thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Арабская весна

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 4 из 4]

76 Re: Арабская весна в Вт Мар 15, 2016 10:53 am

Admin


Admin
Об «Исламском государстве» в Ливии

После свержения в 2011 г. режима М. Каддафи территория Ливии на фоне «продолжающегося безвластия и хаоса» превратилась в пристанище для разного рода экстремистов, в том числе для террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), которое «ведет агрессивную кампанию по овладению территориями» в этой стране и становится все более влиятельным игроком в ливийской гражданской войне.

Лидеров и идеологов джихадистов привлекает в Ливии большая территория страны, наличие огромных запасов оружия, оставшихся со времен правления Каддафи, выход к морю, чего нет у них в Сирии и Ираке, обширные и не охраняемые границы с Тунисом, Алжиром, Нигером, Чадом, Суданом и Египтом, близость к европейскому континенту. К тому же, как считают главари ИГ, успехи группировки в Ливии помогут уменьшить, усилившееся в последнее время давление на экстремистов в Ираке и Сирии.

Первые ячейки ИГ в Ливии начали появляться весной 2014 г., когда по приказу главаря джихадистов Абу Бакра аль-Багдади на родину стали возвращаться воевавшие в Сирии боевики с задачей формирования здесь филиала организации. В апреле 2014 г. в городе Дерна на востоке Ливии (300 км от границы с Египтом) была создана радикальная группировка «Совет Шуры исламской молодежи», присягнувшая на верность А. Б. аль-Багдади. Однако летом 2015 г. боевики ИГ были выбиты из Дерны и отошли в окрестности города.

Постепенно сторонники ИГ стали закрепляться и в других частях страны, преимущественно в прибрежных районах. Восток Ливии в октябре 2014 г. был объявлен «провинцией халифата». Ряды формирований, связанных с ИГ в стране, пополнялись, в том числе, бывшими сторонниками Каддафи, «которые рассматривают организацию как «удобную площадку» для удовлетворения в некотором смысле своих реваншистских планов». Лояльные «Исламскому государству» боевики к концу лета 2015 г. взяли под контроль Сирт — родной город М. Каддафи, расположенный в центральной части страны. Кроме того, сторонники ИГ распространили свое влияние в районе Бенгази. На сегодняшний день Сирт стал штаб-квартирой ИГ в Ливии, причем большая часть находящихся в нем боевиков (70%) – иностранцы, в основном тунисцы, а также алжирцы, египтяне, суданцы, алжирцы, а также иракцы и сирийцы. Опорные пункты боевиков имеются на востоке, западе и юге страны.

В целом к настоящему времени сторонники ИГ действуют примерно на 20-25% территории Ливии. Они контролируют прибрежную полосу протяженностью свыше 200 км, захватили или вплотную приблизились к стратегически важным районам, которые имеют не только выгодное географическое положение и необходимую инфраструктуру, но и богаты запасами углеводородов. Речь идет о «нефтяном полумесяце» (побережье залива Сидр), где расположены крупные терминалы по экспорту углеводородов: Рас-Лануф, Эс-Сидр и Бен-Джавад. В начале 2016 г. боевики совершили нападения на эти города, но не достигли успеха. Как видится, попытки захвата нефтяных месторождений и транспортной инфраструктуры будут боевиками ИГ продолжены. Об это, в частности, свидетельствует информация о наборе джихадистами инженеров-нефтяников с целью их последующей переброски в Ливию. Отмечаются и опасения в отношении попыток экстремистов установить свой контроль над рядом стратегических портов на средиземноморском побережье Ливии, что «даст им возможность осуществлять транзитные операции со своими единомышленниками в других точках мира, прежде всего в Сирии и Ираке». Группировка взяла ответственность за целый ряд терактов, вооруженных нападений на различные объекты, похищения и казни людей, в том числе иностранцев. Сторонники ИГ в Ливии, стали устанавливать связи с экстремистами из Туниса, Египта, Алжира, и Мали. Однако, учитывая трудности, испытываемые ливийскими сторонниками ИГ, эти контакты, за исключением Туниса, пока не являются достаточно тесными.

По оценке экспертов ООН (декабрь 2015 г.), «Исламское государство» в настоящее время остается единственной группировкой в Ливии, которая получает указания из «штаба ИГ» (иракского и сирийского центров организации). Что же касается финансирования ливийского ответвления джихадистской террористической организации, то, по мнению некоторых экспертов, оно «осуществляется не из Мосула или Ракки, а из Дохи, которая собственно и является основным архитектором создания ИГ в Ливии».

Успехи джихадистов в Ливии во многом обусловлены тем, что «Исламское государство» выдвинуло «привлекательный для многих враждующих между собой ливийских мусульман идеологический проект». Джихадисты смогли серьезно пополнить свои ряды за счет перебежчиков из различных ливийских группировок и граждан стран Магриба. При этом они используют в своих интересах противоречия между различными конфликтующими между собой ливийскими группировками. Всего в 2015-2016 гг. численность боевиков ИГ в Ливии, оценочно, увеличилась с 2-3 тыс. до 5-6,5 тыс. человек, что достаточно много в условиях Ливии. Особое внимание главари ИГ уделяют переброске в Ливию «руководящих кадров» из Сирии и Ирака для повышения возможностей своих местных сторонников в вопросах руководства боевыми действиями и управления контролируемыми территориями. Так, ливийский филиал ИГ в 2014-2015 гг. был усилен примерно 800 боевиками, которые ранее воевали в Сирии и Ираке. Кроме того, джихадисты ведут активную пропагандистскую работу в интернете.

И все же возможности «Исламского государства» в Ливии ограничены. Так, здесь «отсутствует ключевой элемент, позволивший ИГ быстрыми темпами захватить большие территории в Сирии и Ираке, — изоляция суннитской общины фактически и ее исключение из политической жизни». В Ливии же сунниты составляют подавляющее большинство населения. «Таким образом, ИГ, хотя и занимает свою нишу в джихадистской среде Ливии, но не сможет усилить свое влияние до таких масштабов, как это имеет место в Сирии и Ираке». Во-вторых, в отличие от Ирака и Сирии, у джихадистов в Ливии нет пока возможностей предоставлять местному населению административные и социальные услуги (хотя попытки создания местных управленческих структур предпринимаются), так как они не имеют доступа к месторождениям углеводородов и контрабандным сетям по их продаже. «Реализовать такой план в Ливии намного сложнее — теневой трафик и контрабанда нефти находится под контролем местных кланов, не желающих делиться этим доходным сектором с радикальными исламистами». Немаловажно и то, что группировка сталкивается с сильным сопротивлением со стороны местного населения, у ИГ имеются «сложности с установлением взаимодействия с различными ливийскими кланами и создания с ними долгосрочного военно-политического альянса». Сказывается и разрозненность сторонников «Исламского государства», действующих на ливийской территории.

Отсутствие в Ливии единого национального правительства и армии не позволяет вести эффективную борьбу, в первую очередь вооруженную, с местным филиалом «Исламского государства. Как отмечают западные эксперты, «быстрое распространение ИГИЛ (прежнее название ИГ) в Ливии не стало для ливийских лидеров фактором, способствовавшим ускорению процесса национального примирения» и объединения различных группировок в интересах борьбы с общим врагом». При этом вооруженные формирования ни одного из крупных ливийских военно-политических объединений не в состоянии самостоятельно нанести поражение боевикам «Исламского государства». К тому же они в большей степени воюют между собой. Так, Ливийская национальная армия под командованием генерала Х. Хафтара наносит «ограниченные» авиаудары по боевикам ИГ и лишь в последнее время активизировала боевые действия против них в районе Бенгази. Численность отрядов исламистской коалиции из Мисураты не столь велика, чтобы вести бои с решительными целями против джихадистов из ИГ. Военные возможности коалиции «Рассвет Ливии» позволяют активно действовать против сторонников ИГ, однако руководство исламистов особенно и не стремится к этому.

США и их союзники по НАТО видят серьезную угрозу, исходящую со стороны «Исламского государства» в Ливии, однако пока не намерены идти на прямое масштабное военное вмешательство с целью разгрома джихадистов в этой стране, ограничиваясь деятельностью спецслужб, периодическими авиаударами по боевикам (США) и действиями спецназа (Франция, Великобритания, Италия, США). «Попытки сформировать коалицию внутриливийских и западных сил (имеется в виду НАТО) для начала каких-то осмысленных наступательных действий против ИГ в Ливии» пока не увенчались успехом. В то же время считается, что западное военное вмешательство в Ливии возможно лишь после того, как в стране будет сформировано репрезентативное и дееспособное правительство национального единства, которое обратиться к западным государствам с просьбой о помощи в борьбе против джихадистов. В то же время многие на Западе заявляют: «Необходимо любой ценой избежать открытого военного вмешательства, нужно действовать скрытно».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

77 Re: Арабская весна в Вт Май 24, 2016 3:06 pm

Admin


Admin
Пять стратегических векторов конфликта в Сирии

Дмитрий Евстафьев – кандидат политических наук, профессор департамента интегрированных коммуникаций факультета коммуникаций, медиа и дизайна Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Резюме Сирийский конфликт показал возможность глубокой виртуализации политики и создания устойчивых сконструированных сущностей, бытующих исключительно в коммуникационном пространстве. Наиболее примечательной из них оказалась «умеренная оппозиция».

Междуречье Тигра и Евфрата и Большой Левант, а говоря современным языком, территория Сирии, Ливана и Ирака – почти идеальное место, где можно наблюдать проявление основных противоречий современного мира. Ряд немедленных последствий конфликта очевидны, как и то, что отсутствует полноценная кооперативная база для стратегического взаимодействия ключевых государств. Это, правда, не исключает определенного, хотя и ограниченного сотрудничества не только на военном этапе, но и в процессе политического и социально-экономического воссоздания.
http://www.globalaffairs.ru/print/number/V-setyakh-arkhaiki-18138
Конфликт выявил несколько долгосрочных векторов развития, эффект которых пока в полной мере не ясен, но они, безусловно, имеют как минимум среднесрочный характер и могут начать определять политические процессы не только на Ближнем и Среднем Востоке.

Вектор 1. Сочетание этно-религиозных, политических и экономических факторов

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

78 Re: Арабская весна в Сб Май 28, 2016 5:09 pm

Admin


Admin
Перед арабскими государствами, переживающими трансформацию, стоит почти невыполнимая задача: в разгар глобальных перемен перестроить государственные институты и заключить новый общественный договор. Стандартный подход к реформам сектора безопасности не может учесть все сложные аспекты ситуации и потому неизбежно обречен на провал.

С начала 1990-х для всех арабских государств, ставших на путь реформ в результате военных действий или политических потрясений, контроль над силовыми органами стал одной из ключевых проблем. Там, где не удалось заново объединить элиты или восстановить их коалиции, органы безопасности перестали безоговорочно поддерживать действующий политический, общественный или экономический порядок. Стандартные западные модели реформ сектора безопасности не в состоянии справиться с вызовами, возникающими перед арабскими государствами на переходном этапе, — они могут


Read more at: http://carnegie.ru/2016/05/25/ru-63654/izh4?mkt_tok=eyJpIjoiTVRnM05tWXlNekprT0RNdyIsInQiOiJSa1Nzdmt3NGROVGFPMVREWVwvSlpxYXV1UkN4U2dzTFBuZkRXcit1OEpYWEdKa0xiTEI5bGRXSEk3NXhMWmYza3M1UGpvZ3lsd0xIZ3JkOXZkYUkySXRpN3VvSklIU3ZPVTBpR0d2SVVwTDg9In0%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

79 Re: Арабская весна в Ср Июн 08, 2016 11:23 am

Admin


Admin
О тунисской партии «Ан-Нахда»

Умеренно-исламистская партия «Ан-Нахда» («Возрождении») была основана в 1981 г. под названием Движение исламской направленности (ДИН) и изначально выступало с религиозно-возрожденческих позиций, используя в политической борьбе как легальные, так и насильственные методы. В частности, движением было организовано несколько взрывов в туристических отелах страны. ДИН быстро превратилось во влиятельную политическую силу. В 1989 г. движение было переименовано в партию «Ан-Нахда» для того, чтобы, сняв из названия слово «исламский», получить возможность участвовать в парламентских выборах. Однако к выборам в 1989 г. «Ан-Нахда» допущена не была. Тем не менее, ее кандидаты, выступавшие в качестве независимых, набрали 14% голосов, в то время как за светские оппозиционные партии проголосовало всего 4% избирателей.

Ранее, в 1988 г. ДИН отклонило предложенный тогдашним президентом Туниса З. Бен Али «Национальный пакт», представлявший своего рода договор правительства с партиями, общественными и профессиональными организациями. В ответ власти в конце 1980 – начале 1990-х гг. приняли жесткие репрессивные меры против интегристов, обвинив их подрыве государственной безопасности и попытке государственного переворота. Переоценив свои силы и решившись на прямую конфронтацию с властями, сторонники партии попали под жесткие репрессии, в результате которых были брошены в тюрьмы 25 тыс. ее членов. И хотя властям удалось подавить активность интегристов, полностью ликвидировать их движение они не смогли. Многие руководители «Ан-Нахды», в том числе ее лидер Р. Ганнуши, уехали в эмиграцию, где продолжили политическую деятельность.

Переломным для «Ан-Нахды» стал 2001 г. На состоявшемся в Лондоне конгрессе организации было заявлено, что приверженность демократии больше не рассматривается как грех, и принято решение отказаться от силовых методов борьбы. Но при этом целью «Ан-Нахды» оставалось построение государства, основанного на исламских принципах. Власти периодически объявляли амнистию членам «Ан-Нахды», находившимся в тюрьмах, однако категорически отвергали их призывы к легализации партии.

После свержения режима Бен Али в январе 2011г. новое правительство легализовало партию, а ее лидеры, включая Р. Ганнуши, вернулись на родину из эмиграции. «Ан-Нахда» быстро восстановила свои силы и одержала победу на состоявшихся в октябре 2011 г. выборах в Национальную учредительную ассамблею, завоевав 89 из 217 мест (40%), намного опередив другие партии. Генесек движения Х. Джебали занял ключевой пост премьер-министра Туниса, полномочия которого существенно превышали полномочия временного президента республики.

Ключевую роль в успехе партии сыграло то, что «Ан-Нахда» «не имела каких-либо связей с режимом Бен Али и длительное время действовала в эмиграции, а значит, является новым игроком политической арены, не замешанным в коррупционных скандалах, на которые был богат последний период правления прежнего президента». В пользу «Ан-Нахды» сработал и окружавший её ореол партии, подвергавшейся несправедливым гонениям. Кроме того, «разочарование тунисцев в социал-демократической модели развития, которую реализовывали прежние власти, повлек за собою возникновение идеологического вакуума». В пользу интегристов сработало и то, что в глазах уставшего от потрясений населения они смотрелись как сила, способная обеспечить стабильность. В большинстве своем «за партию голосовали слои, выброшенные на обочину осуществлявшейся в Тунисе модернизации, часть буржуазии, рассчитывающая использовать приверженность исламу как средство обеспечения успеха в конкурентной борьбе, и – что весьма важно – многочисленное сельское население, для которого близки и понятны основанные на религиозных постулатах лозунги «Ан-Нахды», в то время как призывы других партий к секуляризму воспринимаются как призывы к атеизму». В то же время часть населения все была обеспокоена успехом интегристов.

Отметим, что партия и её лидер Р. Ганнуши проявили «завидную гибкость». «Ан-Нахда» «не стала провоцировать другие политические партии, не стала монополизировать власть и не стала наследовать пример деспотического режима, меняя внешние проявления, но сохраняя суть». «Ан-Нахда» сотрудничала с другими политическими силами, сформировав по итогам выборов 2011 г. коалиционное правительство совместно с либералами и левыми. Р. Ганнуши акцентировал приверженность «Ан-Нахды» «свободе, правам женщин, консенсусу и демократии», заявлял, что «мы не хотим теократии. Мы хотим демократическое государство, для которого характерна приверженность идее свободы». Он также заверял, что партия не собирается экспортировать исламскую революцию. «Ан-Нахда» не стремится искоренить свободу слова, печати, собраний и вероисповедания. Для нее характерна в большей степени прагматическая позиция, нежели слепое отстаивание некой религиозно-политической догмы. Представители «Ан-Нахды» любят себя сравнивать с правящей в Турции Партией справедливости и развития. «Ан-Нахда» выступила против крайних джихадистов-салафитов и взяла на себя задачу их разоблачения. При разработке новой конституции Туниса (принята в январе 2014 г.) «Ан-Нахда» отказалась от введения в основной закон шариата. Во многом это произошло из-за давления со стороны влиятельных в стране светских политических сил, обвинявших партию в проведении курса на исламизацию Туниса. Данное решение руководству «Ан-Нахды» далось нелегко, так как оно вовсе не монолитно. Внутри партии действуют как умеренно исламистское, так и радикально-консервативное течение. Последнее близко по своим взглядам к салафитам. Его представители выступали за введение шариата. Отвечая на критику со стороны радикальных исламистов за отказ от введения шариата, Р. Ганнуши пообещал, что любой закон, который будет вступать в противоречие с исламом, будет отвергнут.

В октябре 2014 г. В Тунисе прошли первые после революции парламентские выборы. Их результаты подвели итоги нахождения «Ан-Нахды» во власти, которые оказались для партии неутешительными. «Ан-Нахда» завоевала 69 депутатских мандатов, что на 20 меньше, чем было у партии в Учредительной ассамблее. Основной соперник «Ан-Нахды» — светская партия «Нидаа Тунис» («Призыв Туниса») получила 85 мест в парламенте.

Как отмечали политические наблюдатели, причиной неуспеха партии стало то, что «Ан-Нахда» «вместо курса на проведение серьезных реформ стала заниматься исламизацией, в частности, заменой секуляристских глав вилаетов (провинций) на исламистов», партия также «пошла и на замену министров иностранных дел, внутренних дел и юстиции, которые попали в руки исламистов». В Тунисе многие полагали, что коалиционное правительство под руководством «Ан-Нахды» было виновно в медленном реагировании на распространение джихадистской идеологии в мечетях после падения Бен Али. «Ан-Нахду» обвинили и в использовании двойной риторики, связях с салафитами. «Ее представители говорят одно с публичных трибун (за соблюдение Закона о личном статусе, предоставившем равные права женщинам), а в мечетях другие ее представители выступают за восстановление шариата и за запрещение светских партий (как «орудия в руках сионизма»)». Сами же руководители «Ан-Нахды» признали, что управление государством, и особенно экономикой, было сопряжено с большим количеством проблем, чем они изначально предполагали. В то же время Р. Ганнуши, сказал своим сторонникам, что пять лет вне власти могут возыметь благотворный эффект.

После недавнего выхода группы депутатов из состава фракции «Нидаа Тунис» большинство из них формально перешло к интегристам из «Ан-Нахды». В новом правительстве, сформированном в январе 2016 г., партия получила четыре поста: министров юстиции, энергетики и горнодобывающей промышленности, по делам религий. При этом «Р. Ганнуши удалось продавить согласие партии на ликвидацию постов госсекретарей, которые по предыдущему партийному соглашению занимали именно представители исламистов».

20 мая на съезде партии Р. Ганнуши заявил, что «не видит необходимости развития института политического ислама в Тунисе», а саму «Ан-Нахду» охарактеризовал, как «демократическую, гражданскую политическую партию, основанную на цивилизованных ценностях, как мусульманских, так и современных». Съезд принял решение об отделении политической деятельности «Ан-Нахды» от религиозной. По мнению экспертов, это решение говорит о том, что «партия стремится модернизироваться и соответствовать светскому наследию североафриканского государства». Кроме того, тунисские интегристы «не хотят более в одиночку отвечать за экономическое благосостояние страны со всеми сопутствующими рисками» и подвергать себя риску повторения в Тунисе «египетского сценария».

В целом партия «Ан-Нахда» по праву может считаться одной из наиболее поддерживаемых политических сил в стране. К тому же она «обладает организационной структурой, которая вызывает зависть у других партий».

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

80 Re: Арабская весна в Пн Авг 15, 2016 6:32 pm

Admin


Admin
Теперь, когда демократическая звезда Турции стремительно закатывается, все внимание поборников демократии на Западе будет устремлено на Тунис, который при правильном балансе реформ и силовых решений может указать дорогу развития целому региону

Пять с половиной лет назад мир пристально следил за тем, как в Тунисе с первых беспорядков началось то, что потом перерастет в «арабскую весну». Тунис стал первопроходцем, страной, где случилось невиданное: бескровная смена власти, но не от отца к сыну, как это сделали Асады и планировали сделать Каддафи и Мубараки, а в результате народного недовольства и последующих свободных выборов.


Read more at: http://carnegie.ru/commentary/?fa=64275&mkt_tok=eyJpIjoiTTJReVl6WTFPVGRoTW1GaCIsInQiOiI3R0NrblljVXczVDNSWWpSVGgzcE8zSitNRk01SmZrMVJ3RGF6NEQ3dVFRV3hpaGNRV3VkYStReUlnTlg5U1VNMWcyeWg0SUh6SzVXbDZweGduZUdcLzhKQzdINzFrZDF1dmJZeEdNUzlKZ0E9In0%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

81 Re: Арабская весна в Сб Авг 20, 2016 2:32 pm

Admin


Admin
Все три ливийских правительства больше всего озабочены одним вопросом – территориальным. Большая часть Ливии находится вне зоны их реального влияния. Зато расширяется территория под контролем ливийского ИГИЛ (запрещен в РФ), опасно приближаясь к порту Рас-Лануф, через которой экспортируется большая часть нефти, что заставляет Запад задуматься о более активном вмешательстве в ситуацию в Ливии

«Арабская весна» обнажила в странах Ближнего Востока многочисленные и часто колоссальные проблемы, которые на протяжении многих лет игнорировали арабские правители. Но если в одних государствах главный «весенний» лозунг – «Народ требует свержения режима!» – оказался фатальным только для правящих династий и не коснулся политической системы как таковой, то в других революционные процессы разрушили почти все.


Read more at: http://carnegie.ru/commentary/?fa=64334&mkt_tok=eyJpIjoiTXpOaE1qQmxaVFkwTnpJNCIsInQiOiJBUDk0M0hCc1UzUzdqR0laUmM0OHRYNHBOMkh6b0licDJ0VUVvdldjaWxlNDhMUjliWkdNbXZUNDFKS3crS3Ird25PdTNsYUF3T1JvcGFRRFwvU2V6a1ppR21ubW1iZFY3K0Z2Y3NqU1p6MVU9In0%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

82 Re: Арабская весна в Вт Янв 24, 2017 12:03 am

Admin


Admin
О некоторых особенностях внешней политики Туниса

После революционной смены власти в Тунисе в 2011 г. внешняя политика страны стала более динамичной. Республика стала активнее действовать на международной арене. Причем развитие получили как арабский, так и западный вектор тунисской политики. Нынешнее руководство страны, как и в прежние годы, стремится избегать внешних конфликтов, прежде всего, с соседними странами, прилагает усилия к тому, чтобы решать возникающие с ними проблемы политическими методами. Одним из основных направлений внешнеполитической деятельности нынешнего правительства Туниса является получение возможно большей зарубежной финансовой и экономической помощи в интересах улучшения социально-экономического положения страны, осложнившегося после революции. Много внимания уделяется созданию положительного имиджа Туниса в мире.

Заметный отпечаток откладывает на тунисскую внешнюю политику продолжающаяся борьба между различными политическими силами страны. Так, сторонники сохранения светского пути развития выступают за продолжение преимущественной ориентации на традиционных партнеров Туниса, прежде всего, Евросоюз.

Внешняя политика Туниса на нынешнем этапе в очень большой степени связана с событиями, происходящими в странах Арабского Востока и Сахеля. Речь главным образом идет о Ливии и, отчасти, Сирии.

В Тунисе уделяют повышенное внимание ситуации в соседней Ливии. Не прекращающееся вооруженное противостояние между различными ливийскими группировками, фактический распад ливийского государства вызывают обоснованное беспокойство у тунисского руководства, которое рассматривает нестабильность в Ливии как прямую угрозу внутренней безопасности Туниса. Тунисские власти, в частности, озабочены террористической угрозой, исходящей с ливийской территории, незаконным оборотом оружия в районах, прилегающих к границе с Ливией, а также периодически происходящими в приграничной полосе инцидентами между «ливийскими вооруженными элементами» и тунисскими пограничниками. Тунис периодически закрывает границу с Ливией, а в 2016 г. завершилось строительство 196-километровой заградительной стены на тунисско-ливийской границе. Ситуацию осложняет присутствие в Тунисе большого числа ливийцев, бежавших из собственной страны (по различным оценкам их число колеблется от 250 тысяч до 1 миллиона человек), что «накладывает отпечаток на возможность государства удовлетворять потребности своих граждан».

Тунис признал созданное в конце 2015 г. Правительство национального согласия (ПНС) Ливии во главе с Ф. Сараджем и Президентский совет Ливии, которые находились на территории республики до переезда в Триполи (часть министров ПНС до сих пор находятся в Тунисе). Кроме того, Тунис является местом, где периодически проходят встречи между представителями различных ливийских группировок. В то же время тунисские политики не верят в скорое урегулирование ситуации в Ливии, но при этом выступали и продолжают выступать против иностранного военного вмешательства в дела соседней страны.

Что касается событий в Сирии, то Тунис изначально поддерживал «законные притязания сирийцев на свободу и социальную справедливость», выступал за прекращения кровопролития в САР, подчеркивая, что «нет другого выхода из этой трагической ситуации, кроме падения режима Асада и поворота к демократическому транзиту в Сирии». Одновременно тунисское руководство выступает «принципиально против военного вмешательства» в сирийский конфликт, так как в Тунисе «уже видели такие примеры в регионе» и не хотят их повторения. Тунис поддержал все решения ЛАГ о санкциях против дамасских властей, а в феврале 2012 г. приостановил дипломатические отношения с Сирией. Именно в Тунисе в феврале 2012 г. прошло первое совещание группы т. н. «Друзей Сирии», участники которого настаивали на новых политических и экономических санкциях в отношении Дамаска и поддержали сирийскую оппозицию.

Вместе с тем, в последние годы в позиции Туниса по Сирии происходит определенная трансформация. В сентябре 2015 г. в Дамаске возобновило работу тунисское консульство. Министр иностранных дел Туниса Т. Баккуш заявил, что в ближайшем будущем «в зависимости от хода событий в Сирии и регионе» не исключено улучшение тунисско-сирийских отношений.

Тунис стремится поддерживать добрососедские отношения с государствами Арабского Магриба. В 2012 г. власти страны объявили, что граждане Алжира, Марокко и Мавритании смогут пользоваться в Тунисе правом свободы въезда (при предъявлении удостоверении личности, а не загранпаспорта, как это было ранее), работы, собственности и капиталовложений. В то же время граждане Ливии не получили таких прав «из соображений сохранения порядка и безопасности на территории Туниса». В условиях усиления террористической активности в регионе Тунис наладил тесное сотрудничество с Алжиром по вопросам безопасности.

Развиваются отношения с Катаром, ОАЭ и Кувейтом. В 2015 г. президент Туниса Б. К. ас-Себси посетил с визитом Саудовскую Аравию, где провел переговоры с королем Сальманом.

Дальнейшее развитие получают отношения Туниса со странами Запада, в первую очередь – с США и Францией. Новые тунисские руководители совершили визиты в США и ряд европейских государств, а в Тунисе побывали главы внешнеполитических ведомств США, Франции и некоторых других европейских стран.

Тунис остается одним из приоритетов политики США в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Вашингтон видит в Тунисе надежного партнера в этом регионе. У двух государств есть общие интересы в сфере безопасности, существует обоюдная заинтересованность в торгово-экономическом сотрудничестве. В 2014 г. американская финансовая помощь Тунису составила 500 млн долларов. Эти средства были выделены «на проведение реформ и решение проблем национальной безопасности», преимущественно на борьбу с терроризмом. В этом же году президент США Б. Обама включил Тунис в список стран-участниц программы по укреплению политических и правовых институтов с целью предоставлена гражданам должного уровня защиты и правосудия. В мае 2015 г. Б. Обама предоставил Тунису статус основного союзника США «вне рамок НАТО», что предполагает льготные условия получения американской военной помощи. Данное решение было принято по итогам визита в Вашингтон тунисского президента Б. К. ас-Себси. Американцы в настоящее время реализуют несколько программ военной помощи Тунису, в том числе по обучению военнослужащих, поставкам вооружения и военной техники, необходимых для противодействия террористической угрозе. По информации зарубежных СМИ, военные США разместили на тунисской территории беспилотники, используемые для ведения разведки и нанесения ударов по террористам «Исламского государства» ( ИГ, запрещено в России) в Ливии, хотя в тунисские официальные представители это отрицают.

Тунис был первой страной Южного и Восточного Средиземноморья, подписавшей соглашения об ассоциации с Евросоюзом в 1995 г., а в ноябре 2016 г. ЕС предоставил Тунису специальный статус «привилегированного партнера союза».

В отношениях с Западом и аравийскими монархиями тунисские лидеры делают упор на получение финансовой и экономической помощи, без которой, как они заявляют, страну «ждет хаос и анархия, а это будет иметь отрицательные последствия в глобальном масштабе». В этой связи важной для республики стала прошедшая 30 ноября — 1 декабря 2016 г. международная конференция по инвестициям. Форум продемонстрировал готовность ряда арабских и западных стран предоставить республике в течение ближайших пяти лет значительную финансовую помощь для поддержки социально-экономических реформ и «усиления демократических основ» с перспективой превращения Туниса в оплот «североафриканского спокойствия» с «прочной рыночной экономикой». Одним из главных инвесторов выступил Катар, обещавший выделить 1,25 млрд долларов. Франция обещала предоставить до 2021 г. 1,25 млрд евро. Кроме того, Франция запускает «операцию по конвертации тунисского долга в проекты по развитию». Евросоюз намерен удвоить помощь и ежегодно выделять Тунису по 300 млн евро. В целом обещанная зарубежная финансовая помощь на период до 2021 г. составит примерно 14 млрд евро.

В России Тунис воспринимается как дружественное государство. Со своей стороны, тунисское руководство «реально стремится расширять горизонты сотрудничества» с нашей страной в экономической, культурной и образовательной сферах. В ходе визитов в Тунис главы МИД РФ С. Лаврова в марте 2014 г., а его тогдашнего тунисского коллеги М. Хамди в Москву в сентябре 2014 г. было выражено обоюдное стремление придать новую динамику двусторонним отношениям, вывести их на более высокий уровень.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

83 Re: Арабская весна в Пт Янв 27, 2017 1:26 pm

Admin


Admin
Продолжающийся военный конфликт в Йемене грозит стать причиной крупнейшего по своим масштабам в современном мире голода, заявил координатор чрезвычайной помощи ООН Стивен О`Брайен.
Выступая на заседании Совета Безопасности, он подчеркнул, что около 10 млн жителей Йемена испытывают нехватку продуктов питания, многие из них находятся на грани голодной смерти. При этом представитель ООН сообщил, что среди нуждающихся 2,2 млн детей.
"Гуманитарная ситуация в Йемене ухудшается. Наблюдается эскалация вооруженного конфликта. В стране продолжаются ежедневные авиационные бомбардировки и вооруженные столкновения. За последнюю неделю мы получили сообщения о 365 инцидентах", - сообщил О`Брайен.
С августа 2014 года в Йемене не прекращается противостояние между властями страны, поддерживаемыми Саудовской Аравией, и шиитскими мятежниками (хуситами).
По словам Стивена О`Брайена, в результате конфликта в Йемене были убиты 7469 человек. Еще более 40 тысяч получили ранения.
ООН призывает стороны к перемирию, чтобы доставить населению гуманитарную помощь.
http://www.bbc.com/russian/news-38765817

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

84 Re: Арабская весна в Пн Апр 17, 2017 11:46 pm

Admin


Admin
Россия ввела в Сирию войска по просьбе сирийского правительства и лично президента Башара Асада. В Ливии подобные договоренности пока невозможны. Но это не значит, что расклад сил в Ливии не изменится и Россия не передумает. В то же время ничто не мешает России уже сейчас участвовать в отдельных операциях в Ливии, как это делают другие страны, претендующие на роль в послевоенном устройстве страны
Станет ли Ливия второй Сирией и сможет ли Россия разрешить ливийский конфликт – эти вопросы звучат во многих западных СМИ. Повторения сирийского сценария опасаются и американские, и британские политики. Речь не только о возможном начале военной операции России в Ливии, но и об участившихся дипломатических контактах Москвы с представителями разных лагерей, борющихся за контроль над Ливией.
http://carnegie.ru/commentary/?fa=68658&mkt_tok=eyJpIjoiTWpJNE1HTXhZalExTUdZMyIsInQiOiJZdmdwbmk1R3lMTGN3UGZpUGIzOU53Zm5mYk9jZnJ0Uk9QRDVRWG1JMEdpOTBhbkoyOFdhaXl3VHU3TTFJTzhZV09GNUUyMlh5dFdhM3JNc294bm40MUxRTVQ1MitYZWE3R0YyQzFNMlpUVjMxdlBvRk1zZWtCcURxKzN2TXZvOSJ9

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 4 из 4]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения