комплектовании королевских ВС власти учитывают двойственный берберо-арабский характер марокканского общества. Берберы назначаются на высшие командные посты, при этом главным критерием является преданность режиму.

Марокканская армия не играет заметной роли в политической жизни страны. В целом она сохраняет верность монархическому режиму. В то же время отмечается некоторое снижение уровня морально-психологического состояния военнослужащих, периодически имеют место проявления недо-вольства со стороны солдат и офицеров. В частности, выражается неудовлетворение недостаточным размером денежного довольствия, а также неспособностью правительства оснастить ВС современной техникой. Негативное воздействие на военнослужащих, особенно офицеров, оказывает длительная служба в Западной Сахаре и других отдаленных районах. В армии процветают «коррупция, бюрократия, низкий уровень образованности кадров», существует «угроза роста влияния на солдат исламистской идеологии». Власти принимают меры, чтобы «парировать последнюю угрозу - в казармах были закрыты мечети, активизировала работу служба военной контрразведки». Таким образом, есть основания полагать, что «монархия продолжает рассматривать армию как самую большую угрозу трону. Офицеры по-прежнему удалены от принятия политических решений, ограниченным является их участие в дебатах по вопросам военной стратегии».

В целом на сегодняшний день ВС Марокко по своей численности, уровню подготовки личного состава и наличию боевого опыта по праву считаются одними из наиболее сильных и боеспособных на африканском континенте. Вместе с тем, наличие большого количества устаревшей техники снижает их боевые возможности, а отсутствие в стране развитой военно-экономической базы не позволяет марокканской армии самостоятельно, без иностранной военно-технической и финансовой помощи, вести масштабные и длительные военные действия.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

23 Re: Большой Ближний Восток в Ср Апр 25, 2012 7:29 pm

Admin


Admin
О вооруженных силах Алжира

В условиях сложной, а в последнее время все более нестабильной во-енно-политической обстановки в Магрибе и Сахеле руководство Алжира, продолжает придерживаться амбициозного курса на всемерное укрепление позиций страны в регионе и стремится сохранить военное превосходство над соседними странами, особенно Марокко. Причем «военные традиционно поддерживают амбиции политиков, видящих в Алжире региональную супердержаву», что поощряет гонку вооружений в Северо-Западной Африке, «в которой именно Алжир является «законодателем моды». Неуклонно наращивается военный потенциал АНДР, прилагаются усилия по созданию отвечающих современным требованиям мощных, боеспособных и технически хорошо оснащенных вооруженных сил, способных защитить суверенитет и территориальную целостность республики от возможных внешних военных угроз, противостоять иностранному диктату и обеспечивать проведение Ал-жиром независимой внешней политики. При решении задач военного строительства принимаются во внимание усиление угрозы со стороны транснациональных террористических группировок, прежде всего «Аль-Каиды в странах исламского Магриба», нестабильная ситуация в ряде соседних государств, сохраняющиеся политические разногласия и территориальные споры с некоторыми из соседей. Внутри страны армия привлекается для борьбы против экстремистских и террористических группировок и организаций, которые стремятся дестабилизировать общественную жизнь Алжира и насильственно свергнуть существующий в республике конституционный строй.

Вооруженные силы Алжира (208,2 тыс. человек) состоят из Нацио-нальной народной армии (ННА), национальной жандармерии и Республиканской гвардии. Основой алжирских ВС является ННА (147 тыс. чел.), состоящая из сухопутных войск, ВВС, сил ПВО и ВМС.

Верховным главнокомандующим ВС АНДР является президент стра-ны. По конституции он одновременно является министром обороны. Главе государства предоставлено право использования вооруженных сил. Руководство ВС президент осуществляет через Министерство национальной обороны и штаб ННА. Непосредственное руководство армией осуществляет начальник штаба ННА (первый заместитель министра) через свой штаб и командующих видами ВС, которые одновременно являются его заместителями.

В Алжире происходит неуклонный рост военных расходов. Так, если в 2005 г. они составляли 2,87 млрд долларов, то в 2010 г. - 5,67 млрд долларов, а в 2011 г. превысили 7 млрд долларов.

Для повышения боевых возможностей национальных вооруженных сил в Алжире разработан и претворяется в жизнь план их модернизации. Он предусматривает совершенствование системы управления ВС, развитие систем разведки и РЭБ, постепенное оснащение всех видов вооруженных сил современной боевой техникой. Программы модернизации сухопутных войск основной акцент делают на повышение мобильности механизированных и танковых соединений, оснащение войск новейшими танками и другими боевыми бронированными машинами, противотанковыми средствами, артиллерией, средствами войсковой ПВО. Поступившие на вооружение ННА российские танки Т-90С (185 ед., будет заказано еще 120) являются наиболее современной и мощной боевой машиной этого класса в странах Магриба. В ВВС идет процесс обновления и модернизации парка самолетов и вертолетов, строятся новые военно-воздушные базы. Основу боевой мощи ВВС ННА на обозримую перспективу составят российские фронтовые бомбардировщики Су-24М (28 ед.) и многоцелевые истребители Су-30МКА (28 ед., в 2010 г. подписан контракт на закупку еще 16 Су-30). Именно эти машины рассматриваются командованием ННА в качестве силы, обеспечивающей долговременное гарантированное превосходство над ВВС Марокко. Также предполагается приобрести новые партии БПЛА, транспортных самолетов, транспортных и боевых вертолетов. Алжир намерен иметь эффективную систему ПВО страны. Планируется создание единой комплексной системы РЭБ для ВВС и ПВО. Интенсивно развиваются национальные ВМС, модернизируется и обновляется их корабельный состав и вооружение.

Боевая подготовка ННА направлена на обучение войск действиям в современной войне. Принимаются меры по улучшению ее качества. Регулярно проводятся учения соединений и частей всех видов ВС, в т. ч. крупные и с боевыми стрельбами. В ходе учебно-боевых мероприятий наряду с отработкой различных приемов ведения военных действий, на практике осваиваются новые виды техники, поступающей в войска. Вместе с тем, уровень подготовки личного состава ННА все еще находится на невысоком уровне.

На состоянии ВС АНДР в значительной мере сказывается то обстоя-тельство, что они продолжают вести боевые действия низкой интенсивности против вооруженных группировок исламистских экстремистов и террористов. В этой связи повышенное внимание уделяется укреплению сил для борьбы с незаконными вооруженными формированиями. В частности, предполагается сформировать дополнительные подразделения спецназа, оснастив их специальной техникой и средствами.

В последние годы алжирское руководство взяло курс на создание армии, комплектуемой на профессиональной основе. Причем ВВС, войска ПВО и ВМС уже комплектуются только путем набора добровольцев. В 2006 г. в стране был принят закон «О статусе военнослужащих ННА», который предусматривает постепенный переход комплектования ВС только военнослужащими-контрактниками. В законе также говорится о необходимости модернизации армии, повышении уровня профессиональной подготовки личного состава, усилении власти президента в вооруженных силах. Документ определяет права личного состава, единые нормы набора военнослужащих на конкурсной основе, декларирует соответствие статуса военнослужащих ННА нормам международного права, равенство мужчин и женщин в армии.

Следует отметить, что на реализацию планов модернизации армии негативно влияет сохраняющаяся в республике сложная внутриполитическая ситуация и трудности в экономике. Тем не менее, президент Алжира А. Бутефлика подтвердил, что государство будет стремиться создать профессиональную армию «по мере выхода страны из кризиса».

Алжир предпринимает шаги по налаживанию собственного военного производства. Однако это длительный и трудный процесс. Поэтому на обозримую перспективу страна сохранит зависимость от поставок современных вооружений из-за рубежа. В последние годы АНДР наращивает военные закупки за границей. В 2007-2011 гг. их стоимость составила 4,524 млрд долларов. Портфель новых военных заказов в 2007-2010 гг. достиг 7,582 млрд долларов. По информации алжирских СМИ, в 2003-2010 гг. страна стала восьмым импортером вооружений в мире. Руководство АНДР стремится диверсифицировать источники получения вооружения, но пока в этой сфере первое место принадлежит России. В то же время расширяются связи с Германией и Италией, особенно в деле постройки новых кораблей для ВМС. Сложности имеются в развитии ВТС с Францией, что связано с поставками этой страной вооружений для Марокко. Активно развиваются военные связи Алжира с НАТО: алжирские военные, особенно моряки, регулярно участвуют в совместных учениях альянса, проводятся консультации по вопросам военного строительства, военнослужащие ННА обучаются в странах Запада. С США АНДР сотрудничает главным образом в деле борьбы с терроризмом.

Традиционно военные играли важную роль в политической жизни Алжира. Однако ситуация стала постепенно меняться, особенно с приходом к власти в стране в 1999 г. президента А. Бутефлики. По мнению экспертов, это – «объективный процесс. Он связан с появлением нового поколения старшего офицерского состава, получившего … хорошее современное образование и выступающего в своей основной массе за постепенное самоустранение армии из политических игр». А. Бутефлика твердо продолжает курс на дальнейшее усиление своего контроля над армией, но при этом взвешенно относится к военным и не стремится без серьезных на то оснований идти на обострение отношений с высшим армейским командованием.

В последнее время внутриполитическая обстановка в Алжире ослож-нилась, в стране все более активно действуют противники существующего режима. В этих условиях армия, как хорошо организованный и дисциплинированный организм, остается влиятельной силой, от позиции которой во многом будет зависеть дальнейшее развитие событий в АНДР. При этом не исключено, что в случае дальнейшего обострения ситуации, политическая роль алжирских военных вновь может усилиться.

В целом линия на укрепление национальных ВС отражает намерение правящих кругов страны поддерживать и укреплять статус Алжира как признанной региональной державы. Происходящие позитивные сдвиги в национальном военном строительстве дают основание полагать, что запланированные мероприятия по модернизации ННА, повышению ее боевой мощи будут и дальше успешно реализовываться.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

24 Re: Большой Ближний Восток в Ср Май 02, 2012 8:23 pm

Admin


Admin
О некоторых особенностях оманско-иранских отношений

Внешнеполитический курс Омана характеризуется прагматизмом, гиб-костью и осторожностью, стремлением поддерживать сбалансированные от-ношения со всеми странами региона. Руководство Султаната тщательно ана-лизирует возможные последствия того или иного шага на региональной и международной арене. В Маскате предпочитают, по возможности, не вмеши-ваться в региональные и межарабские разногласия, выступают за урегулиро-вание конфликтов мирными средствами, заинтересованы в обеспечении внешней стабильности для упрочения положения правящего монархического режима и проведения внутренних реформ. Именно на основе этих принципов оманское руководство строит свои отношения с Ираном.

Оманско-иранские связи имеют давние исторические корни, обуслов-ленные как географической близостью двух стран, так и кровно-родственными связями племен, проживающих на берегах Персидского залива. Важную роль в сближении соседних государств играет их геостратегическое положение, позволяющие им контролировать проход через Ормузский пролив - водный коридор, через который проходит основная часть экспорта нефти из стран Персидского залива. Существенным фактором является и то, что, в отличие от других аравийских монархий, оманско-иранские отношения не осложняет шиитский фактор, так как в Султанате не имеется крупной ши-итской общины, которая к тому же не испытывает таких притеснений, как их единоверцы в Бахрейне. К тому же ибадизм – течение в исламе, которое ис-поведует большинство жителей Омана, считается более близким к шиизму, чем к суннизму.

Оман в течение длительного времени поддерживает стабильные отно-шения с ИРИ, а иранское направление по праву считается одним из приори-тетных оманской внешней политики, причем, по оценке американских экс-пертов, Султанат «наиболее близок и наименее критичен» по отношению к Тегерану из всех аравийских монархий, что зачастую вызывает недовольство последних.

В Маскате признают огромный стратегический и политический вес Ирана в регионе Персидского залива и на Ближнем Востоке в целом, обу-словленный его стратегическим положением, численностью населения, эко-номическим и военным потенциалом. В значительной степени особый курс Омана в отношении ИРИ проистекает из стремления Маската иметь в лице Тегерана противовес курсу Саудовской Аравии на утверждение своего без-условного лидерства в ССАГПЗ и сохранить самостоятельность националь-ной внешней политики.

В то же время Султанат постоянно поддерживает общие критические высказывания в адрес иранской политики, которые содержатся в документах ССАГПЗ, а имеющиеся военно-политические обязательства Омана в рамках Совета Сотрудничества накладывают ограничения на его отношения с Ис-ламской республикой. Так, оманское руководство при формировании поли-тического курса в отношении Ирана принимает во внимание потенциальную враждебность к аравийским монархиям режима, существующего в Иране с 1979 г., сохраняющиеся между ИРИ и странами, входящими в ССАГПЗ, по-литические, территориально-пограничные и другие разногласия, а также до-говорные обязательства Султаната в рамках ССАГПЗ. В частности, Оман поддерживает ОАЭ в споре о принадлежности трех островов в Персидском заливе.

Проводимый Оманом внешнеполитический курс, лояльность в отно-шении ИРИ находят понимание в Тегеране. Иран всячески стремится внушить Оману идею «исторической миссии» Ирана в качестве гаранта региональной безопасности и стабильности. Развитие разносторонних отношений с Султанатом является составной частью иранской установки на укрепление своих позиций в зоне Персидского залива не через региональных «тяжелове-сов» (Саудовская Аравия и ОАЭ), с которыми у ИРИ имеются очень серьез-ные разногласия, а через страны, демонстрирующие свое желание поддержи-вать добрососедские отношения с Тегераном. В любом случае, Тегеран умело использует Оман в своих интересах, внося разлад в ряды аравийских против-ников ИРИ, а пример отношений с Маскатом наглядно демонстрирует гиб-кость иранских подходов в отношениях со своими соседями.

Динамично развиваются политические связи между двумя государст-вами. Маскат и Тегеран регулярно консультируются по ситуации в зоне Пер-сидского залива и различным международным проблемам. Оман и Иран по-стоянно подчеркивают важность развития двустороннего политического со-трудничества для поддержания мира и стабильности в регионе, прежде всего, в зоне Персидского залива и Ормузского пролива. Большое значение для уп-рочения двусторонних отношений имел визит султана Омана Кабуса в Иран в 2009 г. – первый после исламской революции в этой стране в 1979 г. Под-черкнем, что визит проходил в дни инаугурации иранского президента М. Ахмадинежада после его повторного избрания на этот пост, что фактически означало признание Оманом законности прошедшего в Исламской республи-ке голосования, итоги которого вызвали серьезные сомнения на Западе, а в самом Иране привели к массовым протестным выступлениям оппозиционных сил.

Оман признает право Ирана на мирное использование атомной энергии, но не одобряет предполагаемые намерения Тегерана по созданию ядерного оружия. В Маскате выступают за политическое урегулирование иранской ядерной проблемы, против ее силового решения. Оман считает, что возможная военная операция США против ИРИ приведет к дестабилизации обстановки в регионе Персидского залива и на Ближнем Востоке в целом. Здесь же отметим, что, предоставляя свою территорию и объекты военной инфраструктуры для использования вооруженными силами США и Велико-британии, оманское руководство заявляет, что не допустит того, чтобы эти страны использовали территорию Султаната в качестве плацдарма для воз-можного нанесения ударов по Ирану. Глава МИД Омана Ю. бен Алави от-крыто выступил против присутствия иностранных военных флотов в Персид-ском и Оманском заливах, что совпадает с иранской позицией по данному вопросу.

Поддержание хороших отношений с Ираном не мешает Оману разви-вать партнерские отношения с Соединенными Штатами. Причем эксперты полагают, что Маскату удается умело балансировать между интересами Ва-шингтона и Тегерана. Оман неоднократно выступал в роли посредника между ИРИ и США. Вашингтон, учитывая важность Омана как военно-политического партнера в регионе, открыто не критикует его отношения с Ираном.

Оман и Иран подписали в 2010 г. соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности, а в 2012 г. – соглашение о сотрудничестве ВМС двух стран в Ормузском проливе и прилегающих акваториях. В 2011 г. были проведены первые совместные учения флотов двух государств. Вместе с тем, нет осно-ваний говорить о полноценном оманско-иранском военном сотрудничестве – Султанат остается верен союзническим обязательствам в рамках ССАГПЗ. К тому же следует отметить, что, поддерживая дружественные, добрососедские отношения с Ираном, руководство Омана «чувствует» угрозу со стороны Те-герана, опасается наращивания иранской военной мощи.

В 2011 г. Оман одобрил ввод войск аравийских монархий (Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта) в Бахрейн для оказания помощи правящему режиму этой страны в подавлении массовых протестных выступлений местной шиит-ской оппозиции, хотя сам и не стал участвовать в этой акции, которая вызвала резкое осуждение Тегерана.

Успешно развиваются оманско-иранские торгово-экономические связи. За последние два года заметно вырос торговый оборот между двумя страна-ми. Так, только иранский экспорт в Оман вырос за это время на 40 процентов. Многие иранские компании самого различного профиля работают в Сул-танате, пользуясь особой поддержкой местного правительства, и предлагают, по признанию оманских властей, «хорошие услуги». Иран планируют начать экспорт природного газа в Оман по подводному трубопроводу. Имеются со-вместные проекты освоения нефтяных месторождений.

Отдельно следует сказать о контрабандной торговле, которая является для Ирана важным источником нелегального поступления товаров, запре-щенных к ввозу в страну международными санкциями, причем в Маскате «закрывают глаза» на поток контрабанды, идущий из оманского полуострова Мусандам через Ормузский пролив в ИРИ.

В целом оманско-иранские отношения имеют значительный не исполь-зованный потенциал для дальнейшего развития. Маскат, как видится, будет и далее стремиться развивать разносторонние связи с Исламской республикой на основе добрососедства и взаимной выгоды, рассматривая ее в качестве важного политического и экономического партнера. Тегеран также выступает за расширение сотрудничества с Оманом.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

25 Re: Большой Ближний Восток в Пт Май 18, 2012 9:59 pm

Admin


Admin
О султане Омана Кабусе

На сегодняшний день султан Омана Кабус является старейшиной среди руководителей арабских государств – он находится во главе страны с июля 1970 г. и продолжает твердо удерживать власть в своих руках. Султан Кабус сыграл особую роль в деле укрепления оманской государственности и достижения общенационального согласия в стране со столь сложными особенностями и условиями.

Кабус бин Саид Аль Бу Саид родился 18 ноября 1940 в Салале на юго-западе Омана в провинции Дофар в семье султана Маската Саида бин Теймура и был его единственным сыном. Начальное образование будущий монарх получил на родине, затем учился в британской военной академии в Сандхерсте, а после ее окончания два года служил офицером в английской армии. Кабус также закончил штабные курсы в Германии, изучал систему местного самоуправления в Великобритании и совершил кругосветное путешествие. В 1964 г. Кабус вернулся в Оман, где через год был посажен под домашний арест по приказу отца-султана (в официальной биографии говорится, что в это время наследный принц изучал ислам, историю родной страны и ее народа). Находясь под арестом, Кабус сумел подготовить заговор с целью свержения своего отца. 23 июля 1970 г. в Омане был совершен государственный переворот, в результате которого султан Саид был свергнут с престола, а главой государства стал Кабус. Новый правитель сформировал правительство, заняв в нем посты премьер-министра, министра обороны, иностранных дел и финансов, стал верховным главнокомандующим ВС, взяв таким образом в свои руки всю полноту законодательной, исполнительной и военной власти.

Новый правитель получил незавидное наследство. Прежний деспотический режим держал Оман в невежестве, отсталости и изоляции от внешнего мира. Неурегулированными были пограничные споры с соседними странами. Целостность султаната ослаблялась противоречиями между различными регионами и тем, что между прибрежными и внутренними районами отсутствовало регулярное сообщение. К тому же разногласия и вражда между племенами издавна была доминирующим фактором в политической истории Омана. Но главной проблемой оставалось повстанческое движение в Дофаре. Повстанцы, действовавшие под левыми лозунгами и получавшие помощь из соседнего Южного Йемена, контролировали большую часть провинции.

Сразу после прихода к власти Кабус решительно выступил с программой реформ, приступив к осуществлению серии в целом конструктивных мер экономического, социального и политического характера, чего не могли предложить народу повстанцы. Постепенно реформы стали приобретать широкий размах.

Проводимые монархом преобразования учитывали многие требования дофарских повстанцев. Это – развитие инфраструктуры, здравоохранения, просвещения. В результате среди вооруженных противников режима усилились распри по вопросам конечных целей движения. К тому же часть дофарских племен была враждебна лично Саиду, но не имела ничего против его сына Кабуса. Ведь борьба в Дофаре нередко принимала форму межплеменных распрей. Султан активно и умело использовал в своих интересах родственные связи среди дофарских племен. В итоге в 1976 г. повстанческое движение потерпело поражение. Но оно не прошло для страны бесследно, вынудив правящий режим отказаться от наиболее консервативных форм общественной жизни.

Сложным и длительным путем Кабус шел к ограничению влияния родоплеменной знати в стране. При нем Оман был разделен на административные районы во главе с губернаторами, что привело к расчленению территорий, традиционно принадлежавших отдельным племенам и кланам. Много внимания султан уделил вооруженным силам. Армия стала получать современное оружие, улучшилась подготовка военных кадров, денежное довольствие солдатам и офицерам повысилось в несколько раз. В сфере экономики Кабус проводил политику всемерной поддержки частного предпринимательства. Получили развитие образование и наука. В Омане было построено около 1000 государственных школ, 120 частных учебных заведений и университет. Значительные изменения произошли в положении женщин. Их права во многом стали равными с мужчинами, чем Кабус более всего гордится.

Большим политическим событием в жизни Омана стало принятие в 1996 г. первой конституции. Основной закон гарантирует свободу печати, религиозную терпимость, равенство перед законом независимо от расы и национальности. В 1997 г. в стране впервые были проведены выборы в Консультативный совет. Причем Оман первым из аравийских монархий предоставил женщинам право баллотироваться в выборный государственный орган.

В результате переориентации султаном Кабусом внешнеполитического курса Оман вышел из изоляции и стал играть заметную роль в системе меж-арабских, региональных и международных отношений. Мирное урегулирование конфликтных ситуаций с соседними странами стало возможным благодаря отказу Кабуса от силовых подходов к проблемам территориальных споров. Султан активно проводит курс на сглаживание острых углов в отношениях с государствами Аравийского полуострова, придерживается линии на формирование сбалансированных отношений с различными странами. Это позволило ему укрепить как свой политический капитал, так и поднять авторитет Омана в мире. При этом тесные военно-политические отношения с США и Великобританией, в целом прозападная внешнеполитическая ориентация страны остаются одной из основ международной политики Омана, определяют его приоритеты в области национальной безопасности и обороны. США считаются важнейшим стратегическим партнером Султаната, но одновременно Оман сохраняет добрососедские, партнерские отношения с Ираном.

Таким образом, реформы, проведенные под руководством султана Кабуса, способствовали укреплению национального единства Омана, его динамичному развитию, укреплению внешнеполитических позиций страны. Оман превратился из страны средневековой в современное государство.

Вместе с тем, изменения в стране проводились при сохранении в неприкосновенном виде фактического самодержавного характера власти правителя. В Омане имеет место сверхцентрализация власти в руках одного человека – султана Кабуса, причем монарх не склонен отказываться от своих многочисленных властных прав и полномочий, категорически отвергает возможность какого-либо диалога по данному вопросу. Сверхконцентрация власти в руках Кабуса превратила его в ключевую фигуру, от которой в значительной степени зависит стабильность и безопасность правящего режима. Кроме того, это делает исключительно важным вопрос о престолонаследии. Кабус холост, бездетен, но при этом гласно не называет престолонаследника. По конституции 1996 г. трон должен наследоваться по мужской линии по-томками Сейда Турки бин Саида бин Султана из правящей династии Аль Бу Саидов (пра-пра-прадеда Кабуса). В октябре 2011 г. Кабус своим указом внес поправку в статью Основного закона, определяющую порядок утверждения преемника трона. Отныне «в течение трех дней с момента освобождения султанского трона Совет правящей семьи должен утвердить преемника султана. В случае, если Совет правящей семьи не придёт к единому решению по вопросу кандидатуры нового Султана, тогда Совет обороны вместе с руководителями Государственного Совета, Совета Шуры, председателем Верховного суда и двумя его заместителями утверждают претендента, который будет рекомендован Султаном».

«Арабской весна» дошла в феврале 2011 г. и до Омана, хотя акции протеста в стране носили локальных характер, их участники не требовали смены режима в стране, а меры властей против оппозиционеров в целом не были очень жесткими. Протесты были вызваны в основном социальными проблемами – ростом цен и массовой безработицей, особенно среди молодежи. Что касается политических требований, то протестующие в основном настаивали на независимости судебной системы, изменениях в конституции с тем, чтобы расширить полномочия парламента, включая контроль над правительством.

Султан предпринял ряд шагов с целью сбить волну протестных вы-ступлений. Было объявлено о сдерживании цен на основные продукты питания и издан декрет о повышении пособий по безработице. Правительство заявило о намерении повысить зарплату, а Кабус пообещал срочно трудоустроить 50 тыс. человек. Всего на реализацию требований населения страны власти выделили 2,6 млрд долларов. Монарх также провёл перестановки в правительстве, сменив шесть министров. Была создана комиссии по реформированию парламента, а в ноябре 2011 г. Кабус своим указом предоставил Совету Омана (двухпалатному парламенту) законодательные и регулирующие полномочия (до этого Совет был лишь консультативным органом). Все эти меры, принятые султаном, позволили стабилизировать обстановку в стране, предотвратить ее развитие в неблагоприятном для режима направлении.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 13]

На страницу : 1, 2, 3 ... 11, 12, 13  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения