thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Сирия. Очередное слабое звено.

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 5 из 9]

Admin


Admin
Почти половина задекларированного Сирией химического оружия была вывезена, сообщила Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО).
За прошедшую неделю еще две партии наиболее опасных химических веществ были отправлены на специальных грузовых судах из сирийского порта Латакия, заявила ОЗХО.
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/03/140320_syria_chemical_weapons_removal.shtml

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
ВВС Турции сбили сирийский военный самолет
Турецкие истребители сбили сирийский боевой самолет. Премьер-министр Эрдоган заявил, что машина нарушила воздушное пространство его страны.
http://www.dw.de/%D0%B2%D0%B2%D1%81-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%81%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D1%82/a-17515509

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
В Хомсе был убит голландский католический священник, который отказался покинуть этот осажденный сирийский город, находящийся под контролем повстанцев.
Франс ван дер Люгт был известной личностью в блокированной правительственными войсками районе, который повстанцы удерживают уже почти два года.
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/04/140407_syria_dutch_priest_murder.shtml

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
О президенте Сирии Башаре Асаде

Башар Хафез Асад родился 11 сентября 1965 г. в Дамаске в семье командующего ВВС и ПВО Сирии генерала Хафеза Асада, которая принадлежала к мусульманскому религиозному меньшинству – алавитам (до 12 процентов населения САР). Башар стал третьим ребенком в семье. Помимо него, у Асадов были ещё старший брат Басиль, младшие Махер и Маджид, старшая сестра Бушра. В 1970 г. Х. Асад становится президентом Сирии, а затем генеральным секретарем правящей в стране партии Баас. Начальное и среднее образование Башар получил в элитном арабо-французском лицее «Хуррия» в Дамаске. В 1982 г. он поступает на медицинский факультет Дамасского университета, который окончил в 1988 г. по специальности «врач-офтальмолог». Работал в военном госпитале Тишрин в пригороде Дамаска. В начале 1990-х гг. Башар уехал на стажировку в Великобританию, где активно занимался научной деятельностью. Увлекается информатикой. В 1994 г. Б. Асад возглавил Сирийское компьютерное общество. Благодаря его усилиям в САР в 1998 г. появился интернет, а в январе 2000 г. — сотовая связь.

Первоначально своим преемником на посту президента Х. Асад видел старшего сына Басиля, но тот в 1994 г. погиб в автокатастрофе. После чего наследником стал возвратившийся в Сирию Башар. Он окончил военный колледж и высшие штабные курсы. Защитил диссертацию на тему «Потенциал объединенных арабских вооруженных сил в случае военного конфликта». Отец также приставил к нему опытных генералов в качестве наставников, которые обучали его военному делу по индивидуальной программе. Получил Башар и командирскую практику: командовал батальоном и дивизией республиканской гвардии. В 1999 г. ему было присвоено звание полковник.

Параллельно с военной карьерой Башар занимался государственными делами. Он был политическим советником отца, возглавил бюро по рассмотрению жалоб и обращений граждан, кампанию по борьбе с коррупцией, в ходе которой Х. Асад избавлялся от потенциальных конкурентов сына на пост президента САР. Курировал Башар и вопросы инвестиционной политики, лоббируя интересы молодых бизнесменов, в число которых входили дети многих представителей высших эшелонов власти. В сфере внешней политики Б. Асад занимался сирийско-ливанскими отношениями. В 1999 г. в ходе первого дипломатического турне он посетил Саудовскую Аравию Кувейт, Бахрейн и Оман. Затем побывал во Франции, принимал зарубежные делегации.

По мнению экспертов, к концу 1990-х гг. Башар сумел значительно изменить свой имидж: из скромного врача-офтальмолога с мягкими манерами он превратился в энергичного политика с хорошо подобранной командой.

11 июня 2000 г. через день после смерти отца Б. Асад назначается исполняющим обязанности президента САР и становится верховным главнокомандующим вооруженными силами с присвоением звания корпусного генерала. Парламент САР специально принимает решение об изменении минимального возраста кандидата на пост президента с 40 до 34 лет. Затем съезд правящей партии избирает его генеральным секретарем Баас. 10 июля 2000 г. в Сирии прошёл референдум, по итогам которого Башар был избран президентом республики. В 2007 г. он вторично избирается на этот пост.

Переход власти к «наследнику» – Башару происходил спокойно. Однако Асад-младший не обладал тем непререкаемым авторитетом среди высшего руководства, который имел его отец, не имел и полноценного опыта деятельности на высшем государственном посту. Плюс ко всему, новому президенту в наследство досталось много сложных проблем внутренней и внешней политики, накопившихся за годы правления Хафеза Асада.

Б. Асад начал свою деятельность с очень умеренных перемен, которые в основном были направлены на смягчение режима чрезвычайного положения, существовавшего в стране, и на обновление политической элиты. В ходе кадровых перестановок в 2000-2004 гг. было уволено до 15 процентов высокопоставленных чиновников и военных. Из тюрем была освобождена группа политзаключенных. В Сирии стала выходить первая независимая газета, заработали политические форумы, появились негосударственные университеты, открылись частные банки и фондовый рынок. Б. Асад отказался от принципа назначений функционеров на руководящие посты в Баас и вернул систему внутрипартийных выборов. В 2003 г. на выборах в парламент прошли независимые кандидаты. В то же время реформы Асада были непоследовательными, а некоторые начинания оказались пересмотрены.

В начале 2000-х гг. осложнилось внешнеполитическое положение САР. При Б. Асаде главными врагами Сирии по-прежнему оставались Израиль и США. После войны в Ираке в 2003 г. Вашингтон усилил обвинения в адрес Дамаска во вмешательстве в иракский конфликт и поддержке региональных террористических группировок. В 2004 г. США наложили на Сирию экономические санкции. Отношения с Ливаном ухудшились после убийства экс-премьера этой страны Р. Харири в 2005 г. В этом же году Сирия под международным давлением была вынуждена вывести свои войска из Ливана. Неудачей завершились попытки Дамаска возобновить мирный диалог с Израилем. В 2006 г. САР политически поддержала ливанскую «Хизбаллу» в вооруженном конфликте с Израилем, однако при этом сирийцы всячески избегали прямого вовлечения в военное противостояние с еврейским государством.

На фоне проходивших с начала 2011 г. массовых протестных выступлений в арабских странах в Сирии также начались демонстрации в поддержку реформ. В ряде случаев для их подавления власти применяли оружие, пролилась кровь. 30 марта 2011 г. Б. Асад заявил, что беспорядки в САР были спровоцированы из-за рубежа и что страна продолжит проведение политических и экономических реформ. В течение последующих месяцев обстановка в Сирии становилась все более сложной. Проводимые Б. Асадом изменения (отмена режима чрезвычайного положения, принятие новой конституции, отменявшую руководящую роль партии Баас в стране и др.) осуществлялись с запозданием и не привели к стабилизации ситуации в САР. Сказывалась и общая слабость, «неповоротливость» конструкции авторитарного режима, отчуждение между властью и народом, неспособность власти консолидировать своих сторонников. В итоге Сирия погрузилась в гражданскую войну, принявшую отчасти форму межконфессионального противостояния между суннитами и алавитами. Причем в рядах сирийской вооружённой оппозиции всё больший вес стали набирать радикальные исламистские группировки, представленные в основном иностранными боевиками-суннитами. Б. Асад оценил события в стране как борьбу между исламизмом и светским панарабизмом.

Значительную помощь антиасадовской оппозиции оказывают аравийские монархии, главным образом Саудовская Аравия и Катар, а также США, другие страны Запада, Турция. В этой связи Б. Асад заявил: «Сирия — эпицентр региона. Любое обострение в Сирии воспламенит весь регион. Вы рискуете вызвать землетрясение. Хотите получить ещё один Афганистан, или десяток Афганистанов?» Запад и ряд арабских режимов ввели санкции против военно-политического руководства САР, включая Б. Асада (и даже его супруги). Также были введены экономические санкции и эмбарго на военные поставки. В январе 2012 г. было приостановлено членство Сирии в Лиге арабских государств. В то же время Россия и Китай не позволяли принимать в СБ ООН резолюции, предполагавшие возможность военной интервенции в Сирии. Иран и Россия оказывали режиму Асада разностороннюю помощь. Под международным давлением и по инициативе России Б. Асад летом 2013 г. согласился на ликвидацию сирийского арсенала химического оружия.

Отметим, что первоначально в действиях Б. Асад чувствовалась определенная неуверенность, что негативно сказывалось на развитии обстановки в Сирии, но постепенно президент стал действовать все более твердо. В частности Асад заявил, «что я не Янукович, я никуда не уеду». Как лидер партии он призвал баасистов «вступать в диалог и поддерживать эффективные связи с новыми партиями, появившимися на политической арене Сирии». Со второй половины 201 3г. ситуация в стране стала постепенно меняться в пользу режима, однако говорить о коренном переломе хода событий в войне в пользу власти пока нет достаточных оснований.

3 июня 2014 г. Башар Асад был избран президентом Сирии на третий срок. Выборы формально проходили на альтернативной основе, но их результаты не были признаны государствами, поддерживающими сирийскую оппозицию.

По мнению Б. Асада, «если говорить о взаимоотношениях между властью и личностью, то к власти я отношусь негативно. Власть иногда приводит к пристрастию, а пристрастие пробуждает в человеке тщеславие и потерю чувства реальности. Человек не должен чувствовать, что обладает властью в прямом смысле слова. Он должен ощущать её через других — своих сограждан».

В 2001 г. Башар Асад женился на Асме аль-Ахрас, происходившей из влиятельной в г. Хомс суннитской семьи. В этом браке в 2001 г. у них родился сын Хафез, в 2003г. — дочь Зейн, а в 2004 г. ещё один сын Карим.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Саудовская Аравия и ситуация в Сирии: переоценка событий внутрисирийского кризиса?

20 июля, 2013 | Автор: Косач Г.Г. | Напечатать эту статью
16 июля текущего года официальный пресс-релиз, сообщавший об очередном заседании саудовского Совета министров под председательством наследного принца и министра обороны Сальмана бен Абдель Азиза, подчеркивал: «Совет обсудил … положение сирийского народа, подвергающегося чудовищному уничтожению и неслыханному попранию прав человека, полностью нарушающему основополагающие акты международного права». В этой связи высшая инстанция саудовской исполнительной власти считала необходимым «призвать международное сообщество немедленно вмешаться, чтобы положить конец геноциду, проявляющему себя в умерщвлении голодом народа Сирии». Принимая же 18 июля в Джидде делегацию Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС) во главе с Ахмедом Джарбой (Саудовская Аравия стала первой страной, которую посещает эта делегация, поездка которой предполагает визиты в Каир, Париж, Лондон и Вашингтон), саудовский наследный принц подчеркивал «неизменность саудовской позиции, заключающейся в необходимости покончить с осуществляемой режимом изоляцией подвергающегося неслыханному геноциду сирийского народа».

Оба этих события (при всем официальном характере их вербального оформления) не кажутся незначительными хотя бы в силу того, что едва ли не впервые в истории саудовских контактов с сирийской оппозицией второе лицо политического истеблишмента проводит встречу с высшим руководством НКОРС. При этом основной акцент той информации, которая распространяется Саудовским агентством новостей и, соответственно, саудовской прессой, поставлен не на «успехах» противников режима Башара Асада или «неизбежности» падения этого режима, а на происходящей в Сирии гуманитарной катастрофе (пусть даже для определения ее глубины и используются, все же, преувеличенные термины).

Разумеется, гуманитарная катастрофа и ранее была одной из тем, связанных с внутрисирийским конфликтом, активно эксплуатировавшейся саудовской пропагандой, — чего стоили сообщения и репортажи как «внутренней», так и «внешней» саудовской прессы конца 2012 г. — первой половины 2013 г. о положении в лагерях сирийских беженцев на территории Иордании и Турции или о (вне сомнения, реальных) причинах (убийства, насилия над женщинами, притеснения по религиозному признаку), заставлявших их переходить сирийско-иорданскую либо сирийско-турецкую границу. При этом все эти репортажи время от времени расцвечивались сообщениями о «щедрости» саудовского государства и его высших сановников (король Абдалла бен Абдель Азиз и принц Сальман неизменно находились во главе их списка), выступавших в роли доноров «обездоленных сынов братского сирийского народа». Тем не менее, гуманитарный аспект внутрисирийской ситуации был, скорее, внешним обстоятельством, оправдывавшим саудовское участие в развитии этой ситуации, когда, говоря о ней, саудовская пресса подчеркивала, прежде всего, важность противостояния между оппозицией и режимом, который, в свою очередь, рассматривался как единственный источник «страдания мирных граждан». Уже в середине лета 2013 г. эти пропагандистские клише обнаружили тенденцию не только к изменению, но и к переоценке.

Естественно, что официальные сообщения о визите делегации НКОРС , как и переговорах принца Сальмана с Ахмедом Джарбой скупы, не давая сколько-либо серьезной возможности говорить о том, какие вопросы обсуждали обе стороны. Впрочем, не приходится сомневаться в том, что одним из наиболее важных среди них был вопрос о поставках вооружения оппозиции. Вместе с тем, саудовская сторона, конечно же, должна была ставить и иные вопросы – причины неудач оппозиции на полях сражения, дрязги и противоречия между политическими структурами, объединенными в Национальную коалицию, появление радикальных религиозных группировок и их роль в сопротивлении режиму, роль региональных и этнических вооруженных формирований в жизни современной Сирии и их взаимоотношения с Сирийской свободной армией (включая и открытые столкновения между их сторонниками). Определенное представление о сути этих вопросов (и о том, как они ставятся) могут дать, тем не менее, публикации в саудовской прессе.

19 июля текущего года, поместив на своей первой странице сообщение о встрече между принцем Сальманом и главой НКОРС, «Аш-Шарк Аль-Аусат» опубликовала также и развернутый комментарий одного из своих ведущих колумнистов Радвана ас-Сейида «Сирийская революция на перепутье», представляющий собой едва ли не первый в саудовской прессе реалистичный анализ сегодняшней внутрисирийской ситуации. Это доказывал и заголовок комментария – никогда ранее контролируемая Саудовской Аравией пресса не ставила так вопрос, рассказывая о положении противников режима Б.Асада. Итак, в чем состоит проблема?

Р.ас-Сейид ставил ее намеренно резко, — картину дня в сегодняшней Сирии определяет не Национальная коалиция или Сирийская свободная армия, а действующие под религиозными знаменами экстремисты. Он писал: «В то время, когда пакистанские талибы выступили с инициативой отправки своих бойцов в Сирию, когда две примыкающие к ”Аль-Каиде” группировки – “Государство Ирак и Левант (Дауля Аль-Ирак ва Аш-Шам)” и ”Джабхат ан-нусра” борются в Сирии за контроль над нефтяными ресурсами …, соревнуясь между собой в том, кто из них будет более жесток, претворяя в жизнь [шариатские] положения, как и в том, кто из них убьет больше бойцов и командиров Сирийской свободной армии, сторонники Национальной коалиции в десятый, а, может быть, в двадцатый раз ведут между собой переговоры о структурах Коалиции, о полномочиях этих структур, как и собственной роли внутри нее. … Поистине, — замечал колумнист «Аш-Шарк Аль-Аусат», дословно переводя русскую пословицу, — они делят шкуру неубитого медведя». Любопытное замечание, еще недавно практически невозможное на страницах ведущего саудовского «внешнего» издания!

Гуманитарный аспект внутрисирийского конфликта (конечно же, в его саудовском видении) немедленно вплетается в тему положения внутри НКОРС: «Однако существует и другая, трагическая сторона такого развития событий – солдаты режима Асада и шабиха организуют массовые расправы в Хомсе и окружающих город деревнях, в Дамаске и в его пригородах, в десятках других мест Сирии, — пишет Р.ас-Сейид, — которые ранее были освобождены, а сегодня контролируются террористами, представленными как режим Асада и его клиентов, так и десятками вооруженных формирований, в отношении которых никто не может сказать, откуда они прибыли и куда они направятся в будущем». Однако гуманитарный аспект конфликта нужен только для того, чтобы четко сказать: «Сирийская революция страдает от четырех зол. Это – Асад, его клиентура и сторонники внутри и за пределами страны, это – анархия и дурное управление районами, где еще господствуют повстанцы, это – политики в рядах Национальной коалиции, это, наконец, международные и арабские союзники революции».

Для Р.ас-Сейида (конечно же, и для саудовского руководства) сегодня ясно, что «прошедшие два с половиной года сирийской революции подтвердили, что режим Асада сплочен в политическом и военном отношении», что «его основные инструменты (армия, служба безопасности, управленческие структуры министерств и ведомств) продолжают действовать, несмотря на экономические и финансовые трудности». Режим, продолжает ведущий колумнист «Аш-Шарк Аль-Аусат», «в военном отношении господствует над 60% сирийской территории, контролируя все крупные города, кроме Ракки, или, по крайней мере, основные кварталы этих городов» и «развивая наступление в течение последних четырех месяцев». У режима, замечает он, «есть не только твердые союзники – Россия, Иран и Ирак, на его стороне Бразилия, Южная Африка и Индия». Ссылаясь на мнение «сторонников режима» (зачем же говорить от собственного имени!), Р.ас-Сейид подчеркивает, что, если так будут развиваться события, то «режим Асада» либо «к концу текущего года», либо «через год» полностью восстановит контроль над страной». Беспрецедентное заявление для журналиста, пишущего в саудовском издании!

Каково же положение в стане оппозиции? Она последовательно теряет контроль над территорией: «В середине 2012 г. сирийские повстанцы господствовали над половиной территории страны, сегодня же ситуация принципиально иная». Сирийские повстанцы расколоты, им не хватает оружия и боевой подготовки, — они представлены сегодня «Сирийской свободной армией, вооруженными формированиями регионалистского или земляческого типа и экстремистами, действующими под исламскими знаменами». При этом, замечает Р.ас-Сейид, «на фоне иных вооруженных групп в численном отношении Сирийская свободная армия – меньшинство». Но суть дела, по его мнению (как, вероятно, и по мнению саудовского руководства), заключается не столько в этом обстоятельстве, сколько в том, что «Сирийская свободная армия нуждается, скорее, не в вооружении и боевой подготовке, а в преодолении плохой организации и последствий провалов ее руководства», что доказывает «существование на территории, которую она, якобы, контролирует, местнических эмиратов и зон господства регионалистских формирований, которые осуществляют как прямое насилие в отношении гражданских лиц, так и ведут охоту на командиров и солдат самой Сирийской свободной армии».

А что же «внешнее руководство сирийской революции, первоначально Национальный совет, ныне – Национальная коалиция»? Его, пишет колумнист «Аш-Шарк Аль-Аусат», «обвиняют в том, что он выражает интересы внешних сил», замечая, при этом, «если бы только в этом состояла проблема». Поразительная история, — автор саудовского издания едва ли не открыто обвиняет в «искажении пути сирийской революции» одного из союзников Саудовской Аравии по Совету сотрудничества арабских государств Залива Катар, по крайней мере, в то время, когда во главе этой страны находился прежний эмир. Но для Р.ас-Сейида (и вновь – для саудовского руководства) важно не только это обстоятельство, — он прямо говорит о том, что «все члены» НКОРС «ничего не дали повстанцам внутри» Сирии, «представив миру отрицательный образ оппозиции, неспособной стать альтернативой режиму». Это, по сути дела, приговор!

Наконец, «четвертое зло сирийской революции – ее международные и арабские союзники». По словам Р.ас-Сейида, все стоявшие перед ними задачи – «поставки вооружения повстанцам внутри Сирии, введение беспилотной зоны, помощь беженцам и достижение компромисса с русскими по поводу политического решения» конфликта оказались «не выполненными». Это – печальная констатация!

Означает ли содержание статьи в «Аш-Шарк Аль-Аусат», что позиция Саудовской Аравии по внутрисирийской ситуации будет коренным образом пересмотрена в сторону уменьшения помощи оппозиции? Разумеется, нет, — свидетельство тому и заявление саудовского Совета министров, и переговоры делегации НКОРС в Джидде, как и заявления саудовского министра иностранных дел принца Сауда Аль-Фейсала о поставках вооружения оппозиции (о чем автор этой статьи уже писал на страницах сайта Института Ближнего Востока). Более того, Саудовская Аравия будет во все большей мере активизировать свои действия на сирийском направлении.

Решение этой задачи будет облегчено акцентом, поставленным на гуманитарной катастрофе, — Р.ас-Сейид пишет: «Уже четыре месяца сирийский режим, а также вооруженные формирования из Ирана и Ирака, как и ”Хизбалла”, ведет жестокое наступление. В пригородах Дамаска и Хомса осуществляется кровавая резня, внутри Сирии и за ее пределами восемь миллионов беженцев и перемещенных лиц, в тюрьмах и концлагерях режима томится полмиллиона человек, число убитых гражданских лиц уже превысило 150 тысяч. Предпринимаются последовательные шаги, направленные на то, чтобы добиться депортации под угрозой физической расправы части сирийского населения, а также раскола страны по этническому или религиозному признаку». Как считает колумнист ведущего саудовского «внешнего» издания (но его точка зрения не может быть далека от точки зрения саудовского руководства), «после всех понесенных революцией огромных жертв примирение и, тем более, подчинение Асаду и его бандам невозможно». Но, пишет он: «Если, не дай Бог, сирийская революция окажется раздавленной, то ответственность за это полностью ляжет, прежде всего, на две сирийские стороны – Сирийскую свободную армию и Национальную коалицию. Но эта ответственность ляжет и на третью сторону – арабское сообщество».

«Честь» этого сообщества Саудовская Аравия и будет «спасать» в Сирии!

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
К позиции друзских общин Сирии и Ливана по отношению к сирийскому внутриполитическому конфликту

14 июля, 2013 | Автор: Александров А.И. | Напечатать эту статью
Часть 2

Друзская община Сирии насчитывает 400 тысяч человек. Уже в двадцатые годы прошлого века друзы приняли активное участие в арабском националистическом движении. Друзский аристократ Султан-паша аль-Атраш был лидером национально-освободительного движения против французских колонизаторов в 1925-1927 годах, а затем одним из основателей партии Баас. Уже в семидесятые годы, в преклонном возрасте он получил из рук Хафеза Асада высшую правительственную награду Сирии, и был окружен ореолом национального героя. В конце сороковых-начале пятидесятых годов прошлого века в районе Джебель-Друз произошло восстание против диктатуры президента Шишакли, жестоко подавленное сирийской армией. В шестидесятые годы двадцатого столетия офицеры-друзы наряду с алавитами активно участвовали в многочисленных военных переворотах, сотрясавших эту страну. Самым известным из них был заговор майора Салима Хатума, оказавшегося обделенным при дележе власти и пытавшегося свергнуть правительство баасистов в 1967 году. Вот почему Хафез Асад после прихода власти в ходе нескольких чисток убрал друзов из высшего командного состава сирийской армии. Впрочем, это было компенсировано максимальным присутствием друзов в гражданской администрации, а также повышенными правительственными ассигнованиями на развитие региона Джебель-Друз. В результате в регионе были созданы многочисленные промышленные предприятия, а его центр Сувейда превратился из захолустной деревушки в современный город. Относительное экономическое благополучие, а также невысокий уровень рождаемости в друзской общине обусловили отсутствие в друзских районах большого количества безработной молодежи – катализатора сирийского бунта на первоначальном этапе.

Большое значение имели и доверительные отношения, установленные сирийским правительством с религиозными авторитетами друзов. Такие «особые отношения» при минимальном вмешательстве правительства во внутреннюю религиозную жизнь помогали баасистам держать общину под контролем. Для друзского социума характерно своеобразное двоевластие. Полномочия в общине поделены между светской элитой (машаих аль-заман) и религиозной (машаих аль-дин). Высшим религиозным авторитетом друзов является шейх аль-акль (шейх разума). В последние годы религиозными делами общины управлял триумвират шейхов аль-акль в составе Хусейна Джарбуа из Сувейды, Хамуда аль-Хинауи из Сахват аль-Балата и Ахмеда аль-Хаджари из Канавата. В 2012 году в составе высшего звена друзских клерикалов произошли изменения. Шейх Хусейн аль-Джарбуа умер от рака, а Ахмед аль-Хаджари погиб в результате автомобильной катастрофы.

Несмотря на то, что племенные отношения и патриархальные нормы постепенно размывались в друзском обществе под воздействием как модернизации, так и авторитарного режима, общинные связи и верность авторитетам все еще остаются нормой для многих друзов. Поэтому значительная часть населения Джебель-Друз находится под влиянием шейхов аль-акль и клана потомков Султана аль-Атраша. Интересно, что попытки лидера ливанской ПСП Валида Джумблата увеличить свои вес и влияние в общине сирийских друзов до сих пор заканчивались провалом. Так, в 2012 году делегация ПСП не была приглашена на похороны шейха Джарбуа. В феврале с.г. группа друзских священнослужителей в ответ на призыв Джумблата примкнуть к восстанию против Асада назвала ливанского политика «клоуном и хамелеоном».

В связи с этим район проживания друзов оставался относительно спокойным с началом протестного движения в Сирии в 2011 году. В апреле 2011 года в Сувейде прошла сидячая забастовка адвокатов и несколько мелких демонстраций, однако все это не шло ни в какое сравнение с массовыми протестами в других городах Сирии. Часть друзов из числа светской интеллигенции примкнула к оппозиционному движению, но опять-таки без последствий для большинства общины. Так, свою поддержку оппозиции выразили известная сирийская писательница и общественная активистка Рима Флейхан (позже эмигрировала и вошла в состав Сирийского национального совета) и живущий в Париже популярный арабский эстрадный певец Самих Шукейр. Несколько офицеров-друзов среднего звена дезертировали из сирийской армии, но попытка организовать в составе ССА «друзский батальон» во главе с одним из таких дезертиров Халдуном Зейнеддином окончилась провалом.

Гораздо больше друзов сражается на стороне армии Асада. К настоящему времени около 300 представителей друзской общины погибли во время гражданской войны, воюя на стороне правительственных войск. Наиболее известным друзским командиром в сирийской армии является бригадный генерал Исам Захреддин, отличившийся в 2012 году в боях в Хомсе. Согласно слухам, циркулирующим в Дамаске, в ближайшее время он может быть повышен в звании и стать во главе одной из силовых структур. Более того, в состав «ближнего круга» Башара Асада входят два друза: министр по делам президентской администрации Мансур Аззам и журналистка Луна аш-Шибли, ранее работавшая на «Аль-Джазире» и помогающая организации пропагандистских кампаний.

Впрочем, говоря об отношении друзской элиты к гражданской войне в Сирии, следует отметить, что в последнее время здесь наблюдаются определенные изменения. Они связаны с беспокойством друзов за свою будущую судьбу. С одной стороны, друзы не приемлют перспективу победы в гражданской войне радикальных исламистов-салафитов. В этом случае они станут в будущей Сирии гонимым и бесправным меньшинством. С другой стороны, представители этой конфессии не хотят «становиться крайними» в суниитско-алавитском конфликте. Низкий уровень рождаемости в друзской общине и ее малочисленность заставляют друзскую элиту беспокоиться о судьбе молодежи, погибающей на полях гражданской войны. С этим связано заявление ряда друзских священнослужителей среднего звена, появившееся 16 февраля с.г., с призывом к друзам, служащим в армии, не участвовать в войне. Позже шейх аль-Хинауи в одной из проповедей призвал друзов «не поднимать оружие на своих братьев», что может быть расценено как призыв к нейтралитету во внутрисирийском конфликте.

Представляется, что правительство Башара Асада с пониманием относится к таким настроениям в друзской общине и избрало другую форму поддержки друзами режима в Дамаске. В регионе Джебель-Друз организована народная милиция во главе с сыном покойного шейха аль-Джарбуа. Вооруженные формирования друзов помогают сирийской армии в охране двух важных военных объектов: военного аэропорта в Салаа и армейской базы в Мейджмаре. Кроме того в задачу милиции входит не допустить проникновение боевиков антиправительственных сил в регион. Такие попытки уже были. В декабре 2012 года значительный отряд «Джабхат аль-нусры» из района Дераа попытался проникнуть в Сувейду. В январе нынешнего года боевики ССА пытались блокировать одну из стратегических дорог в регионе и захватить аэродром в Салаа. Оба раза нападения были отбиты друзской милицией.

Таким образом, большая часть друзов избрала тактику вооруженного нейтралитета при вербальной поддержке нынешнего правительства. Кроме того, община друзов в Сирии существует достаточно автономно и мало подвержена зарубежному влиянию. Впрочем, не исключено, что последние успехи правительства Башара Асада подтолкнут друзов к более решительной поддержке Дамаска.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
К позиции друзских общин Сирии и Ливана по отношению к сирийскому внутриполитическому конфликту

8 июля, 2013 | Автор: Александров А.И. | Напечатать эту статью
Часть 1

Община друзов является уникальным конфессиональным образованием на Ближнем Востоке. Верования друзов представляют собой смесь исламского вероучения с гностическими и неоплатоническими доктринами. Большая часть ортодоксальных мусульман не признает друзов своими единоверцами. Внутренняя жизнь и социальная организация друзов имеет достаточно замкнутый характер. Так, согласно друзским доктринам, друзом можно только родиться. Это ведет к тому, что друзы отвергают как переход в другую веру, так и прозелитизм – привлечение иноверцев в свои ряды. В настоящее время друзская община Сирии насчитывает 400 тысяч человек, Ливана – 170 тысяч. Тем не менее, крупные политические изменения последнего столетия не обошли стороной общину друзов, вовлекая последователей этого вероисповедания в войны и революции, происходящие в регионе. Не является исключением и нынешняя гражданская война в Сирии.

Для друзского социума характерно своеобразное двоевластие. Полномочия в общине поделены между светской элитой (машаих аль-заман) и религиозной (машаих аль-дин). Основными семьями машаих аль-заман в Ливане на протяжении столетий являются аристократические роды Джумблатов и Арсланов, что обусловило соперничество между ними. Основным лидером среди друзов Ливана в настоящее время является председатель Прогрессивно-социалистической партии Валид Джумблат. На протяжении своей долгой политической биографии Джумблат неоднократно менял свою позицию по отношению к сирийскому режиму. После убийства бывшего ливанского премьер-министра Рафика Харири в 2005 году он решительно выступил за вывод сирийских войск из Ливана, вступив в антисирийскую «Коалицию 14 марта». Одним из мотивов Джумблата было намерение отомстить за гибель своего отца, выдающегося ливанского политика Камаля Джумблата, к убийству которого в 1977 году, предположительно имели отношение сирийские спецслужбы. Существует еще один фактор, объясняющий поведение лидера ПСП. Друзская община в Ливане не имеет внешних покровителей. Для суннитов таким покровителем является Саудовская Аравия, для шиитов Иран, для маронитов – Франция и в определенной степени США. Друзы, лишенные такого защитника, вынуждены маневрировать, чтобы сохранить свои позиции в нестабильной политической системе Ливана. В 2009 году, после примирения Сирии с Саудовской Аравией и достижения между этими странами политических договоренностей по Ливану, Джумблат резко изменил свою позицию, совершив покаянную поездку в Дамаск и вступив в альянс с просирийской «Коалицией 8 марта». Однако уже с лета 2011 года, после нарастания политического противостояния в Сирии, Джумблат вновь занял враждебную позицию по отношению к официальному Дамаску.

На протяжении последних шести месяцев Валид Джумблат дал ряд интервью, интересно характеризующих его нынешнюю позицию по отношению к гражданской войне в Сирии. В феврале во время своей поездки в Саудовскую Аравию Джумблат дал интервью газете «Аш-Шарк аль-Аусат», в котором резко критиковал Запад за нерешительность по отношению к сирийскому конфликту. Интервью было дано еще до того, как США и их союзники приняли решение о военных поставках Сирийской свободной армии (ССА). В частности он утверждал, что отказ Запада поставлять оружие ССА затягивает конфликт и способствует новым жертвам в Сирии. Президента Сирии Башара Асада он охарактеризовал как «совершенного безумца», убивающего свой народ и разрушающего свою страну (1). Такая позиция Соединенных Штатов, по его словам, объяснялась намерением полностью разрушить сирийское государство как центр сопротивления Израилю на Ближнем Востоке. США, по словам Джумблата, озабочены больше всего безопасностью Израиля и поэтому «затягивают страдания сирийского народа». Что же касается России, то она, по оценкам Джумблата, стремится вернуть свою мощь, присущую ей во времена царизма и расширить сферу влияния на Ближнем Востоке. При этом он не исключил наличие тайного российско-американского сговора. Досталось от Джумблата и Ирану, который, по его мнению, теряет свой авторитет, поддерживая Асада, и использует Ливан как разменную карту в дипломатической игре с США(2).

Гораздо более интересными представляются рассуждения лидера ПСП о том, что войны и революции, происходящие сейчас на Ближнем Востоке, способствуют ревизии соглашений Сайкс-Пико 1916 года, во многом создавших нынешнюю ближневосточную карту. Еще в прошлом году в интервью агентству Рейтер, Джумблат сказал о том, что при колониальном разделе Ближнего Востока первоначально планировалось создание на месте Сирии четырех государств: алавитского, друзского, и двух суннитских с центрами в Дамаске и Алеппо. В настоящее время, если произойдет раздел Сирии, не исключено, что такой вариант повторится (3).

Не исключая возможность раздела Сирии, Джумблат осуществляет ряд мер, которые в будущем позволят ему влиять на сирийских друзов. В значительной степени этому была посвящена его февральская поездка в Саудовскую Аравию. Зная, что Эр-Рияд является основным спонсором сирийских джихадистов, ливанский политик попытался заручиться поддержкой саудовского истеблишмента. Весной нынешнего года, в интервью ливанской газете «Аль-Ахбар» Джумблат заявил: «Я вместе с «Джабхат аль-нусра» против сирийского режима. Сирийский народ имеет право заключить сделку с дьяволом, только не с Израилем, чтобы бороться против Асада». В том же интервью Джумблат отметил, что считает своей главной задачей защиту сирийских друзов. Он сказал: «После падения Асада алавиты уйдут к себе в горы, а друзы останутся каплей в суннитском море» (4). В связи с этим он призвал друзов в массовом порядке дезертировать из сирийской армии и не вступать в ее ряды, резко раскритиковав генерала Исама Захреддина, отличившегося в боях с боевиками в ходе гражданской войны.

Таким образом, не исключая варианта распада Сирии, Джумблат подыскивает себе новую роль в меняющемся мире ближневосточной политики. Следует отметить, что не вся друзская община Ливана солидарна с позицией Джумблата. Во время визита Джумблата в Эр-Рияд его соперник за влияние на ливанских друзов, лидер Демократической партии Ливана эмир Талал Арслан совершил демонстративную поездку в Дамаск, где встретился с президентом Башаром Асадом и выразил ему полную поддержку. В своем интервью ливанской газете «Ас-Сафир» он отметил, что «Правительство Сирии контролирует большую часть регионов страны, а сирийская армия делает значительные успехи». Он подтвердил Асаду поддержку в защите единства территории и народа Сирии, отметив, что «друзский народ является ее интегральной частью»(5). В поддержку Асада высказался и другой просирийский политик из друзской общины Ливана – Виам Ваххаб. Он пообещал жителям сирийского региона Джебель-Друз всемерную поддержку, включая военную против террористов (понимая под ними боевиков ССА).

Впрочем, влияние друзских политиков Ливана на ситуацию в Джебель-Друз и в Сувейде ограничено. Местные друзские кланы живут по своим законам и руководствуются собственной логикой, выживая в это сложное для всех сирийцев время.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
О политике США на сирийском направлении

7 июля, 2013 | Автор: Щегловин Ю.Б. | Напечатать эту статью
Позиция США по отношению к сирийскому конфликту в принципе носит характер выжидательный. Если мы проанализируем позицию американской администрации за весь период активной фазы гражданской войны в Сирии (а это более двух лет), то увидим, что она была очень сдержанной и базировалась на двух основных постулатах: «Башар Асад должен уйти» и «прямое военное вмешательство США в той или иной мере должно быть мотивировано прямой угрозой применения или расползания химического оружия». Это два программных тезиса, на которых базируется сейчас политика Вашингтона на сирийском направлении. Рассмотрим, что делают США в рамках решения этих задач, но вначале отметим очень важный нюанс. В отличие от эпохи президента Дж.Буша-мл. в американской власти сейчас существует стойкое убеждение в том, что современная армия и методы ее тактики не в состоянии решить задачи борьбы с терроризмом в условиях развертывания в той или иной стране широкой партизанской войны. Другими словами, армия (а значит чисто силовой вектор политики) способна успешно решить очень локальную задачу свержения того или иного недружественного диктаторского или экстремистского по сути режима, но не более того. Пришло осознание – применение армии и силовиков в конфликтах малой интенсивности приводит их при затягивании этих конфликтов к серьезному морально-психологическому стрессу военнослужащих и общему падению боеготовности. Другими словами, Вашингтон понял правильность высказывания Наполеона: «Со штыками можно делать все, что угодно. Нельзя только сидеть на них». Отсюда очень взвешенная и аккуратная позиция Вашингтона по вопросам своего прямого вмешательства во внутренние конфликты в странах, переживающих сейчас период «арабской весны». Сирия – это, кстати, страна, на которой победное шествие таких «революций» пока застопорилось.

Здесь надо обязательно отметить тот момент, что сам этот процесс бурной и «обвальной» смены политических элит в странах Магриба и Египте застал Вашингтон врасплох. И очень серьезно насторожил Белый дом, поскольку иной альтернативы, нежели чем приход к власти исламистов, он в себе не нес. Отсюда явное нежелание американских силовиков всех уровней активно участвовать в свержении режима Каддафи в Ливии, а также категорический отказ и жесткое неприятие варианта прямого силового сценария в Сирии в нынешних реалиях. «Отцами-основателями» такой стратегии являлись самые информированные в США люди: Р.Гейтс, Л.Панетта, Д.Петрэус и др. Собственно благодаря их позиции США и не скатились в очередную авантюру с трудно предсказуемыми последствиями. Более того, они в значительной степени «подморозили» активность американской армии в Афганистане, и добились вывода военного контингента США из Ирака. Причина кроется не в излишней приверженности гуманитарным ценностям, а в очень простой логике: вмешательство американских силовиков в любой локальный конфликт в открытой форме не в состоянии решить кардинально задачу, которую перед ними ставили в начале.

Отсюда стремление американцев не допустить обвального ухода Б.Асада до тех пор, пока в Сирии не возникнут реально значимые политические и военные силы, способные гарантировать стабильность, «придушить» наиболее оголтелых исламистстских радикалов, не допустить попадания оружия (в том числе химического) в «ненужные руки», и т.п. Другими словами, СЩА хотели бы видеть в Сирии оппозицию, которая была бы способна выполнить в должной мере все международные формальные и неформальные договоренности прежнего режима. Собственно на этом направлении и действует Белый дом. При этом конечно учитывается и печальный ливийский опыт, который продемонстрировал всем необходимость не просто помогать «революционерам» свергать М.Каддафи, но и очень тщательно взвешивать последствия таких «революций». И что самое главное – безоговорочно ориентироваться в таких процессах на внятные со всех точек зрения силы и кропотливо растить и лелеять их. В том числе и в военной сфере, прежде всего. Та же Ливия прекрасно продемонстрировала очень быстро истинную цену благодарности «революционеров» к своим зарубежным покровителям и кураторам. Представляется, что убийство американского посла в Бенгази окончательно расставило все точки над «i» в этом вопросе.

Заметим, что в Сирии американцы очень быстро столкнулись с тем, что среди политической оппозиции не было действительно ясной политической силы, с которой можно было бы вести диалог, и которую можно было бы рассматривать в качестве надежного преемника Б.Асада. Об этом неоднократно говорили и бывший госсекретарь Х.Клинтон, и нынешние руководители Госдепартамента. Все коалиции сирийской оппозиции, которые создавались и очень быстро тихо умирали, США естественно не устраивали. Здесь был очень интересный момент, который в полной мере демонстрировал неуверенность и нерешительность Белого дома. Отдав поначалу процессы в оппозиции полностью на откуп своих ближневосточных «друзей» в лице Катара и Саудовской Аравии, Вашингтон с удивлением обнаружил в самом скором времени то, что большинство в ее выборных органах составляют сторонники «Братьев-мусульман» и салафитов. Это немудрено, поскольку в отличие от американцев и европейцев, которые просто решили не финансировать оппозиционеров на первом этапе, саудовцы и катарцы вложили в политические и боевые структуры оппозиции громадные деньги (по некоторым данным, только на сегодня 17 млрд долларов), что сразу же отразилось на балансе сил. В отличие от аморфной Сирийской свободной армии» (ССА), которая перебивалась при поддержке Анкары с «кваса на воду», аравийские монархии наладили четкую логистическую схему направления в Сирию иностранных «добровольцев» и оружия, что очень быстро сказалось на расстановке сил в сирийской оппозиции. Плюс конечно отсутствие всякой «демократии» и введение жесткого единоначалия, чем ССА похвастаться не могла и не может. Это тоже понятно, поскольку кто платит деньги, тот и заказывает музыку. И не просто деньги, а очень большие деньги. И США с европейцами платить не хотели, что являлось их первой принципиальной ошибкой. На первом этапе сирийского кризиса в самом сирийском обществе существовало серьезное предубеждение против исламистов и радикалов. Влияние экстремистов внутри Сирии было минимальным. Эти настроения были традиционными, и у американцев была прекрасная возможность взять этот процесс под контроль и терпеливо растить новую светскую политическую и военную силу, чего они в силу скупости и слабости политического анализа не сделали. Вместо этого в Пентагоне и ЦРУ перестраховались и доложили, что основной задачей в то время является предупреждение ситуации по возможному захвату складов химического оружия радикалами или же начало массового применения его режимом Б.Асада против оппозиции. В этой связи американцы ограничились лишь подготовкой на базе королевской академии в пригороде Аммана нескольких групп спецназа из числа бывших сирийских военнослужащих, которые должны были в час «х» эти склады захватить. Политологи также внесли в эту схему свой «вклад». По их оценке, жить режиму Б.Асада оставалось считанные недели, в силу чего помогать финансово оппозиции было бессмысленно. По крайней мере, на том этапе развития событий. Эр-Рияд и Доха бодро рапортовали о скором генеральном наступлении и переходе палестинского сообщества в лице ХАМАС на сторону оппонентов режима Асада.

Все произошло не так, как прогнозировалось. Было совершенно очевидно, что режим Асада будет держаться сколь угодно долго в случае стойкой позиции Москвы и Пекина по этому вопросу в Совете Безопасности ООН. Что и произошло. Плюс проснулся Иран и стимулировал «Хизбаллу» на более активное участие во внутрисирийском конфликте. Правда, для этого пришлось вначале раздавить весомую фронду внутри этого ливанского шиитского движения. Сирийский режим смог адаптироваться к условиям гражданской войны, наладить альтернативные пути поставки топлива и боеприпасов из Ирака; восполнить дефицит живой силы за счет боевиков «Хизбаллы» и ракских шиитов, наладить быстрый ремонт вышедшей из строя техники, и т.п. И произошло это при помощи того же Ирана и России. Из этого следует очень простой вывод, который сейчас, скрепя сердце, признают в Белом доме. Решение сирийского кризиса без участия двух этих стран нереально. Отсюда решение американской администрации выйти на созыв новой мирной конференции по Сирии «Женева-2». Можно спорить о формате участников, но есть очевидные вещи, и если США действительно желают запустить некий мирный диалог в той патовой ситуации, которая сложилась сейчас в Сирии, то участие нового «реформаторского» президента ИРИ Х.Роухани в нем обязательно. Это будет необходимо со всех точек зрения, в том числе и в качестве политического реверанса новому внятному иранскому руководству.

Есть и еще один момент, который, по мнению автора, начинают осознавать в американском руководстве. Это то, что Б.Асад из диктатора и узурпатора экономических благ (а именно этот момент явился ключевым для начала протестного движения) по мере развития гражданской войны превратился в защитника конфессиональных интересов значительной части сирийского общества. И это не только алавиты, но и христиане, и черкесы, что дает режиму запас живучести. Дело уже не в Б.Асаде, а в том, что он превратился в единственного гаранта безопасности для этих общин на фоне расширения экспансии радикального суннитского исламизма.

Итак, когда в Вашингтоне поняли, что в случае ухода Б.Асада Сирия превращается с большей степени вероятности в новое «несостоявшееся государство» с явным исламистским влиянием, было решено кардинальным образом поменять тактику и стратегию. От пассивного созерцания и ожидания в Белом доме перешли к практическим действиям. Прежде всего, были смещены акценты в поддержке сирийской оппозиции. Было признано, что ее «политический сегмент безнадежно отстает от военного», что, в общем-то, немудрено, поскольку это логично в условиях гражданской войны. Иными словами, политическое и военное крылья оппозиции живут собственной жизнью, никак не взаимодействуя и не координируя свои действия. Попытки придать политическим структурам сопротивления некий обновленный и централизованный вид после нескольких попыток были признаны бесполезными. Отсюда единственный возможный в этой ситуации вывод – сделать упор на создание мощной и конкурентоспособной исламистам и естественно режиму Б.Асада военной силы в лице ССА. Именно она и должна после падения режима в Дамаске обеспечить преемственность основных международных обязательств Сирии, не допустить распада страны и создать защитный «зонтик» для запуска процесса политического преобразования в стране. Отсюда решение о поставках оружия ССА, которое активно лоббировали в том же Лондоне и Париже. То есть новая реальная оппозиционная сила, с которой будут вести диалог на Западе, есть не политическая структура, а чисто военная, которая либо трансформируется затем в общественное движение, либо даст возможность «светским группам» сопротивления «расправить крылья» в послеасадовской Сирии.

В рамках этой стратегии было решено серьезно минимизировать влияние исламистов в Сирии. Для этого был осуществлен дипломатический нажим на Катар и Саудовскую Аравию с целью заставить их отказаться от рекрутирования новых «добровольцев». Было четко обозначено, что Запад будет самостоятельно определять и контролировать адресатов получения материально-технической и военной помощи, а радикальный сегмент из движения сопротивления должен будет уйти. В этой связи под нажимом США Иордания и Турция закрыли свои территории для активности основного «наконечника копья» саудитов в лице «Джабхат ан-нустра», что сразу же привело к падению уровня ее боеготовности. Наступление, которое сейчас проводит сирийская правительственная армия, в основном направлено именно против исламистских групп и их оплотов, что сопровождается военной пассивностью отрядов ССА. И это не случайно, поскольку основной тактической задачей для этой организации является накопление сил и перевооружение для начала осенью с.г. нового «генерального наступления». Таким образом, американцы решают вопрос военного ослабления радикалов для уравнивания их позиций с ССА. Для того чтобы создать костяк этих отрядов, они будут насыщаться и «добровольцами» из других арабских стран, но с совершенно иной, чем «джихадисты», идеологической начинкой. Собственно для этого сейчас американские инструкторы тренируют 1000 йеменских военнослужащих на одной из военных баз на юге Йемена.

В этой связи уместно задаться вопросом о судьбе конференции «Женева-2», перспективы созыва которой становятся все туманнее. Как видится, эта идея во многом является лишь «дымовой завесой» с целью выиграть время для перевооружения ССА и удержать Россию от возможных поставок ЗРК С-300 в Сирию. Такой сценарий абсолютно не устраивал США (не говоря уже про Израиль), поскольку осложнял их возможные действия по захвату арсеналов химического оружия в разы и выводил на прямую перспективу военного столкновения уже с российскими военнослужащими, которые бы эти комплексы и обслуживали. Для того чтобы предотвратить эту возможность и был запущен проект «Женева-2», поскольку очевидно, что добровольно Б.Асад уходить не собирается, к партнерскому участию Ирана в урегулировании Запад испытывают известный скептицизм, а иные сценарии в данном случае просто не работают.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что США основной упор в своей сирийской стратегии делают все-таки на военное решение проблемы при минимизации влияния на ситуацию исламистов. Иными словами, речь идет о создании новой «революционной армии», которая должна стать гарантом сохранения светского характера будущей Сирии, даже при наличии сильной политической силы в лице «Братьев-мусульман». Как представляется, в правильности такого шага Вашингтон еще раз убедился на примере последних событий в Египте. Если этот вариант сработает, то мы получим в итоге вполне оформившуюся новую стратегию США не только по отношению к Сирии, но и ко всему комплексу проблем под названием «арабская весна». И основным узлом этой стратегии будет сохранение или создание сильных и независимых вооруженных сил в арабских странах, которые будут играть роль «последнего довода королей» в вопросе сохранения светского характера государства. То есть переход к модели Ататюрка со всеми ее компонентами. Остался только один вопрос, ответ на который мы получим уже очень скоро на примере того же Египта: а сработает ли эта модель в современных условиях?

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
«Русская команда» в Сирии?

6 июля, 2013 | Автор: Владимир Ахмедов | Напечатать эту статью
По мере оттягивания сроков созыва конференции по Сирии международная активность, эпицентром которой должна стать Женева, где планируется ее проведение, нарастает прямо пропорционально эскалации вооруженной борьбы в самой Сирии, центром которой является сегодня Алеппо (Халеб). Ведущиеся на различных международных площадках дипломатические сражения за «Женеву-I2» и кровопролитные бои за Алеппо (Халеб) идут пока параллельными путями, используют разные методы и средства, но, при этом, преследуют единую цель,- обеспечить переход власти в Сирии. Пока есть основания надеяться, что вопреки законам Евклидовой геометрии эти пути могут, если не пересечься, то, хотя бы, совпасть.

На самом деле от результатов эвентуальной встречи в Женеве могут зависеть не только тысячи жизней сирийцев, но и судьба самой Сирии, дальнейших путей ее развития и перспективы установления нового порядка на Ближнем Востоке. В этой связи, остается надеяться, что периодические встречи министра иностранных дел России С. Лаврова с его американским коллегой, если и не расставят все точки над «i», то, хотя бы, дадут общее впечатление об истинных намерениях США и России по Сирии, вопрос, который волнует не только их европейских коллег, демонстрирующих растущую обескураженность происходящим, но и, прежде всего, всех сирийцев, как, впрочем, и остальных арабов и неарабов.

Но, если о возможных планах администрации Б. Обамы можно хоть как-то судить на основании многочисленных заявлений (официальных, полуофициальных, неофициальных) представителей различных ведомств США и союзнических им разного рода организаций, то позиция Москвы в сирийском вопросе, несмотря на всю «прозрачность и последовательность» нашей дипломатии продолжает вызывать много вопросов, как в арабском мире, так и на Западе. Понятно, что русская душа для Запада всегда была загадкой. Очевидно, поэтому они так тщательно продолжают изучать творчество Ф.М. Достоевского.

Между тем о российской политике в Сирии, с точки зрения предпринятых попыток объяснить ее, написано и сказано достаточно много на страницах различных изданий, «тонких и толстых» журналов, в многочисленных интервью и материалах различных ситуационных анализов, как в России, так и за рубежом. Но вопрос о том, что именно хочет Россия в Сирии, и почему Москва медлит с принятием окончательного решения по сирийскому вопросу, продолжает остро волновать значительную часть мировой общественности.

Чтобы не повторять известный набор положений и аргументов по данному вопросу, автор решил обратиться к воспоминаниям одного бывшего сотрудника сирийских спецслужб бригадного генерала И.М., прошедшего в одном из учебных центров в 70-х годах прошлого столетия суровую школу КГБ СССР, которыми он поделился на страницах одного арабоязычного интернет-издания.
По его оценке, при правлении Хафеза Асада до конца 1990-х годов Москва играла ключевую роль в определении основных направлений внешней политики Сирии. Во многом подобная исключительная роль СССР, а затем и РФ в Сирии обеспечивалась за счет ряда особых обстоятельств, одним из которых было наличие так называемой «русской команды» в теневых структурах сирийской власти. Ее представители имели возможность непосредственно влиять на механизм выработки решений по ключевым вопросам внешней политики страны.

«Русская команда» оформилась как организованная группа в начале 70-х годов и успешно действовала до конца 90-х годов XX века. В основном в ее состав входили выпускники советских военных вузов, часть из которых прошла обучение в разведывательных центрах КГБ СССР. Многие из них занимали весьма высокие посты в армии, сирийских спецслужбах, руководстве правящей ПАСВ. О большинстве из них мало кто знал на Западе и в странах Ближнего Востока. Ряд были известны исключительно в силу занимаемых ими высоких должностей на государственной службе. Но о наличии «русской команды» не знал практически никто, даже в самой Сирии. Характерно, что, несмотря на их широчайшие возможности, благодаря занимаемым постам в системе реальной власти, члены команды, как можно заключить из воспоминаний бригадного генерала. сотрудничали с Москвой в основном на идейной и общеполитической основе, исключительно в вопросах внешней политики и не касались «внутренней политической кухни» в Сирии. На наш взгляд данное обстоятельство могло свидетельствовать о высочайшей степени доверия между руководством Сирии и СССР (РФ) и наличием негласных договоренностей между соответствующими ведомствами двух стран.

Работа «команды» осуществлялась на достаточно благоприятном фоне, который определялся особым отношением Хафеза Асада к вопросам выработки внешней политики. Во-первых, внешняя политика при Х.Асаде носила исключительно прагматичный (светский) характер и была подчинена достижению главной цели, — утвердить место и роль САР как центра Арабского Машрика при сбалансированных отношениях Сирии с ИРИ и КСА и хороших отношениях с Западом. Во-вторых, Х.Асад считал, что сфера внешней политики не должна быть вотчиной «силовиков» и считал «перегибом» несанкционированное лично им вмешательство спецслужб в эту деликатную сферу. В этой связи, он старался сократить степень воздействия армии и спецслужб на процесс выработки важнейших внешнеполитических решений. В этой связи, имена многих подлинных архитекторов сирийской внешней политики были малоизвестны даже узкому кругу приближенных к сирийскому президенту, а предлагаемые решения лишь формально проводились через сирийский МИД.

Так, например, бригадный генерал И.М. был, по его словам, автором многих ключевых решений в вопросах выстраивания отношений Сирии с Ираном, Саудовской Аравией, Египтом и Ливаном в период с 1976 по 1999 годы. В силу вышеотмеченного отношения Х.Асада к роли спецслужб в вопросах внешней политики, члены «русской команды» действовали во многом автономно, вне рамок контроля со стороны сирийских силовых структур. В качестве примера И.М. приводит другого члена этой группы бригадного генерала М.С., который курировал один из важнейших участков российско-сирийского сотрудничества, и погиб при странных обстоятельствах в своем поместье на средиземноморском побережье в Латакии. Другой член «русской команды» А.А. больше известный в узких кругах под именем «аль-Ахтабут». Одной из его основных задач было недопущение «перекосов» во внешней политике САР, в результате волюнтаристского вмешательства в эту сферу руководства ряда ведущих сирийских спецслужб. Именно ему своей отставкой обязаны М.Холи и Б.Наджар.
Одним из немаловажных факторов эффективной работы «русской команды» было то, что ее члены не были коррумпированы, не ставили фактор личной наживы во главу угла своей работы, не испытывали личной материальной зависимости от Ирана и КСА и заботились о соблюдении баланса в отношениях САР со своими арабскими и региональными партнерами. По мнению, бригадного генерала И.М. «русская команда» действовала в интересах национальной безопасности Сирии, что полностью отвечало политике Москвы на Ближнем Востоке, которая смотрела на Дамаск как на свой форпост в регионе и старалась не навязывать сирийскому руководству свою политическую «повестку».

Любопытно, что, несмотря на свое широкое проникновение в Сирию, Иран узнал о существовании «русской команды» сравнительно недавно и был крайне насторожен этим обстоятельством. Однако в силу особых отношений с Москвой, Тегеран был вынужден мириться с ее существованием в недрах сирийской власти. В тоже время, нельзя исключать и того, что соответствующие ведомства ИРИ могли иметь задачу постепенно ослабить работу этой «команды» и снизить степень ее влияния на выработку внешнеполитических решений. Однако было бы наивным полагать, что лишь только Тегеран был в этом заинтересован, другие внешние игроки на сирийском поле могли ставить перед собой анологичную задачу. Нашлись противники «русской команды» и внутри самой Сирии.

Критическим для «русской команды» стал 1999 год, который оказался, насыщен целым рядом неблагоприятных событий для Сирии, сказавшихся, как оказалось впоследствии, крайне негативно на важнейших внутренних и внешнеполитических процессах развития страны. В этот период произошло сильное обострение болезни Х.Асада, что усилило соперничество за власть внутри его близкого окружения и, как следствие, содействовало углублению раскола внутри правящих элит. Именно в этот период «русской командой» решил вплотную заняться влиятельный генерал сирийских спецслужб Бахджет Сулейман. По словам И.М. он и прежде искал подходы к членам «команды», рассчитывая использовать их влияние для укрепления своего положения в ближайшем окружении Х.Асада. Однако тогда не смог найти с ними общего языка, и был отвергнут.

К концу 90-х годов ситуация внутри властной вертикали в САР серьезно изменилась в результате целой серии масштабных перестановок в армии и спецслужбах, которые проводил Х.Асад в рамках взятого им курса на безальтернативность Башара как своего преемника на властном поприще. Членам «русской команды» пришлось столкнуться с целым рядом очень влиятельных новых фигур внутри режима и постепенно их позиции начали ослабевать. Интересно, что, как рассказывает И.М., среди тех немногих, кто пытался помочь отдельным членам «команды» был Асеф Шаукат. Возможно, он просто не видел картины в целом, и не представлял с кем, именно, имеет дело. К тому же, в тот период он пользовался относительной независимостью, будучи мужем дочери Х.Асада и сестры будущего президента. Но даже его заступничество не смогло спасти некоторых членов «команды», которая вскоре фактически распалась и прекратила свою работу.

Постепенно их место в теневых структурах сирийской власти заняла группа Бахджета Сулеймана, который к тому времени сумел сблизиться с Башаром Асадом и его влиятельными кузенами. Одним из сподвижников Б. Сулеймана стал дивизионный генерал Хишам аль-Бахтияр, который стал отвечать за вопросы внешней политики и национальной безопасности САР. В узких сирийских кругах он хорошо известен как «человек Ирана в Сирии», на что указывает и его фамилия. Именно ему приписывают беспрецедентное сближение Дамаска с Тегераном, что крайне негативно сказалось на месте САР в Арабском Машрике, ввергло страну в бесконечную региональную борьбу, превратив Сирию в «игральную карту» в глобальной борьбе держав на Ближнем Востоке.

По словам бригадного генерала И.М. Москва видела, что происходит с ее прежней «русской командой». Возможно, следуя своему принципу не вмешиваться во внутренние дела дружественной Сирии, или исходя из каких-то других соображений, российское руководство на деле мало, что сделало, чтобы предотвратить уход этой группы из коридоров реальной власти в САР. С другой стороны, и в самой России к этому времени многое изменилось. Возможно, Москва решила попытаться укрепить свои отношения с новой командой на новой основе, которая более отвечала духу того времени, где одним из главных девизов стали свободные рыночные отношения. И, возможно, многое удалось сделать. И так бы все и продолжалось (еще какое-то время), если бы не «арабская весна».

Как вспоминает И.М. с самого начала «арабской весны» различные российские спецслужбы стали «рыскать» по Сирии в поисках членов своей прежней «русской команды». Однако Москву ждал неприятный сюрприз. В результате тщательных поисков обнаружилось, что никого, никого из членов «русской команды» не было даже на самых мало-мальски значимых постах в сирийском руководстве. Как, указывалось выше, Москва, конечно, осознавала, что «русская команда» постепенно слабеет. Но совсем не ожидала, что она будет «вычищена» с такой тщательностью.
Возможно, также и по этой причине, Москва продолжается держаться за Башара Асада и его режим, понимая, что если не вовремя (это ключевое словосочетание) отвернется от Дамаска, то рискует потерять Сирию, если не навсегда, то надолго.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
О состоянии вооруженных сил Сирии

За время, прошедшее с начала гражданской войны в стране в 2011 г., вооруженные силы Сирии претерпели очень значительные изменения: сократилась их численность, уменьшилось количество вооружения и военной техники, большие перемены произошли в организационной структуре, прежде всего, в сухопутных войсках. Однако, как считают зарубежные военные эксперты, самым важным стало то, что в 2013 г. сирийская армия в основном адаптировалась к особенностям ведения боевых действий в условиях внутреннего вооруженного конфликта. В то же время ВС Сирии в их нынешнем состоянии уже не способны, как это было до 2011 г., вести военные действия против «обычной» регулярной армии.

К концу 2013 г. численность сирийских ВС стабилизировалась и в настоящее время составляет примерно 178 тыс. человек (в 2011 г. – 325 тыс. человек). Потери правительственных войск по состоянию на август 2014 г. (боевые потери, дезертиры, перебежчики) оцениваются в 130 тыс. человек. Правительство и военное командование компенсируют потери путем призыва в армию сторонников режима, а также за счет набора добровольцев.

Наряду с регулярной армией в Сирии действуют Силы народной самообороны (СНС, 100-120 тыс. человек) – территориальные формирования, укомплектованные сторонниками режима, в основном из числа алавитов и представителей других религиозных меньшинств. Эти формирования принимают участие в боях с боевиками, но в основном используются для решения вспомогательных задач.

На стороне сирийской армии действуют отряды ливанской «Хизбаллы» (примерно 4 тыс. человек), хорошо проявившие себя в боях в районах, прилегающих к сирийско-ливанской границе, под Дамаском, Хомсом и Алеппо, а также в южной провинции Дераа.

Общая численность военнослужащих, бойцов СНС и боевиков «Хизбаллы», непосредственно участвующих в боевых действиях, оценивается в 100-150 тыс. человек.

Негативно на положении в армии сказывается продолжающееся дезертирство и переход военнослужащих на сторону противника, хотя масштабы этих явлений в настоящее время значительно меньше, чем в начале войны.

Правительственным войскам противостоят формирования боевиков общей численностью 75-115 тыс. человек, в том числе порядка 12 тыс. иностранцев. Наиболее крупными силами обладают экстремистские исламистские группировки «Исламское государство», «Джабхат ан-нусра» и «Ахрар аш-Шам». Слабостью вооруженных противников режима является их раздробленность. Так, по информации Национальной разведки США, в Сирии действуют до 1,5 тыс. различных вооруженных группировок и групп.

Несмотря на принимаемые властями меры, сирийская армия испытывает растущий дефицит живой силы. Это не позволят проводить масштабные наступательные операции и одновременно надежно контролировать тыловые районы и территории, недавно освобожденные от противника. В итоге командование правительственных войск вынуждено концентрировать основные усилия на удержании и расширении жизненно важного для сохранения режима «стратегического коридора» Дамаск – побережье Средиземного моря. Отсюда и меньшее внимание и даже пренебрежение к периферийным районам. В частности, это привело недавно к захвату боевиками последней правительственной военный базы в Табака в провинции Ракка. Отмечается, что «захват этой базы был большим имиджевым ударом по режиму». Важно и то, что нехватка личного состава ведет к его интенсивному использованию и, соответственно, к измотанности солдат и офицеров.

В ВС САР произошли значительные организационные изменения. На основе опыта войны, в том числе в городских условиях, были созданы специальные тактические группы из подразделений различных родов войск. Эти группы более приемлемы для вооруженного противостояния повстанческим и партизанским силам, но в то же время не предназначены для ведения масштабных наступательных действий по очистке больших территорий от противника. Сообщается, что для ведения «ассиметричной войны» против боевиков командование планирует сформировать еще 41 тактическую группу и 128 отдельных батальонов. Больше прав и свободы действий получили энергичные и тактически грамотные офицеры низшего и среднего звеньев.

В сухопутных войсках наиболее боеспособными являются дивизия Республиканской гвардии, 1-я, 3-я и 4-я танковые дивизии, 14-я и 15-я дивизии спецвойск.

Отмечается, что именно правительственные ВВС являются одним из ключевых факторов сдерживания вооруженной оппозиции. Половина всех вылетов военной авиации приходится на выполнение боевых задач по нанесению ударов по противнику и ведение воздушной разведки (25% — вылеты на обучение и боевую подготовку летчиков, и 25% — транспортные перевозки и другие задачи).

В августе-сентябре (до начала налетов авиации США и их союзников) сирийские ВВС наиболее активно действовали в провинциях Дейр-эз-Зор и Ракка на северо-востоке и севере страны, нанося удары по различным объектам группировки «Исламское государство». В настоящее время они интенсивно действуют в районе Дамаска и сирийско-ливанской границы, оказывая поддержку сухопутным войскам.

Велики потери ВВС в авиационной технике. По состоянию на июнь 2014 г. в боевых действиях по разным причинам было потеряно не менее 140 самолетов и вертолетов. Причем большинство летательных аппаратов были уничтожены на земле или захвачены боевиками на аэродромах. Много летательных аппаратов находится в технически неисправном состоянии, а возвращение их в строй действующих проблематично, в основном по причине нехватки запчастей.

По информации западных источников, в январе 2014 г. в сирийских ВВС насчитывалось 275 боевых самолетов, в том числе 20 бомбардировщиков Су-24, 40 истребителей-бомбардировщиков Су-22 и 215 истребителей (МиГ-29 — 30, МиГ-23 – 90, МиГ-21 – 95). Потеряны почти все учебные самолеты L-39, которые очень активно использовались в качестве легких штурмовиков в первый период войны. Это произошло главным образом по причине захвата боевиками большинства аэродромов авиационного колледжа в районе Алеппо. Наибольшие потери понес парк вертолетов Ми-8/Ми-17, которых до войны насчитывалось 110 единиц. В боевом строю находится 71 ударный вертолет: Ми-24 – 36, SA-324 «Газель» — 35.

ВВС имеет ограниченный запас ракет, в том числе класса «воздух-воздух», а также бомб. Их промышленное производство в Сирии отсутствует. Отсюда, как видится, и ставшее повсеместным использование т. н. «бочковых бомб».

Негативно сказывается на деятельности правительственной авиации сокращение числа авиабаз, часть из которых захвачена боевиками или находится в зоне их огневого воздействия, износ техники, усталость личного состава от войны, слабость ремонтной базы.

Гражданская война негативно отразилась на состоянии системы ПВО САР, возможности которой значительно снизились. Ряд позиций ЗРК и РЛС были захвачены и уничтожены боевиками. Сказывается устарелость и физический износ вооружения и техники. К тому же США и их союзникам давно и хорошо известны основные параметры и особенности работы сирийских средств ПВО, разработаны эффективные способы противодействия им. Об это красноречиво свидетельствуют успешные налеты израильских ВВС на сирийские объекты в последние годы.

По состоянию на начало 2014 г. на вооружении ПВО САР состояло 216 ЗРК различных типов, преимущественно устаревших С-75, С-125, «Квадрат» и С-200. Количество современных комплексов («Панцир-1С», «Бук-2МЕ» и модернизированных С-125) в целом невелико. Устаревшим является и подавляющее большинство сирийских РЛС и средств РЭБ.

Военно-морские силы традиционно представляют наиболее слабо развитый вид вооруженных сил САР. Их корабельный состав представлен устаревшими кораблями и катерами постройки 1970-х – начала 1980-х гг. Новейшим оружием являются поставленные в 2011 г. из России два ракетных комплекса береговой обороны «Бастион» (8 ПУ), оснащенные противокорабельными ракетами «Яхонт». По информации СМИ, в июле 2013 г. подводная лодка ВМС Израиля нанесла ракетный удар по месту хранения ракет «Яхонт» в районе Латакии.

В целом в настоящее время сирийская правительственная армия остается «самой мощной военной силой» в стране. В то же время, как показывает анализ хода военных действий, вооруженные силы САР, несмотря на локальные успехи не в состоянии добиться коренного перелома в войне и в короткие сроки вернуть обширные территории, захваченные вооруженными формированиями противников режима.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Carnegie Endowment for International Peace
Московский Центр Карнеги

Есть ли решение для сирийской проблемы?

Jessica Tuchman Mathews Cтатья / интервью 09 октября 2014 The New York Review of Books

Очевидный изъян новой ближневосточной стратегии Барака Обамы, представленной 24 сентября в ООН, — отсутствие необходимых войск на территории Сирии. В Ираке к борьбе против «Исламского государства» можно привлечь курдскую «пешмергу», реформированную и мотивированную национальную армию, а также суннитские племена, сыгравшие важную роль в успехе стратегии «большой волны» президента Буша. Однако в Сирии, чей распад создаст прямую угрозу пяти граничащим с ней странам и косвенную — всему региону, таких формирований нет. Пентагон с беспощадной четкостью обрисовал сроки их появления: ему понадобится от трех до пяти месяцев, чтобы выявить и отобрать бойцов из рядов сирийской оппозиции, и еще год, чтобы их обучить. Что же, помимо авиаударов, будет предприниматься, пока это не станет реальностью?
Mathews is president of the Carnegie Endowment. Before her appointment in 1997, her career included posts in both the executive and legislative branches of government, in management and research in the nonprofit arena, and in journalism and science policy.
Jessica Tuchman Mathews
Другие материалы эксперта…
Какой бы сложной ни казалась проблема, переосмысление глубоко укоренившихся базовых представлений порой может указать путь к ее решению. Резкое смещение приоритетов всех стран Ближнего Востока в связи с пугающе быстрым усилением «Исламского государства» за последние месяцы создало возможность для такого подхода к ситуации в Сирии. С начала кризиса в этой стране подход к его разрешению вырабатывался с учетом двух положений — о том, что конечный исход кризиса должен зависеть от того, останется у власти Башар Асад или уйдет, и о том, что любому перемирию должно предшествовать рамочное политическое соглашение. Сейчас пришло время их пересмотреть.

Несмотря на ужасающую человеческую цену этой войны (на сегодняшний день это 200 тысяч погибших, три миллиона беженцев и шесть миллионов людей, вынужденных покинуть родные места), президент Обама придерживается подхода (и, возможно, поступает вполне разумно), основанного, как он считает, на уроках предыдущих военных интервенций США за рубежом. Он с самого начала настаивал, что США воздержатся от сравнительно простого шага — использования своей гигантской мощи, пока не появятся как минимум контуры политической договоренности между воюющими сторонами. Добиться такой договоренности ни ему, ни кому-либо другому пока не удалось.

В августе 2012 года, вскоре после того, как бывший генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Кофи Аннан покинул пост специального посланника ООН в Сирии, мы с ним побеседовали за чашкой кофе в ожидании авиарейса. Этот превосходный мастер международных переговоров с глубокой печалью заметил, что никогда в жизни ему не приходилось столько работать над какой-либо проблемой и в результате столь малого добиться. С тех пор другой весьма уважаемый деятель — экс-министр иностранных дел Алжира и сотрудник международных организаций Лахдар Брахими — занимался тем же самым и так же безрезультатно.

В ходе серии встреч в Женеве Аннан и Брахими пытались сплести воедино достаточно нитей политического согласия, чтобы создать основу для прекращения огня. Проблема состояла в следующем: как только одной из сторон удавалось добиться крупного военного успеха, она обретала оптимистичные надежды на бесспорную победу и утрачивала интерес к политическим уступкам. Даже когда сами воюющие стороны в равной степени оказывались на грани истощения, с полдюжины игроков, косвенно «подпитывавших» этот конфликт, могли сорвать (и срывали) возникновение устойчивого равновесия на поле боя. Эти игроки — Россия, Иран и «Хезболла», поддерживающие Асада, а также Саудовская Аравия, ряд стран Персидского залива и США, поддерживающие оппозицию. Несмотря на титанические усилия, переговоры в Женеве провалились.

На сегодняшний день изменилось следующее: у двух самых важных игроков — суннитской Саудовской Аравии и шиитского Ирана — появилась общая заинтересованность в разгроме «Исламского государства», пока хаос, который сеет эта организация, не перехлестнулся через их собственные границы. Как считает один из ведущих экспертов по сирийскому конфликту, это создает возможность для весьма неординарного шага асадовского режима и не связанной с джихадистами оппозиции. По мнению Йезида Сайиха, моего коллеги из Ближневосточного Центра Карнеги в Бейруте, пришло время, когда режиму Асада и оппозиционным группировкам, не связанным с джихадистами, следует по отдельности, но параллельно заявить о всеобъемлющем (то есть полном, а не локальном) одностороннем прекращении огня (см. его статью «Для борьбы с “Исламским государством” нужно перемирие в Сирии»).

Чтобы это случилось, формального соглашения не нужно — да оно и невозможно. Каждой из сторон следует лишь четко заявить о прекращении огня — без обсуждения препятствующих соглашению предварительных условий. Сайих пришел к выводу, что в паре участников конфликта установилось «равновесие слабости». Обе стороны нуждаются в передышке, которая позволит им сосредоточить усилия на борьбе против «Исламского государства», чтобы не дать этой группировке одержать военные победы, радикально меняющие ситуацию.

Прошедшим летом «Исламское государство» нанесло сирийским правительственным войскам большие потери, и режим Асада был вынужден сильно повысить цены на продовольствие, воду и электроэнергию, хотя сирийцы и так терпят тяжкие лишения. Силы оппозиции, связанные с Сирийской свободной армией, в свою очередь, рискуют потерять контроль над последним пунктом на турецкой границе, через который они получают некоторое количество оружия, подкрепления из обученных бойцов и крайне необходимую гуманитарную помощь. Обе стороны (Асад и умеренная оппозиция), отмечает Сайих, «истощены до предела, они несут большие потери и оказываются во все более уязвимом положении».

Тем не менее президент Асад вряд ли пойдет на такой шаг без серьезного толчка со стороны Ирана, своего главного союзника. Тегеран действовал в интересах Вашингтона, когда вынудил уйти в отставку бывшего иракского премьера Нури аль-Малики, но он не будет склонять Асада к перемирию без некоего согласия с Саудовской Аравией и — поскольку теперь США напрямую вовлечены в происходящее — с Вашингтоном. Подобная трехсторонняя договоренность — непростая задача для держав, чья внутренняя политика мешает (а то и делает это невозможным) воспринимать их как партнеров.
Впрочем, необходимость действовать втайне не является непреодолимым препятствием: порой именно это и требуется для дипломатического успеха. Главное здесь в том, что как минимум сиюминутные интересы этих трех игроков совпадают. Долгосрочная перспектива — дело другое. Ни Саудовская Аравия, ни Иран не будут добиваться перемирия, если сочтут, что после устранения угрозы со стороны «Исламского государства» господствующие позиции в Сирии займет другая сторона — шииты или сунниты соответственно. Таким образом, мы возвращаемся к необходимости политической договоренности. И здесь надо отбросить второе базовое допущение.

До сих пор любому компромиссу препятствовали разногласия относительно судьбы Башара Асада: одни категорически настаивают, чтобы он остался у власти, другие — что он должен уйти. Эту тупиковую ситуацию можно было бы обойти, оставив Асада на посту номинального президента, но делегировав львиную долю его полномочий региональным губернаторам, премьер-министру, парламенту и военным. Хотя Асад — военный преступник, его личная судьба в данный момент не так важна, как судьба страны. Воплощением такой договоренности могло бы стать формирование в Сирии правительства национального единства, подкрепленного в той или иной форме международными миротворческими усилиями.

Существует масса причин, по которым этот план может провалиться. Асад может проявить неуступчивость. Многочисленные фракции оппозиции, возможно, не договорятся между собой. Саудовская Аравия или Иран, или обе эти державы могут не поддержать этот план. Не исключено также, что не связанные с «Исламским государством» джихадистские группировки, например, «Фронт ан-Нусра», откажутся участвовать в его реализации. А если переговоры между США и Ираном по ядерной проблеме закончатся неудачей, правительство Рухани, возможно, будет столь дискредитировано внутри страны, что по политическим причинам не сможет подвергать себя риску, выступая в роли миротворца. И так далее. В общем, шансы на успех невелики.

Это одна точка зрения, но есть и другая. Почти половина населения Сирии из-за войны лишилась собственных домов, и примерно такая же часть материального достояния страны разрушена. Иордания, Ливан и Турция вынуждены принимать огромное количество беженцев, дестабилизирующее ситуацию в этих государствах. Страдания людей неописуемы. И вопрос к сомневающимся звучит так: неужели риск решающей победы «Исламского государства» в Сирии и цена продолжения гражданской войны недостаточно велики, чтобы попытаться испробовать другой путь? Единственная хорошая новость с Ближнего Востока: «Исламское государство» настолько спутало все политические карты в регионе, что допущения, еще несколько месяцев назад казавшиеся незыблемыми, теперь оказались под сомнением. Настал подходящий момент выяснить, что мы можем сделать.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Один из самых разыскиваемых в мире нацистских преступников Алоис Брюннер "с вероятностью 99%" , умер четыре года назад в Сирии, рассказал Би-би-си занимавшийся его делом следователь.

"Мы не можем доказать это, но мы точно уверены", - объясняет известный охотник за нацистами, глава иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Эфраим Зурофф.

Считается, что офицер СС Брюннер, которому сейчас было бы 102 года, отправил более 128 тысяч евреев в лагеря смерти во времена Второй мировой
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/12/141201_nazi_brunner_died

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Что дадут три новых проекта сирийского урегулирования?
Виталий Наумкин

В.В. Наумкин – член-корреспондент РАН, профессор, доктор исторических наук, директор Института востоковедения РАН, член Группы высокого уровня и посол доброй воли Альянса цивилизаций.

Резюме Москва, которая в своей политике в отношении сирийского конфликта изначально исходила из необходимости примирения сторон, выдвигая собственные идеи, не отвергает и никаких иных миротворческих проектов
http://www.globalaffairs.ru/print/global-processes/Chto-dadut-tri-novykh-proekta-siriiskogo-uregulirovaniya-17159

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Зима на пороге, а гуманитарная ситуация в Сирии ужасна как никогда: почти половина ее жителей стали беженцами – три миллиона людей укрылись за рубежом, а число перемещенных лиц внутри страны достигло 6,5 миллиона.
По данным ООН, сегодня более 10 миллионов сирийцев, чтобы просто выжить, нуждаются во внешней помощи, причем почти половина этих людей находятся в осажденных городах и других зонах с затрудненным доступом. Из-за бедствий войны и отсутствия надлежащей поддержки энергетическая

http://carnegie.ru/2014/10/17/%D0%BF%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%B5%D0%B4%D1%8F%D1%82-%D0%B1%D0%BE%D0%BC%D0%B1%D1%8B-%D1%86%D0%B5%D0%BD%D0%B0-%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B4%D1%83%D1%88%D0%B8%D1%8F-%D0%BA-%D0%B3%D1%83%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%81%D1%83-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8/hsuc

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
О проблемах комплектования сирийской армии

По мере продолжения в стране многолетнего вооруженного противостояния сирийское руководство и военное командование все острее ощущают проблему комплектования личным составом частей регулярной армии и других проправительственных вооруженных формированиях.
Напомним, что перед началом нынешнего конфликта весной 2011 г. численность вооруженных сил Сирии (по информации западных аналитических изданий) составляла примерно 325 тыс. человек, а мобилизационные ресурсы страны оценивались в 4,9 млн человек, в том числе годных к военной службе — 2,7 млн человек. Система комплектования сирийских вооруженных сил основывалась на законе о всеобщей воинской обязанности 1953 г. и законоположении «О прохождении военной службы» 1968 г. В мирное время призыву на действительную военную службу подлежали граждане мужского пола в возрасте от 19 до 40 лет, годные по состоянию здоровья. Ежегодно призывалось порядка 125 тыс. человек. Во время войны на службу должны призываться мужчины в возрасте от 17 до 50 лет. В марте 2011 г. на волне массовых протестов президент САР Б. Асад снизил призывникам срок службы с 24 до 18 месяцев.
После начала вооруженного конфликта численность сирийской армии стала быстро сокращаться как по причине боевых потерь (убитых, умерших от ран, раненых, не вернувшихся в строй — всего около 44 тыс. человек по состоянию на декабрь 2014 г.), так и преимущественно за счет перехода военнослужащих на сторону противника и дезертирства. В последнее время число перебежчиков и дезертиров заметно сократилось, тем не менее, это явление по-прежнему негативно сказывается на ситуации в армии. На сокращение мобилизационных возможностей правительственной армии отрицательно влияет и продолжающийся рост числа сирийских беженцев, вынужденных обосноваться в соседних странах (оценочно, порядка 2 млн человек), а также внутренних перемещенных лиц. К тому же в ходе военных действий вооруженные формирования противников режима захватили значительную часть территории страны с многочисленным населением. Призывная система в значительной степени разрушена. Военкоматы на большей части территории страны не работают. Армия испытывает острый дефицит подготовленных специалистов для использования различных видов вооружения и военной техники.
Отметим также, что с началом вооруженного конфликта подготовка офицерского состава в значительной степени оказалась парализованной. Большая часть военно-учебных заведений в Сирии была сконцентрирована в районе городов Дамаск, Хомс и Алеппо. Военные академии и большинство колледжей (военных училищ) оказались непосредственно в районах боев, что не позволяет осуществлять полноценный учебный процесс. Имеются трудности и с набором курсантов и слушателей.
Продолжается массовое уклонение призывников и резервистов от военной службы, которая в Сирии никогда не пользовалась популярностью. Так, многие лица, особенно из числа молодежи, преднамеренно покидают крупные города, где система призыва в армию продолжает хоть как-то функционировать, и переезжают в сельскую местность, перебираются в районы, контролируемые противниками режима, или становятся беженцами в соседних странах. Это ведет к сокращению, причем резкому числа призывников. В частности, по информации местных оппозиционеров, в южной провинции Эс-Сувейда, населенной преимущественно друзами, в 2012 г. в армейские ряды смогли набрать лишь 450 из 8000 потенциальных призывников. Со своей стороны, власти ужесточают наказания за уклонение от военной службы. Это преступление карается тюремным заключением сроком до пяти лет.
В итоге за годы войны численность сирийских вооруженных сил резко сократилась: до 178 тыс. человек в конце 2013 г. и до 150 тыс. человек в настоящее время. При этом командование постоянно ощущает нехватку частей, которые одновременно являются лояльными режиму и достаточно боеспособными. Дефицит личного состава не позволяет проводить как масштабные наступательные операции, так и оборонять важные районы, особенно на периферии. Не хватает сил для охраны военных и инфраструктурных объектов, коммуникаций и государственной границы. Происходит распыление сил, сокращение числа частей, привлекаемых для ведения активных операций против боевиков. При этом более широкое применение авиации и артиллерии не в состоянии компенсировать нехватку пехоты. Вместе с тем, анализ военных действий в сирийской войне показывает, что для успешного противостояния многочисленным, мобильным и зачастую хорошо подготовленным вооруженным формированиям противника необходимо иметь крупные силы именно сухопутных войск.
Правительство Сирии и военное командование принимают меры, причем в большинстве своем очень жесткие для пополнения армейских рядов личным составом. В стране регулярно проводятся кампании по массовой мобилизации резервистов на военную службу. Так, осенью 2014 г. на территориях, подконтрольных правящему режиму, власти провели в ряде крупных городов кампанию по мобилизации резервистов, родившихся до 1984 г. В списки лиц, подлежавших призыву, было включено примерно 70 тыс. человек, как из числа коренных горожан, так и временно перемещенных лиц из восточных районов Сирии. С целью «отлова» лиц, подлежащих призыву из резерва, власти систематически проводили облавы и рейды в городах, организовали специальные мобильные КПП, действовавшие на дорогах и в сельской местности. Для этого привлекались военная полиция, сотрудники служб безопасности и бойцы добровольческих отрядов Сил народной самообороны (СНС).
20 октября была объявлена мобилизация резервистов в городе Хама, в ходе которой помимо лиц, явившихся на призывные пункты, было задержано и принудительно направлено в армию свыше 1500 человек. В Хомсе число насильно «призванных» граждан составило примерно 1200 человек. Сообщается и о призыве резервистов в городе Дейр-эз-Зор на северо-востоке Сирии, который является зоной боев между правительственными войсками и боевиками ИГ. Конкретных цифр об его итогах не имеется. В то же время сообщается, что власти воздерживаются от проведения масштабных кампаний по призыву резервистов в Дамаске и приморских провинциях Латакия и Тартус, где проживает большое число алавитов. Здесь, как правило, проводится выборочный призыв лиц, имеющих военно-технические специальности, например, специалистов по обслуживанию авиатехники и т. п.
По информации сирийской оппозиции, лица, «призванные» в армию во время облав и рейдов, в большинстве случаев проходят минимальную подготовку, а в некоторых случаях оказываются на передовой буквально через несколько дней после задержания. Сообщается и о массовом вымогательстве и коррупции в ходе призывных кампаний. Так, сумма «откупа» от службы в среднем составляет 600 тыс. сирийских фунтов (примерно 3,3 тыс. долларов). Причем наиболее часто вымогательством занимаются бойцы СНС.
Военные пытаются поставить дополнительные преграды на пути выезда из страны лиц, годных для службы в армии. Так, 20 октября Организационно-мобилизационное управление Министерства обороны САР издало распоряжение о запрете выезда из Сирии «по любой причине» лиц с 1985 г. по 1991 г. рождения. Призыв в армию распространился и на студентов ВУЗов, которые ранее освобождались от военной службы на период обучения. Методы набора студентов в армию во многом схожи с теми, что и при мобилизации резервистов – создание КПП вокруг университетов, облавы. Так, КПП существуют вокруг университетов в Дамаске, Хомсе, Дераа, и Латакии. Только в университете Латакии в период с 20 октября по 20 ноября с. г. в армию забрали 200 человек. На военную службу с ноября с. г. стали набирать и лиц, работающих в университетах.
Жесткие меры властей по набору призывников и резервистов в вооруженные силы приводят к росту числа протестных выступлений, актам пассивного и активного сопротивления, в том числе в провинциях, население которых традиционно считается лояльным правящему режиму – Латакия, Тартус, Эс-Сувейда. Здесь осенью 2014 г. прошли не только демонстрации протеста против призыва в армию, но имели место нападения на военные патрули, выявлявшие уклонистов. Ранее, в декабре 2013 г. в провинции Эс-Сувейда было совершено нападение на казарму, где размещались новобранцы. В провинции Латакия действуют антивоенные группы «Свободные сирийские алавиты» и «Движение сторонников Родины», призывающие к уклонению от службы в армии и даже свержению режима Асада. Активная антивоенная пропаганда ведется в социальных сетях интернета. Во многом акции протеста вызваны большими потерями, которые несут призывники из числа алавитов и друзов в результате неудачных действий правительственных войск. Несомненно, что усиление негативной реакции населения на призыв в армию является тревожным сигналом для правящего режима.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Ливан ввел визовый режим для прибывающих в страну граждан Сирии. Бейрут пошел на этот шаг, чтобы сократить поток беженцев из охваченной гражданской войной соседней страны.

Более миллиона сирийских беженцев сейчас живут в Ливане. Это уже вызвало социальную напряженность в стране, где проживают чуть более четырех миллионов граждан Ливана и около 650 тысяч палестинских беженцев.
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2015/01/150104_lebanon_visa_for_syria

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
В центре Дамска в воскресенье взорвался пассажирский автобус, в котором находились паломники-шииты из Ливана. По меньшей мере, шесть человек погибли, еще больше 20 получили ранения.

Радикальная суннитская группировка «Аль-Кайды» Фронт Нусра взяла на себя ответственность за взрыв вблизи рынка в сирийской столице.

На автобусе были ливанские номерные знаки, сирийские службы безопасности выставили кордон вокруг рынка Хамидия, сообщают репортеры с места события.
http://www.golos-ameriki.ru/content/syria-exposion-damascus/2623553.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Местные вооруженные формирования, сражающиеся против боевиков «Исламского государства» в северной Сирии, обратились к международному сообществу с призывом предоставить им вооружения, «способные изменить соотношение сил» на подвергшихся атаке «ИГ» территориях, где остались христиане-ассирийцы.

Один из лидеров Сирийского военного совета (Syriac Military Council – военная организация ассирийцев-христиан) сказал корреспонденту «Голоса Америки», что коалиция (ассирийцев) при поддержке курдских бойцов удерживает позиции в боях с «ИГ».

Тем временем, как сообщают активисты, число христиан-ассирийцев, похищенных боевиками «Исламского государства» на северо-востоке Сирии, возросло, как минимум, до 220.

По сведениям базирующегося в Великобритании Сирийского наблюдательного совета по правам человека, заложники были захвачены в течение последних трех дней, когда исламисты взяли под контроль 10 деревень в провинции Хасеке.

Религиозные меньшинства постоянно подвергаются нападениям боевиков «Исламского государства», которые похищают и убивают их представителей, захватывая территории на севере Ирака и в Сирии.

Активисты также сообщают, что многие жители захваченных деревень бежали из своих домов в крупнейшие города провинции – Хасеке и Эль-Камышлы.

Курдские вооруженные формирования сражаются с боевиками в этом районе при поддержке авиаударов со стороны международной коалиции во главе с США.

Ранее на этой неделе Госдепартамент США призвал немедленно освободить похищенных ассирийцев.

«Последние нападения ИГИЛ на религиозное меньшинство стали очередным свидетельством жесткого и бесчеловечного обращения, которому боевики подвергают всех, кто не согласен с их противоречивыми целями и вредоносными идеями», - заявила официальный представитель Госдепартамента Джен Псаки. - ИГИЛ продолжает совершать злодеяния в отношении невинных людей всех вероисповеданий, и большинство этих жертв – мусульмане».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
"Народ требует свержения режима" - с таких лозунгов началась война в Сирии. Подобные надписи стали появляться в середине марта 2011 года на стенах домов города Дараа. Школьников, которые их писали, арестовали и отправили за решетку. Тогда жители города вышли на улицы с требованием освободить подростков, однако силы безопасности открыли огонь по демонстрантам.

В ответ на это еще больше сирийцев начали выходить на улицы, а власти продолжали подавлять протесты самым жестоким образом. За четыре года, которые прошли с тех событий, жертвами не утихающего насилия в стране стали почти четверть миллиона человек.

Многие пытаются бежать: около четырех миллионов человек покинули страну, и еще 6,5 миллиона остаются в Сирии. Люди бегут не столько от режима президента Башара Асада, сколько от зверств радикальных исламистов из "Исламского государства" (ИГ) и "Фронта Аль-Нусра". Эти группировки жестоко расправляются со всеми, кого считают "неверными".
http://www.dw.de/a-18310551

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Президент Сирии Башар Асад заявил, что ждет от Вашингтона «действий», соответствующих заявлению госсекретаря США Джона Керри, который в воскресенье проявил интерес к переговорам с сирийским правительством.

«Мы по-прежнему слышим заявления, но нужно дождаться действий, и потом уже принимать решение», - цитируют слова Асада сирийские государственные СМИ.

В воскресенье Керри заявил, что США в конечном итоге придется достичь с сирийским лидером политического соглашения о передаче власти в стране, в которой ровно четыре года идет гражданская война, унесшая более 200 000 жизней.
http://www.golos-ameriki.ru/content/assad-we-are-waiting-for-actions-to-match-kerry-words/2682476.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) обнаружила новые факты использования газообразного хлора в ходе гражданской войны в Сирии. Об этом сообщает в четверг, 26 марта, агентство Reuters со ссылкой на анонимный источник в ОЗХО.

По данным источника агентства, при применении ядовитого газа в этом месяце в одной из сирийских деревень были убиты 6 человек и десятки пострадали. Эксперты ОЗХО намерены провести расследование на месте происшествия - на северо-западе страны в регионе Идлиб.

Обвинения в использовании хлора в качестве оружия в ходе гражданской войны в Сирии уже многократно выдвигались как против сирийской армии, так и против террористов группировки "Исламское государство".

Сирия уничтожила 3 из 12 своих объектов по производству химического оружия, но она не может ликвидировать еще 3 объекта из-за условий безопасности, говорится в последнем докладе ОЗХО, на который ссылается AFP. Доклад организации был направлен в среду в Совет Безопасности ООН, который контролирует ликвидацию объектов производства химического оружия в Сирии.

Ранее Сирия согласилась уничтожить семь авиационных ангаров и пять подземных сооружений, определенных ОЗХО как площадки для производства химического оружия.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Боевики-исламисты захватили город Идлиб с населением 100 тысяч человек, расположенный на северо-западе Сирии.
После города Ракка, захваченного в марте 2013 года "Исламским государством", Идлиб стал вторым провинциальным центром за четыре года конфликта, перешедшим под контроль повстанцев.
Наблюдатели говорят, что правительственные войска покинули город после четырех дней ожесточенных боев.
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2015/03/150328_syria_idlib_captured

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Президент Сирии Башар Асад говорит, что готов начать диалог с Соединенными Штатами, но при условии, что он «будет основан на взаимном уважении».

В интервью телеканалу CBS Асад прокомментировал недавние заявления госсекретаря США Джона Керри, который признал, что для того, чтобы положить конец гражданской войне в Сирии, Америке придется вести переговоры с нынешним президентом этой страны.

В беседе с журналистами CBS Асад отметил, что на данный момент со стороны США не было предпринято никаких конкретных шагов по решению кризиса в Сирии, кроме только вышеупомянутого «заявления» госсекретаря.
http://www.golos-ameriki.ru/content/syria-us/2697056.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
Давид Амселлем, специалист по энергетике Ближнего Востока, Atlantico, перевод inoСМИ/ У сирийского конфликта много сторон, и его не обходит экономическое противостояние ключевых игроков региона. А недавнее обнаружение крупных нефтегазовых месторождений разжигает притязания соседних государств.

Atlantico: В Восточном Средиземноморье недавно были обнаружены запасы газа. Каковы их объемы, и в досягаемости каких стран они находятся?

Давид Амселлем: По данным опубликованного в 2010 году исследования Геологической службы США, в этом бассейне имеется 1,7 миллиарда баррелей нефти и почти 3,5 триллиона кубометров газа. В планетарных масштабах, речь идет всего лишь об 1% резервов, что намного меньше ресурсов таких стран как Иран (18,2%), Россия (16,8%) и Катар (13,3%). Тем не менее, они играют большую роль для средиземноморских государств, потому что те могут таким образом добиться энергетической независимости или даже стать экспортерами энергоносителей.
http://www.arafnews.ru/news/sirija-vojna-za-gaz.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Admin


Admin
По интенсивности контактов с представителями различных государств мировая пресса уже назвала поездку Сергея Лаврова в столицу Катара Доху «дипломатическим марафоном». Самой важной его частью стали две встречи: трехстороннее общение между Сергеем Лавровым, главой Госдепартамента США Джоном Керри и их саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром, а также переговоры между российским министром иностранных дел и главой внешнеполитического ведомства Катара Халедом аль-Атыйей.

Еще до начала катарской поездки Сергея Лаврова было известно, что главной темой общения сторон будет сирийский конфликт и пути его мирного урегулирования. Однако, несмотря на изначально позитивный настрой сторон, достичь полного взаимопонимания по проблеме, судя по всему, в очередной раз не получилось. Наоборот, итоги переговоров продемонстрировали существенные расхождения по сирийскому вопросу между США и арабскими монархиями Персидского залива, с одной стороны, и Россией – с другой. Комментируя перед прессой итоги прошедших встреч, Сергей Лавров достаточно четко сформулировал позицию России по ситуации в Сирии, которая рассеивает любые надежды на отказ Москвы от поддержки дамасского режима.


Read more at: http://carnegie.ru/2015/08/10/ru-60972/iehc?mkt_tok=3RkMMJWWfF9wsRogv6TBZKXonjHpfsX66%2BgsXaCg38431UFwdcjKPmjr1YUAT8J0aPyQAgobGp5I5FEIQ7XYTLB2t60MWA%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 5 из 9]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения