thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Сирия. Очередное слабое звено.

На страницу : 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 9]

Admin


Admin



Последний раз редактировалось: Admin (Пт Сен 09, 2016 4:12 pm), всего редактировалось 3 раз(а)

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Лига арабских государствЛига арабских государств, Лига арабских стран (Джамиат
ад-дууал аль-арабия), региональная организация независимых арабских государств;
основана 22 марта 1945 на состоявшейся в Каире конференции представителей
Египта, Ирака, Сирии, Ливана, Трансиордании (с 1946 — Иордания), Саудовской
Аравии и Йемена (с 1962 — Йеменская Арабская Республика). Позднее в неё вступили
Ливия (1953), Судан (1956), Тунис и Марокко (1958), Кувейт (1961), Алжир (1962),
Народная Демократическая Республика Йемен (1967), Катар, Бахрейн, Оман и
Объединённые Арабские эмираты (1971). С 1964 в работе Лиги участвует организация
освобождения Палестины. Устав Лиги предусматривает «укрепление отношений между
государствами-членами и координацию их политической деятельности, имея в виду
осуществление тесного сотрудничества между ними, защиту их независимости и
суверенитета и общее рассмотрение дел и интересов арабских стран»;
сотрудничество арабских государств в области экономики, культуры и в др.
вопросах.
В условиях развёртывания национально-освободительного движения в арабских
странах, особенно после Июльской революции в Египте 1952, Лига стала играть
важную роль в координации действий её членов в поддержку борьбы отдельных
арабских стран за свободу и национальную независимость. Лига выступала и
выступает за всемерное объединение действий арабских стран против
империалистических планов, направленных на установление неоколониалистских
порядков на Ближнем Востоке и вовлечение арабских стран в сферу влияния
империализма. Л. постоянно поддерживала требования своих членов о ликвидации
иностранных баз на их территории. Лига решительно осудила продолжающуюся с июня
1967 израильскую агрессию против арабских стран и поддержку, оказываемую Израилю
международным империализмом и сионизмом. Лига выдвигала ряд предложений с целью
выработки единой политической и экономической стратегии арабских стран для
ликвидации последствий израильской агрессии. На конференции глав арабских
государств в Хартуме (август 1967) были приняты решения о путях борьбы за
освобождение оккупированных Израилем земель, об оказании помощи, в том числе
финансовой, странам, подвергшимся агрессии. Важное значение в объединении
военно-политических и экономических усилий арабских стран в борьбе против
израильской агрессии имели заседания Совета совместно обороны при Лиге в ноябре
1971, ноябре 1972, январе 1973. В период возобновления военных действий на
Ближнем Востоке в октябре 1973 Лига способствовала выработке совместно действий
арабских стран с целью оказания давления на Израиль и поддерживающие его
государства (ограничение производства и поставок арабской нефти на международный
рынок и др.).
Руководящий орган Лиги — Совет Лиги, в который входят главы или
премьер-министры арабских стран или уполномоченные ими лица. При Совете имеются:
Совет совместно обороны, Политический комитет, Экономический совет, Комитет
начальников штабов вооруженных сил арабских стран и др. Между сессиями Совета (2
раза в год) деятельностью Лиги руководит избираемый на 5-летний срок генеральный
секретарь. Решения Совета Лиги и организаций при Лиге (Арабский общий рынок,
1964, Арабский финансовый институт экономического развития, 1959, и др.)
обязательны только для тех государств — членов Лиги, которые за них голосовали.
Штаб-квартира Лиги находится в Каире.


Партия арабского социалистического возрождения (Сирия)Партия арабского
социалистического возрождения (ПАСВ; Хизб аль-Баас аль-Араби аль-Иштираки)
Сирии, иначе —Баас (буквально — возрождение), революционно-демократическая
партия. Основана в 1947, с 1963 правящая. В партию входят представители
революционной интеллигенции, военнослужащих, крестьян, ремесленников, мелких
торговцев, рабочих. Основные лозунги ПАСВ, провозглашенные в 1947: единство
(создание единого арабского государства), свобода (освобождение всех арабских
государств от господства империализма и сознания людей — от пережитков эпохи
колониального угнетения), социализм (построение «единого арабского
демократического социалистического общества»). Внеочередная региональная
конференция ПАСВ (июнь 1965) разработала так называемую этапную программу,
предусматривающую переустройство сирийского общества на социалистических началах
при опоре на трудящихся, создание плановой экономики, ликвидацию эксплуатации
человека человеком, развитие народной демократии, приоритет государственного
сектора в экономике страны. Основным принципом распределения материальных благ
провозглашен принцип «каждому по его труду». Во внешнеполитической области —
неприсоединение, поддержка антиимпериалистической борьбы народов, установление
отношений сотрудничества со всеми государствами, которые занимают положительную
позицию в отношении арабских национальных проблем, в первую очередь с
социалистическими странами. Вместе с тем программные документы ПАСВ содержат ряд
положений националистического характера. Под руководством ПАСВ в Сирии проведён
ряд прогрессивных преобразований, начал осуществляться курс на
некапиталистическое развитие страны. ПАСВ сотрудничает с др. патриотическими
силами Сирии в рамках созданного в 1972 Прогрессивного национального фронта
(ПНФ), в который входят также Сирийская коммунистическая партия, Арабский
социалистический союз и некоторые др. прогрессивные антиимпериалистические
организации. Центральное руководство ПНФ состоит из председателя (президент
Сирии) и 16 членов (в том числе 8 — от ПАСВ). Хартия ПНФ выдвинула задачи борьбы
против империализма, за освобождение захваченных в 1967 Израилем арабских
территорий, за обеспечение законных прав арабского народа Палестины, за
переустройство общества на социалистических началах, развитие сотрудничества с
социалистическими странами. Партия строится по территориально-производственному
принципу. Генеральный секретарь — Хафез Асад. Печатный орган — газета
«Аль-Баас».


Сирийское национальное восстание 1925—27, национально-освободительное восстание сирийского народа против французского колониального господства; в литературе также называется Сирийской революцией или Сирийской национально-освободительной войной. Было вызвано политикой французских империалистов (см. в ст. Сирия). Началось 18 июля 1925 в Джебель-Друзе в ответ на отказ французского верховного комиссара в Сирии генерала М. Саррая (Саррайля) заменить губернатора обл. Джебель-Друз капитана Карбийе, отличавшегося жестоким обращением с сирийцами. В восстании участвовали рабочие, феллахи, ремесленники, а также представители интеллигенции, часть купечества, национальной буржуазии и отдельные феодалы. Восстание возглавил друзский феодал Султан Атраш. 20 июля повстанцы заняли город Сальхад, 21 июля разбили под Эль-Кафиром (Эль-Кафром) колонну французских войск; 28 июля вступили в г. Эс-Сувейду — центр Джебсль-Друза и осадили его цитадель. 2—3 августа в битве у источника Мазра (Эль-Мазра) они разгромили 4-тысячную колонну французских войск, захватив при этом значительные трофеи. После этой победы восстание приобрело общесирийский характер. 23 августа 1925 Атраш опубликовал манифест, в котором призвал сирийский народ к оружию, выдвинув требование полной независимости Сирии, создания народного правительства, эвакуации французских войск. Восстание поддержала Партия народа (Хизб аш-Шааб), созданная в феврале 1925 и возглавлявшаяся видным арабским националистом доктором Шахбендером. В ряде городов страны возникли органы народно-революционной власти. В октябре 1925 Джебель-Друз был полностью освобожден от французских войск. Антифранцузское восстание вспыхнуло в оазисе Гута. 14 октября 1925 в Дамаске началась всеобщая забастовка, а 18 октября повстанцы вступили в Дамаск. Генерал Саррай подверг столицу бомбардировке. Повстанцы были вынуждены покинуть Дамаск и вести партизанские бои в его окрестностях и других районах Сирии. Сосредоточив в Сирии к лету 1926 свыше 80 тыс. французских солдат, Саррай начал новое наступление и к осени 1926 подавил основные очаги восстания. Часть партизанской армии Атраша продолжала борьбу, базируясь в горном районе Эль-Деджа, и в течение зимы 1926—27 отражала атаки французских войск. В марте 1927 французские войска заняли Эль-Леджу, в мае захватили Гуту, в июне — Джебель-Друз. Атраш и часть его сторонников ушли в Трансиорданию, затем в Неджд (Аравия).

Восстание в Сирии было встречено с горячим сочувствием в других арабских странах, а также в Советском Союзе. Французская коммунистическая партия выступала в поддержку требований восставших.

Франц. империалисты, одержав временную победу, вынуждены были, однако, несколько изменить методы управления Сирией: в 1928 были проведены выборы в Учредительное собрание, в 1930 Сирия была провозглашена республикой (с сохранением французского мандата).

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Сирийская пустыняСирийская пустыня, Бадиет-эш-Ша м, пустыня в Западная Азии, на
территории Сирии, Ирака, Иордании и Саудовской Аравии. Площадь около 1 млн. км2.
Рельеф — плато с равнинной поверхностью, постепенно понижающееся (от 800 м до
500 м) к С.-В., где ограничено долиной р. Евфрат. Над плато местами поднимаются
островные горы высотой 1000—1100 м. С. п. сложена преимущественно меловыми и
палеогеновыми известняками, мергелями и кремнями, перекрытыми местами покровами
базальта. Встречаются многочисленные замкнутые депрессии (частью карстового
происхождения) с солончаками и такырами. Отдельные массивы песков, участки
каменистой хамады. Климат субтропический, континентальный, сухой, с тёплой зимой
и жарким летом. В Пальмире (Тад-мор), на северной окраине С. п. ср. температура
января 6,9 °С, июля 29,2 °С, осадков около 100 мм в год (максимум — зимой).
Весной и в начале лета отмечается хамсин. Территоия С. п. бессточна, имеются
эпизодические водотоки с сухими руслами (вади); водоснабжение осуществляется
посредством редких колодцев. Растительность скудная, разреженная — кустарники,
полукустарники, травы — эфемеры и эфемероиды, пустынные лишайники на
грубоскелетных почвах серозёмного типа. Вдоль русел эпизодических водотоков —
заросли тамариска. Кочевое животноводство (овцы, козы, верблюды).


Сирийский языкСирийский язык, письменный язык арамеоязычных христиан Передней
Азии (с 5 в. н. э.), ныне язык культа у несториан и яковитов Ирана, Ирака, Сирии
и других стран. С. я. восходит к восточно-арамейскому диалекту района г. Эдесса
(юго-восточная Турция). Имеет богатую литературу 5—17 вв. Использует 3
разновидности сирийского письма: эстрангело (старейшая), несторианскую и
яковитскую (серто). Несторианская и яковитская традиции произношения текстов
различаются вокализмом (качеством гласных). В фонетике и морфологии С. я. близок
арамейскому и ивриту. Фиксированное ударение на последнем слоге (заударные
гласные отпали). Определённое состояние имени (на -а, -о), утратив специфическое
значение, почти вытеснило абсолютное состояние. Система пород глагола упрощена и
регулярнзирована. В лексике много среднеперсидских и особенно греч. слов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
полезная заметка
http://iimes.ru/rus/stat/2011/18-04-11a.htm

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Институт Ближнего Востока

События в Сирии: приближение к «точке невозврата»

Ю.Б.Щегловин

Волнения в Сирии, похоже, приближаются к своей «точке невозврата». Как мы и предполагали, радиус бунта неуклонно расширяется, на сегодняшний день волнениями и протестами охвачено около 100 крупных, средних и мелких населенных пунктов страны, в основном на севере и побережье Средиземноморья. Причем в ряде из них демонстрации идут днем и ночью, как например, в Дередоре. По-прежнему бунтуют Дераа, Хомс, Аллеппо, пригороды Дамаска. В Хаме на демонстрации вышло около 60 тыс. человек.

Когда мы говорим о «точке невозврата», имеем, прежде всего, ту вероятность развития событий, когда остановить протестные настроения исключительно «реформами сверху» не получится. Похоже, что примерно это сейчас и происходит.

Судите сами. Президент Сирии Б.Асад на публике не появляется около 10 дней. При этом циркулируют упорные слухи о том, что он перенес микроинсульт, и у него проблемы с подвижностью левой руки. Так это или нет, но он теряет рычаги управления ситуацией, явно не понимая, что делать дальше. Концепция «национального диалога» провалилась, что собственно и было признано властями официально: два дня назад комиссия по национальному диалогу была президентским указом распущена. В этой ситуации вся полнота власти, похоже, полностью переходит к сирийским «силовикам» во главе с братом президента Махером, который большой изобретательностью в выборе тактики не грешит и полагается исключительно на репрессивные методы. Причем надо отметить, что тактика устрашения, которую применяют военные (отрубание рук, пытки несовершеннолетних, изнасилования, и т.п.) является признанием того, что ситуация вышла из-под контроля и назад пути нет. Либо утопить в крови всех протестующих, либо утонуть в этой крови самим. Возвращение родственникам искалеченных участников демонстраций как средство устрашения порождает только новый импульс протеста. Причем такого, в котором не может быть компромисса с властями, а значит ни о каком национальном диалоге речи не идет по определению. Итогом всех этих событий объективно станет или крушение режима Асада, либо настолько массовые репрессии против населения, что Запад и международное сообщество будут вынуждены этот режим убрать сами по ливийскому сценарию. На сегодняшний день официально погибшими числится 1100 человек, около 12 тысяч – арестованы. При этом большой вопрос, сколько из них еще живы, так как никакой информации о задержанных не поступает. Для Сирии эта цифра почти критическая по степени влияния на настроения подавляющей части населения.

На фоне этого тревожным симптомом для режима становятся случаи расслоения в самой алавитской верхушке, поскольку логика событий все отчетливее ставит на повестку дня вопрос: а что более ценно, сохранение присутствия алавитов во власти и экономике (естественно не в прежних объемах), или же полное небытие. В частности, об этом говорит известный диссидент-алавит А.Баракат. По его данным, аналогичной позиции придерживается порядка 40 высших и средних офицеров-алавитов, которые более не желают участвовать в репрессиях. Еще один офицер-алавит, который дезертировал в Турцию, утверждает, что 4-я дивизия, в которой он служил и которой руководит Махер Асад, осталась фактически единственным подразделением, которое активно участвует в подавлении восстания. Командование 3-й и 5-й дивизии от участия в подобных мероприятиях отказываются или занимают пассивную позицию. Интересно и число потерь в той же 4-й дивизии: 700 военнослужащих. Несмотря на уверение перебежчика, что все они были расстреляны за отказ участвовать в подавлении восстания, более правдоподобным выглядит все-таки версия о том, что часть из них погибла в столкновениях с протестующими.

Если это так, то режим в Дамаске начинает входить в политический штопор. Еще одним признаком этого является тот факт, что сирийские власти начали неофициальную кампанию по сбору финансовых средств с влиятельных сирийских бизнесменов «на нужды армии и спецслужб, которые борются с мятежниками».

На этом фоне в Сирии усиливается иранское присутствие. В городе Сидзейнаб уже некоторое время в местной гостинице проживают инструкторы из КСИР, которые «делятся» с сирийскими коллегами опытом по противодействию массовым беспорядкам. Очевидцы утверждают, что в допросах арестованных оппозиционеров также принимают участие иранцы. Такая линия поведения Тегерана в общем-то не является чем-то исключительным. В начале мая с.г. состоялась встреча между президентом ИРИ М.Ахмадинежадом и аятоллой А.Хаменеи, в ходе которой иранский президент сильно критиковал Министерство информации за провал работы в последнее время. В частности, в вину руководителю иранских спецслужб Хейдару Мослехи было поставлено неспособность «извлечь дивиденды» из волнений на Бахрейне и Омане, а также провал агентурной сети в Кувейте». Кроме того, Мослехи вошел в конфликт с президентом, отказавшись организовывать рейды против посольства КСА в Тегеране и саудовского консульства в Мешхеде. Согласившись с доводами М.Ахмадинежада, А.Хаменеи тем не менее отказался поддержать увольнение Мослехи. Справедливости ради заметим, что опала близких к А.Хаменеи бывших руководителей разведки в большей степени все-таки связана с предстоящим выборами в 2012 году и борьбой за власть между разными слоями иранской элиты, нежели с реальными провалами. В этих условиях основной точкой приложения усилий для Тегерана остается Сирия, причем основным игроком здесь будет выступать КСИР, а не Министерство информации.

На этом фоне Турция занимает более осторожную позицию. Несмотря на критику со стороны турецкого премьер-министра Р.Т. Эрдогана методов сирийских властей, Анкара, тем не менее, настойчиво убеждает своих партнеров по НАТО «не вмешиваться в ситуацию в Сирии». Похоже, что эти призывы были услышаны, так как высшее командование Альянса в неофициальных беседах всякий раз подчеркивает, что «в Сирии ливийский сценарий невозможен». По крайней мере, пока.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

6 "сирийская заноза" в Сб Июн 04, 2011 8:24 pm

Admin


Admin
Институт Ближнего Востока

«Арабская весна» в сирийском формате: мнения экспертов

И.С. Берг

Пробуждение Сирии все больше напоминает дурной спектакль, в котором президент Башар Асад, воспринимающий себя как современный светский мужчина, на глазах преображается в средневекового деспота. Это издержки единовластия или он всегда был таким, просто Запад, выучивший его, предпочитал прежде этого не замечать, задаются вопросом немецкие аналитики. Президент Сирии цепляется за власть и идет с оружием против своих политических противников. Его действия тем более, мягко говоря, некорректны, что он знает: протестное движение в стране, многие годы лишенной политической культуры и самой возможности высказывать свои идеи, менее организовано, чем движения в Египте и Тунисе. А потому более уязвимо. Кроме того, протест разделяют далеко не все слои общества, наученного горьким историческим опытом, что значит идти к власти со своими требованиями.

Порой опыт получал художественное воплощение. Ввиду явной опасности преследований за высказывание правды на родине сирийские деятели культуры предпочитали делать это за рубежом. Так образовывалась сирийская диаспора за рубежами родины. В своем романе «Темная сторона любви» сирийский писатель Рафик Шами, сорок лет живущий в Германии, отразил борьбу центрального персонажа Фарида против репрессий автократического режима, разумеется, безуспешную. Произведение, изданное в 2004 году, не утратило своей актуальности на фоне событий последних недель. То же сопротивление автократии, то же осознание необходимости перемен во имя справедливости, свободы и демократии. Причем уже не на уровне одиночек, а на фоне массовых движений. Это говорит о том, что общественное развитие застыло на 30-40 лет, констатирует Р. Шами. Если много десятилетий назад очевидность лжи и насилия в обществе была понятна отдельным интеллектуалам, то сейчас — хотя и мучительно медленно — к таким же выводам приходят различные слои общества. Накоплена критическая масса бедности, унижения, пренебрежительного отношения власти к нации, — та масса, которая привела к концентрации ярости, подчеркивает писатель.

Разорванное и немногочисленное восстание вряд ли может оказать эффективное воздействие на президента, у которого за плечами опыт отца, беспощадно расправлявшегося с инакомыслящими, подчеркивает Ульрих Лайдхольдт, политический обозреватель ARD. На демонстрации, призывающие к немедленным реформам, режим ответил убийствами и арестами, описывает ситуацию правозащитник Шия Салюнди. Настроение демонстрантов изменилось. Теперь люди захотели не реформ, а отстранения Асада от власти. На первые же призывы к свершению режима, по сути являющегося формой династического правления, Асад ответил выстрелами с крыш и из окон. Паника на улицах сменилась твердой решимостью масс идти до конца. Спираль насилия продолжается раскручиваться, приводя к новым жертвам. Практически это означает или неготовность, или неспособность режима реформироваться, что одинаково печально.

Невозможность изменений руками Башара Асада объяснима, считают немецкие эксперты. Президентом он стал по стечению обстоятельств, не готовя себя к этой деятельности. Он офтальмолог, прекрасно осведомлен о высоких технологиях, возможностях Интернета, он жаждет модернизации страны, в чем, безусловно, разбирается. Но политическая сфера требует иных качеств и способностей. Возможно, его старший брат, который погиб в аварии, повел бы дело продуктивнее: он готовился к президентству. Но волею случая власть досталась Башару, и жезл правления был ему вручен окружением для того, чтобы он не смог выйти из-под контроля уже созданной порочной, насквозь коррумпированной системы. Поэтому Башар Асад в известной степени такая же жертва системы, какими являются расстрелянные по его приказу демонстранты.

Президенту Башару Асаду, который умеет красиво обещать, уже никто не верит. Лидер, который выводит танки против безоружного мирного населения, ставит себя в положение или стороннего человека, или оккупанта. Он палач, бесспорно, но умело действует кнутом и пряником. И объясняет происходящее так, как обычно и способен объяснить деспот: «Сирия стала жертвой заговора международных сил, которым выгодна нестабильность в регионе, которая держится благодаря нашей стране». Согласно этой теории, в число мировых заговорщиков попадают страны НАТО, Израиль, Евросоюз.

По идее, именно от Башара Асада, учившегося в Великобритании и имеющего склонность к гуманности благодаря мирной профессии врача, мы были вправе ожидать готовности к демократическим преобразованиям, говорит эксперт по Сирии Кусама Муджайед. Пусть это не был бы автоматический перенос идей из реалий Запада, но общечеловеческие ценности потому и называются универсальными, что говорят об одном и том же: правах на самое ценное — жизнь, свободу мнений, вероисповедания, участие в политической жизни общества. Однако реформы по Асаду означают пулеметные пули, подчеркивает он. И чем выше уровень насилия, тем скорее испаряются надежды, связанные с названными свободами. Сейчас, когда тебя встречают штыки, нет и не может быть речи ни о верховенстве права, ни о равных возможностях. Фактически речь идет о крахе идеи вероятности реформ, указывают сирийские аналитики от оппозиции. «Каждый человек должен помнить, что государство, в котором он родился и которое он любит, без сомнения выстрелит в него, безоружного, — и ну и каково вам такое ощущение?!», говорит журналист Ахмад Алхаи. По его мнению, безнаказанность, которую чувствует президент, идет от постоянной финансовой и оружейной подпитки режима из-за рубежа.

Тот факт, что Асад по-прежнему крепко сидит в седле, свидетельствует не только о силе его репрессивного аппарата, но и о символическом характере санкций по отношению к режиму со стороны Запада. Мировые державы явно придерживаются мнения: лучше хорошо известный дьявол, чем незнакомый ангел. Это очень печальная позиция для сирийцев, которые уже пять десятилетий остаются один на один со своими тиранами, полагает правозащитник Шия Салюнди. Но пусть Запад запомнит: это не только политическая инертность сирийцев, но и его двусмысленная политика привели народ Сирии к новым бедам и проблемам.

Борец за гражданские права Валид Саффур считает, что мир, который так же, как и теперь сирийцы, не способен полюбить Асада, тем не менее вступил с ним в сговор. Ибо новый всплеск хаоса вблизи израильских границ Западу не нужен. Однако это заблуждение. Асад не только не помогает стабилизировать ситуацию, но и, напротив, делает все возможное, чтобы напомнить Западу, кто хозяин на арабо-израильском приграничье, уже не однажды политом кровью с той и с другой стороны.

Об опасных тенденциях в политическом курсе Сирии предупреждает Ави Примор, бывший посол Израиля в Евросоюзе и ФРГ, ныне один из руководителей Центра европейских исследований при университете Interdisciplinary Center (IDC) в Герцлии. Развитие событий, которое провоцирует режим, может стать роковым для Израиля, предупреждает он. Израиль приучили к опасениям, к ситуации, когда завтра может быть гораздо хуже, чем сегодня. Турбулентность в арабском мире всегда чревата непредсказуемыми последствиями, говорит эксперт. Израиль знает: если перед ним диктатор, то по крайней мере обеспечена стабильность. «У нас были договоренности о прекращении огня с Сирией, и Сирия всегда уважала договоренности. Режим Асада-старшего и Асада-младшего был предсказуем. Мы не знаем, кто теперь может прийти к власти, может быть, исламисты, что было бы гораздо хуже, потому что они пожелают войны с Израилем не только по политическим, но и по идеологическим и эмоциональным причинам». Сирия слишком важна для Израиля, потому что синхронизирует действия «Хизбаллы» и «Хамаса», тесно связана с Ираном, контролирует Ливан, является хорошо вооруженным и влиятельным соседом Израиля.

Асад, зная все это, способен намеренно раскачивать лодку, устраивая, к примеру, провокации наподобие тех, которые имели место в середине мая на сирийско-израильской границе, склоняя Израиль, а с ним и весь Запад к решению: с этим лидером лучше не связываться, констатируют немецкие эксперты. Он вполне может ответить уничтожением среднего класса, привести страну в состояние хаоса и гражданской войны, как в Ираке, и тогда исчисляемая неделями волна протеста превратится в череду многолетних проблем, как это уже произошло в Ираке и Афганистане.

Не мир ставит Асада перед альтернативой, а Асад ставит мир перед выбором. Поэтому тактическая победа сейчас как раз на стороне тирана. Сирия — не Тунис, не Египет и не Йемен, указывает эксперт Хилал Хашан из Американского университета в Бейруте. Протестное движение локализовано сирийской глубинкой. Настроения и масштаб протестов в восставшей провинции и в больших городах различны. Горожане заинтересованы в сохранении пусть даже полной недостатков системы стабильности, чтобы сберечь основы деловой жизни. По этой причине размах протестов в Дамаске и Алеппо, финансовых и хозяйственных центрах, иной, чем в других местах. Таким образом режим сберегает свои основы, изолирует немногочисленную и слабо организованную оппозицию. «Протесты в Сирии не имеют политического руководства: оно если и появлялось, то систематически уничтожалось. Любые зачатки гражданского общества, активные действия оппозиции — это пока несбыточные мечты. И я просто не вижу той почвы, откуда все это может появиться», признается Хилал Хашан.

Развитие ситуации способно пойти по различным сценариям. Однако, по мнению ряда сирийских политологов, весьма вероятно продолжение кровавых разборок. Если развивать образ «арабской весны», то применительно к Сирии можно сказать, что она расположена в отдаленном углу сада, где расцветают надежды, говорят они. У режима по-прежнему железная хватка и оружейная сталь. А. Примор, в частности, указывает, что желание Башара Асада оставаться в должности поддерживают 12% сирийцев, однако это те самые люди, которые являются коррумпированной основой политической и экономической власти, заинтересованные в сохранении режима. «В любом случае, это те люди, которые назначены президентом и которые никогда не допустят свободных выборов. Кукольный парламент, это совершенно очевидно», подчеркивает израильский эксперт.

Президент Асад понимает, что дискредитировал себя в глазах собственного народа, но назад пути нет, точка невозврата уже пройдена. Тысячи сирийцев от души желают погибели Асаду, но сила пока на его стороне. Тем не менее надежды на лучшее будущее остаются.

Взгляд в будущее сопряжен с оценкой прошлого, считает известный деятель сирийской оппозиции Хайтам аль-Малех, 80-летний адвокат, который провел многие годы за решеткой и лишь недавно, в середине марта, был освобожден после отбытия половины срока очередного тюремного заключения. Интервью, которое он дал немецким СМИ, названо «Абсолютная власть приносит коррупцию». С тем и с другим пора покончить, чтобы подвести черту под 50-летним периодом тоталитарного правления. Как говорит Хайтам аль-Малех, обещания президента ничего не стоят до тех пор, пока они не выражаются в соответствующих законах и указах. Прежде всего, необходимо провести расследование в отношении 60–70 тыс. людей, которые погибли в беспорядках 80-х годов и официально не объявлены умершими. Надо дать правовую оценку действиям членов силовых структур, которые конфисковали 20 тыс. домов. Женщины не могут вступить в повторный брак, владения не могут быть унаследованы. Следует решить вопрос о 250 тыс. сирийцев, проживающих за рубежом и не имеющих возможности возвратиться в свою страну, хотя в соответствии с законом и международными конвенциями, которые Сирия подписала, эти люди имеют право на подобное возвращение. «Я неоднократно встречался с рядом министров и советников президента, писал письма самому президенту, чтобы решить эти проблемы. Все запросы и просьбы остались без ответа. Я думаю, что режим будет по-прежнему делать все, чтобы не возвращаться к этой теме», подчеркивает правозащитник.

Следует прекратить произвол силовых структур, однако в сирийском законодательстве существует статья 16 декрета № 14, который защищает силы безопасности от судебного преследования. По существу, это вопиющее бесправие рядового гражданина. Следует изменить статью 49 Основного закона, которая предусматривает, что членство в «Мусульманском братстве» карается смертной казнью. Для того чтобы провести эти рутинные процедуры, совершенно не надо менять власть в стране, достаточно, чтобы она поняла необходимость судебного реформирования. Но кто и как это будет делать, если члены парламента, занимающиеся законотворчеством, получили свои места с помощью либо фальсификаций, либо прямого подкупа, либо по принципу «своего человека». До тех пор пока не произойдут радикальные перемены во властных структурах, мы не найдем виновников массовых убийств и исчезновений людей, не сможем поменять законы, закрепляющие насилие. Наше полицейское государство в течение полувека уничтожало зачатки демократизма и политические партии. Уважаемые и значимые фигуры сирийского общества либо погибли, либо находятся за границей. Нет ни веры сирийскому руководству, ни уверенности в том, что оно сможет защитить интересы народа. Коррупция защищает исключительно себя, не заботясь о стране. Акции протеста будут продолжаться, несмотря на репрессии. Не исключено, что режим наконец поймет: даже такой разобщенный и испуганный народ способен к решительной борьбе, оптимистично заключает Хайтам аль-Малех.

«Арабская весна» не безуспешна. В том числе и в Сирии. «Я считаю, что эти революции и демонстрации в арабском мире — шанс. Это первый шаг в направлении, скажем, не сразу к демократии, а к либерализации, которая в какой-то момент может привести к демократии», указывает А. Примор, отмечая, что вместе с шансом есть и риск, и важно определить, стоит рисковать или нет. «Если арабский мир станет более демократичным, то шансы на мир для Израиля и для сотрудничества с окружающими его странами станут значительно выше».

Но для этого нужна политическая воля. Может ли руководство Сирии, находясь под давлением общества, упразднить собственные формы правления? Отвечая на этот вопрос, один из ведущих в ФРГ экспертов по Ближнему Востоку, руководитель берлинского исследовательского центра Stiftung Wissenschaft und Politik Фолькер Пертес указывает на схожесть и различия политического и общественного состояния в Сирии и других странах Арабского Востока. К примеру, плохое правительственное руководство, коррупция, патронаж, недостаточно продуманные юридически правовые устои государственности, слабое участие молодежи в формировании благосостояния и в политической жизни. «Но эти государства отличаются в основных вопросах: к примеру, в Иордании и Марокко действуют так называемые либерализующиеся монархии, в конституциях названных стран заложены возможности развиваться и принимать форму конституционных монархий. Там присутствуют выборы в парламент, легальные партии. Однако понятно, что настоящая демократия скорее способна развиться из формальной демократии в Алжире, чем из неподвижных систем, какая существует в Сирии».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

7 справка из Брокгауза в Вт Июн 07, 2011 4:48 pm

Admin


Admin
Сирия (турецк. Sûria, Suristan, арабск. Эшшам, библейск. Aram, латино-греческ. Syria, нем. Syrien, франц. Syrie) — область Азиатской Турции на вост. берегу Средиземного м. В настоящее время под этим названием разумеют пространство между Евфратом и Аравийской пустыней на В, Средиземным морем на З, Тавром на С и границами Египта на Ю, т. е. нынешние вилайеты Сурийский и Бейрутский, юго-зап. половину Алеппского и самостоятельные санджаки Ливан и Иерусалим. Горы С. тянутся почти параллельно морю с С на Ю, с глубокими поперечными долинами и ущельями, и служат связью между Тавром на С и идущими с ССЗ на ЮЮЗ горами побережья Аравийского залива, что придает поверхности С. довольно однообразный вид. Хотя горы С. по своему протяжению и своей средней высоте значительно уступают идущим с В на З крупным азиатским горным системам, тем не менее, вследствие направления с С на Ю они способствуют чрезвычайно неравномерному распределению атмосферных осадков. Так как в котловине Средиземного моря господствуют западные ветры, то только западные склоны С. и богаты дождями, а восточные ее покатости и внутренние плоские возвышенности очень бедны атмосферными осадками, источниками и реками и представляют по большей части степи с очень слабой растительностью или даже прямо пустыни. Начиная от берега и далеко в глубь страны горы состоят из известняка меловой и эоценской системы и только местами, как, например, в Иорданском ущелье, выступают наружу вулканические породы, далее на В и глубоко внутрь пустыни, именно в самой середине С., между 32° и 34° с. ш., эти породы являются в виде сотен базальтовых или трахитовых утесов, поодиночке или большими группами, и самой разнообразной высоты (Джебель Гауран до 1839 м). Самые значительные возвышенности известняковых гор, поднимающиеся голыми скалами выше области лесов, находятся на С: Джаур (или Гяур) Даг (Gjaur Dagh, в древности Amanos) выше 1600 м, Джебель Акраа (древн. Kasios) — 1767 м, Ливан — 3063 м; внутрь страны — Джебель-эль-Шейх (Hermon) — 2756 м и Антиливан — 2670 м. Южное продолжение Ливана и Антиливана нигде не поднимается выше 1000—1200 м; его большею частью закругленные вершины и плоские верхи могут быть обрабатываемы, равно как и примыкающие к ним с восточной стороны плоские возвышенности (древние области Гауран и Башан, 500—800 м высоты) и окрестности Дамаска (690 м), обладающие местами очень плодородною почвой. При таком устройстве поверхности С. речные долины в ней по большей части представляют из себя короткие поперечные ущелья, по которым более или менее значительная масса воды с высоких прибрежных гор стремительно уносится непосредственно в море. Немногочисленные более длинные реки протекают по продольным долинам между параллельными цепями известняковых гор, с С на Ю и с Ю на С, так как наибольший подъем почвы находится почти в самой середине страны под 34° сев. шир. Здесь расстилается возвышенная (почти 1100 м) долина между Ливаном и Антиливаном, называемая теперь Бекоа, а в древности Букка, и посылает на С самую большую из сирийских рек, Эль-Аси (древний Оронт), а на Ю — р. Литани (в древн. Лита), которая под конец круто поворачивает на З и через короткую поперечную долину направляется в море, и в восточном параллельном ущелье — р. Иордан. Климат, растения и животные. От начала мая до конца октября здесь время бездождия с господствующими сев.-зап. ветрами; затем южн. и юго-зап. ветры приносят дожди. Бейрут получает дождевых осадков 92 стм (ноябрь — апрель 90%,), Иерусалим — 55 стм (ноябрь — апрель 96%). Разница в темп. бывает значительная: внутри страны, в пустыне и на плоской возвышенности термометр часто падает ниже 0, а в Дамаске, Иерусалиме и Алеппо нередко выпадает (иногда даже сильный) снег. Летний зной в Дамаске и внутри страны гораздо значительнее, чем на берегу; в долине р. Иордана (Ghor) он бывает и еще того сильнее. Годовая температура Бейрута — 20,6° (январь 12,9°, июнь 37,8°); Иерусалима (на высоте 700 м над уровн. моря) 17,2°. Ветер пустыни — самум — дует часто. Сирийский береговой ландшафт носит совершенно характер средиземноморской флоры с ее маслинами, лаврами, олеандрами и дубами; рядом с ними кусты терновника, тамаринды и мимозы. Встречаются также сикоморы (Ficus sycomorus) и финиковые пальмы. На зап. стороне Ливана за вечнозеленою областью следует на высоте 500 м область могучих лесов: ниже других — пояс дуба, затем сосновый лес (Pinus halepensis) до высоты 1300 м, далее — площадь кипарисов (Cypressus horizontalis) и, наконец, — остатки кедров ливанских. Пашни доходят до 2000 м выс.; выше начинается уже чисто альпийская область. Устройство поверхности и недостаток орошения мало содействуют развитию земледелия, но богатые культурные оазисы в окрестностях Дамаска показывают, чего можно было бы достигнуть здесь при более благоприятных обстоятельствах. Плоская возвышенность, идущая к З от Месопотамии вплоть до гор побережья Средиземного моря, носит степной характер. Ее почва богато покрыта роскошными кормовыми и ароматическими травами. Относительно фауны принадлежит к средиземной подобласти (Subregion) палеарктической области. Из домашних животных очень важное значение имеют овцы (по большей части курдючные), а затем козы. Крупный рогатый скот довольно мелок и на убой идет только в Ливане. Индийский зебу встречается только в долине р. Иордана, верблюды главным образом — в пустыне; много лошадей, ослов, кур. Массами нередко появляется саранча, которую бедуины тщательно собирают и употребляют в пищу. Населениe С. по своему происхождению или национальности делится на потомков древних сирийцев (арамеев), арабов, евреев, греков, турок и франков, т. е. европейцев, а по вероисповеданиям — на мусульман, христиан различных исповеданий и евреев. Сирийцы частью приняли ислам (и арабский язык), частью остаются христианами. Арабы распадаются на оседлых и кочевых, или номадов; последние считаются мусульманами, но в сущности остаются звездопоклонниками. Турок в С. немного. Из общей массы (около 2 млн. чел., по 14 чел. на 1 кв. км) оседлого населения четыре пятых исповедуют ислам. Из христиан различных исповеданий и сект православные (патриархаты Иерусалимский и Антиохийский) говорят большею частью по-арабски (арабы и сирийцы) и отличаются фанатизмом. Армяне и копты живут только в Иерусалиме; более значительно число иаковитов (см.), или якобитов, распространенных по северу страны. Римско-католическая церковь располагает в Сирии двумя общинами верующих: греко-католической, или униатской, и сирийско-католической; к ней же принадлежат и марониты (см.) на Ливане, патриарх которых утверждается Римом. Протестантство распространяется американской миссией, но обращенных всего около 2000 чел. Евреи (ок. 65000 чел.) делятся на испанско-португальских сефардим и на ашкеназим из России, Австрии и Германии; есть еще около 200 человек самаритян (см.). Из многочисленных мусульманских сект более значительны: друзы (см.) на Ливане и Гавране; носаиры, живущие на получившем от них свое название Джебель-насаирие; измаилиты, тождественные с ассасинами; метавиле, видоизменение шиитов, живущие к Ю от друзов на Ливане и в Галилее между Сайдой и Тиром. Железнодорожное сообщение в С. существует по следующим линиям: Бейрут — Дамаск, Дамаск — Мцериб и Яффа — Иерусалим. Промышленности в Сирии нет почти вовсе; большую часть произведений ей приходится получать извне; зато много вывозится из С. сырья (пшеница, шелк, кунжут, маслины, растительные масла, шерсть).

Ир. П.

История. С. в классической литературе впервые упоминается у Эсхила и Геродота. Название Συρία — греческого происхождения; оно образовалось посредством искажения из более полного Άσσύρια (Herod. VII, 63; Nöldecke, "Hermes", V, 443 сл.), ибо греки познакомились с этой страной в то время, когда она была ассирийской провинцией. Форма эта вошла в общее употребление вследствие того, что здесь в продолжение целого тысячелетия административным языком служил именно греческий. В обширном смысле слова С. обнимала все страны, которые в Ветхом Завете назывались Агат: Ассирию, Месопотамию, Вавилонию, Палестину, одним словом, все пространство между Египтом, Аравией, Тигром и Киликией. В более тесном смысле под именем С. разумели страну, которая на В граничила с Евфратом (отделявшим ее от Месопотамии и Вавилонии), на Ю с Аравией, на З с Палестиной, Финикией и Средиземным морем (mare Syriacum, Συριακόν πέλαγος), на С с Киликией и Каппадокией: в этом тесном смысле к С. принадлежали Верхняя C. (ή άνω Συρία) и Нижняя, или Полая, С. (ή κατω Σ., ή κοίλη Σ. , Coelesyria — долина между Ливаном и Антиливаном), за исключением Финикии и Палестины. Жители — Σύριοι (Syrii) или Σύροι (Syri), или Άραμαϊοι — вместе с месопотамцами, ассирийцами и др. составляли особое семитское племя, так назыв. арамейское. О первобытном государственном устройстве С. мы почти ничего не знаем. В древнейшие времена каждый город с окружающими его местностями представлял особое государство. Главную роль играло дворянство; только у хетов мы находим монархический государственный строй с царем во главе. Эта раздробленность С. объясняется характером ее территории. В Египте и Вавилонии все способствовало возникновению больших государств; в С., наоборот, отсутствовали пути сообщения, судоходных рек не было, а горные хребты разделяли страну на бесчисленные округи и области. Ничем не объединенная и находившаяся между двумя великими культурными нациями С. неминуемо должна была подчиниться их влиянию. Прямые торговые сношения между Египтом и Вавилонией были невозможны; древнейшая форма торговли была везде транзитная, и центрами ее сделались большие сирийские города. Отсюда зависимость С. от ее могучих соседей не только в экономическом, но и в политическом и умственном отношениях. Вскоре С. сделалась яблоком раздора между Египтом и Вавилониею; участь ее всегда зависела от большей силы или слабости того или другого государства. Когда первую роль играли вавилоняне, то С. им платила дань; когда вавилоняне первое место уступали Египту, то над С. господствовал фараон. Только во времена слабости обоих соседей положение С. несколько изменялось. Эти основные черты сирийской истории подтверждаются культурой, промышленностью, искусством, религией С. Из культурных влияний вавилонское предшествовало египетскому. Смешение египетских и вавилонских культурных элементов образовало в С. особую переднеазиатскую культуру, которая впоследствии имела большое влияние на греческую (в особенности микенскую) культуру. Сирийскую культуру в Грецию главным образом перенесли финикияне, в Малую Азию — хетты. Первоначально С. пользовалась иероглифическими письменами, несколько похожими на египетские иероглифы. Около конца второго тысячелетия до Р. Хр. в С. был изобретен новый род письмен, состоявший из 22 букв, обозначающих каждая особую согласную (гласные в семитских языках не обозначаются особым знаком); идеографические знаки и особые знаки для обозначения определенных слогов были устранены. Столь значительное облегчение и упрощение искусства писания было причиной тому, что почти весь культурный мир усвоил эти письмена. Что письмена эти были изобретены в С. — не подлежит никакому сомнению: неизвестно только, где именно и кем. Промышленность была весьма развита: изготовлялись дорогие разноцветные узорчатые материи, стеклянные и в особенности металлические изделия, золотые и серебряные кольца и разные другие драгоценности, домашняя утварь, в особенности медные и глиняные чаши и кружки так назыв. смешанного египетского и вавилонского стиля и пр.; процветало также искусство резьбы по камню. В сфере изящных искусств яснее всего заметно смешение вавилонских и египетских элементов; соединить и слить их в одно целое сирийцам не удалось, так что об особом сирийском стиле и речи быть не может. Религия сирийцев, которая еще мало исследована, также обнаруживает чужие элементы. Они почитали Ваала, Астарту, Эла, поклонялись солнцу, месяцу и звездам и т. д. Сведения наши о древнейшей истории С. скудны. Мы знаем, что египетский царь Тутмес III (1503—1449) предпринял поход против сирийцев и занял всю область до Евфрата и Амана; в числе данников называется "царь большого государства хеттов". Сирийцы, однако, постоянно восставали не только при фараоне Тутмосе III, но и при его преемниках, в особенности при Аменготепе II, который велел повесить семь пленных сирийских князей. При Аменготепе III Сирии, по всей вероятности, удалось избавиться от египетского ига: хетты опять овладели страной и удержали за собой власть около 40—50 лет. Египтяне оставляли их в покое, даже Рамзес I не тревожил их. Сын его Сети I начал было войну с хеттами, но она никаких результатов, по-видимому, не имела. Рамзес II (1341—1281) предпринял два похода против С., но, несмотря на победу при Кадесе (Qadeš, столица хеттов на Оронте, к Ю от Эмезы), должен был довольствоваться мирным договором, предложенным ему царем Хатизирем: договор этот был заключен на неопределенное время, оба государства гарантировали друг другу Status quo и заключили оборонительный союз против всех внешних врагов (см. R. Scalа, "Staatsverträge des Altertums", Лпц., 1898, стр. 6—13). Рамзес впоследствии женился на дочери Хатизира. Религия и искусство Малой Азии ясно показывают, что страна эта также была покорена хеттами. Столицей хеттов в эти времена был уже не Кадес, а Каркамиш. Об уничтожении царства хеттов мы точных сведений не имеем: нам сообщают только о разных (вероятно, греческих и малоазиатских) неудавшихся попытках овладения Сирией. Во всяком случае, около 1120 г. до Р. Хр., когда Тиглат-Фаласар напал на С., хетты уже лишились своего прежнего могущества и занимали только маленькую область в Верхней С., около Каркамиша. В ассирийских надписях говорится о разных завоеваниях Тиглат-Фаласара I в окрестностях города Каркамиша; вся Верхняя С., кажется, признавала его верховную власть. Долго удержать за собой эту власть ассирийцы, однако, не могли; некоторые, по крайней мере, области С. отложились от них. Освободившись от ига хеттов, египтян и ассирийцев, С. некоторое время была предоставлена самой себе. Вследствие этого она опять распалась на отдельные, самостоятельные мелкие государства, которые постоянно воевали друг с другом, побуждаемые не столько политическими, сколько торговыми интересами. К числу прежних мелких государств прибавилось во времена иудейского царя Соломона новое — Дамаск. Самостоятельность С. продолжалась не особенно долго. Ассирийский царь Ассурназирпал (Сарданапал, 884—860) предпринял поход против жителей Верхней С., его сын Салманассар III (860—824) покорил всю С. и заставил ее опять платить дань; с другой стороны, и иудейские цари пришли в столкновение с С., особенно с Дамаском, но их походы последствий никаких не имели. Разбойнические набеги ассирийцев, кроме уплаты дани, также ни к чему не приводили, лучшим доказательством чему служит постепенное увеличение могущества Дамаска; царь Дамаска Хазаель напал на израильтян и опустошил их землю. Тиглат-Фаласару II (с 745 г.) удалось восстановить ассирийское могущество, но сирийские государства, вместо того чтобы общими силами действовать против общего врага, полагались на своих богов и на помощь со стороны Египта. Между тем, в Египте была совершенная анархия, помощи оттуда ожидать нельзя было; в самой С. продолжались прежние раздоры. Неудивительно поэтому, что Тиглат-Фаласару в 732 г. удалось занять и разграбить Дамаск: знатнейшие жители были увезены в Ассирию, Дамаск и остальные области С. сделались ассирийской провинцией. Салманассар V во время своего короткого царствования (727—721) воевал исключительно с С. и израильтянами. После него вступил на престол Саргон II, который еще прочнее соединил Сирию с Ассирией. При уничтожении ассирийского царства в 606 г. Сирия досталась мидянам, а при Кире вошла в состав большого персидского царства (не позже 547 г.). Персидское владычество в С. продолжалось до 332 г. Что происходило в С. в продолжение этих двух столетий — неизвестно; мы знаем только, что к так назыв. большому восстанию сатрапов примкнула вместе с Египтом и С., и подавление возникших здесь смут потребовало несравненно больших усилий, нежели усмирение малоазиатских сатрапов. После битвы при Иссе Александр Великий, вместо того чтобы преследовать Дария, двинулся в С. Парменион захватил в Дамаске весь обоз персидской армии, а сам Александр занял Финикию. Таким образом С. в 332 г. вошла в состав македонского царства. По смерти Александра Вел. С. сначала принадлежала Антигону, который в битве при Иссе (301 г.) лишился царства и жизни. Сирия досталась Селевку Никатору (см. Селевкиды), при котором она достигла своего высшего развития; границы сирийского государства доходили до Окса (нын. Аму-Дарья) и Инда. Селевк и сын его Антиох основали целый ряд эллинистических городов (Селевкия на Тигре, Селевкия на Оронте, Антиохия и др.). Эти вновь основанные города сделались главным орудием смешения национальностей, религии, языка и культуры, так как жители их состояли из македонян, греков и туземцев. Преемники Селевка не были в состоянии удержать за собою господство над огромной территорией; в их руках с начала II-го в. до Р. Хр. осталась только одна С. В 83 г. Тигран, царь Армении, завоевал С., изгнал последних Селевкидов и присоединил к своему государству остатки Сирийского царства. В 64 г., после победы Помпея над Митридатом и Тиграном, С. сделалась римской провинцией, при чем к ней была присоединена и Иудея. Римские проконсулы всячески добивались управления Сирией. Антиохия скоро сделалась важнейшим городом провинции Азии и третьим городом всей Римской империи; так как Антиохия находилась внутри страны, то гаванью для нее служил город Seleucia Pieria. Как в Антиохии, так и в остальной С. образованные слои общества по-прежнему говорили по-гречески и сохранили греческие нравы и обычаи. С. постоянно страдала от вторжений парфян. При восточно-римских императорах С. падала все больше и больше и, наконец, сделалась добычей сарацинов.

В 635 г. С. была опустошена и затем завоевана арабами, обратившими значительную часть населения в ислам. В 660—750 гг., когда Дамаск служил резиденцией халифов, благосостояние С. вновь стало подниматься, но с упадком Дамасского халифата страна обеднела. Крестовые походы (см.) сделали С. театром непрерывных военных столкновений в течение 2 веков. В 1187 г. египетский султан Саладин завоевал С. у крестоносцев. Под египетским господством С. находилась до завоевания ее в 1517 г. султаном османов Селимом I. С этих пор С. составляет провинцию Оттоманской империи. В XIII в. С. также сильно пострадала во время нашествия Чингисхана. В 1833 г. египетский хедив Мегемет-Али завоевал С., но в 1840 г., вследствие вмешательства европейских держав, принужден был вернуть С. обратно Турции (см. Египет). В конце 1850-х и начале 1860-х гг. вспыхнули кровавые распри между друзами и маронитами (см.), потребовавшие посылки французкого корпуса и закончившиеся основанием на Ливане полуавтономной области маронитов.

Сирийская жел. дор. — состоит из след. частей: узкоколейная (1,05 м), между Бейрутом и Дамаском, в 147 км длин., открыта в 1895 г.; между Дамаском и Музерибом, в 106 км, открыта в 1894 г.; ветка Райяк (между Бейрутом и Дамаском) — Рас-Бальбек-Хомс-Хама-Халеб-Биреджик, пока до ст. Хама (189 км), открыта в 1902 г.; отчасти открыта ветвь Акка-Хаифа-Дамаск, которая будет соединена с жел. дор., идущей до Мекки (Хеджас); в 1903 г. открыта ветка от ст. Бейрут до гавани (2,2 км). На линии Бейрут — Дамаск очень оживленное движение, несмотря на то, что половина всей линии — зубчатоколесная, так как идет по гористой местности; чистого дохода в 1901 г. получено 2305200 фр.; по этой линии подвозится строительный материал для дороги в Хеджас. С. ж. д. принадлежит французской компании.



Последний раз редактировалось: Admin (Вт Июн 07, 2011 4:51 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

8 сиро-хадейцы (Брокгауз) в Вт Июн 07, 2011 4:49 pm

Admin


Admin
Сирохалдейцы (сиро-халдейские несториане). — Теперешние С. представляют собою остаток некогда могущественной и цветущей восточно-азиатской, или халдейской, церкви, возникшей в пределах древнего ассиро-вавилонского царства и в средние века распространявшей свое влияние от Сирии до Китая и от Монголии до Индии и Цейлона. Начало этой церкви относится к апостольской эпохе. По преданиям, сохраняющимся по настоящее время среди сиро-халдеев, их предки первыми из язычников услышали проповедь о Христе еще тогда, когда она не раздалась громко в самой Палестине. Зороастр, — рассказывает сиро-халдейская сага, — предвозвестил пришествие на землю Богочеловека и своим приближенным ученикам открыл, что рождение Его будет отмечено появлением особой звезды на небе. Ожидая исполнения этого предсказания, одно поколение мудрецов за другим наблюдало за небесными светилами, и когда явилась необычайная звезда, три волхва пошли за нею на запад и достигли Вифлеема. Возвратившись на родину, они принесли с собою пелену, подаренную им Марией и Иосифом, и первые поведали своим соотечественникам весть о рождении Христа, подтвердив ее чудом, совершившимся от пелены. Вскоре за тем в страну халдеев прибыли апостолы Фома и Фаддей и прочно насадили христианство, основав для уверовавших епископскую кафедру в Селевкии-Ктезифоне. Несомненно, что христианство появилось здесь очень рано; к началу II в. оно было настолько заметным явлением, что обратило на себя внимание Траяна во время его похода на парфян; в третьем веке оно проникло даже в среду персидских магов и оказало влияние на религию Зороастра, как это видно из истории манихейства. На первых порах христиане в Персии сохраняли непрерывную связь с греко-римским христианством; они входили в состав Антиохийского округа, и епископ Селевкии-Ктезифона, постепенно подчинявший себе остальные кафедры дальнего Востока, получал рукоположение в Антиохии. Зависимость от антиохийского престола всегда носила на себе, впрочем, более номинальный, чем реальный характер. По Бар-Гебрею, ктезифонские епископы еще в конце II в. достигли полной самостоятельности; они прекратили свои поездки в Антиохию за посвящением и стали избираться и рукополагаться епископами своей области. С IV в. персидские христиане лишаются той религиозной свободы, какою они пользовались под управлением Арсакидов, и для них впервые наступает эпоха тяжких гонений за веру. Эта перемена отчасти объясняется религиозным фанатизмом новой персидской династии Сасанидов, ревностно принявшихся за восстановление персидского национального государства; но главным образом она вызывалась обострившимися политическими отношениями между Персией и Римской империей. Персидским правителям казалось, что во время войн их с империей христианские их подданные передают своим римским единоверцам тайны персидского царства. Развившиеся на этой почве подозрения сначала повлекли за собой для христиан Персии усиление поборов и податей, а затем открылись и всеобщие гонения — и чем большую стойкость показывали христиане, тем несомненнее становилась в глазах персидского двора политическая опасность христианства. Начавшись в 342 г., гонения продолжались около полутора столетий, до окончательного отделения халдейской церкви от союза с церковью вселенской. Греческий историк Созомен одних епископов, пострадавших за веру, поименно насчитывает до 25; предание же халдейской церкви число всех клириков, монахов и девственниц, принявших мученическую смерть, возводит до 16000, не считая множества простых мирян. Из церквей греко-римской империи в наиболее близких сношениях христиане Персии стояли с церквами сирийского округа, с которыми их издавна соединяло географическое соседство, единство языка и общность духовного характера. Здесь же лежал и тот единственный источник, откуда персидское христианство черпало свое духовное просвещение. В IV и V веках в Сирской Месопотамии, около самых границ с Персией, процветала эдесская школа, основанная еще во втором веке гностиком Бардесаном и прославленная трудами Ефрема Сирина. В этой школе, служившей центром сирской учености, получали образование многие персидские христиане, стремившиеся к богословскому знанию; некоторые из них оставались учителями в Эдессе, другие же возвращались на родину и достигали там высших иерархических степеней. Сношения с одними только сирийскими христианами сделали богословское развитие персидских христиан односторонним и сузили их духовный горизонт. Всякое догматическое учение они воспринимали в той форме, в какую его отливала сирийская богословская мысль. Когда в 30-х годах V в. несторианство нашло поддержку в Сирии и оттуда стало проникать в Персию, персидские христиане лишены были возможности сделать выбор между ним и православием; они пошли туда, куда влекли их сирийские учителя, и приняли несторианство. Когда Равула, еп. Эдесский, закрыл эдесскую школу и изгнал из своей епархии ее учителей, последние убежали в Персию и там, среди персидских христиан, нашли радушный прием. Они завели у них первые богословские школы, заняли влиятельные епископские кафедры и в течение полустолетия успели доставить несторианскому учению полное торжество в Персии. Большую услугу персидскому несторианству оказал Ива, возобновив эдесскую богословскую школу. В 489 г. она была вторично, и на этот раз окончательно, закрыта по приказанию импер. Зенона; ее учителя опять бежали в Персию, разнося с собой рассказы о гонениях, перенесенных ими в Византийской империи. Нисибисская школа унаследовала среди христиан Персии духовное влияние Эдессы и отличалась необыкновенной сплоченностью своих приверженцев. Дальнейшую историю сиро-халдейской церкви см. Несториане (см.). Современные сиро-халдеи несториане, своею численностью едва ли превышающие 200000 чел., занимают области Курдистана и Азербайджана, лежащие по обеим сторонам турецко-персидской границы, в бассейнах озер Вана и Урмии. Во главе их стоит патриарх, официально называющий себя халдейским и постоянное местопребывание имеющий в Турции, в селении Кудшанисе. Он всегда носит имя Мар-Шимона, принимаемое им при вступлении на патриаршество, и соединяет в своих руках духовную и светскую власть. Избирается он из одного и того же древнего рода гормесов; но так как сам патриарх и кандидат на этот сан ведут безбрачную жизнь, то патриаршество наследуется по боковой линии, от дяди к племяннику. Вторым после патриарха лицом среди С. является митрополит, или, по выговору восточных христиан, матран. В настоящее время в несторианской церкви матранов два, но только один из них, тоже живущий в Курдистане, пользуется всеми правами, усвоенными этому сану. Ряд высших иерархов несторианской церкви заканчивается епископами и викариями, число которых бывает неодинаково. Всех епископий у С. теперь насчитывается восемь: четыре в Турции и четыре в Персии. Среди низшей иерархии, состав которой у халдеев тот же, что и в правосл. церкви, особыми преимуществами пользуются архидиаконы; они назначаются большею частью из родственников епископа или предполагаемых преемников его и, будучи доверенными епископа, практически занимают более видное и влиятельное положение, чем священники. Звание архимандрита, хотя у С. нет ни одного монастыря, сохраняется и поныне; этим титулом называются лица, предназначаемые к епископскому званию или управляющие епархиями, но еще не получившие архиерейского рукоположения. Подобно патриаршему сану, все прочие церковные служения, от матранства до священства, наследственны и переходят к ближайшему родственнику или старшему потомку. Как и православно-русское духовенство, сиро-халдейское обзаводится земельными угодьями, возделывает их иногда собственными руками, пользуется доходами за исправление треб и некоторыми сборами с паствы. Высшие духовные лица получают у С. и нечто вроде жалования, только не от правительства, а от той же паствы; это — так наз. решита, т. е. известное количество денег и жизненных припасов, которое каждый верующий обязывается уплатить своему епископу в определенное время года. Решита патриарха далеко превосходит собой решиту простых епископов; она простирается на все несторианское население, подвластное патриарху, и уплачивается только деньгами. Подать эта невысока, около трех пиастров (17—20 коп.) с души, и собирается один раз в 3 года. Храмы сиро-халдейские строятся почти по тому же плану, что и православные. Богослужение совершается на древнесирском языке и слагается из тех же служб, какие существуют и у нас. Существуют только два гласовых напева, чередующихся между собою понедельно. Литургийных чинопоследований у С. три: литургия св. апостолов, Феодора Толкователя и Нестория. Наиболее часто совершается литургия апостолов, очень древняя и не имеющая никакой еретической окраски; литургию Нестория служат около трех или пяти раз в год. В каждый новый раствор муки для просфор С. прибавляют крупицы старого освященного хлеба и таким образом как бы ставят новый хлеб в непосредственную связь и преемство с прежним. Этот обычай, которым они очень дорожат, С. объясняют преданием, сохраняющимся у них с глубокой древности. Священство у С. отличается тем, что в одно служение мирянин возводится в чтеца, диакона и священника. Устной исповеди у них не существует; она заменяется сердечным покаянием. В 1859 г. в Константинополь прибыл несторианский священник города Урмии Михаил для переговоров с восточными патриархами по вопросу о принятии несториан в православную церковь; патриархи отклонили от себя это дело и указали на преосв. Кирилла, тогдашнего настоятеля нашей иерусалимской миссии, к которому и обратился Михаил. Из собранных Св. Синодом справок оказалось, что действительно урмийские христиане в числе 8000 семейств имеют склонность к православию и что свящ. Михаил пользуется между ними известностью по своей преданности русскому правительству. В Петербурге (куда он прибыл в 1861 г.) Михаил уверял, что не только урмийские несториане, но и турецкие, вместе с патриархом и всей иерархией, охотно присоединятся к православию, если Св. Синод пошлет к ним уполномоченное для того лицо. Синод отправил в Закавказский край архим. Софонию, бывшего перед тем настоятелем посольской церкви в Константинополе. Поселившись в Эривани (1861), Софония вошел в сношения с сиро-халдеями, переселившимися к нам в 1828—29 гг., чтобы через них действовать на персидских несториан, изучил их богослужебный язык, свел знакомство с одним из викарных несторианских епископов, бежавшим на Кавказ от преследования турок, и успел собрать много ценных сведений о религиозном и общественном быте сиро-халдеев. В январе 1863 г. Софония возвратился в СПб. с собранными им сведениями и представил их Св. Синоду, но многие соображения внешнего характера, как то: опасение противодействия мусульманских властей, недостаток лиц, способных выполнить сложное дело присоединения, и т. п., не позволили Синоду дать представлениям Софонии надлежащее движение. В 1883 г. несториане снова возобновили свое ходатайство через своего епископа Гавриила. Св. Синод определением от 16—27марта 1895 г. постановил послать к персидским сиро-халдеям особую миссию для ознакомления с их вероучением и для наставления их в православии. Выбор пал на настоятеля эриванского собора Виктора Синадского и одного из уездных эриванских священников, Симеона Алаверанова, знающего язык сиро-халдеев. 17 мая 1897 г. эта миссия прибыла в Урмию, а 19 мая отправилась в селение Супурган по приглашению местного епископа Мар-Ионы и здесь составил акт предварительного соглашения несториан на присоединение к православию, под которым подписались, кроме Мар-Ионы, 234 духовных и светских почетных лица из местных сиро-халдеев. В феврале 1898 г. прибыла в СПб. сиро-халдейская депутация с Мар-Ионой во главе, от имени 9000 несториан, официально изъявивших желание вступить в лоно правосл. церкви. В заседании Синода 24 марта Мар-Иона отрекся от заблуждений своей церкви, прочитал и подписал особо приспособленное для этого исповедание веры, после чего было определено принять его в общение с православною церковью по третьему чину, т. е. через отречение от заблуждений и в сущем сане. Это определение было приведено в исполнение в 25 марта 1898 г. Постановлением Св. Синода, состоявшимся на другой день торжества присоединения, Мар-Ионе предложено было по прибытии на родину утверждать в православном исповедании своих единоплеменников, и для содействия ему в этих трудах назначена особая миссия.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

9 О ситуации в Сирии в Пт Июл 22, 2011 4:10 pm

Admin


Admin
Институт Ближнего Востока

Размышления о ситуации в Сирии

Ю.Б.Щегловин

Сирийская оппозиция вновь предпринимает попытки создать широкую коалицию. Конференция в Анталии (Турция), которая прошла в начале июня с.г., видимо не смогла в полной мере выполнить эту задачу. Ее «ахиллесовой пятой» явилось слабое представительство в выбранных исполнительных органах т.н. «внутренней оппозиции». То есть тех, кто собственно и протестует на улицах сирийских городов. Теперь этот недостаток решено исправить. 16 июля с.г. в Стамбуле начинает свою работу очередной съезд оппозиции, который получил название «конференция национального согласия». Возглавить ее должен общепризнанный сирийский авторитет-правозащитник Хейсам Малих, который сумел выехать из Сирии, воспользовавшись краткой свободой передвижения в период попыток со стороны центральных властей организовать так называемый «национальный диалог». Помимо него в исполком конференции входят и другие представители «внутренней оппозиции»: курд Мишель Тамо, алавит Ареф Далиля, суннит Валид Буш, религиозный деятель умеренного толка Джауд Саид. Все они сейчас находятся в Сирии. В руководящие органы комитета входит и влиятельный племенной вождь из Дерзо Науаф Башар. Ситуация в этом районе на иракско-сирийской границе сейчас очень напряженная. При этом повстанцы фактически контролируют города и населенные пункты, а армия лишь блокирует их по периметру. Входить в города они опасаются, поскольку тот же Н.Башар предупредил о начале вооруженной борьбы при таком развитии событий. По данным ряда экспертов, повстанцы располагают достаточным количеством оружия, которое они получили из Ирака. Аналогичная ситуация и в Хаме, демонстрации в котором на прошлой неделе стали самими многочисленными со времени начала протестов. Вообще повстанцы активно вооружаются, и здесь необходимо отметить роль Катара, который через ряд подставных фирм пытается закупить оружие российского производства в России, Украине и Белоруссии. В центре интереса автоматы Калашникова 7,62; РПГ, снайперские винтовки Драгунова, противотанковые комплексы «Корнет». Причем оружие закупается в достаточно больших количествах по 1000 единиц каждого наименования на общую сумму более 100 млн долларов США. Естественно, что речь идет о поставках не только в Сирию, а в большей части и в Ливию. Ряд экспертов также не исключают и возможность подготовки масштабной провокации в отношении России с точки зрения обвинения ее в попытках снабжения оружием повстанцев в Сирии. Другая версия – запланированный перехват российского оружия, которое якобы направляется полковнику Каддафи.

Пока инертным в плане организации протестов остается крупнейший торговый центр страны Алеппо. Это объясняется тем, что власти сумели взять под контроль мечети через лояльных им имамов, а также сохранить привилегии для крупной торговой буржуазии. В городе также много военных училищ, значительную часть курсантов которых составляют алавиты. При этом «умно» ведет себя и местная госбезопасность. Тем не менее, оппозиция всерьез рассчитывает «всколыхнуть» город в августе с.г., в период месяца рамадан.

Ощущается нервозность в сирийской армии. Военные и сотрудники безопасности фактически четыре месяца находятся в состоянии постоянного стресса, что сказывается на их психологическом состоянии. Иллюстрацией этого стали столкновения в Джиср аш-Шугур между сотрудниками безопасности и военными, которые отказались выполнять приказы. В результате дезертирами стало около 200 человек, в том числе и ряд высокопоставленных военных.

Негативна и экономическая ситуация, которая осложняется четырьмя подряд годами засухи, что сильно ударило по рынку пшеницы. Заморожены многомиллионные инвестиционные катарские и турецкие проекты, ощущается острый дефицит наличности. Власти проводят среди госслужащих «добровольно-принудительную» кампанию по отказу от части зарплаты (1000 сирийских лир в месяц), идут «пожертвования» со стороны бизнесменов. По другим данным, началось и усиливается массовое бегство капиталов за границу. В тот же Ливан уже «ушло» около 20 млрд долларов. Наметился и поток «нала» в Россию. По нашим данным, высокопоставленные сирийские спецслужбисты переправляют самолетами «накопленные непосильным трудом личные сбережения» в Москву и размещают их в объектах недвижимости, торговли и ресторанном бизнесе. Ключевыми фигурами в этих схемах выступает посольство и известный «теневой» сирийский деятель в Москве, бывший совладелец Черкизовского рынка Хасан Махмуд. Сама эта тенденция довольно симптоматична, поскольку с одной стороны посольство выполняет директиву из Дамаска и уговаривает московскую сирийскую колонию «ехать на каникулы домой со сбережениями, дабы помочь национальной экономике», а с другой – участвует вместе с представителями оплота режима в вывозе капитала за рубеж. Это показатель наметившейся «трещины» в этом самом оплоте.

Такая поддвижка в балансе сил определяет и характерную черту вновь создаваемого объединения оппозиции: отказ от любого диалога с властями и требование безусловного ухода Б.Асада от власти. Любопытным является и тот факт, что оппозиция собирается провести две параллельные конференции в Стамбуле и Дамаске. Причем в последнем совершенно открыто. Еще один важный момент – это намерение оппозиции создать правительство национального спасения по аналогии с ливийским ПНС. Это тот момент, которого ранее оппозиция старалась избегать, памятуя о «марионеточном шлейфе» ливийских повстанцев в глазах арабского общественного мнения. Это означает некий «Рубикон», после которого начнется более тесное сближение сирийской оппозиции с Западом. Подтверждением этого является и активизация критики Дамаска со стороны США и ЕС, а также демонстративное участие американского и французского послов в демонстрации в Хаме. Случай с точки зрения дипломатии вопиющий и вместе с тем очень красноречивый.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

10 Сирия: рост насилия в Вс Окт 30, 2011 3:22 am

Admin


Admin
Ю.Б.Щегловин

В Сирии начинает нарастать тенденция, о которой мы говорили ранее: протестующие все более и более склоняются к проведению насильственных акций против представителей силовых структур режима. То есть начался планомерный переход от мирных форм протеста с чисто военным. Об этом свидетельствуют и известия информационных агентств об участившихся нападениях на солдат и сотрудников безопасности, с применением, в том числе, и гранатометов. Особенно такой переход заметен в районе от пригородов Дамаска до Дераа. Крайне ожесточенные бои разворачиваются в городе Хомс и его окрестностях. Там же, где демонстрации продолжаются в изначально мирном ключе, стали появляться вооруженные охранные отряды. В их обязанности входит защита демонстрантов и охота за снайперами.

В основном вооруженное сопротивление властям оказывают дезертиры из сирийской армии, которые объединились сейчас в «Свободную армию Сирии», дислоцированную на территории Турции. Повстанцы используют тактику индивидуального и мелкогруппового террора, что, безусловно, является ответной мерой на беспрецедентную кампанию насилия со стороны режима. При этом совершенно откровенно и цинично идет нарушение «неписанных» законов жизни восточного общества, когда похищаются женщины и подростки (как было недавно в Забадани, что вызвало расстрел всего офиса госбезопасности), забираются заложники из числа несовершеннолетних членов семьи и т.п. В последнее время стали физически уничтожаться врачи, которые, по оценке властей, могут оказывать помощь раненым оппозиционерам. К настоящему времени, по разным данным, погибло около 300 медиков. Та же самая практика осуществляется и в отношении раненых, которых привозят в больницы. Власти стали активно вербовать «добровольных помощников» госбезопасности (шабаха), которые играют роль своеобразных полицейских. Они получают в день 100 долларов США, что эквивалентно месячной средней зарплате в стране. В условиях кризиса это привлекает достаточное количество желающих. А экономическая ситуация продолжает ухудшаться, в том числе и «бегство капиталов». По некоторым данным, только в Россию было в последнее время переправлено до 16 млрд евро из тех авуаров сирийских бизнесменов, которые пока не заморожены на Западе.

Естественно, что такие действия режима рано и поздно должны были привести к аналогичным мерам со стороны протестующих. Отсюда расстрелы сотрудников органов безопасности, нападение на военные конвои, и т.п.

Важная особенность ситуации в Сирии, которая пока отличает ее от других арабских «революций»: основным организующим звеном в ней являются светские партии, а не исламисты. В Сирии, в том же Хомсе в частности, действия восставших координирует Прогрессивно-Демократическая Партия (ПДП) во главе Риядом Турки. Это фракция коммунистов, которая откололась еще в начале 70-х годов от коммунистической партии, которой руководил Халед Багдаш именно по вопросу о степени компромисса с властями и вхождения коммунистов в правительство. ПДП составила и костяк т.н. «Декларации Дамаска», которая объединила сирийских интеллектуалов. Сейчас ПДП уверенно распространяет свое влияние на все большое число сирийских районов, ее филиалы есть фактически во всех крупных центрах протестного движения. Партия также вошла и в недавно образованный Сирийский национальный совет, председатель которой Гальюн тоже в прошлом был членом ПДП. Вот это обстоятельство способно само по себе серьезно повлиять на развитие ситуации в самой Сирии и иметь самые неожиданные последствия для успеха движения протеста. Как и общая «апатия» курдов. Почему, поговорим отдельно.

По прежнему, пока «спит» центр сирийской торговой буржуазии Алеппо. Мы уже говорили о причинах этого. В частности, здесь будет многое зависеть от позиции Анкары по введению торговые санкции против Сирии. Пока этого нет, заказы из Турции продолжают «кормить» значительную часть сирийцев. Видимо все-таки экономическая целесообразность для турецкого руководства стоит не на последнем месте. Плюс пусть временный, но альянс с Тегераном в общем противодействии курдским сепаратистам, которые сейчас доставляют очень много хлопот и Турции, и Ирану, которые в настоящее время активно координируют свои военные и разведывательные усилия на этом направлении, а лишний раз раздражать Тегеран своими действиями по Сирии в Анкаре не хотят. Отсюда некий спад публичной активности, что отмечают и сами оппозиционеры. Ну, конечно, и позиция Запада, который, несмотря на всю свою риторику, пока, видимо, не вполне определились с решением по смене режима Башара Асада. Многое здесь будет зависеть от развития ситуации в Ливии.

В самой правящей партии Баас и армии тоже видимо не все гладко. В частности, идут постоянные перетасовки командного и партийного руководящего состава. Таинственным образом скончались от сердечных приступов смещенные министр обороны Али Хабиб и начальник генштаба, некоторые высокопоставленные чиновники помещены «под домашний арест». Отметим при этом, что и тот, и другой военный имели очень тесные и доверительные контакты с саудовскими и западными военными еще со времени общей операции против С.Хусейна в Ираке. Готовится мобилизация резервистов и новобранцев, что говорит о том, что Башару Асаду не хватает надежных воинских ресурсов на фоне усилившегося дезертирства.

При этом общий ход развития событий свидетельствует только об одном. «Точка невозврата» в установлении некого полнокровного национального диалога пройдена безвозвратно: обе стороны не желают идти на компромисс и в среднесрочной перспективе ситуация начнет стремительно «скатываться» к чисто «алжирскому сценарию» начала 90-х годов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

11 из Брокгауза в Чт Ноя 17, 2011 8:33 pm

Admin


Admin
Алеппо или Халеб-эс-Шабба — главный город вилайета того же имени (105561 кв. км и 432744 жителей) в северной части Сирии, между Оронтом и Евфратом, на степной реке Коике (называемой обыкновенно Нар-эль-Халеб), у северо-западного подножия сиро-аравийской бесплодной возвышенности, в широкой котловине, окруженной со всех сторон высокими известковыми стенами, на высоте 380 м и в 200 км к ССВ от Дамаска. По обеим сторонам многоводной и подчас стремительно несущейся реки раскинулись роскошные сады, обилующие плодами и славящиеся своими превосходными фисташковыми насаждениями. Это единственное отрадное место в пустынных окрестностях города, который своими многочисленными куполами и минаретами, опрятными, вымощенными улицами и каменными домами все еще принадлежит к красивейшим городам Востока. Занимая в окружности 11 км, он, однако, имеет теперь не больше 90000—100000 жителей, из которых большая часть магометане. Христианское население, приблизительно в 16000 душ, состоит преимущественно из греков; кроме того, в этом же числе считается 2000 армян, 2000 маронитов и небольшая горсть сирийских католиков; евреев 4500 душ. Недавно здесь основалась еще маленькая протестантская община американцев. Еще в начале XIX столетия А. имел 200000 жителей, обширную промышленность и торговлю, его фабрики снабжали весь Восток шелковыми, бумажными, шерстяными и парчовыми материями. Но землетрясение 24 августа 1822 г., чума 1827 г. и холера 1832 г. подорвали его благосостояние. Самый древний памятник в А. представляет водопровод, сооруженный римлянами на протяжении 11 км. Громадная стена в 10 м высоты и 6,5 толщины, с семью воротами, отделяет город от предместий. Крытый гостиный двор (базар) выходит на несколько улиц, весь состоит из сводов и освещается сверху через окна, проделанные отчасти в особых куполах. В А. имеется 7 церквей вместе с 3 монастырями и мечеть Эль-Иалаве в староримском стиле, выстроенная первоначально под церковь императрицей Еленой. Главные предметы вывоза и вместе с тем главные продукты страны — шерсть, хлопок, шелк, воск, фисташки, мыло, табак, пшеница, которые вывозятся преимущественно во Францию и в турецкие гавани. Промышленность ограничивается шелковыми изделиями. Жители А. большею частью считают себя шерифами, т. е. потомками Мохаммеда; они самые добродушные и терпимые последователи мохаммеданства. Во времена римлян А. был известен под именем Бореа, данным ему Селевкидами; но по завоевании его арабами он снова стал называться своим старым именем. В 1260 г. он был разграблен монголами, а в 1400 г. — ордами Тимура. Позднее он подпал под власть египетских мамелюков, а в 1516 Селим I присоединил его к турецкой империи. В новейшее время А. обратил на себя всеобщее внимание страшными зверствами, совершенными против христиан весною 1850, и последовавшим за этим восстанием, которое в ноябре было потоплено в крови Керим-пашой с генералами Бемом и Гюйоном.

Дамаск, город в Турции (по-турецки и арабски Димишк-эш-Шам) — главный город турецкого вилайета Сирии, резиденция генерал-губернатора (вали) на высоте 700 м у подножия Антиливана, при реке Барада. Равнина, на которой лежит Д. (Гхутах, 400 кв. км), отличается роскошной растительностью. Магомет, по преданию, назвал ее четвертым земным раем, а Юлиан называл Д. глазом Востока. Д. имеет около 7 км в окружности, обнесен стеною с 6 воротами, состоит из лабиринта узких, грязных и пыльных улиц со множеством бесхозных собак. Самая широкая, длинная и красивая улица — Тарик-эль-мостаким, на которой указывают дом, где жил апостол Павел; она ведет к воротам Павла, древней постройке из громадных камней, на которой и теперь еще стоят дома, как во времена апостола, которого впустили в город из такого дома. Дома снаружи имеют невзрачный вид, внутри же нередко заключают убранные со вкусом комнаты, дворы, сады с бассейнами, фонтаны. Водопроводы города превосходны. Вне городских стен — цитадель, которую относят ко временам крестовых походов. Из предместий — Салахиех в 2 км от города служит летним местопребыванием богатых и европейцев. Из 160000 жит. около трех четвертей — магометане: сирийцы, турки, арабы и друзы. Главная мечеть, Джами Омайядов, была построена первоначально имп. Гераклием как храм в честь Иоанна Крестителя. Здесь хранится экземпляр Корана халифа Османа. Из христиан больше всего православных (две церкви, пять школ; Д. — местопребывание антиохийского патриарха). Почти столько же греков-униатов, или мелхитов, которые имеют здесь патриapxa, 1 церковь и 2 школы; есть еще униаты-якобиты, несториане (халдеи), армяне, марониты и копты. У христиан римско-католического исповедания три монастыря. Американцы-пресвитерианцы поддерживают миссию со школой для слепых и еше двумя школами. Евреи (ок. 8000) имеют 10 синагог и живут, как и христиане, в особом квартале. Знаменитые прежде магометанские заведения для подготовления ученых пришли в совершенный упадок, а публичные библиотеки при медресе находятся в полном беспорядке. Приготовление знаменитых дамасских клинков прекратилось с тех пор, как Тимур увез в Самарканд оружейных мастеров. Со времени открытия Суэцкого канала торговля и благосостояние города сильно понизились: прежнее торговое значение Д. обусловливалось значительной транзитной торговлей с Месопотамией и Персией, которая теперь избрала более дешевый и безопасный морской путь. Соответственно этому и базары Д., хотя и сохранили прежний внешний вид, а частью даже благодаря Мидхату-паше украсились, отличаются теперь бедностью. Обрабатывающая промышленность сохранила еще значение; замечательны шелковые ткани, затканные золотом и серебром, шерстяные, хлопчатобумажные и полушелковые ткани, разнообразные кожаные изделия, ювелирные, золотые, серебряные и медные работы и инкрустированная перламутром мебель; последняя составляет характерное изделие Д. Значительны также мыловарение и клееварение. Предметы вывоза: продукты местной промышленности, хлопок, конопля, москотильные товары, зерновой хлеб, мука, кожи, изюм, сушеные абрикосы и их косточки, маринованные фрукты. Раз в месяц приходит торговый караван из Алеппо, раз в год собирается караван в Мекку. Д. соединен шоссе с Бейрутом; он считается самым священным городом мусульман после Мекки и Медины и называется воротами Мекки, так как это единственный город на богомольческом пути. Прекрасный климат и обилие воды способствуют садоводству на равнине Гхутах. Знамениты с древности Д. слива, которая теперь распространена по всей юж. Европе; Д. роза, со стволом до 3 м, служащая для добывания розового масла, и Д. виноград.

История Д. — один из древнейших городов в мире. Основание его приписывают Узу, правнуку Ноя; во времена Авраама он уже был значительным городом, а при Давиде — резиденцией небольшого самостоятельного государства. Д. занимал видное место среди областей зап. Азии и вел постоянные войны с царствами Иудейским и Израильским, которым часто должен был платить дань. Потерял свою самостоятельность в VIII в., но и под владычеством ассирийцев, вавилонян, персов играл важную роль своей торговлей. После битвы при Иссе Д., вместе с Сирией, вошел в состав монархии Александра Македонского; позже им владели Селевкиды. Во время войн Митридата с Помпеем им овладели римляне (64 до Р. X.), позволившие ему управляться собственными царями. В 633 г. по Р. Х. Д., после 2-мес. осады, взят халифом Омаром. Моавия сделал его резиденцией халифов, которою он и оставался до 750 г. Затем Д. переходил в руки разных династий; в IX в. им владели Тулуниды, в Х — Фатимиды, в XI — Сельджуки. Во время крестовых походов Д. немало пострадал. Его осаждал в 1148 г. Людовик VII. В 1154 г. Д. взят Нуредином; по смерти его перешел (1174) к Саладину, который здесь и умер, после чего Д. разделял участь Алеппа и Египта. В 1401 г. он был разрушен и сожжен Тимуром, но вследствие своего важного значения для торговли Востока снова отстроен. Затем им владели мамелюки до 1516 г., когда он был присоединен султаном Селимом I к Турецкой империи. В 1833 г. Мехмед-Али, овладев Сирией, подчинил себе временно и Д.; но европ. союзники султана возвратили его вместе с Сирией Турции (1840). С 9 по 16 июля 1860 г. Д. был свидтелем ужасной резни христиан друзами.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Ю.Б.Щегловин

Недавнее решение о приостановлении членства Сирии в Лиге арабских государств (ЛАГ) является лишь формой усилившегося нажима на Дамаск в попытках вынудить его пойти на ряд ключевых реформ (многопартийность, назначение даты «свободных» выборов, вывод армии с улиц городов и т.п.), которые однозначно приведут к уходу Башара Асада и его окружения из власти. Особенно примечательным является требование якобы руководства ЛАГ легализовать структуры сирийскиъ «Братьев-мусульман». Надо отдавать себе отчет в том, что это и является генеральной целью посредничества Катара в «сирийском досье». Такая постановка вопроса априори делает невозможной полномасштабную реализацию этой инициативы.

Вообще этот демарш ЛАГ, который был предпринят, прежде всего, по инициативе аравийских монархий был предварительно согласован с Вашингтоном, и по большому счету, является тактическим ходом Госдепартамента США. Косвенным подтверждением этому является заявление иорданского короля Абдаллы, который первым из арабских руководителей открыто призвал Б.Асада уйти в отставку.

В чем замысел этой комбинации Госдепа? Прежде всего, это попытка сохранить темп. «Сирийская тема» если не стала «выдыхаться», то явно вошла в стадию некой информационной и организационной стагнации. На этом фоне вроде бы окончательно оформившаяся сирийская оппозиция в лице Сирийского национального совета (СНС) явно оказалась перед очень сложной дилеммой, которая связана с определением своей дальнейшей тактики и стратегии. Вооруженные отряды оппонентов сирийского режима явно приобретают некий автономный оттенок и все возрастающую степень самостоятельности. Это объективный процесс, который присущ для любых оппозиционных движений и «революций»: те, кто воюет на улицах, относится к эмигрантским структурам за границей с некой долей скептицизма. СНС, таким образом, попал в некую организационную западню, особенно с учетом непростых отношений внутри его самого.

Вторым определяющим моментом явилась позиция Москвы и Пекина, которые отказались повторять «ливийский сценарий» в Совете Безопасности ООН и тем самым закрыли путь к военному вмешательству под «ооновским зонтиком». Без этого условия НАТО на начало военных действий не пойдет, а делать это «в одиночку» никто не хочет и не будет. Отсюда задействование «регионального фактора», то есть создание некого дополнительного прессинга на Дамаск через ЛАГ. Это придает некую легитимность возможным силовым мерам, прежде всего в области экономических санкций и дипломатической блокады. ЛАГ, конечно, не того уровня организация, чтобы осуществить самостоятельно некую военную операцию. Все-таки для этого необходимо одобрение Совбеза ООН, но создать некий дипломатический нажим на ту же ООН она вполне в состоянии. В расчетах Вашингтона использовать ЛАГ как рычаг дополнительного давления на Россию и Китай в целях трансформации их позиции. Причем в Белом Доме отдают себе отчет в том, что времени на это остается все меньше, поскольку в России грядут выборы президента, которые не сулят «смягчение» российской позиции по сирийскому вопросу.

Эта политика, которая один раз «прокатила» применительно к Ливии, может, в конце концов, привести если не к явному, то, как минимум, скрытому расколу в ЛАГ. Например, Египет и Алжир отказались отзывать своих послов из Дамаска, как того требовало решение ЛАГ. Кстати, и Вашингтон отказывается это делать.

Очень сомнительно, чтобы такая политика оказалась бы очень действенной, как и возможные экономические санкции против Сирии. Турция в этой связи уже заявила устами своего министра иностранных дел А.Давутоглу о том, что «возможные санкции не должны затронуть интересы простых сирийцев». За этой витиеватой формулировкой стоит опасения турецкого руководства за собственного производителя, который теснейшим образом «завязан» на сирийских партнеров. Рисковать собственным рейтингом турецкий премьер-министр Р.Эрдоган не желает. Как впрочем, и отдавать первенство в сирийском вопросе главным конкурентам за влияние в исламском мире из Катара и Саудовской Аравии. Возможное эмбарго на поставки сирийской нефти в страны ЕС тоже не носят какого-то ключевого характера. Во-первых, нефть в настоящее время больше нужна внутри страны. Во-вторых, существуют коридоры в Ирак, которые позволят обойти это эмбарго довольно легко. Что же касается валютных поступлений, то Иран здесь сделает все возможное и даже больше, поскольку битва за Сирию носит для него стратегический характер.

Суть вопроса кроется в другом. Инициатива ЛАГ, как мы и писали ранее, являлась «мертворожденной». Целью ее выпуска «в свет» являлся конечный результат, который мы сейчас наблюдаем. Никто всерьез не намеревался налаживать «национальный диалог», так как его невозможно наладить при уступках только с одной стороны. Основная цель – лишний раз показать «нежелание» Дамаска идти на мир, вот и все. Делать отсюда выводы о первой фазе подготовки иностранного вторжения пока сильно преждевременно, поскольку для этого нужен аппарат НАТО, который не готов к таким операциям в силу множества субъективных и объективных причин. Значит, все дело пока только в дипломатическом прессинге с целью «расшатать нервы» в Дамаске и создать необходимый информационно-пропагандистский фон. Не надо также сбрасывать со счетов и тот факт, что за такую «помощь» того же Катара придется потом платить, что доказывает пример Ливии. В СНС это, без сомнения, понимают, просто там пока считают более важным свергнуть режим Асада любой ценой.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Ю.Б.Щегловин

Ситуация в Ливане приближается к своей кульминации. В декабре ожидается отставка правительства Н.Микати. Это практически решенный вопрос, и теперь спор только о деталях. А именно, кто прежде успеет подать в отставку: министры от «Хизбаллы» или сам премьер?

Причина, как мы и говорили ранее, в деле Харири. Или точнее – в дискуссиях по вопросам дальнейшего финансирования работы международного трибунала, который занимается расследованием этого вопроса. В случае если ливанское правительство примет решение о продолжении финансирования, то это будет означать ужесточение кампании в отношении «Хизбаллы» с возможным введением против нее отдельного пакета санкций. За принятие решения о финансировании выступают сам Н.Микати и лидер друзов В.Джумблат. которые оговаривают это необходимостью тщательной проверки собранных улик и отказом от выдачи возможных обвиняемых в Гаагу. В данном случае, у Н.Микати просто нет иного выхода: он не может пойти против настроений суннитов и должен учитывать позицию Парижа и Вашингтона. Тем более что известный ливанский «флюгер» В.Джумблат, похоже, свой выбор сделал. Категорически против финансирования представители «Хизбаллы» и М.Аун. Последние отдают себе отчет в том, что это только начало процесса, и следователи международного трибунала очень быстро «перекинут мостик» от «Хизбаллы» к нынешнему сирийскому руководству.

Такое положение дел выглядит волне логичным на фоне ужесточения дипломатического нажима на Б.Асада. Напомним, что выводы международного трибунала претерпевали время от времени удивительные метаморфозы. Сразу же после убийства Р.Харири все улики указывали именно на Дамаск. Затем, когда сирийцы и блок С.Харири договорились о победе его на парламентских выборах, сирийский «след» таинственным образом исчез. Теперь, судя по всему, вновь настало время активизировать «вражескую» роль сирийского руководства. И это, наверное, основной момент, который влияет сейчас на развитие ситуации в Ливане.

Вновь наступает эра С.Харири, так как после того как хитрый В.Джумблат вновь перебежал из одного лагеря в другой, он будет иметь парламентское большинство, которое необходимо для получения мандата на формирование нового кабинета министров. Что за этим последует?

Прежде всего, постепенная трансформация Ливана в сторону позиции большинства стран Лиги арабских государств (ЛАГ). Говоря проще, переход на сторону Катара и Саудовской Аравии по вопросам объявления экономических санкций Сирии. Это означает для Ливана замораживание сирийских авуаров в своем Центральном банке. При этом «подвешивается» соглашение между сирийским и ливанским Центробанками о сотрудничестве. Речь идет о нескольких миллиардах долларов, и если предположить падение режима Асада, то в перспективе ливанская банковская система здесь получает некое преимущество. Но это в перспективе, а сейчас пока убытки.

В частности, турецкий «Зираат Банк» понес серьезные убытки от прекращения сотрудничества с сирийским «Коммерческим банком». После этого иссяк практически последний источник поступления «белой валюты» в Сирию. Если за ним последует ливанский Центробанк, то сирийцы будут вынуждены полностью перейти на наличные, которые будут доставляться контрабандой через иракскую территорию.

Это не отменяет «черного рынка» и каналов контрабанды, на что новое ливанское руководство вряд ли сможет серьезным образом повлиять.

Не исключено и открытие в Бейруте в скором времени филиалов представительства оппозиционного Сирийского национального совета (СНС). При этом ожидать превращения Ливана в полномасштабный плацдарм сирийской оппозиции, с которого можно будет действовать против режима Асада (как это имеется в случае с Сирийской освободительной армией и Турцией), не приходится. В стране по-прежнему сильны позиции тех же шиитов и христиан, которые являются сторонниками Асада. А вот использование ливанских банков для финансирования оппозиционеров – вполне вероятно и предсказуемо.

Как это еще может отразиться на развитии ситуации? Помимо того, что Дамаск теряет еще одного союзника при голосовании в ЛАГ, основная роль Ливана в «удушении» режима Асада пройдет как раз по линии стимулирования расследования дела Харири с явным антисирийским уклоном. Это в свою очередь вкупе с обвинениями «в геноциде против собственного народа» станет базой для обвинительного вердикта большого Международного уголовного суда (МУС). В данном случае дело Харири является наиболее вероятным рычагом для давления на российскую позицию по «сирийскому досье», так как Москва не раз заявляла, что поддержит выводы трибунала по делу убийства бывшего ливанского премьера.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Ю.Б.Щегловин

Дальнейшая динамика развития ситуации в Сирии, а вернее – действия международного сообщества по отношению к режиму Б.Асада, будет сейчас напрямую определятся стратегией США на этом направлении. Именно Вашингтон будет играть здесь основную роль, поскольку этот регион является в первую очередь зоной стратегических интересов именно американцев. Так что ожидать какой-то активности от европейцев, в первую голову Парижа, на сирийском направлении не приходится, если, конечно, их об этом не попросят в Белом Доме.

В этой связи представляется любопытным, какую стратегию предлагают Белому Дому ряд структур, в том числе и американское разведсообщество.

Констатируется, что общевыраженной стратегии по отношению к сирийским событиям до сих пор в ЕС не выработано (как мы и говорили выше, это обстоятельство вполне логично). Такое положение дел диктует необходимость принятия ряда мер, которые позволили бы говорить о выработанном едином курсе и адекватно реагировать на происходящее.

Основной упор в этой связи необходимо делать на ослабление режима Б.Асада путем размывания основного ядра его сторонников четкой системой дипломатических и экономических мер. Среди них:

- с учетом того, что основой поддержки лично Б.Асада являются алавиты, необходимо изолировать алавитское население персонально от него и его семьи. В этой связи целесообразно использовать методы индивидуальных консультаций с армейской верхушкой и советом старейшин алавитов. (прим. как представляется время для такой работы еще не наступило. Указанная деятельность может принести какие-либо результаты только в условиях жесткой экономической блокады, либо наступления «моральной усталости» алавитской верхушки и крупного капитала от экономической и политической нестабильности в стране. В настоящее время существует еще одна тенденция, которая серьезно осложняет расслоение алавитской общины: это участившиеся столкновения на межконфессиональной почве, что делает переход части алавитов на сторону оппозиции очень проблематичными).

- помощь в проведении широкой пропагандистской кампании оппозиции с целью ее международного признания. При этом основной упор должен делаться именно «на религиозной толерантности» оппозиции, и четкой конкретизации позиции по отношению к каждому меньшинству: христианам, курдам и алавитам. Другим аспектом этой кампании должно стать постоянное воздействие на мировоззрение сирийского офицерского корпуса, особенно акцентируя внимание на «бесполезности поддержки преступного режима с перспективой уголовного преследования за военные преступления» (прим. Такой формат остается фактически единственной возможностью воздействовать на военных с учетом того, что ранее предпринятые попытки выйти на «неформальные контакты» с высшим командованием сирийских вооруженных сил в лице бывших министра обороны и начальника генерального штаба закончились их отставками и внезапными кончинами «от сердечных приступов»).

- начало экономической войны с привлечением максимально большего количества числа участников против персонально семьи Асадов и лиц из их ближайшего окружения с целью компрометации их в качестве надежных экономических партнеров в лице подавляющей части бизнес-сообщества в стране.

- возможность амнистии и неприкосновенности Асаду и членам его семьи в случае добровольного отказа их от власти и выезда в политическую эмиграцию в «третью страну».

(прим. После Милошевича и Каддафи такие варианты вряд ли кого-то смогут убедить и сподвигнуть на добровольную передачу власти)

Таким образом, можно сделать вывод о том, что основным направлением мероприятий Вашингтона против режима Асада станет проведение жестких экономических санкций, которые должны в среднесрочной перспективе привести к резкому ухудшению уровня жизни подавляющего большинства населения. При этом необходимо отметить, что режим санкций, скорее всего, вынудить Дамаск активизировать каналы контрабанды через иракскую границу, а финансовые операции в большей своей части уйдут «в тень», так как систему «хавала» по нетрадиционным схемам перевода денег из страны в страну придумали именно арабы. Кстати, именно сирийцы в ней особенно сильны.

Это абсолютно не отменяет формат «тайных операций», в которых главную роль будет играть Сирийская освободительная армия) и Анкара. Но чисто партизанские методы в Сирии, в отличие от Ливии, «не пройдут» в силу наличия сильной регулярной армии и спецслужб и отсутствия легальных возможностей для открытого вооруженного вмешательства.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Ю.Б.Щегловин

В настоящее время многие иностранные аналитики дают свои прогнозы в отношении повторения в Сирии «ливийского сценария». В этой связи ими высказываются следующие соображения.

1. Лига Арабских Государств (ЛАГ) не приветствует в отличие от Ливии иностранного военного вторжения. По нашей оценке, это не так. Часть арабских государств (КСА, Катар, другие монархии Персидского залива), которые в настоящее время определяют политику этой организации, несомненно, готовы повторить «ливийский сценарий» в Сирии. Сейчас такое желание объективно сдерживается неготовностью стран Запада к его осуществлению в силу ряда объективных и субъективных причин: отсутствие поддержки в Совете Безопасности ООН; опасения Израиля и США в отношении возможного возникновения нового очага хаоса и т.п. Отсюда «промежуточный» вариант, который предусматривает создание на базе Сирийской освободительной армии (СОА) и Сирийского национального совета (СНС) некого координирующего органа оппозиции, который мог бы рассчитывать на международное признание. Собственно с этой же целью предполагается и создание «буферной зоны», на границе с Турцией, которая должна стать некой «свободной территорией» для дальнейшего распространения восстания. Этим маскируется фактор его «иностранной поддержки». Параллель с Ливией очевидная

В этом же ряду стоит и фактор Международного уголовного суда (МУС). В случае с Ливией это был «довесок» к резолюции Совбеза ООН и дополнительный гарантией для легитимизации прямого военного вмешательства. В случае с Сирией этого пока просто не надо.

2. Свержение режима Б.Асада может повлечь серьезный международный политический кризис, который будет связан с резким ослаблением влияния Ирана в регионе. Такая ситуация может вызвать серьезные межконфессиональные столкновения в Сирии, Ливане и в странах Персидского залива. С этим невозможно не согласиться, но с рядом оговорок. Попытки «заливников» свергнуть Б.Асада являются ключевым моментом в первую очередь для ослабления влияния Ирана, что минимизирует возможность возникновения именно межконфессиональных конфликтов. С потерей Сирии Тегеран теряет очень надежный канал для финансовой и иной подпитки своих союзников в регионе. Та же «Хизбалла», например, лишается основного канала получения оружия, а в Ливане с очень большой долей вероятности к власти приходят лояльные саудовцам фигуры в лице Саада Харири.

3. Оппозиция в Сирии менее структурирована и организована, нежели чем в Ливии. Согласно данным тех же американцев, только 40% сирийцев не поддерживают Б.Асада. Относительную лояльность ему сохраняет значительная часть суннитской буржуазии, христиане и курды. Абсолютно натянутое утверждение, особенно в части касающейся организации ливийской оппозиции и количества их сторонников на первом этапе т.н. «ливийской революции». Если кто-то забыл, то выступления оппозиции в самом начале фактически завершились их разгромом, и судьба Бенгази висела «на волоске». О степени «структурирования» оппозиции очень ясно говорит тот разброд в стане нового ливийского руководства, который мы сейчас наблюдаем. Другими словами, в случае отсутствия «внешнего фактора», М.Каддафи до сих пор бы находился у власти. Что же касается числа сторонников и их представительства, то здесь можно согласиться с вышеприведенным утверждением.

4. С точки зрения личных качеств Б.Асад гораздо гибче, чем М.Каддафи. В то время, как ливийский лидер выбрал с самого начала воинственную риторику, то сирийский руководитель сочетает жесткий прессинг на протестующих с периодическим его ослаблением. Кроме того, он очень внимательно отслеживает международную реакцию и вовремя реагирует на нее. Б.Асад, безусловно, гибче М.Каддафи, что совершенно не отменяет факта готовности и первого, и второго идти на компромиссы с целью сохранения своей личной власти. Именно последняя является «красной чертой», за которую они не могут перейти. Тот же М.Каддафи предлагал Западу и публично, и в ходе закрытых консультаций любые компромиссы, включая ввод иностранных миротворцев и наблюдателей. Б.Асад также готов к «разумным» уступкам, что не отменяет очень жесткого прессинга властей на оппозиционеров все время с начала восстания. Просто в случае с М.Каддафи решение о его свержении было принято окончательно. Это в отличие от Б.Асада объясняется еще и стратегией установления контроля над нефтяными месторождениями и уничтожения очень влиятельного и не лояльного им инструмента влияния на Африку. Плюс после голосования Москвы по известной резолюции в ООН, у Триполи не осталось явных союзников. В случае с Б.Асадом они у него есть: Иран, Ирак (явно) и Россия, КНР (опосредованно).

Если подвести промежуточный итог сказанному, то необходимо отметить, что отказ Запада от применения «ливийского сценария» на нынешнем этапе по отношению к Сирии связан в первую очередь с четкой позицией России и КНР в Совете Безопасности ООН. Все остальные соображения в данном случае вторичны, хотя и имеют несомненное влияние на развитие обстановки.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

16 о Ливане в Чт Дек 01, 2011 6:26 pm

Admin


Admin
Ливан (у римлян Libanus, y евреев Libanon — белые горы, у арабов и теперь Dschebel-Libnàn) — горы в Сирии, принадлежат к той горной системе, которая начинается Синайской группой на полуо-ве между заливами Суэц и Акаба, тянется к С через каменистую Аравию, Палестину и Сирию, параллельно вост. берегу Средиземного моря, и примыкает к Тавру в глубине залива Скандерун. Л. образует среднюю, высшую часть этой горной системы, подымается приблизительно под 33º20' с. ш. над долиной (которая отделяет его от гор Галилеи), тянется к С, имея около 30 км. ширины и склоны к 3 и В и круто спускается под 343/4º с. ш. Средняя часть Л., собственно Джебель-Либнан арабов, образует нагорье 45 км длины, поднимающееся по направленно с Ю на С; на Ю его возвышается Джебель-Саннин (2698 м), на С. — Джебель-Макмель (3052 м) и Дхор-эль-Ходиб (Dhor-еl-Chodib, 3067 м). У подножья последней горы идет дорога из Триполиса в Дамаск через Л., на перевале достигая высоты 2324 м. Около 400 км ниже этого пункта, около часовни маронитов, находится небольшая кедровая рощица — остаток некогда огромных кедровых лесов. Центральные части Л. состоят из известняка с залежами железняка, на нем напластован угольный песчаник с залежами каменного угля. Обе системы изобилуют диоритами. Склоны Л. образованы из мела, мелового мергеля и буроугольного песчаника (Molasse). Горы ущелисты и обрывисты, покрыты каменными обломками, мало облесены; многочисленные источники, ручьи и речки. Долины узки, но плодородны. Обитатели, где только возможно, устраивают искусственные террасы для разведения табака, шелковицы, смоковницы и возделывания пшеницы, ячменя и винограда. Богатство страны составляют шелковичные плантации (особенно многочисленные на зап. склоне Л.) и связанное с ними шелководство, продукты которого вывозятся в Верхи. Италию и южн. Францию. С В к Л. примыкает долина Эль-Бекаа (El-Bekâa), 20 км ширины, отделяющая его от Анти-Л. (см.). На Л. насчитывается до 700 местечек. Жит. около 230000: они делятся на многие племена и религиозные общины, между которыми существует старинная вражда. Главные племена: марониты (см.) на С и друзы (см.) на Ю. Есть также греки-униаты и православные; магометан очень мало. Когда к 1840 г. Сирии была возвращена Египтом турецк. султану, были выговорены некоторые административные привилегии для христиан Л. Однако, из опасения, что попечения о маронитах, соединенных с католическою церковью, усилят влияние Франции, те же льготы были даны и друзьям, в которых Турция и Англия искали политической поддержки. Новое управление было введено, после двух народных восстаний, в 1845 г. Племена стали управляться раздельно двумя каймакамами; в местностях смешанного населения действовали особые установления. В 1860 г. это устройство было уничтожено вследствие революционного движения среди маронитов. Восстание, в котором турецкие власти открыто приняли сторону друзов, привело к резне христиан, которой положило конец только вмешательство Европы; Л. был занят французскими войсками, и затем вся горная область поставлена теперь под управление христианского наместника, с 36 каймакамами.

ЛИВАН — араб Джебель-эль-Гарби — горный хребет, протянувшийся вдоль вост. побережья Средиземного м. Дл. — 170 км. Выс. — до 3088 м.

ЛИВАН Ливанская Республика (араб. Аль-Джумхурия аль-Лубнания) — гос-во в Зап. Азии, на побережье Средиземного м. Граничит с Сирией и Израилем. Столица — Бейрут. Пл. — 10,45 тыс. км2. Население Л — 3,506 млн чел. Гос. язык — арабский. Глава гос-ва — президент. Ден. ед. — ливанский фунт. Климат субтропический, средиземноморский. Ср. темп. янв. 13°С, июля 28°С.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

17 о Сирии в Чт Дек 01, 2011 6:27 pm

Admin


Admin
Сирия (турецк. Sûria, Suristan, арабск. Эшшам, библейск. Aram, латино-греческ. Syria, нем. Syrien, франц. Syrie) — область Азиатской Турции на вост. берегу Средиземного м. В настоящее время под этим названием разумеют пространство между Евфратом и Аравийской пустыней на В, Средиземным морем на З, Тавром на С и границами Египта на Ю, т. е. нынешние вилайеты Сурийский и Бейрутский, юго-зап. половину Алеппского и самостоятельные санджаки Ливан и Иерусалим. Горы С. тянутся почти параллельно морю с С на Ю, с глубокими поперечными долинами и ущельями, и служат связью между Тавром на С и идущими с ССЗ на ЮЮЗ горами побережья Аравийского залива, что придает поверхности С. довольно однообразный вид. Хотя горы С. по своему протяжению и своей средней высоте значительно уступают идущим с В на З крупным азиатским горным системам, тем не менее, вследствие направления с С на Ю они способствуют чрезвычайно неравномерному распределению атмосферных осадков. Так как в котловине Средиземного моря господствуют западные ветры, то только западные склоны С. и богаты дождями, а восточные ее покатости и внутренние плоские возвышенности очень бедны атмосферными осадками, источниками и реками и представляют по большей части степи с очень слабой растительностью или даже прямо пустыни. Начиная от берега и далеко в глубь страны горы состоят из известняка меловой и эоценской системы и только местами, как, например, в Иорданском ущелье, выступают наружу вулканические породы, далее на В и глубоко внутрь пустыни, именно в самой середине С., между 32° и 34° с. ш., эти породы являются в виде сотен базальтовых или трахитовых утесов, поодиночке или большими группами, и самой разнообразной высоты (Джебель Гауран до 1839 м). Самые значительные возвышенности известняковых гор, поднимающиеся голыми скалами выше области лесов, находятся на С: Джаур (или Гяур) Даг (Gjaur Dagh, в древности Amanos) выше 1600 м, Джебель Акраа (древн. Kasios) — 1767 м, Ливан — 3063 м; внутрь страны — Джебель-эль-Шейх (Hermon) — 2756 м и Антиливан — 2670 м. Южное продолжение Ливана и Антиливана нигде не поднимается выше 1000—1200 м; его большею частью закругленные вершины и плоские верхи могут быть обрабатываемы, равно как и примыкающие к ним с восточной стороны плоские возвышенности (древние области Гауран и Башан, 500—800 м высоты) и окрестности Дамаска (690 м), обладающие местами очень плодородною почвой. При таком устройстве поверхности С. речные долины в ней по большей части представляют из себя короткие поперечные ущелья, по которым более или менее значительная масса воды с высоких прибрежных гор стремительно уносится непосредственно в море. Немногочисленные более длинные реки протекают по продольным долинам между параллельными цепями известняковых гор, с С на Ю и с Ю на С, так как наибольший подъем почвы находится почти в самой середине страны под 34° сев. шир. Здесь расстилается возвышенная (почти 1100 м) долина между Ливаном и Антиливаном, называемая теперь Бекоа, а в древности Букка, и посылает на С самую большую из сирийских рек, Эль-Аси (древний Оронт), а на Ю — р. Литани (в древн. Лита), которая под конец круто поворачивает на З и через короткую поперечную долину направляется в море, и в восточном параллельном ущелье — р. Иордан. Климат, растения и животные. От начала мая до конца октября здесь время бездождия с господствующими сев.-зап. ветрами; затем южн. и юго-зап. ветры приносят дожди. Бейрут получает дождевых осадков 92 стм (ноябрь — апрель 90%,), Иерусалим — 55 стм (ноябрь — апрель 96%). Разница в темп. бывает значительная: внутри страны, в пустыне и на плоской возвышенности термометр часто падает ниже 0, а в Дамаске, Иерусалиме и Алеппо нередко выпадает (иногда даже сильный) снег. Летний зной в Дамаске и внутри страны гораздо значительнее, чем на берегу; в долине р. Иордана (Ghor) он бывает и еще того сильнее. Годовая температура Бейрута — 20,6° (январь 12,9°, июнь 37,8°); Иерусалима (на высоте 700 м над уровн. моря) 17,2°. Ветер пустыни — самум — дует часто. Сирийский береговой ландшафт носит совершенно характер средиземноморской флоры с ее маслинами, лаврами, олеандрами и дубами; рядом с ними кусты терновника, тамаринды и мимозы. Встречаются также сикоморы (Ficus sycomorus) и финиковые пальмы. На зап. стороне Ливана за вечнозеленою областью следует на высоте 500 м область могучих лесов: ниже других — пояс дуба, затем сосновый лес (Pinus halepensis) до высоты 1300 м, далее — площадь кипарисов (Cypressus horizontalis) и, наконец, — остатки кедров ливанских. Пашни доходят до 2000 м выс.; выше начинается уже чисто альпийская область. Устройство поверхности и недостаток орошения мало содействуют развитию земледелия, но богатые культурные оазисы в окрестностях Дамаска показывают, чего можно было бы достигнуть здесь при более благоприятных обстоятельствах. Плоская возвышенность, идущая к З от Месопотамии вплоть до гор побережья Средиземного моря, носит степной характер. Ее почва богато покрыта роскошными кормовыми и ароматическими травами. Относительно фауны принадлежит к средиземной подобласти (Subregion) палеарктической области. Из домашних животных очень важное значение имеют овцы (по большей части курдючные), а затем козы. Крупный рогатый скот довольно мелок и на убой идет только в Ливане. Индийский зебу встречается только в долине р. Иордана, верблюды главным образом — в пустыне; много лошадей, ослов, кур. Массами нередко появляется саранча, которую бедуины тщательно собирают и употребляют в пищу. Населениe С. по своему происхождению или национальности делится на потомков древних сирийцев (арамеев), арабов, евреев, греков, турок и франков, т. е. европейцев, а по вероисповеданиям — на мусульман, христиан различных исповеданий и евреев. Сирийцы частью приняли ислам (и арабский язык), частью остаются христианами. Арабы распадаются на оседлых и кочевых, или номадов; последние считаются мусульманами, но в сущности остаются звездопоклонниками. Турок в С. немного. Из общей массы (около 2 млн. чел., по 14 чел. на 1 кв. км) оседлого населения четыре пятых исповедуют ислам. Из христиан различных исповеданий и сект православные (патриархаты Иерусалимский и Антиохийский) говорят большею частью по-арабски (арабы и сирийцы) и отличаются фанатизмом. Армяне и копты живут только в Иерусалиме; более значительно число иаковитов (см.), или якобитов, распространенных по северу страны. Римско-католическая церковь располагает в Сирии двумя общинами верующих: греко-католической, или униатской, и сирийско-католической; к ней же принадлежат и марониты (см.) на Ливане, патриарх которых утверждается Римом. Протестантство распространяется американской миссией, но обращенных всего около 2000 чел. Евреи (ок. 65000 чел.) делятся на испанско-португальских сефардим и на ашкеназим из России, Австрии и Германии; есть еще около 200 человек самаритян (см.). Из многочисленных мусульманских сект более значительны: друзы (см.) на Ливане и Гавране; носаиры, живущие на получившем от них свое название Джебель-насаирие; измаилиты, тождественные с ассасинами; метавиле, видоизменение шиитов, живущие к Ю от друзов на Ливане и в Галилее между Сайдой и Тиром. Железнодорожное сообщение в С. существует по следующим линиям: Бейрут — Дамаск, Дамаск — Мцериб и Яффа — Иерусалим. Промышленности в Сирии нет почти вовсе; большую часть произведений ей приходится получать извне; зато много вывозится из С. сырья (пшеница, шелк, кунжут, маслины, растительные масла, шерсть).

Ир. П.

История. С. в классической литературе впервые упоминается у Эсхила и Геродота. Название Συρία — греческого происхождения; оно образовалось посредством искажения из более полного Άσσύρια (Herod. VII, 63; Nöldecke, "Hermes", V, 443 сл.), ибо греки познакомились с этой страной в то время, когда она была ассирийской провинцией. Форма эта вошла в общее употребление вследствие того, что здесь в продолжение целого тысячелетия административным языком служил именно греческий. В обширном смысле слова С. обнимала все страны, которые в Ветхом Завете назывались Агат: Ассирию, Месопотамию, Вавилонию, Палестину, одним словом, все пространство между Египтом, Аравией, Тигром и Киликией. В более тесном смысле под именем С. разумели страну, которая на В граничила с Евфратом (отделявшим ее от Месопотамии и Вавилонии), на Ю с Аравией, на З с Палестиной, Финикией и Средиземным морем (mare Syriacum, Συριακόν πέλαγος), на С с Киликией и Каппадокией: в этом тесном смысле к С. принадлежали Верхняя C. (ή άνω Συρία) и Нижняя, или Полая, С. (ή κατω Σ., ή κοίλη Σ. , Coelesyria — долина между Ливаном и Антиливаном), за исключением Финикии и Палестины. Жители — Σύριοι (Syrii) или Σύροι (Syri), или Άραμαϊοι — вместе с месопотамцами, ассирийцами и др. составляли особое семитское племя, так назыв. арамейское. О первобытном государственном устройстве С. мы почти ничего не знаем. В древнейшие времена каждый город с окружающими его местностями представлял особое государство. Главную роль играло дворянство; только у хетов мы находим монархический государственный строй с царем во главе. Эта раздробленность С. объясняется характером ее территории. В Египте и Вавилонии все способствовало возникновению больших государств; в С., наоборот, отсутствовали пути сообщения, судоходных рек не было, а горные хребты разделяли страну на бесчисленные округи и области. Ничем не объединенная и находившаяся между двумя великими культурными нациями С. неминуемо должна была подчиниться их влиянию. Прямые торговые сношения между Египтом и Вавилонией были невозможны; древнейшая форма торговли была везде транзитная, и центрами ее сделались большие сирийские города. Отсюда зависимость С. от ее могучих соседей не только в экономическом, но и в политическом и умственном отношениях. Вскоре С. сделалась яблоком раздора между Египтом и Вавилониею; участь ее всегда зависела от большей силы или слабости того или другого государства. Когда первую роль играли вавилоняне, то С. им платила дань; когда вавилоняне первое место уступали Египту, то над С. господствовал фараон. Только во времена слабости обоих соседей положение С. несколько изменялось. Эти основные черты сирийской истории подтверждаются культурой, промышленностью, искусством, религией С. Из культурных влияний вавилонское предшествовало египетскому. Смешение египетских и вавилонских культурных элементов образовало в С. особую переднеазиатскую культуру, которая впоследствии имела большое влияние на греческую (в особенности микенскую) культуру. Сирийскую культуру в Грецию главным образом перенесли финикияне, в Малую Азию — хетты. Первоначально С. пользовалась иероглифическими письменами, несколько похожими на египетские иероглифы. Около конца второго тысячелетия до Р. Х. в С. был изобретен новый род письмен, состоявший из 22 букв, обозначающих каждая особую согласную (гласные в семитских языках не обозначаются особым знаком); идеографические знаки и особые знаки для обозначения определенных слогов были устранены. Столь значительное облегчение и упрощение искусства писания было причиной тому, что почти весь культурный мир усвоил эти письмена. Что письмена эти были изобретены в С. — не подлежит никакому сомнению: неизвестно только, где именно и кем. Промышленность была весьма развита: изготовлялись дорогие разноцветные узорчатые материи, стеклянные и в особенности металлические изделия, золотые и серебряные кольца и разные другие драгоценности, домашняя утварь, в особенности медные и глиняные чаши и кружки так назыв. смешанного египетского и вавилонского стиля и пр.; процветало также искусство резьбы по камню. В сфере изящных искусств яснее всего заметно смешение вавилонских и египетских элементов; соединить и слить их в одно целое сирийцам не удалось, так что об особом сирийском стиле и речи быть не может. Религия сирийцев, которая еще мало исследована, также обнаруживает чужие элементы. Они почитали Ваала, Астарту, Эла, поклонялись солнцу, месяцу и звездам и т. д. Сведения наши о древнейшей истории С. скудны. Мы знаем, что египетский царь Тутмес III (1503—1449) предпринял поход против сирийцев и занял всю область до Евфрата и Амана; в числе данников называется "царь большого государства хеттов". Сирийцы, однако, постоянно восставали не только при фараоне Тутмосе III, но и при его преемниках, в особенности при Аменготепе II, который велел повесить семь пленных сирийских князей. При Аменготепе III Сирии, по всей вероятности, удалось избавиться от египетского ига: хетты опять овладели страной и удержали за собой власть около 40—50 лет. Египтяне оставляли их в покое, даже Рамзес I не тревожил их. Сын его Сети I начал было войну с хеттами, но она никаких результатов, по-видимому, не имела. Рамзес II (1341—1281) предпринял два похода против С., но, несмотря на победу при Кадесе (Qadeš, столица хеттов на Оронте, к Ю от Эмезы), должен был довольствоваться мирным договором, предложенным ему царем Хатизирем: договор этот был заключен на неопределенное время, оба государства гарантировали друг другу Status quo и заключили оборонительный союз против всех внешних врагов (см. R. Scalа, "Staatsverträge des Altertums", Лпц., 1898, стр. 6—13). Рамзес впоследствии женился на дочери Хатизира. Религия и искусство Малой Азии ясно показывают, что страна эта также была покорена хеттами. Столицей хеттов в эти времена был уже не Кадес, а Каркамиш. Об уничтожении царства хеттов мы точных сведений не имеем: нам сообщают только о разных (вероятно, греческих и малоазиатских) неудавшихся попытках овладения Сирией. Во всяком случае, около 1120 г. до Р. Х., когда Тиглат-Фаласар напал на С., хетты уже лишились своего прежнего могущества и занимали только маленькую область в Верхней С., около Каркамиша. В ассирийских надписях говорится о разных завоеваниях Тиглат-Фаласара I в окрестностях города Каркамиша; вся Верхняя С., кажется, признавала его верховную власть. Долго удержать за собой эту власть ассирийцы, однако, не могли; некоторые, по крайней мере, области С. отложились от них. Освободившись от ига хеттов, египтян и ассирийцев, С. некоторое время была предоставлена самой себе. Вследствие этого она опять распалась на отдельные, самостоятельные мелкие государства, которые постоянно воевали друг с другом, побуждаемые не столько политическими, сколько торговыми интересами. К числу прежних мелких государств прибавилось во времена иудейского царя Соломона новое — Дамаск. Самостоятельность С. продолжалась не особенно долго. Ассирийский царь Ассурназирпал (Сарданапал, 884—860) предпринял поход против жителей Верхней С., его сын Салманассар III (860—824) покорил всю С. и заставил ее опять платить дань; с другой стороны, и иудейские цари пришли в столкновение с С., особенно с Дамаском, но их походы последствий никаких не имели. Разбойнические набеги ассирийцев, кроме уплаты дани, также ни к чему не приводили, лучшим доказательством чему служит постепенное увеличение могущества Дамаска; царь Дамаска Хазаель напал на израильтян и опустошил их землю. Тиглат-Фаласару II (с 745 г.) удалось восстановить ассирийское могущество, но сирийские государства, вместо того чтобы общими силами действовать против общего врага, полагались на своих богов и на помощь со стороны Египта. Между тем, в Египте была совершенная анархия, помощи оттуда ожидать нельзя было; в самой С. продолжались прежние раздоры. Неудивительно поэтому, что Тиглат-Фаласару в 732 г. удалось занять и разграбить Дамаск: знатнейшие жители были увезены в Ассирию, Дамаск и остальные области С. сделались ассирийской провинцией. Салманассар V во время своего короткого царствования (727—721) воевал исключительно с С. и израильтянами. После него вступил на престол Саргон II, который еще прочнее соединил Сирию с Ассирией. При уничтожении ассирийского царства в 606 г. Сирия досталась мидянам, а при Кире вошла в состав большого персидского царства (не позже 547 г.). Персидское владычество в С. продолжалось до 332 г. Что происходило в С. в продолжение этих двух столетий — неизвестно; мы знаем только, что к так назыв. большому восстанию сатрапов примкнула вместе с Египтом и С., и подавление возникших здесь смут потребовало несравненно больших усилий, нежели усмирение малоазиатских сатрапов. После битвы при Иссе Александр Великий, вместо того чтобы преследовать Дария, двинулся в С. Парменион захватил в Дамаске весь обоз персидской армии, а сам Александр занял Финикию. Таким образом С. в 332 г. вошла в состав македонского царства. По смерти Александра Вел. С. сначала принадлежала Антигону, который в битве при Иссе (301 г.) лишился царства и жизни. Сирия досталась Селевку Никатору (см. Селевкиды), при котором она достигла своего высшего развития; границы сирийского государства доходили до Окса (нын. Аму-Дарья) и Инда. Селевк и сын его Антиох основали целый ряд эллинистических городов (Селевкия на Тигре, Селевкия на Оронте, Антиохия и др.). Эти вновь основанные города сделались главным орудием смешения национальностей, религии, языка и культуры, так как жители их состояли из македонян, греков и туземцев. Преемники Селевка не были в состоянии удержать за собою господство над огромной территорией; в их руках с начала II-го в. до Р. Х. осталась только одна С. В 83 г. Тигран, царь Армении, завоевал С., изгнал последних Селевкидов и присоединил к своему государству остатки Сирийского царства. В 64 г., после победы Помпея над Митридатом и Тиграном, С. сделалась римской провинцией, при чем к ней была присоединена и Иудея. Римские проконсулы всячески добивались управления Сирией. Антиохия скоро сделалась важнейшим городом провинции Азии и третьим городом всей Римской империи; так как Антиохия находилась внутри страны, то гаванью для нее служил город Seleucia Pieria. Как в Антиохии, так и в остальной С. образованные слои общества по-прежнему говорили по-гречески и сохранили греческие нравы и обычаи. С. постоянно страдала от вторжений парфян. При восточно-римских императорах С. падала все больше и больше и, наконец, сделалась добычей сарацинов.

В 635 г. С. была опустошена и затем завоевана арабами, обратившими значительную часть населения в ислам. В 660—750 гг., когда Дамаск служил резиденцией халифов, благосостояние С. вновь стало подниматься, но с упадком Дамасского халифата страна обеднела. Крестовые походы (см.) сделали С. театром непрерывных военных столкновений в течение 2 веков. В 1187 г. египетский султан Саладин завоевал С. у крестоносцев. Под египетским господством С. находилась до завоевания ее в 1517 г. султаном османов Селимом I. С этих пор С. составляет провинцию Оттоманской империи. В XIII в. С. также сильно пострадала во время нашествия Чингисхана. В 1833 г. египетский хедив Мегемет-Али завоевал С., но в 1840 г., вследствие вмешательства европейских держав, принужден был вернуть С. обратно Турции (см. Египет). В конце 1850-х и начале 1860-х гг. вспыхнули кровавые распри между друзами и маронитами (см.), потребовавшие посылки французкого корпуса и закончившиеся основанием на Ливане полуавтономной области маронитов.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
После того, как Россия в субботу наложила вето на новую резолюцию ООН по сирийскому кризису, ее жесткая позиция опять оказалась в центре внимания. Часто утверждается, что ее линия в этом вопросе обусловлена тем, что Дамаск является политическим союзником Москвы, одним из крупных покупателей российских вооружений, и у власти в стране пребывает «братский» авторитарный режим. На деле все обстоит не так просто.
Сирия, несомненно, была союзницей СССР, хотя ее тогдашний правитель Хафез Асад — отец нынешнего лидера Башара Асада — получал от Кремля больше, чем отдавал взамен. Сегодня, однако, у Российской Федерации нет союзников в этом регионе — по той простой причине, что с момента обретения суверенитета она прекратила соперничество с США на Ближнем Востоке. Россия использует сирийский порт Тартус как пункт снабжения для своих кораблей, время от времени заходящих в Средиземное море, но назвать его военно-морской базой в полном смысле слова никоим образом нельзя.

Сирия по-прежнему закупает российское оружие. Ее вооруженные силы оснащаются и обучаются Россией. Этим отношениям уже сорок лет, но Сирию нельзя назвать ни особо крупным, ни особо прибыльным рынком сбыта для российских вооружений: в частности, ради заключения новых контрактов Москве пришлось простить Дамаску долги, накопившиеся еще с советских времен. Российская госкорпорация «Росатом» планировала построить в Сирии АЭС, но сейчас этот проект приостановлен.
Семья Асадов, несомненно, правит страной авторитарными методами. Верно и то, что при Путине в России воцарился «мягкий» авторитаризм. Но из этого не следует делать вывод о существовании «солидарности» авторитарных режимов. Среди противников Башара Асада, к примеру, мы видим авторитарных правителей Саудовской Аравии и Катара. И напротив, ту же позицию, что и Россия, в сирийском вопросе занимает Индия, именующая себя крупнейшей демократией мира.

Позиция России по Сирии предопределяется несколькими факторами. Среди них, несомненно, присутствует и торговля оружием, и наличие стоянки для ВМФ. Конечно, определенную роль играют и связи с сирийской элитой, налаженные за последние 40 лет. Однако существуют и другие, не менее, а то и более важные причины.

Одна из них — неприятие Россией смены режимов, организованной извне. Российская сторона настаивает на соблюдении принципа невмешательства во внутренние дела суверенных государств. Отчасти речь здесь идет о самозащите, отчасти — о попытке защитить соседей от поддерживаемых Соединенными Штатами революций.

Не меньшее значение имеет и отрицательное отношение России к иностранным военным интервенциям. Москва расценивает такие интервенции, даже если их называют «гуманитарными», как бесплодные, но при этом деструктивные действия, в целом поощряющие применение силы для решения международных проблем. Россияне опасаются, что у США, с их преобладающей военной мощью, может выработаться «привыкание» к подобным методам.

Конкретно в отношении Сирии Москва хочет сделать так, чтобы резолюции Совета Безопасности ООН четко исключали такие варианты, как смена режима, вдохновляемая извне, и военная интервенция. Более того, Россия не желает, чтобы осуждению подвергался только Асад. Признавая, что правящий режим прибегает к массовым репрессиям, и осуждая их, российская сторона столь же резко критикует насилие со стороны антиасадовских сил.

Наконец, Россия стремится «отплатить» Западу за недавние действия его войск в Ливии. Тогда Москва вместе с Китаем воздержалась при голосовании в Совете Безопасности, и это позволило установить над Ливией бесполетную зону, что на практике означало проведение НАТО «дистанционной» военной операции. После этого российская сторона заявила, что была обманута своими американскими и европейскими партнерами, и пообещала: она не допустит повторения ливийской ситуации.

Возможно, позиция России выглядит принципиальной, обоснованной и логичной, но она дорого обходится стране в плане восприятия западной либеральной общественностью, радикально настроенной «арабской улицей» и консервативными монархиями Персидского залива. Москва слишком поздно поняла: сказав «нет» Западу, она, возможно, проявила мужество, но одного этого недостаточно. Она также осознала, что ее предложение о переговорах с правительством Асада и оппозицией, чтобы дать эффективный результат, должно было быть озвучено еще 10 месяцев назад.

В результате российский министр иностранных дел Сергей Лавров и глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков летят в Дамаск в попытке убедить Асада проявить бóльшую гибкость. Российская сторона не первый месяц противопоставляет жесткую позицию Запада по Сирии его куда более «либеральному» отношению к событиям в Йемене. Однако в Йемене США и Саудовская Аравия предприняли недюжинные усилия, чтобы заставить президента Али Абдаллу Салеха отказаться от власти в обмен на личную неприкосновенность. И если Москва хочет продемонстрировать свое влияние, а не только принципиальность, ей следует добиваться аналогичного результата в Сирии.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
В Дамаске прошла встреча главы российского МИД Сергея Лаврова и директора СВР Михаила Фрадкова с президентом Башаром Асадом. Директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Алексей Арбатов обсудил тему с ведущим Алексеем Корнеевым.
Между тем, в дипслужбе ЕС подтвердили, что разрабатывают новый пакет санкций против Сирии. Кроме того, Франция и Италия уже отозвали своих послов из Дамаска для консультаций.
–– Как вы полагаете, какова основная цель переговоров российской стороны с Башаром Асадом?
–– Переговоры преследуют цель внести какой-то позитив в сложившуюся ситуацию, потому что Россия и Китай, как известно, использовали право вето при голосовании в Совете Безопасности ООН, но ограничиться этим невозможно, потому что это получается негативная позиция, а нужна позитивная.
Поэтому после того, как применили право вето, Россия в лице своих двух высоких государственных представителей, видимо, будет проводить переговоры с президентом Сирии с целью добиться от него инициатив, уступок и потом сказать, что вот результат, мы не зря наложили вето, мы предлагаем альтернативный путь решения проблемы, и президент Сирии выступил с целым рядом новых инициатив.
–– Как следует трактовать сегодняшнее заявление Асада о том, что Сирия не хочет быть грузом для дружественной России?
–– Видимо, он имел в виду, что Сирия со своей стороны тоже приложит какие-то усилия для мирного урегулирования, а не просто будет надеяться на то, что Россия будет Сирию защищать перед лицом политического и военного давления со стороны Запада и окружающих арабских государств.
–– У этих переговоров будет какой-то результат? Или будут только какие-то заявления?
–– Результата не может быть у этих переговоров. Россия и Сирия никакой вражды и войны не ведут, чтобы был результат в виде мирного урегулирования. Результат будет только в том плане, что президент Сирии выступит с инициативами, по всей видимости, направленными на прекращение огня, приглашение наблюдателей, оказание гуманитарной помощи, переговоров с вооруженной оппозицией с тем, чтобы прекратить вот эту эскалацию смертоубийства. Вот в этом будут, видимо, результаты переговоров.
И надо сказать, что у Лаврова и Фрадкова очень сильные козыри на руках, потому что Россия вместе с Китаем защитила Сирию от резолюции Совета безопасности ООН, которая могла бы открыть путь к нарастающему давлению, бог знает, в конце концов, может быть, даже к каким-то военным акциям, как это произошло в случае с Ливией. Поэтому ему скажут: мы вас защитили, вы давайте со своей стороны теперь проявите серьезную инициативу, чтобы можно было сказать, что это было сделано не зря, что это не привело к дальнейшей эскалации кровопролития.
–– А насколько реалистично прекращение конфронтации с сирийской оппозицией, если учитывать, что сегодня во время визита Фрадкова и Лаврова в Хомсе продолжаются бомбардировки, гибнут люди, и есть заявление правительства о том, что будет продолжаться там операция до ее победного завершения?
–– Конечно, вооруженная оппозиция не для того поднимала восстание, чтобы сесть за стол переговоров с Башаром Асадом, они преследовали цель сделать то же самое, что произошло в Египте, в Ливии, в Йемене. И уговорить их сесть за стол переговоров будут чрезвычайно трудно. Что касается Асада, я думаю, что он может пойти на какие-то шаги, может быть, объявит, скажем, паузу в применении силы и открытии огня, на какое-то время прекратить бомбардировки, прекратить артобстрелы и начать диалог. Такого рода инициативы он вполне может проявить в качестве жеста доброй воли. Я не в МИДе работаю, поэтому я не знаю, что реально будут уговаривать Асада сделать, я просто строю некоторые предположения. Если бы что-то знал, я бы вам никогда этого не сказал, как вы сами понимаете.
–– Ваши предположения в данном случае как раз и интересны. А Запад как будет действовать? Каких новых шагов ждать от ЕС?
–– Вы знаете, если Асад всерьез пойдет на какие-то практические меры, например, пригласит наблюдателей, чтобы они наблюдали за прекращением огня и были свидетелями того, что он прекратил применение силы, объявит мораторий на бомбардировки и артобстрелы, попросит оказать гуманитарную помощь, попросит обратиться к Западу с тем, чтобы они воздействовали на оппозицию в целях начала переговоров, Западу трудно будет от этого отвертеться и сказать: нет, никаких переговоров, пока тебя не свергнем, мы не будем никак на оппозицию воздействовать. Потому что пока еще огневая мощь на стороне правительственных войск Сирии
Если Запад на такую позицию встанет, тогда дополнительные жертвы, которые будут исчисляться сотнями, может быть даже тысячами, и они уже будут на их совести, а не на нашей, как они пытаются сейчас его представить, что вот Россия наложила вето, на Асада не оказали давление, вот все новые жертвы сегодня, вчера –– это все на совести России. Тут переменится совершенно весь этот калейдоскоп.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Массовые протестные выступления, начавшиеся в Сирии в марте 2011 г., первоначально проходили преимущественно в форме демонстраций, митингов, которые, однако, зачастую перерастали в массовые беспорядки и жесткие столкновения с полицией и войсками. Демонстранты нападали на здания правящей в стране партии Баас и местных органов власти, полицейские участки, магазины, принадлежащие членам правящей верхушки, разрушали памятники бывшему президенту САР Х. Асаду (1970-2000 гг.). При этом с обеих сторон зачастую применялось оружие. Для подавления выступлений оппозиции власти с самого начала широко использовали армию. Это было вызвано как массовостью акций протеста, одновременно проходивших в разных регионах страны (полицейских сил во многих случаях было недостаточно), так и агрессивным поведением части протестующих.

Постепенно все большее место в противостоянии с правящим режимом стали занимать действия его вооруженных противников. В настоящее время они представлены преимущественно т. н. Свободной сирийской армией (ССА), группами боевиков радикальных исламистов, а также вооруженными отрядами, созданными жителями населенных пунктов по месту проживания. В Турции 6 февраля объявлено о создании еще одной антиправительственной военной структуры - Высшего военно-революционного комитета во главе с бригадным генералом М. А. аш-Шейхом. Руководство ССА уже заявило, что не признает этот орган. Наиболее многочисленной и организованной силой является ССА, костяк которой составляют бывшие солдаты и офицеры, дезертировавшие из правительственной армии. Между различными группировками вооруженной оппозиции нет надлежащей координации действий.

О создании ССА было объявлено 29 июля 2011 г. Ее возглавил бывший полковник сирийских ВВС Р. Асаад. Руководство ССА находится в Турции вблизи г. Искандерун, здесь же размещены и основные базы «армии». Сообщается, что действиями боевиков на территории Сирии руководит полковник А. Хиджази (скорее всего, это псевдоним). Главной целью ССА провозглашена вооруженная борьба с целью свержения режима президента САР Б. Асада.

Сведения о численности ССА противоречивы. Руководство «армии» заявляет о 50 тыс. человек. Однако эта цифра явно преувеличена. По подсчетам западных экспертов, речь в настоящее время идет примерно о 7 тыс. человек. В ССА имеется 37 батальонов по 100-200 человек. Из них активно действуют от 17 до 23 батальонов. Часть батальонов сведена в бригады.

Напомним, что основную массу солдат сирийских сухопутных войск составляют призывники-сунниты, многие из которых имеют те или иные связи с участниками акций протеста, а часть солдат призыва 2011 г. даже принимала в них участие. Свое бегство из армии солдаты объясняют нежеланием участвовать в подавлении антиправительственных выступлений, а особенно стрелять в демонстрантов. Офицерский корпус ВС САР на 60-70 процентов состоит из алавитов, к которым принадлежит президент Б. Асад и значительная часть правящей верхушки. В то же время среди младших офицеров имеется много суннитов. Отметим, что до настоящего времени переход военнослужащих на сторону оппозиции не стал по-настоящему массовым. Перебегают, как правило, небольшие группы солдат и младших офицеров (от 5 до 20 человек). Переход же к мятежникам крупных армейских подразделений пока не отмечен.

Боевики ССА вооружены преимущественно стрелковым оружием российского, бельгийского, немецкого и американского производства. Имеется большое число РПГ-7и РПГ-29, минометы, а в последнее время появились ПТРК и небольшое число БМП-1. Причем, если российское оружие и боеприпасы были взяты дезертирами с собой при бегстве из армии, получены, в т. ч. за деньги, от бывших сослуживцев или захвачены в качестве трофеев в боях, то западное оружие и снаряжение поставляются контрабандным путем из Турции, Ирака, Иордании и Ливана. По информации западных СМИ, начиная с апреля-мая 2011 г., самолеты НАТО доставляют на базу ВВС США Инджирлик на юге Турции оружие и добровольцев из Ливии, а ЦРУ и спецназ США помогают сирийским мятежникам в вопросах организации связи и предоставляют разведданные о перемещениях правительственных войск. Вашингтон фактически не снимает с повестки дня и вопрос о поставках оружия сирийским мятежникам. Сообщается, что британский и катарский спецназ «работает» с мятежниками в районе Хомса.

Вооруженные и террористические группы радикальных суннитских исламистов пополняются как за счет местных жителей, так и боевиков, прибывающих преимущественно из Ирака и Ливана. Многие из них имеют большой опыт участия в боевых действиях в различных «горячих точках» (в т. ч. в составе разных фракций «Аль-Каиды»), хорошо владеют тактикой террора и партизанской войны. В то же время, по мнению экспертов, численность исламистских группировок значительно меньше, чем ССА. Исламисты пытаются «перетянуть» дезертиров из правительственной армии в свои ряды.

Первоначально ССА действовала в основном в северо-западной про-винции Идлиб вблизи границы с Турцией. Постепенно зона действия «ар-мии» распространялась на другие районы САР: центральные провинции Хомс и Хама, в т. ч. районы на границе с Ливаном, северную провинцию Алеппо, северо-восточную провинцию Дейр-эз-Зор, южную провинцию Деръа, провинцию Дамаск, включая предместья столицы. В настоящее время наиболее крупные силы ССА сосредоточены в центре страны (Хомс, Хама) и вблизи Дамаска. Активные действия боевиков в разных регионах страны вынуждают правящий режим распылять силы верных ему войск.

Руководство ССА намерено создать зоны контроля в районах, прилегающих к границе с Турцией. Для их защиты от возможных ударов правительственных ВВС мятежники настаивают на создании бесполетных зон под международным контролем. Также ССА поддерживает идею иностранной военной интервенции в САР. А пока, по словам Р. Асаада, не приходится говорить о том, что его армия контролирует тот или иной район Сирии.

Мятежники рассчитывают повысить возможности своих боевых фор-мирований главным образом за счет увеличения зарубежной помощи, как финансовой, так и оружием, боеприпасами, снаряжением, медикаментами, продовольствием. Расчет делается и на постоянный рост числа дезертиров из правительственной армии, что должно привести к ее постепенному ослаблению и позволит ССА со временем развернуть решительное наступление с целью свержения режима Б. Асада.

На первых порах боевики ССА придерживались преимущественно тактики «мелких уколов», действовали небольшими группами, совершая покушения на чиновников режима и нападения из засад на мелкие подразделения правительственной армии. Со временем была налажена связь с «гражданскими» противниками власти, с которыми в ряде случаев координировались действия, производился обмен информацией, также боевики получали продовольствие, медпомощь, а при необходимости и убежище. Были налажены контакты с ведущей зарубежной организацией оппозиции – Сирийским национальным советом. Однако подлинного единства между зарубежным руководством оппозиции и ССА достичь так и не удалось. Возросли возможности и самой ССА, которая превратилась в один из главных отрядов антиасадовских сил. Это позволило мятежникам проводить более масштабные и эффективные операции. Боестолкновения с правительственными войсками стали более продолжительными и ожесточенными. Так, события, происходящие в Хомсе, показывают, что мятежники в состоянии оказывать длительное и упорное сопротивление правительственным войскам. Боевики продолжают охотиться на руководителей служб госбезопасности и офицеров ВС САР. Причем предпочтение отдается офицерам-специалистам ВВС и ПВО. С начала 2012 г. в различных районах Сирии в результате диверсий, совершенных мятежниками, были выведены из строя несколько участков нефте- и газопроводов, железнодорожных веток и опорных конструкций линий электропередачи. В результате энергоснабжение городов и сельских районов заметно ухудшилось.

В целом на сегодняшний день, несмотря на ряд успехов, сирийские мятежники по своей численности, организованности, вооружению и уровню подготовки не в состоянии вести масштабные боевые действия против правительственной армии с решительными целями. Таким образом, речь может идти о затяжной войне на истощение режима при условии получения масштабной зарубежной помощи. И здесь очень много будет зависеть от того, сумеют ли власти быстро ликвидировать наиболее крупные очаги вооруженного сопротивления.

В заключение отметим, что выбор основными группировками сирий-ской оппозиции преимущественно силового варианта противостояния с правящим режимом при активной поддержке внешних сил фактически не оставляет «надежду на переход к демократическому строю путем переговоров».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

21 Дамаск (Брокгауз) в Пт Мар 02, 2012 1:28 pm

Admin


Admin
Дамаск - (по-турецки и арабски Димишк-эш-Шам) — главный город турецкого вилайета Сирии, резиденция генерал-губернатора (вали) на высоте 700 м у подножия Антиливана, при р. Барада. Равнина, на которой лежит Д. (Гхутах, 400 кв. км), отличается роскошной растительностью. Магомет, по преданию, назвал ее четвертым земным раем, а Юлиан называл Д. глазом Востока. Д. имеет около 7 км в окружности, обнесен стеною с 6 воротами, состоит из лабиринта узких, грязных и пыльных улиц со множеством бесхозных собак. Самая широкая, длинная и красивая улица — Тарик-эль-мостаким, на которой указывают дом, где жил апостол Павел; она ведет к воротам Павла, древней постройке из громадных камней, на которой и теперь еще стоят дома, как во времена апостола, которого впустили в город из такого дома. Дома снаружи имеют невзрачный вид, внутри же нередко заключают убранные со вкусом комнаты, дворы, сады с бассейнами, фонтаны. Водопроводы города превосходны. Вне городских стен — цитадель, которую относят ко временам крестовых походов. Из предместий — Салахиех в 2 км от города служит летним местопребыванием богатых и европейцев. Из 160000 жит. около трех четвертей — магометане: сирийцы, турки, арабы и друзы. Главная мечеть, Джами Омайядов, была построена первоначально имп. Гераклием как храм в честь Иоанна Крестителя. Здесь хранится экземпляр Корана халифа Османа. Из христиан больше всего православных (две церкви, пять школ; Д. — местопребывание антиохийского патриарха). Почти столько же греков-униатов, или мелхитов, которые имеют здесь патриapxa, 1 церковь и 2 школы; есть еще униаты-якобиты, несториане (халдеи), армяне, марониты и копты. У христиан римско-католического исповедания три монастыря. Американцы-пресвитерианцы поддерживают миссию со школой для слепых и еше двумя школами. Евреи (ок. 8000) имеют 10 синагог и живут, как и христиане, в особом квартале. Знаменитые прежде магометанские заведения для подготовления ученых пришли в совершенный упадок, а публичные библиотеки при медресе находятся в полном беспорядке. Приготовление знаменитых дамасских клинков прекратилось с тех пор, как Тимур увез в Самарканд оружейных мастеров. Со времени открытия Суэцкого канала торговля и благосостояние города сильно понизились: прежнее торговое значение Д. обусловливалось значительной транзитной торговлей с Месопотамией и Персией, которая теперь избрала более дешевый и безопасный морской путь. Соответственно этому и базары Д., хотя и сохранили прежний внешний вид, а частью даже благодаря Мидхату-паше украсились, отличаются теперь бедностью. Обрабатывающая промышленность сохранила еще значение; замечательны шелковые ткани, затканные золотом и серебром, шерстяные, хлопчатобумажные и полушелковые ткани, разнообразные кожаные изделия, ювелирные, золотые, серебряные и медные работы и инкрустированная перламутром мебель; последняя составляет характерное изделие Д. Значительны также мыловарение и клееварение. Предметы вывоза: продукты местной промышленности, хлопок, конопля, москотильные товары, зерновой хлеб, мука, кожи, изюм, сушеные абрикосы и их косточки, маринованные фрукты. Раз в месяц приходит торговый караван из Алеппо, раз в год собирается караван в Мекку. Д. соединен шоссе с Бейрутом; он считается самым священным городом мусульман после Мекки и Медины и называется воротами Мекки, так как это единственный город на богомольческом пути. Прекрасный климат и обилие воды способствуют садоводству на равнине Гхутах. Знамениты с древности Д. слива, которая теперь распространена по всей юж. Европе; Д. роза, со стволом до 3 м, служащая для добывания розового масла, и Д. виноград.

История Д. — один из древнейших городов в мире. Основание его приписывают Узу, правнуку Ноя; во времена Авраама он уже был значительным городом, а при Давиде — резиденцией небольшого самостоятельного государства. Д. занимал видное место среди областей зап. Азии и вел постоянные войны с царствами Иудейским и Израильским, которым часто должен был платить дань. Потерял свою самостоятельность в VIII в., но и под владычеством ассирийцев, вавилонян, персов играл важную роль своей торговлей. После битвы при Иссе Д., вместе с Сирией, вошел в состав монархии Александра Македонского; позже им владели Селевкиды. Во время войн Митридата с Помпеем им овладели римляне (64 до Р. X.), позволившие ему управляться собственными царями. В 633 г. по Р. Хр. Д., после 2-мес. осады, взят халифом Омаром. Моавия сделал его резиденцией халифов, которою он и оставался до 750 г. Затем Д. переходил в руки разных династий; в IX в. им владели Тулуниды, в Х — Фатимиды, в XI — Сельджуки. Во время крестовых походов Д. немало пострадал. Его осаждал в 1148 г. Людовик VII. В 1154 г. Д. взят Нуредином; по смерти его перешел (1174) к Саладину, который здесь и умер, после чего Д. разделял участь Алеппа и Египта. В 1401 г. он был разрушен и сожжен Тимуром, но вследствие своего важного значения для торговли Востока снова отстроен. Затем им владели мамелюки до 1516 г., когда он был присоединен султаном Селимом I к Турецкой империи. В 1833 г. Мехмед-Али, овладев Сирией, подчинил себе временно и Д.; но европ. союзники султана возвратили его вместе с Сирией Турции (1840). С 9 по 16 июля 1860 г. Д. был свидтелем ужасной резни христиан друзами.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

22 Халеб (Брокгауз) в Пт Мар 02, 2012 1:30 pm

Admin


Admin
Алеппо или Галеб-эс-Шабба — главный город вилайета того же имени (105561 кв. килом. и 432744 ж.) в север. ч. Сирии, между Оронтом и Эвфратом, на степной реке Коике (назыв. обыкновенно Нар-эль-Галеб), у северо-западного подножия сир.-аравийской бесплодной возвышенности, в широкой котловине, окруженной со всех сторон высокими известковыми стенами, на высоте 380 м и в 200 км к С.С.В. от Дамаска. По обеим сторонам многоводной и подчас стремительно несущейся реки раскинулись роскошные сады, обилующие плодами и славящиеся своими превосходными фисташковыми насаждениями. Это единственное отрадное место в пустынных окрестностях города, который своими многочисленными куполами и минаретами, опрятными, вымощенными улицами и каменными домами все еще принадлежит к красивейшим городам Востока. Занимая в окружности 11 км, он, однако, имеет теперь не больше 90—100000 ж., из которых большая часть магометане. Христианское население, приблизительно в 16000 душ, состоит преимущественно из греков; кроме того, в этом же числе считается 2000 армян, 2000 маронитов и небольшая горсть сирийских католиков; евреев 4500 душ. Недавно здесь основалась еще маленькая протестантская община американцев. Еще в начале XIX ст. А. имел 200000 ж., обширную промышленность и торговлю, его фабрики снабжали весь Восток шелковыми, бумажными, шерстяными и парчовыми материями. Но землетрясение 24 августа 1822, чума 1827 и холера 1832 подорвали его благосостояние. Самый древний памятник в А. представляет водопровод, сооруженный римлянами на протяжении 11 км. Громадная стена в 10 м высоты и 6,5 толщины, с семью воротами, отделяет город от предместий. Крытый гостиный двор (базар) выходит на несколько улиц, весь состоит из сводов и освещается сверху через окна, проделанные отчасти в особых куполах. В А. имеется 7 церквей вместе с 3 монастырями и мечеть Эль-Иалаве в староримском стиле, выстроенная первоначально под церковь императрицей Еленой. Главные предметы вывоза и вместе с тем главные продукты страны — шерсть, хлопок, шелк, воск, фисташки, мыло, табак, пшеница, которые вывозятся преимущественно во Францию и в турецкие гавани. Промышленность ограничивается шелковыми изделиями. Жители А. большею частью считают себя шерифами, т. е. потомками Мохаммеда; они самые добродушные и терпимые последователи мохаммеданства. Во времена римлян А. был известен под именем Бореа, данным ему Селевкидами; но по завоевании его арабами он снова стал называться своим старым именем. В 1260 он был разграблен монголами, а в 1400 — ордами Тимура. Позднее он подпал под власть египетских мамелюков, а в 1516 Селим I присоединил его к турецкой империи. В новейшее время А. обратил на себя всеобщее внимание страшными зверствами, совершенными против христиан весною 1850, и последовавшим за этим восстанием, которое в ноябре было потоплено в крови Керим-пашой с генералами Бемом и Гюйоном.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Александретта (т. е. малая Александрия), по-турецки Искандерун или Скандерун (Alexandria ad Issum) — тyp. портовый город (им. около 1500 ж.), лежащий в Аданском вилайете, у залива того же названия, вдающегося на границе Сирии и М. Азии глубоко в материк; самая сев. (как Латакия самая южн.) гавань, лежащая в 105 км к Ю.В. от торгового города Алеппо, А. имеет стоянки пароходов, идущих из Триеста и Марсели; была когда-то довольно значительным пунктом, теперь же утратила всякое значение; со стороны суши окружена болотами, а гавань, которая могла бы вместить величайший флот, запущена. В течение 12 л. море отошло от берега на 20—30 м. Европейцы живут в маленьком красивом городе Байлане (2000 ж.), отстоящем на 15 км от А. 10 км далее находятся Байланский проход, древний Pulae Syriae, через который Александр В. и позднее крестоносцы проникли в Сирию. А. основан Александром В., в воспоминание о победе при Иссе, в 333 г. и завоеван в 1097 г. Танкредом; 13 апр. 1832 египтяне разбили здесь турок.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
(Рейтер) - Зохра Бенсемра работает фотокорреспондентом в алжирском бюро агентства Рейтер. В феврале 2012 года она ездила в командировку в Сирию. Ниже приводится ее рассказ о поездке:

Поступил звонок от контактного лица в Сирии: "Будь готова через 30 минут. Если ты хочешь поехать, мы должны ехать сейчас".

Покинув турецкий отель недалеко от границы, мы с коллегой отправились в путь по грунтовым дорогам, которые используют контрабандисты и фермеры вокруг северной границы Сирии. Дороги были забиты солдатами и бойцами нерегулярной армии Асада.

В отличие от Ливии, где линии фронта четко разделяли повстанцев и армию Муаммара Каддафи, в Сирии все не так просто. Одна деревня может быть проправительственной, фотографии президента в этом случае висят в каждом окне, следующая может прочно удерживаться повстанцами, а в третьей сосуществуют люди с разными политическими пристрастиями, и там вы уже не можете доверять своему соседу.

В Ливии враждующие стороны разделяли мили. В Сирии враги находятся в ярдах друг от друга. Война ведется от дома к дому. Не зная особенностей местности, мы полностью зависели от наших проводников-повстанцев.

Добравшись до границы, нам пришлось оставить автомобиль, которым управлял один из проводников, и пересесть на приготовленный трактор. Шел дождь. Все было в грязи.

Мы доехали до водного канала, который должны были пересечь. Единственным способом было сесть со всем нашим плотно упакованным тяжелым оборудованием в то, что скорее напоминало металлический таз, в котором женщины стирают белье.

К тому моменту, когда мы доплыли до противоположной стороны, уже стемнело.

За нами приехал автомобиль и отвез в деревню недалеко от Идлиба, где мы должны были жить пять дней. Ночью мы слышали звуки выстрелов. Мы ждали.

УНИЧТОЖЕНИЕ

На следующее утро они перевезли нас в другую деревню. Боевые действия, предположительно, обстрелы, которые мы слышали ночью, окончились, когда мы приехали. Но над некоторыми зданиями по- прежнему поднимался дым.

Местные жители стали подходить к нам: "Иди и посмотри на моего отца, его убили!" "Спуститесь по этой дороге, там лежат два тела!" "Иди и посмотри на мой разрушенный дом".

Обстрелы казались беспорядочными. От ударов пострадали дома, стоящие в разных частях городка. Будто бы из пушки стрелял слепой, который не мог видеть, или которому было все равно, куда упадут снаряды.

Местные жители отвели нас в дом, где, как они сказали, погибла 70-летняя женщина. В здание попал снаряд. Зеркало в ее спальне было забрызгано кровью. Выглядело так, словно ее разорвало.

Мы пошли в мечеть. Там лежали два прикрытых тела. У одного не было головы. Зная, что ни одно издание не опубликует эти страшные кадры, позже я сделала только фотографии, передающие дух этой картины.

Жертв насилия похоронили в саду, который превратился в импровизированное кладбище. Для людей было слишком опасно идти на настоящее кладбище.

ПОД ОБСТРЕЛОМ

С того момента, как мы пересекли границу с Турцией, террор стал отражаться на лицах всех окружающих нас людей: наших гидов и местных жителей.

Однако по-настоящему почувствовать, что значит быть под атакой, быть мишенью, получилось только на следующий день, когда за нами пришел один из повстанцев и отвез в деревню близ Алеппо, где днем ранее проправительственные войска обстреляли турецкий грузовик.

Эта деревня была оплотом как повстанцев, так и наемных войск правительства Башара Асада. Мы перебирались из одного безопасного дома в другой. Мы видели снайперов, сидящих через улицу. А выехав из деревни, мы наткнулись на военный патруль.

Наш проводник запаниковал и остановил машину. Это привлекло внимание. Раздался выстрел. Мы свернули в объезд. Прежде чем мы это осознали, мы находились уже под шквальным огнем. Над нашими головами свистели ракеты, вслед гремели автоматные очереди.

В конце концов, мы остановились в оливковой роще и легли вниз лицом прямо в грязь. Мы слышали звуки выстрелов, то ближе, то дальше от нас. Стемнело, и мы смогли разглядеть в небе, как летят снаряды. Они стреляли по журналистам из тяжелого вооружения.

Мы не были вооружены. Даже наш проводник.

Наконец, мы вернулись обратно в машину, спрятали все наше оборудование, опасаясь, что оно может нас выдать, если нам нужно будет остановиться. Наш проводник поехал по проселочным дорогам, на каждом повороте обзванивая повстанцев и пытаясь выяснить, какие дороги и дома безопасны.

Он привез нас в один из таких домов.

"Я должен вывезти вас из этой деревни сегодня ночью", - сказал проводник. "Они знают, что вы здесь и будут ночью прочесывать дома в поисках журналистов. Не бегите, передвигайтесь как обычно".

Нам было так страшно, что передвигаться медленно было нелегко.

После еще одной промежуточной остановки мы приехали в дом к мужчине, который тщательно скрывал свои симпатии к повстанцам и, как считали, был вне подозрений со стороны властей.

Через пять минут после того, как мы переступили порог, мы услышали как с дороги съехали автомобили и солдаты принялись стучать в двери других домов.

Мой коллега находился с мужчинами из семьи владельца дома. Я была в комнате с двумя женщинами и несколькими детьми, которые играли на полу. Женщины договорились, что если солдаты войдут в комнату, они скажут, что я глухонемая, чтобы скрыть мой североафриканский акцент.

Хозяева принесли мне кофе и пытались поговорить. Но все, о чем я могла тогда думать - это что будет, если военные решат обыскать дом. Вся эта семья будет убита из-за нас.

Стука в дверь мы так и не услышали.

В итоге мы услышали как патруль перешел в другой район. Прошло лишь 20 минут, а показалось, будто вся жизнь.

ЛИЧНЫЙ КОНФЛИКТ

Я освещала военные конфликты в самых разных странах. В Ираке всегда есть шанс напороться на смертника с бомбой. В Ливане были безопасные территории и зоны риска. В Ливии, по большей части, было ясно, кто сражался, а кто был гражданским. В Сирии война, которой я стала свидетелем, иная: она идет среди мирного населения, среди соседей.

Мы уезжали из Сирии по другому контрабандистскому маршруту, но наш путь снова пролегал через грязные сельскохозяйственные районы. Я не принимала душ и не меняла одежду все пять дней нашей поездки. Только когда мы оказались в Турции, мы смогли расслабиться. И тогда наше путешествие в Сирию показалось чем-то сюрреалистическим, а страх, который мы испытали, находясь под огнем, словно явился из сна.

Когда мы начали собирать вещи, чтобы лететь домой, мы получили по электронной почте письмо. Там было написано, что мужчина, который предоставил нам на пять дней свой дом в повстанческой деревне, был убит в Идлибе бойцами нерегулярной правительственной армии.

Условия нашей работы в Сирии были настолько жесткими, что трудно было запечатлеть во время протестов много поразительных, смелых кадров, которые привлекали бы особое внимание.

Этот человек рисковал своей жизнью, поэтому меньшее, что мы можем сделать, это просто описать тот страх, которым каждый день живут сирийцы, на чьей бы стороне они не находились.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Admin


Admin
Размышления о перспективах развития ситуации в Сирии

Международные обозреватели пришли к «неожиданным выводам» о том, что сирийская оппозиция «вынуждена сменить тактику» под превосходящим давлением правительственной армии и перейти к «партизанской войне». В принципе это было ясно еще месяц назад, когда восстал Хомс. Здесь был расчет на соответствующую резолюцию в Совете Безопасности ООН, либо на решительные действия Лиги арабских государств (ЛАГ), либо на вторжение Турции. Ничего этого не случилось, а воевать с регулярной сирийской армией без тяжелой техники и воздушной поддержки, является делом абсолютно бесперспективным.

Пока СМИ будут удивляться очевидному, рискнем предположить, что будет дальше. В настоящее время организованные очаги сопротивления в городах фактически подавлены, основное вооруженное противостояние переместилось в горные районы Джебаль Аз-Завия и Хирбет Эль-Джоуз. Отметим кстати, что сегодняшние бои в Дамаске являются попыткой оттянуть правительственные войска именно от этого сектора, где повстанцы несут значительные потери и нуждаются в передышке. Сейчас основной задачей отрядов Свободной сирийской армии (ССА) является отрыв от наседающих им «на пятки» силовиков и спокойное «забазирование» в горных районах, дабы «перевести дух» и восстановить связь между отрядами, которая и раньше оставляла желать лучшего. При этом в сирийском Генеральном штабе такой вариант просчитали и армия постарается не дать возможность повстанцам закрепиться в горных районах, а будет стремиться рассеять их по населенным пунктам (где гораздо легче проводить фильтрационные мероприятия) или вытеснить за границу Сирии, что является «генеральной задачей». Собственно с этой целью иранский спецназ и проводил рекогносцировку в горах около месяца назад. Сирийские горы – это не Чечня или Афганистан, они хорошо освоены и вертолеты в данном случае дают неоспоримое преимущество.

Знаковой является и смена тональности в выступлениях и заявлениях как лидеров сирийской оппозиции, так основных международных игроков. Начнем с лидера Сирийского национального совета (СНС) Б.Гальюна, который призвал «к иностранному вторжению». Это кардинальная смена идеологии. Вообще антиасадовская риторика сирийской эмиграции претерпевает значительные метаморфозы, которые в принципе тоже легко предсказуемы. Сначала был сделан упор на «мирном характере» протестов, а жертвы среди военнослужащих квалифицировались как «провокации со стороны самих властей»; затем было признано, что все-таки вооруженное сопротивление (а значит и жертвы среди военных) имеют место, но только в целях «самообороны». При этом «ливийский сценарий» категорически отрицался. Теракты с использованием смертников поначалу также трактовались «как провокации спецслужб», теперь очевидно, что это уже точно не спецслужбы, а «пришлые джихадисты». И вот кульминация трансформации идеологии – призыв к «вооруженной интервенции как единственной возможности свергнуть режим Асада». Заметим, что для «штатских» интеллектуалов это единственно возможный способ сохранить влияние на процессы среди оппонентов режима, особенно среди боевиков. Особенно с учетом того, что влияние исламистов внутри Сирии растет. Для этого достаточно послушать комментарии к большинству видеороликов о боях в Хомсе, которые снимали повстанцы.

Следует ожидать и дальнейшее насыщение региона оружием. При этом отметим, что «известия о караванах оружия из Саудовской Аравии» попахивают откровенной дезинформацией, что вообще характерно для большинства новостей из Сирии. Надо отдавать себе отчет в том, что идет жесточайшая информационная война. Оружие и боеприпасы сейчас в основном идут из Албании, поскольку там их скопилось около 120 тыс. тонн, а система его продажи мало чем отличается от законов «черного рынка». Оно в основном китайского и югославского производства, что знакомо и привычно для бойцов ССА. По планам НАТО, весь этот арсенал должен был быть уничтожен в течение ближайших четырех лет. Однако значительная часть его в свое время оказалось в руках ливийских повстанцев, так что нет никаких оснований не верить тому, что партии дешевого «албанского» оружия вскоре окажутся в Турции на базах ССА. Оплачивать поставки будут, прежде всего, катарцы. Собственно поэтому и Ирак, и Ливан объявили о резком ужесточении режима приграничной безопасности. Это связано не только с контрабандой оружия, но и с массовым переходом границы повстанцами, которые будут уходить от преследования.

Но пока есть одно важное «но». Для организации каналов снабжения оружием повстанцев необходима четкая договоренность между Катаром, Турцией, Иорданией и КСА. Она должна подразумевать куда, сколько и когда это оружие должно доставляться и между кем распределяться. Пока этого нет, несмотря на то, что ССА признано этими странами «как основной выразитель интересов сирийского народа».

Заявления председателя СНС Б.Гальюна о «военной интервенции» не нашли отклика ни у одной из «заинтересованных сторон» по разным причинам. Отметим заявление марокканских властей, которые высказались категорически против такого сценария. Между тем, еще месяц назад именно марокканский министр иностранных дел «вбрасывал» инициативу о вводе войск ЛАГ в Сирию. Это свидетельствует о том, что Эр-Рияд и Доха теряют влияние на принятие решений в этой организации.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 9]

На страницу : 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения