thematical forum

forum dedicated political and social problems


Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Арабская весна

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 3 из 4]

51 Re: Арабская весна в Ср Апр 23, 2014 2:11 pm

Admin


Admin
О состоянии ливийской армии





По информации зарубежных СМИ, после свержения режима М. Каддафи осенью 2011г. на территории Ливии действуют различные вооруженные формирования (государственные, полугосударственные, исламистские, местные, племенные, этнические, просто бандформирования и др.) общей численностью до 200 тыс. человек. Большая их часть размещается на севере страны в районе городов Триполи, Бенгази, Зинтан, Мисурата, Бейда, Дерна, а также в нефтяных терминалах к юго-западу от Бенгази. Реальная власть на местах во многом фактически принадлежит ополчениям, сформированным по территориально-племенному принципу. Вооруженные группировки плотно контролируют свои территории, они собирают арендную плату за недвижимость, занимаются рэкетом и поборами с торговцев. Регулярно происходят вооруженные столкновения между различными «бригадами», а также бывших повстанцев и боевиков с правительственной армией и силами МВД.

Решения высших органов власти Ливии о роспуске, в том числе насильственном, вооруженных милиций не исполняются. Политические наблюдатели считают, что «полевые командиры, которые ощущают свою силу только при наличии у них собственных вооруженных отрядов, не торопятся с ними расставаться в силу того, что новая система распределения материальных благ только формируется».

В целом, по мнению западных экспертов, страна «оказалась переполнена вооруженными милициями», часть из которых можно отнести к террористическим, а деятельность многочисленных «неформальных» вооруженных группировок «ввергнула Ливию в хаос». При этом в большинстве случаев противоборство между различными вооруженными формированиями «отражает конфликты между враждующими племенами» и кланами.

В то же время государственные силовые структуры (армия, различные структурные подразделения МВД и др.) откровенно слабы и не в состоянии эффективно противостоять различного рода «бригадам», которые в ряде случаев превосходят их как по численности, так и организованности и даже вооружению.

Оценочно, в настоящее время вооруженные силы Ливии насчитывают 35 тыс. человек, Они состоят из сухопутных войск и небольших ВВС и ВМС. Формально с правительственной армией сотрудничают такие полуофициальные вооруженные формирования как «Щит Ливии», «Высший комитет безопасности», «Национальные мобильные силы», «Ас-Саика» («Молния») и некоторые другие. С Министерством обороны сотрудничают также «Силы охраны нефтяных объектов», находящиеся в подчинении Министерства нефти.

Армия официально подчиняется временному парламенту Ливии – Всеобщему национальному конгрессу. Высшие органы военного управления – Министерство обороны и генштаб укомплектованы преимущественно офицерами, служившими ранее в армии Каддафи. В целом органы высшего военного управления полностью не сформированы.

Основной организационной единицей сухопутных войск является бригада. На сегодняшний день бригады не имеют единой штатной структуры и различаются по своей численности и наличию оружия.

На вооружении сухопутных войск состоит преимущественно оружие и военная техника, доставшееся от прежнего режима. Это танки Т-55, Т-62 и Т-72, 155-мм самоходные гаубицы «Пальмария», РСЗО БМ-21 «Град» и «Тип-63», БМП-1 и БМП-2, БТР-80. В 2013 г. ливийцы получили из Иордании 49 бронемашин «Нимр-2, а из России 10 БМП-3 и 14 самоходных установок ПТУР «Хризантема-2», заказанных еще при Каддафи. Из США получено 200 многоцелевых автомобилей «Хамви», а из Италии – 20 бронемашин «Пума». В Чехии заказано 300 бронемашин БРДМ-2 и BVP-1 (БМП-1). С Турцией достигнута договоренность о поставке 20 тыс. винтовок G3. В Сербии предполагается приобрести до 300 бронемашин БРДМ-2 и модернизировать еще 300 машин этого типа, имеющихся в Ливии.

В феврале 2013 г. ливийское военное ведомство официально заверило, что взяло под контроль 80 процентов вооружения, исчезнувшего с армейских складов во время войны 2011 г.

Военно-воздушные силы располагают 12 устаревшими французскими истребителями «Мираж» F1, и небольшим количеством также устаревших МиГов различной модификации (всего 28 боевых самолетов). Кроме того, имеются транспортно-десантные вертолеты Ми-8 и Ми-17, а также боевые вертолеты Ми-24 (всего 9 машин). Ожидается поступление из ОАЭ истребителей «Мираж» 2000. В США заказаны два военно-транспортных самолета типа С-130. Имелись планы приобретения во Франции новейших истребителей «Рафаль», а в Великобритании — истребителей типа «Евротайфун», однако они не были реализованы из-за отказа Парижа и Лондона продать ливийцам эту технику. Во Франции также предполагалось закупить зенитные ракетные комплексы.

Военно-морским силам от прежней власти досталось несколько небольших боевых кораблей и катеров, в том числе ракетных катеров французской постройки типа «Комбатант-II». Ливийские ВМС в июне 2013 г. участвовали в совместных учениях военно-морских сил стран Средиземноморья. В марте 2014 г. ливийские ВМС не смогли перехватить танкер под флагом КНДР, на котором была предпринята попытка контрабандного вывоза нефти из страны. За ливийцев это сделали моряки 6-го флота ВМС США. Во Франции, Южной Корее и Нидерландах в 2013 г. ливийцы заказали 75 малых патрульных катеров, часть из которых уже поступила на вооружение флота и береговой охраны.

Подразделения правительственной армии принимают участие в боевых операциях против вооруженных формирований племен на юге страны, а также против отрядов сторонников Каддафи, которые время от времени пытаются вести партизанские действия в различных районах страны, главным образом на юге, в районе города Себха. По информации СМИ, ливийские и суданские военные провели совместную операцию против местных племенных отрядов на юго-востоке Ливии.

Ливия поддерживает ограниченное военное и военно-техническое сотрудничество с США, Великобританией, Францией, Италией, Турцией и некоторыми арабскими странами. Ливийские военные заявляют о желании закупать оружие в России.

Ограничения в налаживании полноценных военно-технических связей с зарубежными государствами в значительной степени обусловлены тем, что до настоящего времени в отношении Ливии продолжают действовать многие международные санкции, введенные еще в 2011 г. во время гражданской войны в стране. К тому же государства НАТО опасаются попадания поставляемых вооружений в руки экстремистских и террористических организаций. Натовские военные также полагают, что имеющегося в Ливии вооружения и военной техники с избытком хватает для создания новой армии. Процесс налаживания полномасштабного военного сотрудничества наталкивается и на серьезную оппозицию в самой Ливии, где сильны антизападные настроения. В итоге сотрудничество по линии ВТС ограничивается небольшими поставками продукции военного назначения и заявлениями о готовности обучать ливийских военнослужащих за рубежом. К тому же, по информации западных СМИ, представители Министерства обороны Ливии больше интересуются заключением прибыльных, в том числе лично для них контрактов, чем закупками техники действительно необходимой для обеспечения национальной безопасности страны.

В Ливии налаживается подготовка национальных военных кадров. Так, в 2013 г. в городе Адждабия к югу от Бенггази состоялся первый «послереволюционный» выпуск офицеров, прошедших годичный курс обучения.

Военное строительство сталкивается и со сложными межличностными отношениями внутри армейского командования, с борьбой различных ливийских политических сил за влияние в вооруженных силах. Часто происходит смена руководства Министерства обороны и генштаба. Так, в последнее время ливийские «Братья-мусульмане» активизировали попытки провести своих людей на высшие командные посты в армии и полиции. Не получается и инкорпорирование в состав ВС «вооруженных милиций под командованием их полевых командиров, на что сейчас делается основной упор». На армейских офицеров, преимущественно старших, постоянно совершаются покушения, которые в большинстве случаев приводят к их гибели. Офицеров часто похищают.

Процесс становления новых ливийских вооруженных сил идет очень трудно. Наиболее крупные «неформальные» вооруженные формирования продолжают успешно сопротивляться попыткам правительства создать полноценную регулярную армию с единым командованием и жесткой дисциплиной, так как это может привести к их разоружению. Таким образом, говорить о наличии в современной Ливии полноценной армии пока нет достаточных оснований.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

52 Re: Арабская весна в Пн Июл 14, 2014 5:08 pm

Admin


Admin
Ливия: правительство требует прекратить столкновения у аэропорта Триполи

В стычках вооруженных группировок, представляющих либералов и исламистов, убито шесть человек
http://www.golos-ameriki.ru/content/libyan-govt-demand-end-deadly-airoport-clashes/1956816.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

53 Re: Арабская весна в Вс Авг 24, 2014 4:48 pm

Admin


Admin
Ливия: проблемы создания новой армии

21 июля, 2013 | Автор: Быстров А.А. | Напечатать эту статью
Ливийский премьер-министр Али Зейдан окончательно отказался от идеи создания единой национальной гвардии, тренировку и перевооружение которой планировалось осуществлять при всесторонней поддержке НАТО. Причиной этого стала жесткая оппозиция этим замыслам со стороны влиятельных полевых командиров, которые командуют отрядами иррегулярной вооруженной милиции. Общее количество таких «полевиков» оценивается экспертами примерно в двенадцать человек. Именно они собственно и определяют политику страны в сфере безопасности.

Среди оппонентов планам Али Зейдана необходимо отметить, прежде всего, руководителя Высшего комитета безопасности в Триполи Хашима Бишара и командира милиции столичного пригорода Абу Салим Гуинава. Оба они считаются приверженцами салафитского направления в исламе. Открыто высказывается против идеи создания единой ливийской армии и заместитель министра обороны страны Халед аль-Шариф, который ранее руководил ячейками Ливийской исламской боевой группы (ЛИБГ). Указанная структура считалась филиалом «Аль-Каиды» в Ливии, многие ее функционеры приобрели боевой опыт в Афганистане. Среди остальных оппонентов премьера можно также выделить заместителя министра внутренних дел — фактически руководителя этого министерства Омара Хадрауи, который позиционирует себя как активного члена «Братьев-бусульман». Отмечается также, что планы А.Зейдана не принял и бывший руководитель спецслужб послекаддафистской Ливии Салем аль-Хасси, который сейчас проживает в изгнании в США. Его отказ собственно окончательно и похоронил идею А.Зейдана, поскольку он рассчитывал на поддержку С.аль-Хасси, который тесно связан и неформально контролирует отряды вооруженной милиции в Киренаике.

Из этого можно сделать следующие выводы. Первый и самый главный – Ливия продолжает оставаться, как минимум, на среднесрочную перспективу «лоскутным одеялом» с сильным влиянием полевых командиров различных вооруженных милиций, которые в основном являются «вооруженным крылом» того или иного племени или клана. Создание какой-то действительно эффективно работающей модели центральной власти в ближайшее время не предвидится, а нынешний кабинет министров уже в самой ближайший срок может уйти в отставку. Попытки создать централизованную военную структуру провалились по целому ряду причин. Среди основных отметим следующие. Во-первых, классической армии в Ливии не было даже во времена Каддафи, и это было связано не с его воззрениями и идеологическими установками, а учетом местных реалий и племенной системы баланса сил. Вооруженные силы были распылены по различным силовым формированиям и народному ополчению, а основной ударной силой Каддафи были различные африканские наемники, которые не были связаны никакими обязательствами с местными племенами. Это давало возможность ливийскому диктатору спокойно себя чувствовать и маневрировать этими силами для усмирения той или иной части Ливии. Слабость такой схемы для решения внешних задач хорошо проиллюстрировали в свое время события в Чаде, где ливийцы потерпели сокрушительное поражение, несмотря на техническое превосходство. И вмешательство французов было тогда не главным фактором поражения.

Во-вторых. Полевые командиры, которые ощущают свою силу только при наличии у них собственных вооруженных отрядов, не торопятся с ними расставаться в силу того, что новая система распределения материальных благ только формируется. В этой связи лишаться своего главного козыря в этой ситуации никто не желает. Модель создания единой армии, которую предложили сами «полевики», является полной профанацией этой идеи, поскольку она подразумевает вливание иррегулярных отрядов со своим оружием, в составе единого подразделения с сохранением прежнего командования и мест бывшей дислокации. То есть в зоне компактного проживания своего клана или племени. Говорить в этой связи о превращении армии в некую надплеменную и стабилизирующую силу наивно.

В третьих. Ликвидация иррегулярных формирований, которые являются бастионами исламистов, и создание единой армии делает через обозримое время реальной перспективу повторения египетского сценария. Последние события в Египте, безусловно, насторожили как «Братьев-мусульман», так и салафитов. В этой связи предложения Али Зейдана были, мягко говоря, несвоевременными. Против создания некой жесткой вертикали выступают Катар и КСА, которые в этой схеме сразу же ощутимо теряют возможность влияния на ситуацию. Особенно с учетом того, что в спину исламистам дышат сторонники «светской коалиции» А.Джебриля, а в новой армии явно будет ощущаться влияние стран Запада, которые, как предполагалось, должны были ее тренировать и оснащать. Такой сценарий резко повышает «неуправляемость» ливийских властей, особенно в сфере экспорта углеводородов. Кроме того, события в АРЕ, несомненно, учитываются и в Дохе, и в Эр-Рияде, в связи с чем там постараются максимально минимизировать риски в зонах своего влияния в Магрибе. А по большому счету – безусловным успехом тех же Катара и КСА в области «экспорта революций» остается пока только Ливия.

В четвертых. После такого решения совершенно очевидно, что США и ЕС пролонгируют существующее эмбарго на поставки современного оружия в Ливию. Это связано как с неясностью ситуации, доминированием исламистов во властных структурах Ливии, а также реальной угрозой того, что это оружие может вскоре оказаться в руках радикалов различного толка. В случае ухода правительства А.Зейдана возникает еще большая угроза нарастания децентрализации страны, о чем предупреждали аналитики НАТО по итогам своей июльской поездки в Ливию. В том же докладе прогнозируется, что общая нестабильность очень скоро затронет и основную экспортную отрасль страны в виде добычи углеводородов, а также создаст мощный бастион исламистов из «Аль-Каиды» на юге страны. А при отсутствии эффективной центральной власти и армии противопоставить этому будет нечего.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

54 Re: Арабская весна в Вс Авг 24, 2014 7:40 pm

Admin


Admin
Исламистская перспектива в странах «победившей демократии»
8 июля, 2013 | Автор: Щегловин Ю.Б. | Напечатать эту статью
Драматические события в Египте и Турции поставили на повестку дня очень важные с точки зрения дальнейшего развития ситуации в регионе Ближнего и Среднего Востока вопросы – в каком направлении будет трансформироваться политическая система стран региона, и являемся ли мы свидетелями конца периода победного исламистского вступления во власть, который стимулировала т.н. «арабская весна».

Целый ряд политологов и экспертов наперебой рассуждают сейчас о том, что исламисты не выдержали испытания властью, и что гражданское общество в этих странах не терпит узурпации власти и т.п. Вывод из всего этого делается один – арабские страны обречены на поступательное движение в сторону создания демократичного государства западного образца с минимизацией влияния исламистов с постепенным их перерождением в партию центристского плана.

На фоне этой эйфории рискнем выдвинуть альтернативное мнение. То, что мы наблюдаем сейчас в Египте и Турции, а также попытки сотворить нечто подобное в Тунисе, по нашей оценке, свидетельствует об усилиях старой политико-экономической элиты взять реванш и отвоевать себе «место под солнцем» в новой системе координат. Толчком к событиям в Египте и Турции стало не стремление населения сохранить свои гражданские свободы и право на альтернативное мнение, как это пытаются сейчас представить западные аналитики, а последняя надежда старой элиты сохранить свои преференции, которые они получили в «старые, добрые времена». Собственно в той же Турции и АРЕ на эти гражданские свободы, о которых так много сейчас говорят, никто особенно и не посягал.

И дело здесь не в состоянии экономики. Этот фактор может быть и важный, но вторичный. В той же Турции исламисты сумели создать очень эффективную экономическую модель, что не спасло от катаклизмов. В том же Египте среди большинства населения также есть осознание того, что чудес на свете не бывает, и любое правительство не смогло бы за указанный период времени сделать что-то больше и лучше. Корень проблемы – в отчетливом понимании старой элитой того (что особенно ясно на примере египетской ситуации), что в самом скором времен начнется передел национального богатства, и то, что будет реквизировано у окружения Мубарака, в большей степени перейдет именно к исламистам или лицам, с ними аффилированным. Плюс, конечно, ослабление и чистка армии и силовых структур, что мы явственно наблюдаем в Турции, и что с огромной степенью вероятности готовил и президент Египта М.Мурси. Это общее место во всех странах, где победили на выборах исламисты. Единственным аппаратом, который способен в этих государствах серьезно и кардинально влиять на решение правящей партии остается армия и спецслужбы, что, в общем-то, предопределено всей логикой их государственного развития в период новейшей истории. То, что премьер-министр Турции Р.Т.Эрдоган сумел за сравнительно короткий срок максимально минимизировать традиционно сильное влияние (еще со времен Ататюрка) армии, спасло его сейчас от повторения египетского сценария. Силовики и тесно связанная с ними традиционно экономическая «старая» элита в Тунисе, Египте и Турции, естественно, недовольны политикой исламистов по уменьшению степени их влияния и созданию модели государственного устройства, когда армия занимает единственно возможное для нее в демократическом государстве место – нейтральной силовой структуры, которая обеспечивает внешнюю безопасность страны, при этом оставаясь независимой от прихода к власти той или иной политической силы.

Египетский вариант развития событий, таким образом, при всех симпатиях или антипатиях к «Братьям-мусульманам», является резким скачком назад от тех демократических завоеваний, под знаменем которых «революция» против диктатуры Х.Мубарака и совершалась. Этот сценарий уже начинает приводить к внутренним катаклизмам с серьезными жертвами в стране. При этом необходимо иметь в виду, что «братья» пока остаются в рамках формального «мирного сопротивления». Но дело даже не в этом. За исламистов («братьев» и салафитов) проголосовало большинство избирателей, принявших участие в голосовании, и от этого факта никуда не уйти. Таким образом, перед египетскими военными стоит дилемма: запретить «братьев» как движение и тогда получить стопроцентный алжирский вариант в его самой трагической фазе без всяких гарантий переломить ситуацию в свою пользу даже в среднесрочной перспективе; либо – разрешить исламистам участвовать в досрочных президентских и парламентских выборах, что вновь все вернет на круги своя. Может быть, с очень небольшой арифметической погрешностью. Военные в АРЕ просто загнали болезненный процесс превращения страны в некое подобие демократического государства в глухой тупик, из которого теперь они (имеется в виду высшее командование) могут выйти или «с щитом», или, что скорее, – «на щите». Повторим, то, что сейчас происходит в Египте – это пока только «ненасильственное сопротивление». Основные события с настоящей стрельбой там начнутся в случае запрещения политического крыла «братьев» с целью отстранить их от участия в предстоящих выборах.

Из этого следует только один вывод. Исламистская перспектива в странах Ближнего Востока в настоящее время ведет одну из своих последних битв с представителями «старой элиты» за полное и безоговорочное преобладание во властных структурах стран «победившей революции». И эта битва может затянуться на неопределенный срок, что совершенно не отменяет ее конечных результатов. Рискнем предсказать, что будущее развитие стран Арабского Востока на ближайшую среднесрочную перспективу будет определяться именно преобладающим влиянием «Братьев-мусульман». Как бы это не раздражало старую элиту и силовиков.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

55 Re: Арабская весна в Пн Сен 01, 2014 2:16 am

Admin


Admin
События в Египте. Взгляд из Каира

7 июля, 2013 | Автор: Крол А.А. | Напечатать эту статью
Произошедшее в Египте за последние несколько дней без особых экивоков может быть определено как военный переворот. И не важно, насколько благие цели ставил перед собой военный министр Абд аль-Фаттах ас-Сисси подготавливая и проводя его. Законно избранный президент Мухаммед Мурси был отстранен от власти, ряд деятелей из руководства движения «Братьев-мусульман» (Хайрат аш-Шатер), а также салафитских движений (Хазем Салах Абу Исмаил) были арестованы, за то, что они, якобы, призывали к сопротивлению армии. Приостановлено действие конституции. Распущен парламент. Назначен временно исполняющий должность президента, ничем себя не проявивший в политике глава Конституционного суда Адли Мансур. Были закрыты ряд исламистских телеканалов. В ответ на вопрос, на каком основании был смещен действующий президент, большинство египтян с площади Тахрир отвечают, что он не соответствовал чаяньям народа, не выполнил свои обещания. Вопрос о том, что этого совершенно недостаточно для того, чтобы спустя всего лишь год «скинуть» народного избранника вызывает недоумение и непонимание. Слова о том, что в стране, которая считает себя демократией, есть строго прописанные процедуры отстранения от власти главы государства, вызывают достаточно резкую реакцию. По словам тех египтян с центральной площади Каира, с которыми автору удалось побеседовать, у них своя демократия и что вообще демократия — это власть народа, и, значит, если Мурси не угоден большинству египтян, то его свержение является законным демократическим актом.

Подобная логика отсылает нас к первым десятилетиям халифата, когда после смерти пророка Мухаммеда были выработаны критерии, по которым избирался халиф; возник институт ар-рида (избранным мог быть только тот, что кто был угодным (ридан) общине, и догмат об иджма, о непогрешимой моральной санкции общины верующих, которая воспринималась как носитель божественного начала. Как писал отечественный востоковед П.А. Грязневич, в период праведных халифов было окончательно сформулировано представление о том, что конечным третейским судией является Бог-Аллах, волю которого на земле воплощает стихийная воля общины верующих. Ее волеизъявление идентифицировалось с волей Аллаха1.

По той же логике те, кто отстранил М.Мурси от власти, не преступили закон, так как президент перестал быть угодным общине. Впрочем, озвученная лидерами движения «Тамарруд» (восстание) цифра в 22 миллиона человек выразивших свое недоверие президенту и потребовавших проведения досрочных выборов, хотя и очень велика, но не указывает на то, что большинство египтян (около 50 миллионов обладающих избирательным правом), желают смены режима.

С другой стороны, Запад и США, трактующие принципы демократии в зависимости от того, какие политические цели они преследуют в настоящий момент, показали быстро обучаемым египтянам, как можно использовать демократическую риторику для санкционирования деяний, которые явно противоречат основам демократического строя. Действительно, если странам, которые являются основными гарантами соблюдения демократии в мире, позволено либо свергать, либо активно участвовать в свержении законно избранных режимов, то почему это не могут делать египтяне.

Вызывают ряд сомнений и непрестанно повторяемые СМИ слова о стихийном волеизъявлении масс. Как представляется, «революционная» ситуация в стране долго и тщательно готовилась. Многие СМИ в течении всего непродолжительного срока президентства Мурси жестко критиковали любые его внешне и внутриполитические шаги, создавая образ беспомощного несамостоятельного правителя. Вызывают удивление и другие «совпадения». В Каире в последние дни неожиданно появился бензин и дизельное топливо, хотя еще недавно за ними выстраивались многочасовые очереди, что очень сильно распаляло египтян. Внезапно прекратилось ставшее за последние месяцы регулярным отключение электричества во многих мухафазах.

Итак, Египет расколот. Предстоящие несколько дней до начала Рамадана (в ночь с 9 на 10 июля) вероятно, будут насыщены событиями. И скорее всего, без многочисленных жертв не обойдется. Днем 5 июля трое сторонников Мурси были убиты на подходе к КПП Национальной гвардии, где как считается, содержится свергнутый президент. Пять полицейских были убиты на Синае, где скорее всего в ближайшее время будет введено чрезвычайное положение. Пятого же числа в восьми провинциях произошли серьезные столкновения между сторонниками и противниками Мурси. Наиболее серьезные – в Каире (на мосту 6 октября) и Александрии. Лишь за один день 5 июля погибли около 30 человек.

Остается надеяться, что приближающийся Рамадан ненадолго снизит накал политической борьбы в стране.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

56 Re: Арабская весна в Пн Сен 01, 2014 2:19 am

Admin


Admin
О развитии политического процесса в Ливии

5 июля, 2013 | Автор: Быстров А.А. | Напечатать эту статью
Выбор Нури Абу Сахина новым руководителем Всеобщего национального конгресса (ВНК) свидетельствует, прежде всего, о том, что исламисты продолжают сохранять свое влияние на ливийский парламент. Несмотря на то, что Н.Абу Сахин является формально «независимым» депутатом, он находится в плотной орбите влияния «Братьев-мусульман», и как полагает ряд обозревателей, будет послушным проводником их политики. Это, безусловно, ослабляет позиции коалиции нынешнего премьер-министра А.Зидана, который вынужден пересматривать свои отношения с рядом ключевых министров и вступать с ними в неформальные союзы.

Среди последних необходимо отметить министра внутренних дел Мухаммеда Шейха, который контролирует отряды вооруженной милиции в пригородах столицы. Он является авторитетным членом руководства «Братьев-мусульман», и таким образом А.Зейдан не только может опираться на лояльные ему вооруженные части, но и в достаточно уверенно блокировать через М.Шейха попытки части партийной верхушки «братьев» сместить его со своего поста. Кроме того, после отставки со своего поста бывшего министра обороны Ю.аль-Мангуша, А.Зейдан оставил его в качестве своего советника. Это позволяет ему сохранять влияние на вооруженную милицию в Мисурате и на востоке страны, где среди полевых командиров Ю.аль-Мангуш продолжает сохранять сильное влияние.

Основной «головной болью» при этом для премьер-министра остается «война милиций», которая вносит серьезный дестабилизирующий фактор и мешает установлению «понятных» большинству политических сил правил игры. В этой связи А.Зейдан пытается заручиться поддержкой тяжеловесов среди полевых командиров. Действуя где подкупом в виде раздачи должностей во вновь формируемых вооруженных силах, где жестким ультиматумом, премьер пытается минимизировать роль вооруженных иррегулярных формирований с целью достижения цели минимизации их влияния на политические процессы в стране. В частности, полевые командиры Шариан и Факхлум на шантаж поддались и обязались расформировать свои отряды к 1 июля с.г., что ими и было сделано. Отметим, что ультиматум А.Зейдан предъявил им 27 июля с.г. Но и тот, и другой командир не являются основными возмутителями спокойствия в силу малочисленности возглавляемых ими групп.

Наиболее крупные отряды продолжают успешно сопротивляться попыткам правительства создать вооруженные силы с единым командованием и жесткой дисциплиной. К последним можно отнести вооруженные отряды из Зейтана под командованием А.Накера (именно его группы блокировали 3 июля с.г. Министерство внутренних дел в г.Триполи), крупного полевого командира из Триполи Хашира Башра и командующего вооруженными отрядами в Бенгази Абдельрауфа Сахати. В качестве основного условия своего инкорпорирования в новую ливийскую армию они называют сохранение за ними командования своими группами, которые должны влиться в военную структуру целиком в качестве самостоятельной боевой единицы. Выполнение такого условия полностью нивелирует основной замысел, который предполагает «распыление» отрядов вооруженной милиции между разными местами дислокации и подразделениями, и сохраняет потенциальную угрозу продолжения существующей сейчас практики неподчинения центральному командованию.

В этих условиях фигура нового министра обороны (вместо ушедшего Ю.аль-Мангуша) становится принципиально важной для А.Зейдана. В настоящее время шорт-лист вероятных претендентов на этот пост, которых будет рассматривать ВНК, включает в себя пять человек. При этом креатурой А.Зейдана является бывший военный руководитель Феззана Юнис Букхмада. Он командует сейчас специальными силами на востоке Ливии и очень близок к нынешнему премьеру. Имеет опыт переговорщика: в свое время успешно провел переговоры с племенной верхушкой в Феззане, итогом которых стало прекращение вооруженных стычек между племенами каддафа (племя бывшего ливийского лидера) и улед слиман. В случае его назначения есть все шансы на то, что в скором времени А.Зейдан получит лояльные себе вооруженные силы, которые смогут довольно уверенно конкурировать с иррегулярными формированиями. Плюс наличие единой армии будет серьезным доводом для Запада снять эмбарго на поставки в Ливию оружия, что не позволяет говорить о перевооружении новой ливийской армии сколь-нибудь серьезно. Такой поворот, однако, может не устроить «братьев», которые не желают возникновения сейчас единой ливийской армии с жестким вертикальным подчинением. При этом последние события в Египте их лишний раз укрепили в этом.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

57 Re: Арабская весна в Пн Сен 01, 2014 2:19 am

Admin


Admin
Взлет и падение президента АРЕ М.Мурси

5 июля, 2013 | Автор: Билан В.Н. | Напечатать эту статью
Смещение военным командованием Египта президента АРЕ М.Мурси стало логическим следствием годичного правления государством представителя «Братьев-мусульман». Впрочем, начиналось все для М.Мурси очень многообещающе.

Следует отметить, что сразу после своего избрания летом прошлого года новый египетский лидер со стоящими за ним «Братьями-мусульманами» решил не откладывать в долгий ящик доведение до логического конца январско-февральской «революции» 2011 года, используя пока еще нерастраченный пассионарный подъем своего народа, а также ситуативную благосклонность нынешней вашингтонской администрации.

В июле был восстановлен в правах «исламистский» парламент страны, распущеный месяцем ранее Высшим конституционным судом АРЕ, в начале августа был назначен новый премьер-министр Х.Кандиль.

Ну а 12 августа египетский президент подписал ошеломивший всех указ об отставке, казалось бы, всемогущего главы Высшего совета вооруженных сил и министра обороны АРЕ фельдмаршала Мохаммеда Хусейна Тантауи, а вместе с ним и начальника генштаба египетской армии генерала Сами Анана, назначив их своими «личными советниками». Более того, в отставку были отправлены также командующие ПВО, ВМС и ВВС страны, а немногим ранее глава служб безопасности Египта.

Своим указом президент Египта тогда отменил принятые накануне президентских выборов в июне с.г. Высшим советом вооруженных сил поправки к конституции, расширяющие полномочия военных и резко ограничивающие власть номинального лидера государства.

Повод для этого наступления на армию был выбран куда благороднее. Как никак, а нападения боевиков на военную базу в районе приграничного с сектором Газа города Рафах, в результате которого были убиты 16 военнослужащих, случай из ряда вон выходящий.

Да и геополитическая ситуация как никогда тогда благоволила новому египетскому лидеру. В этой связи особенно показательной была подчеркнуто обходительная тональность со стороны Вашингтона относительно избрания и первых шагов нового главы египетского государства.

Еще в конце июня глава американского Госдепа Х.Клинтон, похвалив египтян за «свободные, честные и демократические» выборы, заявила, что нынешняя администрация США удовлетворена первыми шагами М.Мурси. Показательно также, что именно Х.Клинтон стала первым высокопоставленным должностным лицом стран Запада, которая 14 июля прошлого года посетила Египет с официальным визитом после избрания М.Мурси на пост главы государства с целью «выразить поддержку США демократическим процессам, происходящим в Египте».

Казалось бы, на таком фоне следовало бы развивать успешные действия по укреплению собственной власти. И поначалу М.Мурси вроде бы так и делал, окружив себя «нужными» советниками и проведя фактически полную «перезагрузку» местной власти.

А далее наступил декабрь, во время которого глава египетского государства планировал имплементировать Конституционную декларацию, в результате чего он получал бы практически неограниченные полномочия. Однако, под давлением «улицы» М.Мурси неожиданно сдался.

Тогда мнения вовлеченных в египетскую проблематику обозревателей насчет деятельности по укреплению собственной власти лидера государства разделились. Одни считали, что президент Египта «дал слабинку», когда в начале декабря «под давлением оппозиции» отменил Конституционную декларацию от 22 ноября. Более того, они были уверены, что такие слабости на Ближнем Востоке, где привыкли уважать только силу, никогда не проходят бесследно. А, следовательно, это станет началом конца амбиций М.Мурси.

Другие же, напротив, были уверены, что это был такой хитрый ход от «Братьев-мусульман». Расчет на то, что оппозиция проглотит «наживку» и всю свою протестную энергию растратит именно на требование отменить положения Конституционной декларации. Затем нынешний лидер страны пойдет на якобы уступки с тем, чтобы протащить свой главный политический «товар» — референдум по Конституции.

Очевидно, что М.Мурси именно так и рассчитывал, полагая, что он, как опытный египетский торговец где-нибудь возле каирского туристического объекта, запросит максимально высокую цену, чтобы потом сбросить ее до приемлемой для себя и, тем самым, получить оптимальный результат.

Однако он явно недооценил фактор «уважения сильного» на Ближнем Востоке. Почувствовав слабость президента страны, оппозиция с удвоенной энергией развернула кампанию по отстранению М.Мурси от власти, собрав к июню 2013 года 22 млн подписей за его отставку.

Впрочем, пожалуй, больше всего от такого проявления слабости лидера страны воспряла духом египетская армия.

После августовской «пощечины» египетские военные, судя по всему, избрали правильную тактику. Они не пошли на прямой конфликт с «Братьями-мусульманами» и с президентом государства, а затаились и терпеливо ждали своего часа.

И вот, когда противоречия между властью и светской оппозицией достигли критической точки, попытки правительства оздоровить экономику страны закончились очередным провалом, а главный спонсор «Братьев-мусульман» — Катар, похоже, медленно, но уверенно погружается во внутриполитический кризис, армейское руководство вышло на авансцену египетской политики, в очередной раз дав понять всем, кто продолжает оставаться реальным хозяином Египта.

Ближний Восток уважает сильных. Здесь, если уж заявил о своих диктаторских претензиях, то этой стезей надо идти до конца, ибо малейшее проявление слабости чревато необратимыми последствиями. И нынешний пример с отстранением от власти М.Мурси яркое тому подтверждение.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

58 Re: Арабская весна в Пн Сен 01, 2014 2:20 am

Admin


Admin
Египет не выдержал испытания демократией

4 июля, 2013 | Автор: Быстров А.А. | Напечатать эту статью
Отстранение от власти египетскими военными избранного президента М.Мурси многие политологи уже успели окрестить «закатом эры государственного исламизма». Начавшийся было после «арабской весны» массовый приход «Братьев-мусульман» во власть в настоящее время на примере Турции и АРЕ столкнулся с серьезным вызовом со стороны старой «светской» политико-бюрократической элиты, которая сформировалась за годы прежних авторитарных режимов и теперь, придя в себя после потрясений «революций», пытается взять политический реванш. Но это совершенно не означает «заката» движения «братьев», которые еще очень долгое время будут оказывать серьезное влияние на политическую ситуацию в арабских странах.

Египту и всему движению «братьев» просто не совсем повезло. Во главе страны и встал не совсем подходящий для этого человек, который своими поступками и просто поведением, вызывает стойкую неприязнь не только у оппозиционеров, но и у своих собственных сторонников. Это вызвало раскол в некогда монолитном движении «братьев», что собственно и предопределило печальный финал для самого М.Мурси. Сейчас многие говорят об ухудшении экономического положения в стране, росте безработицы, постоянных сбоях в подаче электроэнергии и т.п., которые де и привели к «социальному взрыву». Это несомненно справедливо, но является лишь фоном, не более. Никто не питает иллюзий по поводу того, что чудес на свете не бывает. Кто бы ни оказался на месте М.Мурси и его кабинета министров, он был бы не в силах кардинально исправить экономическую ситуацию в столь короткие для этого сроки. Что, собственно, нам продемонстрирует в самом скором времени и новое правительство «национального единства». Каких бы технократов в него ни назначили сейчас военные, очень быстрых положительных результатов египетский народ на себе не ощутит, а значит общее недовольство только будет расти. Через некоторое время военные столкнуться уже с демонстрациями против нового правительства, и интересно будет понаблюдать, какие меры воздействия они будут применять к протестующим. АРЕ не Саудовская Аравия, и «подушки безопасности» в виде бюджетных поступлений от экспорта углеводородов у египетской армии нет.

Мы ранее говорили уже о стратегической ошибке египетских «братьев», которые, впав в эйфорию от результатов парламентских выборов, решили взять власть целиком и полностью. Понятно, что любая политическая сила или партия своей конечной целью видит приход к власти, но в данном сценарии всегда существует стратегия и тактика. Тактика, которую избрали для себя «братья», была глубоко ошибочной. Взвалить на себя все бремя власти в «разбудораженной» стране, в условиях серьезного и системного экономического кризиса, с абсолютно нелояльным судейским корпусом и военными может только очень уверенный в своей команде в и партийной поддержке человек, коим Мурси не является. Правильнее тактически было на первом этапе отдать исполнительную власть (по крайней мере – большинство министерских постов) оппозиционерам, что очень скоро привело бы их к фактической политической смерти, и надолго бы расчистило путь к власти «братьям». При этом вновь встал бы вопрос о лидере движения, на роль которого Мурси явно не годится по своим личностным качествам. Большинство же в парламенте позволяло бы «братьям» в очень значительной мере управлять процессами в эшелонах власти.

Теперь в АРЕ возникает очень непонятная ситуация. То, что произошло, как бы это не пытались это обелить оппозиционеры, называется военным переворотом. Никакие правовые документы, не говоря уже о конституции, не возлагают на вооруженные силы страны функций обеспечения внутренней стабильности без соответствующих указаний президента и верховного суда. Называя вещи своими именами, Египет не выдержал испытания демократией, что еще очень долго будет оказывать негативное влияние на ситуацию в стране.

Вопрос о рисках возникновения гражданской войны в настоящее время, по нашей оценке, пока не стоит. Мотивируем. Как мы уже говорили, «братья» в настоящее время расколоты, наблюдается брожение в их руководстве. Существует влиятельная точка зрения в отношении дальнейших путей решения кризисной ситуации, согласно которой «братья» просто возьмут «тайм-аут» до новых парламентских выборов, на которых они снова получат большинство. То есть предполагается действовать примерно по той схеме, которую было целесообразно задействовать с самого начала. Она подразумевает передачу инициативу политическому противнику с контролем законодательной ветви власти, что очень скоро приведет оппозицию к раздраю на фоне общей экономической катастрофы. Ждать прихода крупных инвестиций при таком положении дел внутри страны не приходится, особенно из стран Залива. Той же точки зрения придерживаются и салафиты. Сторонники исламистов, преимущественно в сельской местности, никуда не делись. А оппозиция после отстранения от власти президента М.Мурси, как это водится, очень быстро переругается. Война или активная террористическая деятельность возможна только при условии полного удаления «братьев» из легального политического процесса (алжирский вариант). Если это произойдет – а к этому некоторые «горячие головы» в оппозиции призывают – это будет долговременный кровопролитный конфликт и очень продолжительная эра общей нестабильности. Выключить больше половины египетского населения из легального политического процесса могут только политические самоубийцы. Данные гражданских активистов о том, что оппозицию поддерживает более 22 млн человек всерьез воспринимать не надо. Есть, конечно, пример Алжира, но в Египте нет углеводородов, и сейчас не середина 90-х прошлого века.

Еще один вопрос для военных – что делать с президентом Мурси. Его политическая деятельность, судя по всему, закончилась, но физически он является легитимным президентом АРЕ, которого признали все страны мира. Держать его до бесконечности под домашним арестом тоже нельзя. Попытаться устроить над ним суд по обвинениям в нарушении конституции — заранее провальное мероприятие, поскольку оно будет носить ярко выраженную политическую подоплеку. Да и предъявить уже бывшему «де-факто» президенту по большому счету нечего. Военные и оппозиция всеми правдами и неправдами в этой щекотливой ситуации пытаются удержаться в международно-правовом поле, и любых резких движений они постараются избегать. Да и сами «братья», многие из которых к Мурси симпатий не питают, будут категорически против любых уголовных преследований «своего» президента. Лично для автора совершенно очевидно, что уже в среднесрочной перспективе мы станем свидетелями политического ренессанса и «справедливого» суда над нынешним командованием вооруженных сил и МВД.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

59 Re: Арабская весна в Пн Сен 01, 2014 2:55 am

Admin


Admin
Особенности социально-политической трансформации в условиях «арабской весны»

4 июля, 2013 | Автор: Владимир Ахмедов | Напечатать эту статью
«Арабская весна» оказала серьезное воздействие на изменение основных тенденций мирового переустройства. Политическая архитектоника Ближнего Востока XX столетия оказалась практически полностью нарушена. Арабские народы и наиболее прогрессивно настроенная часть арабских элит (как светских, так и исламских) выступили за превращение Ближнего Востока из объекта в субъект международных отношений. При этом ведущие страны Запада и Россия оказались неготовыми противостоять подобному вызову, а их политические элиты подчас демонстрируют полное непонимание сути и перспектив происходящих процессов. Наиболее ярким примером этого могут служить нескончаемые бесплодные попытки, предпринимаемые США и Россией по мирному урегулированию сирийского кризиса, в результате которых он еще больше обостряется. Подобные трансформации оказывают заметное влияние на изменение политического процесса на Арабском Востоке.
В канун революционных событий на Ближнем Востоке образовались три настоящие региональные супердержавы Израиль, Турция и Иран. Они вступили в борьбу за влияние на Ближнем Востоке, объектом которой стали арабские государства. Однако, поскольку их внешнеполитические и региональные устремления были прямо пропорциональны глубоким различиям отстраиваемых в них общественно-политических систем и внутриполитическим интересам, их региональное соперничество может закончиться в основном с «нулевой суммой», а для арабских стран иметь самые негативные последствия.

Накануне революционных событий в регионе, естественный формационный ход развития ближневосточных государств был прерван или претерпел существенные изменения в условиях во многом искусственно созданной ситуации (вооруженное и политическое вмешательство внешних сил) в регионе и вокруг него. В ряде случаев это привело к тому, что в отдельных странах региона процессы перемен явно застопорились. Поэтому исторические причины и социально-политические предпосылки арабских революционных движений для большинства арабских стран сохраняются даже в странах победивших революций (Тунис, Египет, Ливия, Йемен), что наиболее ярко продемонстрировали июньские события в Турции и острый политический кризис в Египте в конце июня, начале июля 2013 года, приведший к отстранению от власти избранного президента М.Мурси.
Арабские революционные движения рельефно обозначили кризис прежних политических систем арабских стран, их институтов, идеологии, в том числе политического ислама возведенного в ранг государственной политики. Они также выявили неготовность правительств быстро реагировать на подобные изменения. Политика восприятия новых реалий и попытки адаптации к ним местных политико-экономических и мировоззренческих систем во многом носила «реактивный» характер, как в государствах, где революция продолжается (Сирия), так и в странах, где революционный порыв масс сверг прежних диктаторов, но оставил старую систему управления практически в неизменном виде.
Как и любые другие революции «арабская весна» прежде всего, решала вопрос о власти. Недаром лозунгами всех без исключения арабских революций стали «свержение режима», «отставка прежних правителей». Действительно, характер власти в арабских странах отличался тем обстоятельством, что арабские лидеры, как правило, были значительно старше своих коллег на Западе. Начавшийся со второй половины 1990-х годов XX столетия приход во власть нового поколения арабских лидеров (Марокко, Иордания, Катар, Бахрейн, Сирия, ОАЭ) стал во многом компромиссом правящих элит. Они не взяли власть в результате открытой демократической борьбы, а получили ее в итоге хитроумных политических и дворцовых интриг по наследственной передачи власти. Поэтому молодое поколение арабских лидеров не обладало, как правило, полным контролем над крупными финансовыми потоками и принятием основных политических решений, которые по-прежнему в значительной мере осуществлялись старыми правящими элитами. Характерно, что сложившаяся в последние 6-7 десятилетий «арабская схема» передачи власти продолжала довлеть и над новыми относительно демократически избранными правителями, пришедшими на смену прежним властям в результате революций. Произведенный в ноябре-декабре 2012 года новым египетским президентом М.Мурси фактический полный захват всех властных полномочий, поставил его в глазах большинства революционного народа на одну доску с Х. Мубараком и был истолкован как узурпация власти «Братьями-мусульманами». Любопытно, что Катар, который часто называют «мотором арабских революций» достаточно быстро отреагировал на подобную ситуацию, омолодив всю властную верхушку. Однако подобный шаг, возможно способен на какое-то время, «застраховать» Катар от внутренних потрясений в условиях продолжающейся «арабской весны», особенно, с учетом его активной роли в сирийском вопросе, но вряд ли может служить кардинальным решением на будущее, которое уже не за барханами.
Тем более что в условиях продолжающегося революционного подъема Арабский Восток, как никогда прежде, нуждается в появлении харизматического лидера регионального масштаба. Лидера, который мог бы предложить эндогенный общеарабский проект развития светского модернизационного содержания с учетом интересов арабо-исламского большинства, прав и желаний национально-религиозных меньшинств и сплотить вокруг него представителей региональных элит и широких слоев населения арабских стран.

Действительно, накануне революций арабское общество оказалось во многом дезориентировано. Население было склонно олицетворять свою безопасность и благополучие не столько с институтами государства, сколько с родством или принадлежностью к одному из правящих кланов или команд. Все это наложило определенный отпечаток на процесс эволюции современной социально-политической мысли на Арабском Востоке и поведенческий стереотип арабских народов. Служившие на протяжении нескольких последних десятилетий секулярные идеи панарабизма, арабского национализма в качестве идеологической и легитимизирующей основы (будь то в виде насеризма в Египте или баасизма в Сирии и Ираке) для правящих арабских режимов, не нашли своего практического воплощения.
В этих условиях перед арабским интеллектуальным сообществом стоит чрезвычайно важная и неотложная задача по скорейшей теоретической разработке общенациональной идеологии по обустройству общества в постреволюционный период и выработке практических механизмов ее применения в каждой отдельно взятой арабской стране с учетом ее общественно-политических, национально-конфессиональных особенностей, традиций и обычаев. Подобный интеллектуальный проект арабских мыслителей и идеологов (светской и религиозной ориентации) не должен носить поверхностный характер. Он призван служить задачам общественного прогресса в интересах широких слоев населения. Его задача заключается в укреплении доверия народа к новым властям. Он должен способствовать изменению характера внешней политики новых ближневосточных режимов в строну от внутренней и внешней конфронтации. Данный проект должен теоретически обосновать предпринимаемые местными властями действия на основе новой идеологии. Этот проект может способствовать восстановлению популярности институтов государства, воплощающих эту идеологию среди населения. Он может помочь заполнить возникающий идеологический вакуум, не радикальным мировоззрением, а идеей развития основанной на культурно-исторических и цивилизационных ценностях арабской нации и исламской уммы с учетом неомодернистских течений в исламе, которые ярко проявились в ходе революций и берут свои истоки в культуре городских низов (Левант).
Сегодня в условиях революционного подъема в регионе основной проблемой в деле предотвращения раскола Ближнего Востока и урегулирования этно-конфессиональных разногласий является, по-видимому, то, насколько успешными окажутся попытки совместить на национально-патриотической основе светский аутентичный проект развития государства с элементами западной системы ценностей и мусульманский неомодернизм с традиционными исламскими представлениями и идеями.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

60 Re: Арабская весна в Ср Сен 10, 2014 11:45 am

Admin


Admin
О деятельности радикальных исламистов в Тунисе

После свержения в 2011 г. режима президента З. Бен Али в Тунисе произошло возрождение радикального исламизма. Авангардную роль в этом процесс сыграл местный филиал межарабской исламистской группировки «Ансар аш-шариа», который был создан тунисским ветераном и идеологом салафизма С. Хусейном (Абу Ияд ат-Туниси), участвовавшим в «афганском джихаде». После получения помилования от исламистского режима С. Хусейн стал активно продвигать идеи салафизма и шариат в стране. В настоящее время эта группировка считается «авангардом радикального салафизма в Тунисе». По информации СМИ, «Ансар аш-шариа» «патронируется и финансируется Эр-Риядом, который особенно и не скрывает того, что намерен использовать эту структуру для продвижения своего влияния в арабских странах в противовес набравших силу «Братьев-мусульман», которые сейчас пользуются в той или иной степени, и с некоторыми оговорками, поддержкой Катара».

На сегодняшний день радикальные исламисты стали серьезным фактором, негативно влияющим на обстановку в Тунисе. И хотя большинство местных ультраконсервавтивных мусульман принадлежат к так называемым научным салафитам, которые отвергают использование насилия и сосредоточены на проповеди «чистого» ислама, в последние годы в Тунисе были созданы такие салафитские организации, как «Джабхат аль-Ислах» и «Хизб ат-Тахрир», выступающие за создание в стране халифата. При этом первая из них выступает за постепенное преобразование общества в интересах достижения этой цели, а «Хизб ат-Тахрир» ориентирована на насильственное свержение власти. Оценочно, численность активных салафитов в Тунисе оценивается в 10 тыс. человек.

Усиление влияния и активности радикальных исламистов в Тунисе обусловлено несколькими факторами. По оценке экспертов, «наиболее решающим стало возвращение в страну и выход на свободу из тюрем после революционных событий ведущих активистов и идеологов салафизма». Сказывается и ухудшение экономической ситуации в республике и связанный с ней рост безработицы, особенно среди молодёжи, что исламские радикалы умело используют в своих интересах. Так, «Ансар аш-шариа» деятельно участвует в создании новых рабочих мест, оказывает населению другие услуги. Негативную роль играет и участие тунисских граждан в военных действиях в арабских и африканских государствах: в 2011 г. в Ливии, а в настоящее время в Сирии, Мали и Ираке, где они получают практический боевой опыт и идейную закалку в духе радикального исламизма. Все это они используют после возвращения на родину в борьбе за создание исламского государства в Тунисе. В то же время лидер «Ансар аш-шариа» С. Хусейн выражает сожаление по поводу оттока молодых сторонников «чистого ислама» в другие страны, в то время как «они нужны для укрепления позиций салафитов в Тунисе».

Крупнейшим антиправительственным выступлением «Ансар аш-шариа» стало противостояние с полицией и силами безопасности в 2012 г. в городе Кайруан в центральной части страны и ряде пригородов тунисской столицы. При этом Кайруан в течение нескольких часов фактически находился в руках сторонников салафитской группировки, которые соорудили баррикады и закидывали полицейских «коктейлями Молотова» и камнями. Поводом для протестного выступления стало решение властей о переносе съезда «Ансар аш-шариа» из столицы в один пригородов, в котором затем и начались беспорядки.

Группировка «Ансар аш-шариа» стоит за нападением на посольство США в Тунисе в сентябре 2012 г. Именно на «Ансар аш-шариа» тунисские власти возложили ответственность за два громких политических убийства в стране: лидера оппозиционной «Партии объединенных патриотов-демократов» Ш. Белаида, совершенного 6 февраля 2013 г., и депутата парламента М. Брахми, считавшегося лидером светской оппозиции (25 июля 2013 г.).

27 августа 2013 г. «Ансар аш-шариа» была объявлена в Тунисе террористической организацией.

Власти Туниса признают, что главными угрозами в сфере безопасности в стране являются терроризм и общественные беспорядки на политической почве. Причем под терроризм они подразумевают «деятельность организованных групп», применяющих «насилие и оружие в отношении кого-либо или с целью захвата власти».

Захватив оружие со складов и полицейских участках в период революционных событий в стране в 2011 г., а также получив его от своих соратников из Ливии из разграбленных арсеналов бывшей армии М. Каддафи, радикальные исламисты оказались в состоянии начать вооруженную борьбу на тунисской территории, совершая нападения на представителей властей, сил правопорядка и военных, причем число этих нападений, а также терактов неуклонно растет. Также отмечается увеличение контрабанды оружием в приграничных с Ливией и Алжиром районах.

Крупнейшим очагом активности вооруженных исламистских группировок стал горно-лесистый район Шаамби в провинции Кассерин на западе страны недалеко от границы с Алжиром, где боевики создали несколько баз. В частности, речь идет о боевиках т. н. «Бригады Укба бин Нафаа», связанной с группировкой «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ). Большинство боевиков «Бригады» прошли подготовку в лагерях террористов на территории Ливии и Алжира. Часть боевиков воевала в Мали на стороне местных джихадистов. Западные эксперты отмечают, что деятельность «Бригады Укба бин Нафаа» является свидетельством того, что руководство АКИМ делает ставку на дальнейшую дестабилизацию обстановки в Тунисе. Также в горах Кассерина действует террористическая группировка «Джебель Шаамби», ключевые позиции в руководстве которой занимают граждане Алжира. Руководство тунисских сил безопасности считает, что «алжирские исламисты являются нежелательным элементом в Тунисе», играющим важную роль в дестабилизации обстановки в стране.

В провинции Кассерин, а также в соседней провинции Эль-Кеф тунисские силы безопасности регулярно проводят крупные антитеррористические операции, к участию в которых привлекаются подразделения вооруженных сил, в том числе танковые и авиационные. Операции против боевиков и террористов также проводились в провинции Сиди-Бу-Зид в центральной части Туниса. В ходе этих и других спецмероприятий были обнаружены крупные склады оружия и боеприпасов, многие террористы были арестованы.

На юге Туниса, в районах, прилегающих к границам с Ливией и Алжиром, власти в 2013 г. создали закрытые военные зоны с целью борьбы с террористами, контрабандой оружия и нелегальным пересечением границы. Министерство национальной обороны Туниса сообщило, что «любое лицо, находящееся в области военной операции (граница с Алжиром-авт.), обязано подчиняться указаниям патрулей, в том числе остановиться для обыска, если это необходимо».

Правительство страны приняло меры против радио- и телевизионных станций, пропагандировавших идеи радикального исламизма. Ограничивается деятельность радикальных проповедников в мечетях.

Тунис наладил сотрудничество с Алжиром в деле борьбы с терроризмом. Так, две страны обменивались списками граждан, подозреваемых в ведении противоправной деятельности. В последние месяцы алжирское военное командование разместило на границе с Тунисом 8 тыс. военнослужащих в рамках совместных мероприятий с тунисскими силами безопасности по ликвидации инфраструктуры исламистских террористических группировок в приграничных с Тунисом районах.

Тем не менее, боевики и террористы продолжают совершать свои акции. Так, в конце июля 2014 г. в горном районе Шаамби было совершено нападение на военнослужащих Национальной гвардии: погибли 14 и получили ранение 20 человек.

Последние вооруженные нападения в Тунисе показали неоправданность ожиданий относительно быстрой стабилизации ситуации в стране. Существуют серьезные опасения относительно дальнейшего усиления салафитских группировок в Тунисе. На границах республики обстановка также продолжает оставаться напряженной, особенно на юге в Сахаре, где тунисские радикальные исламисты продолжают получать помощь из-за рубежа. Сообщается о наличии прямой связи местной «Ансар аш-шариа» с экстремистами из АКИМ и «Ансар аш-шариа» в Алжире. И если с алжирскими властями налажено сотрудничество в борьбе с терроризмом, то гораздо сложнее дело обстоит с Ливией, где фактически отсутствует единое центральное правительство и действуют многочисленные вооруженные группировки. В связи с резким обострением ситуации в Ливии, обстановка на границе с этой страной в настоящее время характеризуется «массовой инфильтрацией радикалов и исламистов в Тунис». Значителен и поток ливийских беженцев.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

61 Re: Арабская весна в Вт Сен 16, 2014 11:04 am

Admin


Admin
Бахрейн: проблемы обеспечения национальной безопасности

Главной проблемой Бахрейна, негативно влияющей на его внутреннюю стабильность и безопасность, остается глубокий и затяжной политический кризис, обусловленный противостоянием между оппозицией, представляющей шиитское большинство населения архипелага, и правящим суннитским монархическим режимом. В сфере внешней безопасности негативное воздействие на положение королевства оказывает сохраняющаяся сложная военно-политическая обстановка в регионе Персидского залива.

Нынешний кризис в Бахрейне – крупнейший в истории страны — начался в феврале-марте 2011 г. Он был вызван дискриминацией шиитского большинства населения (до 70 процентов), нежеланием правительства продвигать политические реформы, расширять демократические права и свободы, чтобы не допустить подрыва основополагающих устоев и власти правящего монархического режима. Ситуация осложнялась ухудшением экономического и социального положения в королевстве. Протестные выступления сразу же приняли массовый и организованный характер.

Во главе оппозиционного движения в стране стоит наиболее крупная и влиятельная шиитская политическая организация – Исламское общество национального согласия («Аль-Вифак», лидер А. Сальман). Главными требованиями оппозиции остаются проведение коренных демократических изменений политической системы Бахрейна, ликвидация дискриминации шиитов. Это подразумевает формирование правительства, подотчетного парламенту, создание выборного однопалатного парламента, обладающего всеми полномочиями, и ликвидация назначаемого королем Маджлиса Шуры, введение избирательной системы на основе реального равноправия граждан, отказ от практики «натурализации» — предоставления бахрейнского подданства суннитам, выходцам из других стран (пакистанцам, саудовцам и др.). При этом оппозиционеры заявляют, что все перечисленные требования появились не в начале 2011 г., а «у них длительная предыстория».

Лидеры шиитской оппозиции отвергают, что причиной протестных выступлений стали преимущественно межконфессиональные противоречия и заявляют, что ведут борьбу за демократию и права человека в стране. Ведущие оппозиционные движения и партии также решительно осуждают «методы террора и репрессий», применяемые силами безопасности против «мирных демонстрантов». Со своей стороны, оппозиционеры заявили об отказе от насилия в политической борьбе.

Власти, оказавшись не в состоянии справиться с масштабным протестным движением, прибегли к военной помощи аравийских соседей. В мае 2012 г. король Хамад, пытаясь снизить напряженность в стране, одобрил конституционные поправки, которые расширили полномочия парламента. Оппозиция назвала их «формальными». В октябре 2012 г. в Бахрейне был введен запрет на проведение любых публичных собраний и митингов «до улучшения ситуации в сфере безопасности и до восстановления национального единства», однако антиправительственные выступления продолжились.

В условиях нарастания политического противостояния у правящей династии сужалось пространства для манёвра. Желая снизить накал противоборства, король Хамад в январе 2013 г. предложил провести Диалог национального согласия (ДНС) с участием различных политических сил страны с целью найти мирный выход из политического тупика, в котором оказался Бахрейн. Основные оппозиционные движения и организации, в том числе «Аль-Вифак» согласились в нем участвовать.

Перед началом переговоров власти приняли ряд конкретных мер, направленных на улучшение политической, экономической и социальной ситуации в стране. ДНС начал свою работу 10 февраля 2013 г. Переговоры проходили трудно. Оппозиционеры настаивали на четком определении их рамок, освобождении политзаключенных, создании переходного правительства и прекращении «непрерывных репрессий и кампании в СМИ против оппозиции», а также на непосредственном участии в диалоге короля, так как его отсутствие не позволяло предметно решать многие серьезные вопросы.

Тем временем в Бахрейне состоялись новые массовые антиправительственные выступления шиитской оппозиции, часто проходившие под лозунгом «Долой короля Хамада!» Причем лидеры оппозиции отказались осудить эти протестные выступления и насильственные действия их участников.

Партия «Аль-Вифак» в сентябре 2013 г. приостановила свое участие в ДНС, протестуя против ареста одного из лидеров оппозиции Х. Марзука, которого власти обвиняют в подстрекательстве к насилию. В январе 2014 г. правительство Бахрейна также заявило о приостановке своего участия в переговорах после того, как оппозиция повторно бойкотировала запланированную встречу.

В феврале 2014 года в стране вновь прошли массовые протестные демонстрации, участники которых требовали прекращения дискриминации шиитов. Они стали крупнейшими акциями протеста со времени событий января-февраля 2011 г. и были приурочены к их третьей годовщине. 12 сентября партия «Аль-Вифак» организовала демонстрацию под лозунгом «Демократия победит коррупцию и террор».

Наследный принц С. бин Хамад, отвечающий за диалог с оппозицией, надеется на его возобновление. Однако, учитывая глубокие, принципиальные разногласия между властью и её противниками, достижение национального примирения в Бахрейне вряд ли возможно в ближайшей перспективе.

Радикальный сегмент бахрейнской шиитской оппозиции представлен такими группировками как «Армия Имама», «Батальоны Шираза», «Батальоны Хусейна», «Хизбалла-Бахрейн» и др. По информации местных спецслужб, они курируются Ираном, ливанской «Хизбаллой» и иракскими шиитами. Эти группировки обладают серьезным потенциалом для подрывной деятельности, но пока находятся в «спящем состоянии». При этом Иран ясно дает понять, «что активизация сопротивления в самой радикальной и неприятной для бахрейнских властей форме – это вопрос желания и времени».

Внешняя безопасность Бахрейна определяется перманентно напряженной обстановкой в зоне Персидского залива. Сказывается и то, что королевство находится в непосредственной близости от двух ведущих и соперничающих между собой государств региона – Саудовской Аравии и Ирана.

Учитывая ограниченные возможности страны, руководство Бахрейна в вопросах обороны ориентируется на получение необходимой помощи от США и Саудовской Аравии. При этом главным гарантом королевства в деле защиты от потенциальной агрессии являются США. Этот выбор в Манаме сделали после войны в Персидском заливе в 1991 г, которая продемонстрировала военную несостоятельность государств ССАГПЗ, в том числе КСА, их неспособность противостоять сильному региональному противнику. Правительство Бахрейна считает, что американцы способны оперативно оказать стране полномасштабную военную помощь в случае внешнего нападения. В 1992 г. Бахрейн подписал с США соглашение по вопросам обороны и безопасности. Аналогичное соглашение подписано и с Великобританией. На территории королевства находится целый ряд американских военных баз и объектов. На них размещено до 7 тыс. военнослужащих ВС США, преимущественно из состава ВМС. Здесь находится штаб 5-го оперативного флота ВМС США и основные компоненты обеспечения его функционирования и базирования. Кроме того, имеется целый ряд других важных американских военных объектов: региональные командные пункты спецназа и ВВС, узел связи, пункт сбора информации с ИСЗ, ведущих наблюдение за акваторией Индийского океана и Ираном, станция радиоразведки и склады военного имущества. С 2000 г. США продали Бахрейну оружия и военной техники на сумму свыше 1,4 млрд долларов. Манама поддержала инициативу президента США Б. Обамы о создании широкой международной коалиции для борьбы с боевиками «Исламского государства».

Фактор иранской угрозы продолжает оказывать очень большое влияние на внутреннюю и внешнюю политику Бахрейна. Иран неоднократно выдвигал притязания на Бахрейн, а местная шиитская община на протяжении веков находилась под духовным и политическим воздействием со стороны Ирана. В Манаме регулярно обвиняют Тегеран во вмешательстве во внутренние дела страны. Так, правительство Бахрейна недвусмысленно намекало на то, что Иран мог поддерживать антиправительственные выступления, начавшиеся в стране в феврале-марте 2011 г. Бахрейнское правительство обеспокоено наращиванием иранского военного потенциала и негативно относятся к возможному появлению у северного соседа ядерного оружия. Королевство поддержало все международные санкции в отношении ИРИ в связи с его ядерной программой и сдержанно отнеслось к наметившейся тенденции на улучшение отношений Тегерана с Западом. В целом же правящие круги Бахрейна стремятся строить свои отношения с ИРИ исходя главным образом из собственных национальных интересов, поддерживая при этом общую позицию аравийских монархий и учитывая политику США в регионе.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

62 Re: Арабская весна в Вт Окт 21, 2014 8:30 pm

Admin


Admin
Московский Центр Карнеги

Ирак как жертва «арабской весны»

Алексей Малашенко Комментарий 09 октября 2014

Захватившая треть Ирака и такую же часть Сирии исламистская организация «Исламское государство» (ИГ) будет разгромлена возглавляемой США коалицией — это всего лишь вопрос времени. Правда, неясно, уйдут на это месяцы или годы, а также — во что превратится Ирак, который уже сейчас похож на некую территориально-политическую агломерацию. Скорее всего, от иракской государственности останутся в основном символы — флаг и герб.

Алексей Малашенко — председатель программы «Религия, общество и безопасность» в Московском Центре Карнеги.

Итак, рано или поздно коалиция отпразднует победу. Но после этого на повестке дня встанет ключевой вопрос: какая политическая система наилучшим образом способна обеспечить стабильность в Ираке и контроль над всей территорией страны? Представить себе эффективную суннито-шиито-курдскую коалицию — то есть демократическую модель — почти невозможно. После всего, что пережило иракское общество, это утопия — особенно с учетом того, что на участие в подобной коалиции почти наверняка стало бы претендовать «умеренное крыло» ИГ, которое наверняка объявится.

Спасти Ирак и вытащить его из кризиса может только жесткая военная диктатура, но это чисто теоретическое рассуждение. Никаких шансов на то, что к власти в стране может прийти «отец нации», популярный и авторитетный среди всех групп населения, нет и не предвидится. «Второго издания» Саддама Хусейна не будет.

Остается полагаться на «внешние скрепы», на заинтересованность зарубежных партнеров Багдада в сохранении целостности иракского государства. С одной стороны, это представляется реальным, поскольку ни соседи Ирака, ни Запад не заинтересованы в его распаде — слишком печальными могут оказаться последствия. Однако, с другой стороны, долго (а то и вечно) нести ответственность за чужое государство — дорого и рискованно. Об этом свидетельствуют Афганистан и тот же Ирак после устранения режима Саддама Хусейна.

Ирак разделен по этническому принципу — на арабов и курдов (18% населения), а также по религиозному принципу — на шиитов (65%) и суннитов. Управление этой разобщенной страной из ее столицы — Багдада — будет осуществляться скорее формально. В известной степени формальной станет и иракская внешняя политика. Курдистан уже выстраивает собственные внешнеполитические и экономические связи с Турцией, США, Россией. В свою очередь, некоторые нефтяные компании (в Ираке сосредоточено 11% мировых запасов нефти), декларируя лояльность багдадскому правительству, завязывают контакты с теми, кто реально контролирует обстановку на местах — в частности, в том же Курдистане.

(Кстати, возникает также вопрос: куда и кому экспортирует нефть из захваченных им скважин ИГ?)

Важно то, что фрагментированный и нестабильный Ирак не является на Ближнем Востоке исключением. Есть еще Ливия — расколотая и с неясной судьбой; есть Сирия, где три года бушует гражданская война. Для региона становится типичной модель рыхлого, неустойчивого государства. Тенденция к трансформации государств в соответствии с данной моделью может распространиться и на другие страны: так, нестабильности опасаются в Иордании и даже в Египте, где после прихода к власти фактического диктатора Абд аль-Фаттаха ас-Сиси его главные оппоненты, «Братья-мусульмане», отнюдь не растворились в атмосфере, а, по всей видимости, накапливают силы для новых битв.

С началом «арабской весны» некоторые политики и эксперты возлагали надежды на этот всплеск народной активности, надеясь на демократические перемены. Однако, вопреки первоначальным необоснованным ожиданиям, «арабская весна» привела к региональной катастрофе — и одной из ее главных жертв оказался Ирак.

http://carnegie.ru/2014/10/09/%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BA-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B6%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B1%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%B5%D1%81%D0%BD%D1%8B/hrwn

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

63 Re: Арабская весна в Пт Мар 20, 2015 2:37 pm

Admin


Admin
После того как «арабская весна» смела режим полковника Каддафи в Ливии, прошло более 3 лет. С тех пор стабильность в стране осталась в прошлом. Начиная с 2014 года там параллельно существуют две системы власти в виде Палаты представителей Ливии (ПП) и Всеобщего национального конгресса (ВНК). Большая часть территории государства при этом по-прежнему погружена в хаос борьбы между различными военизированными группировками, представляющими интересы различных городов и сел, религиозных групп и кочевых племен. Для того чтобы разобраться в текущей ситуации в стране, «Лента.ру» поговорила с политологом, доцентом кафедры сравнительной политологии МГИМО Ириной Владимировной Кудряшовой.
http://lenta.ru/articles/2015/03/18/libia/

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

64 Re: Арабская весна в Пт Мар 27, 2015 12:59 pm

Admin


Admin
КАИР/САНА (Рейтер) - Египетские военно-морские силы и авиация присоединились к возглавляемой Саудовской Аравии военной операции против шиитской группировки хуситов в Йемене, расположенном на берегу ключевого судоходного пути между Европой и Персидским Заливом.

Военные самолеты саудитов и других участников арабского альянса в четверг ударили по повстанцам, которые осаждают йеменский город Аден на юге страны в попытке сместить укрывшегося в нем президента Йемена. Каир присоединился к военной операции, призванной остановить продвижение поддерживаемых Ираном сил в Йемене, сообщил египетский военный источник.
http://ru.reuters.com/article/topNews/idRUKBN0MM19T20150326?sp=true

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

65 Re: Арабская весна в Вс Мар 29, 2015 1:32 pm

Admin


Admin
Укрывшийся за рубежом президент Йемена Абд Раббу Мансур Хади обвинил Иран в дестабилизации положения в стране и назвал повстанцев-хуситов "марионетками Ирана".
Эти слова он произнес на саммите Лиги арабских государств в египетском Шарм Эш-Шейхе.
В среду Хади покинул дворец в Адене, где он скрывался от шиитских повстанцев-хуситов.
В ночь на четверг Саудовская Аравия и ее союзники среди стран Персидского залива нанесли авиаудары по объектам в Йемене, где продолжается наступление шиитских повстанцев-хуситов. Пока авиаудары не остановили продвижение повстанцев.
Представители Саудовской Аравии заявили, что авиаудары будут продолжаться до тех пор, пока ситуация в стране не станет "стабильной и безопасной".
http://www.bbc.co.uk/russian/international/2015/03/150328_yemen_hadi_iran_stooges

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

66 Re: Арабская весна в Пн Мар 30, 2015 1:45 pm

Admin


Admin
Президент Йемена Абд-Раббу Мансур Хади назвал шиитских повстанцев хути, захвативших большую часть станы, «марионетками Ирана». Хади выступил на саммите Лиги арабских государств, открывшемся в субботу 28 марта в египетском курортном городе Шарм-эль-Шейх.

Говоря о хути, поддерживаемых Тегераном, Хади заявил: «Я заявляю этим иранским марионеткам... вы сами уничтожили Йемен своей политической незрелостью». Президент Йемена обвинил Иран в разжигании международного кризиса и нарушении суверенитета Йемена.
http://www.golos-ameriki.ru/content/yemen-war/2698191.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

67 Re: Арабская весна в Пн Мар 30, 2015 1:47 pm

Admin


Admin
В четверг самолеты ВВС Саудовской Аравии начали бомбить цели в Йемене. Страны Персидского залива и другие страны региона начали операцию в поддержку официально признанного президента страны Абд-Раббу Мансура Хади.

Авиаудары были нанесены по целям, расположенным в окрестностях главного аэропорта столицы страны – Саны. Пострадали также жилые здания.

Повстанцев-хути, стремящихся свергнуть президента Хади, поддерживает Иран. Иранские власти назвали проводимую саудитами операцию «опасным шагом», который лишь усугубит кризис в Йемене. Однако один из высокопоставленных представителей иранских властей исключил какие-либо военные действия.

Как сообщили представители хути, жертвами авиаударов стали, по меньшей мере, 18 человек. Еще 24 человека получили ранения.

Как сообщил внештатный корреспондент «Голоса Америки» Джакфар Кукай, по неподтвержденным данным, среди погибших и раненых были, по меньшей мере, трое лидеров повстанцев. Он также сообщил, что, согласно сообщениям в местных СМИ, лидер хути Мохаммед Али аль-Хуси был ранен, когда в его дом попала ракета, однако его представитель опроверг эту информацию.

Лига арабских государств безоговорочно поддержала возглавляемую саудитами военную операцию в Йемене.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

68 Re: Арабская весна в Пт Апр 03, 2015 3:42 am

Admin


Admin
Йемен - одна из самых бедных арабских стран. Численность населения - более 25 миллионов человек. Среди них чуть больше половины - сунниты, остальные шииты. Шиитские повстанцы - хуситы контролируют большую часть страны. Они захватили столицу Йемена Сану. Шиитов активно поддерживает поставками оружия Иран. Суннитов - Саудовская Аравия, которая совместно с другими странами наносит по повстанцам удары с воздуха. Такова, на первый взгляд, картина. На самом деле, в Йемене идет война всех против всех с меняющимися фронтами.
Клубок конфликтов
Межконфессиональный конфликт в Йемене переплетается с региональным и политическим. Шииты проживают, в основном, на севере страны, в горах на границе с Саудовской Аравией, сунниты - на юге. До 1990 года страна была разделена. В Южном Йемене практиковался арабский вариант социализма. После объединения южане чувствовали себя ущемленными, что помогло там закрепиться группировке "Аль-Каида на арабском полуострове".
http://www.dw.de/a-18359213

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

69 Re: Арабская весна в Сб Апр 04, 2015 1:29 pm

Admin


Admin
В среду 1 апреля при взрыве на молочном заводе на западе Йемена погибли не менее 35 человек. Установить причину взрыва пока не удалось.

Поступают противоречивые сообщения, возлагающие ответственность за трагедию то на авиаудары международной коалиции во главе с Саудовской Аравией, то на антиправительственные формирования.

По словам властей и очевидцев, утром в среду коалиция нанесла несколько ударов в районе молочного завода в портовом городе Ходейда. Вместе с тем поступает информация об ударах в этом районе со стороны повстанцев.
http://www.golos-ameriki.ru/content/explousen-kills-35-in-yemen-dairy/2702949.html

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

70 Re: Арабская весна в Ср Май 06, 2015 2:32 am

Admin


Admin
О йеменском президенте Абд-Раббо Мансуре Хади

Абд-Раббо Мансур Хади родился 1 сентября 1945 г. в деревне Зукайн на территории британского Западного протектората Аден (в настоящее время — территория провинции Абьян). Профессиональный военный. В 1970 г. вступил в ряды армии Народной Демократической Республики Йемен (НДРЙ) Первичное военное образование получил в Великобритании (1966–1970 гг.), а затем продолжил его в Египте и Советском Союзе (в Академии Генерального штаба ВС СССР). К 1986 г. дослужился до звания полковник.
А. М. Хади был сторонником бывшего южнойеменского лидера Али Насера Мухаммеда. Принимал активное участие на его стороне в гражданской войне в НДРЙ январе 1986 г. После поражения А. Н. Мухаммеда эмигрировал в Йеменскую Арабскую Республику (ЙАР). В 1990 г. когда ЙАР и НДРЙ объединились в единое государство – Йеменскую Республику (ЙР) А. М. Хади получил звание генерал-майора и с мая по октябрь занимал пост министра обороны. 3 октября 1994 г. президент ЙР А. А. Салех назначил А. М. Хади вице-президентом страны. С 1994 г. занимал также пост заместителя председателя правившей в Йемене партии Всеобщий народный конгресс (ВНК). Позже стал генеральным секретарем партии (А. А. Салех был председателем ВНК).

До начала острого политического кризиса в январе 2011 г. М. Хади не играл заметной роли в политической жизни Йемена, находясь в тени действующего президента А. А. Салеха. К тому же, будучи выходцем из южной части страны, он не имел серьезного влияния и опоры в севере ЙР.

С июня по сентябрь 2011 г., когда Салех после полученного в результате покушения тяжелого ранения находился на лечении в Саудовской Аравии, А. М. Хади исполнял обязанности главы государства. Позже по поручению А. А. Салеха вел переговоры с представителями различных политических партий и движений Йемена по урегулированию кризиса в стране.

23 ноября 2011 г. после подписания при посредничестве аравийских монархий соглашения о мирной передаче власти в Йемене и отставки А. А. Салеха А. М. Хади становится временно исполняющим обязанности главы государства. На состоявшихся 21 февраля 2012 г. выборах А. М. Хади был избран президентом Йемена на двухлетний переходный период с целью подготовки проекта новой конституции (позднее срок президентства был продлен еще на один год). По оценке экспертов, избрание А. М. Хади «техническим президентом» стало «в большей степени результатом компромисса между различными группами оппозиции», «а это означает, что его поддержал основной спектр ведущих политических сил страны: от социалистов до партии «Ислах»».

В 2012-2014 гг. А. М. Хади пытался провести в стране реформы. Речь, прежде всего, идет о реформировании силовых структур и административно-территориального деления республики. Одной из основных целей военной реформы было удалении из армии, а также органов безопасности А.А. Салеха. Однако этот процесс столкнулся с сопротивлением, преимущественно скрытым, приверженцев бывшего главы государства. В начале 2014 г. А. М. Хади был вынужден пойти на частичное возвращение сторонников А. А. Салеха в вооруженные силы. «Тем самым была предпринята попытка достигнуть некого баланса сил в исполнительной власти страны». В итоге, как показывают последние события в стране, «никакой реальной реформы йеменской армии, в которой на высшем и среднем уровне сохранилась сильное влияние сторонников Салеха, проведено не было».

В феврале 2014 г. президент подписал закон о будущем государственно-административном делении Йемена, по которому страна была разделена на шесть отдельных провинций.

В целом, говоря о деятельности М. Хади на посту руководителя государства, большинство экспертов сходятся в том, что он не стал «той фигурой, которая способна жестко навести порядок» в такой сложной стране как Йемен.

В сфере внешней политики А. М. Хади наладил конструктивные отношения с США, особенно в вопросах борьбы с терроризмом. Он попросил американцев увеличить помощь Йемену в борьбе против террористических группировок, действующих в стране. На йеменской территории были размещены до 5 тыс. военнослужащих ВС США (в настоящее время выведены из страны). В апреле 2013 г. А. М. Хади посетил с официальным визитом Россию.

Летом 2014 г. обстановка в Йемене стала резко обостряться. В стране начались массовые протесты населения из-за перебоев в снабжении электроэнергией и нехватки продовольствия. Этим воспользовались сторонники шиитского движения «Ансар Аллах» (хоуситы), отряды которых перешли в наступление, захватив северо-западные районы страны. Причем армия почти не оказывала им сопротивления. В сентябре 2014 г. силы хоуситов установили контроль над столицей Йемена Саной. Успехи шиитских мятежников стали возможны во многом благодаря сотрудничеству со сторонниками бывшего президента Салеха, контролировавшими значительную часть армии. В ноябре 2014 г. А. М. Хади был снят с поста заместителя председателя и генерального секретаря партии Всеобщий народный конгресс за поддержку санкций, введенных Совбезом ООН, против А. А. Салеха. Не привела к конструктивным результатам и работа Конференции национального диалога, которая должна была выработать основные направления будущего политического устройства Йемена и подготовить основу новой конституции. Таким образом, попытки А. М. Хади урегулировать ситуацию в стране оказались безуспешными.

15 января 2015 г. А. М. Хади, фактически блокированный хоуситами в президентском дворце в Сане, подал прошение об отставке, которую должен был рассмотреть парламент. В отставку также ушло и правительство страны; фактически президент и министры оказались под домашним арестом. Однако уже 25 января Хади решил отозвать свое прошение об отставке. Тем временем 6 февраля хоуситы сформировали Революционный совет, который должен назначить президентский совет в составе пяти членов.

21 февраля А. М. Хади был освобожден из-под домашнего ареста и прибыл в Аден — главный город йеменского юга. Там он развернул бурную деятельность, всячески демонстрируя свою «твердость и стремление сохранить легальные институты власти» в Йемене. Так, А. М. Хади встретился с губернаторами южных провинций, подтвердил отзыв своего заявления об отставке, обвинил хоуситов в государственном перевороте и издал указ о непризнании и незаконности любых указаний хоуситов из Саны. Кроме того, А. М. Хади созвал совет руководства всех политических партий страны и бывших членов Конференции национального диалога для выработки программы дальнейших действий. 24 марта А. М. Хади обратился к главам аравийских монархий с просьбой о военном вмешательстве для оказания помощи в «восстановлении законной власти» в Йемене и противодействия «вмешательству деструктивных внешних сил». Это обращение послужило «оправдательным документом» для Саудовской Аравии и ее арабских союзников, начавших 26 марта военную операцию «Буря решимости» против хоуситов и их местных союзников. В то же время, по утверждению недавно подавшего в отставку специального советника генерального секретаря ООН по Йемену Д. Беномара, йеменское правительство и хоуситы достигли договоренностей по ключевому вопросу о разделении власти и обсуждали будущую роль президента, когда саудовцы и их союзники по запросу А. М. Хади начали воздушные бомбардировки территории страны.

В условиях развернувшихся в Адене боев между силами хоуситов и сторонниками президента 25 марта А. М. Хади был вынужден покинуть город. После участия в саммите Лиги арабских государств, который проходил в египетском Шарм-эш-Шейхе, Хади 27 марта перебрался в саудовскую столицу Эр-Рияд, где и находится по настоящее время. Фактически вся его политическая деятельность направляется и контролируется властями КСА.

9 апреля генпрокурор Йемена инициировал проведение административных мероприятий по факту возможного совершения А. М. Хади и рядом его приближенных преступлений против государственной безопасности.

Совет Безопасности ООН в своей резолюции 2216 от 14 апреля 2015 г. осудил действия хоуситов и подтвердил легитимность А. М. Хади как президента Йемена.

И хотя отряды сторонников Хади при поддержке авиации арабской коалиции продолжают вести бои против хоуситов в Адене, Таизе и некоторых других районах Йемена, главным образом на юге страны, дела у беглого президента «обстоят не слишком блестяще». А. М. Хади в своей деятельности допустил ряд грубых стратегических ошибок и в итоге остался без надежных союзников в Йемене: большая часть политической элиты страны и племенной верхушки не желают видеть во главе государства человека, завоевавшего устойчивую репутацию «политического банкрота». Таким образом, возвращение А. М. Хади на родину «стоит под большим вопросом».

Близкие к А. М. Хади люди характеризую его как красноречивого, творческого и самоуверенного человека. Он свободно владеет английским языком.

А. М. Хади женат, имеет троих сыновей и двух дочерей.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

71 Re: Арабская весна в Вс Май 10, 2015 11:39 am

Admin


Admin
Экс-президент Египта Хосни Мубарак и двое его сыновей приговорены к трем годам тюрьмы на повторном процессе по так называемому делу "о президентских дворцах".

По данным следствия, экс-президент и его сыновья присвоили 18 млн долларов, выделенных на ремонт и реставрацию дворцов главы государства.

В действительности бюджетные деньги направлялись на ремонт частных владений семьи экс-президента, установило следствие.

Ранее экс-президент с сыновьями уже был признан виновным по этому делу, однако кассационный суд Египта постановил отменить приговор и назначить новое судебное разбирательство.

У зала суда в момент оглашения приговора собрались стороники бывшего президента, которые считают решение суда политическим. Адвокат Мубарака сообщил, что решение может быть обжаловано.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

72 Re: Арабская весна в Пн Июн 22, 2015 8:25 pm

Admin


Admin
Алжир: проблемы обеспечения национальной безопасности

Алжир – наиболее крупное по территории, численности населения, экономическому и военному потенциалу государство на северо-западе Африки, что традиционно подпитывает амбициозность алжирского руководства, его стремление утвердить ведущую роль страны в регионе. Данное обстоятельство напрямую сказывается на проблемах обеспечения национальной безопасности АНДР, приоритетах государственной политики в этой сфере. Алжир перманентно наращивает свой военный потенциал. Большое внимание уделяется борьбе с террористической угрозой, имеющей как внутренние, так и внешние корни. На вопросы обеспечения национальной безопасности продолжают оказывать влияние и сохраняющиеся территориальные и политические противоречия с Марокко.
Что касается внутренних аспектов национальной безопасности, то здесь главным остается вопрос о путях дальнейшего политического и экономического развития Алжира. Власти прилагают усилия по недопущению дестабилизации обстановки в стране. Причем «страх перед изменениями, которые испытывает режим, осложняет его намерение провести коренные преобразования, которые, естественно, не пользуются поддержкой населения. Во многом именно поэтому власти используют доходы от экспорта углеводородов не для решения назревших структурных проблем, особенно в экономике, а главным образом для подкупа лояльности населения». Однако ситуацию для правительства в последнее время осложняет кризис национальной нефтегазовой отрасли, снижение поступлений в казну, что ведет к ухудшению положения «простого населения страны». Требуют своего решения заметно обострившаяся проблема берберского населения. Не снята полностью с повестки дня и проблема противостояния сторонников светского и исламского путей развития Алжира.

Правящему режиму в начале нынешнего столетия удалось подавить основные силы экстремистских и террористических исламистских группировок, снять непосредственную угрозу действующей власти с их стороны. Тем не менее, говорить о полной победе над экстремистами и террористами в Алжире пока нет достаточных оснований. Несмотря на понесенные тяжелые потери, радикальные исламисты смогли сохранить часть своих сил и продолжают совершать различного рода насильственные акции. Кроме того, алжирские спецслужбы опасаются уже идущего процесс превращения джихадистами Сахеля в свою тыловую базу для подготовки масштабных антиправительственных действий непосредственно на территории АНДР. Сохраняются и глубинные причины для распространения в стране идеологии джихадизма, что во многом связано с социально-экономическими и политическими факторами. Отметим, что в Алжире имеются достаточно многочисленные слои населения, которые «при определенном стечении обстоятельств» могут опять оказаться восприимчивыми к радикальной исламистской идеологии.

Кардинальные изменения, произошедшие в последние годы в Тунисе, Мали и, особенно, в Ливии, оказали прямое негативное влияние на обстановку в Алжире. Свержение режима М. Каддафи в Ливии в 2011 г. фактически придало джихадистским группировкам в регионе «второе дыхание», а территория соседней страны превратилась в источник напряженности и исламистской угрозы у алжирских границ. Это потребовало от руководства АНДР принятия дополнительных превентивных мер по обеспечению безопасности в стране, особенно в приграничных районах. Прилагаются усилия по предотвращению инфильтрации на территорию Алжира террористических групп, ведется жесткая борьба с контрабандой оружия и взрывчатых веществ, незаконной миграцией. Так, дополнительные силы армии, в том числе спецназа были переброшены на границы с Ливией и Тунисом. В 2014 г. в приграничном с Ливией районе был создан отдельный седьмой военный округ. Организовано постоянное наблюдение за объектами добычи нефти и газа и прилегающими к ним районами с использованием беспилотных летательных аппаратов. Проводятся спецоперации по перехвату автокараванов экстремистов.

АНДР придает большое значение международному сотрудничеству в борьбе с терроризмом. Алжир координирует антитеррористические усилия (в основном это обмен информацией) с Тунисом, Мавританией, Нигером, Чадом и рядом стран Западной Африки.

Алжирское руководство не приемлет иностранное военное вмешательство в Ливии и поддерживает политическое урегулирование кризиса в соседней стране, выступает «за налаживание диалога между всеми участниками конфликта, за исключением джихадистов». АНДР активно посредничает между конфликтующими сторонами в Ливии.

С начала конфликта в Мали Алжир выступал за невмешательство в дела этой страны и согласился поддержать западную военную операцию лишь потому, что у него не было реальной возможности помешать ее проведению. В то же время АНДР продолжает поддерживать линию на политическое урегулирование в Мали и играть свою, самостоятельную роль в соседней стране, выступая посредником между конфликтующими сторонами. Ожидается, что 20 июня правительство Мали и основные группировки повстанцев-туарегов подпишут мирное соглашение.

Подходы к решению проблемы Западной Сахары, наличие территориально-пограничных споров, соперничество за лидерство в регионе традиционно осложняют отношения между Алжиром и Марокко, стимулируют гонку вооружений между двумя государствами. Положение дел осложняет тупиковая ситуация в урегулировании западносахарской проблемы: для Алжира и Марокко «в обозримом будущем невозможно отказаться от собственного видения будущего Западной Сахары». Вместе с тем, история алжирско-марокканских отношений показывает, что руководители обоих государств не стремятся резко обострять ситуацию, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния.

Соперничество и борьба интересов между различными кланами в алжирской политической элите по вопросу о кандидатуре будущего первого лица государства, о путях дальнейшего развития страны являются ключевыми для Алжира на данном этапе. И если местные «верхи» не смогут найти компромиссные пути для их решения, то ситуация в республике может серьезно дестабилизироваться.

Все более негативно сказывается на обстановке в стране нерешенность берберской проблемы. Берберы (кабилы) настойчиво продолжают борьбу за предоставление районам с компактным берберским населением автономии, отстаивают право на возможность без ограничений и дискриминации пользоваться своим языком и развивать национальную культуру. В то же время алжирские власти не только не способствуют решению этого очень болезненного для республики вопроса, но еще больше обостряют его. В итоге происходит радикализация берберского движения, усиливается сопротивление берберов властям. В целом кабильская проблема, в случае непринятия мер по ее положительному разрешению, будет усиливать кризисные, дестабилизирующие тенденции в Алжире.

В условиях неопределенности в вопросе о преемнике нынешнего тяжело больного президента АНДР А. Бутефлики, ухудшающегося экономического и финансового положения республики постепенно усиливают свою активность оппозиционные силы различной ориентации, нарастет недовольство властями со стороны различных слоев населения. Так, в конце февраля 2015 г. в Алжире произошла вспышка социальных протестов. Коалиция оппозиционных партий (светских и исламистских) заявляет о необходимости проведения досрочных выборов главы государства. К смене правящего режима призывает влиятельное молодежное движение «Хватит».

Продолжающееся осложнение ситуации в стране требует от властей проведения хотя бы частичного реформирования в политической и экономической сферах. Причем положение дел в экономике «просто вынуждает алжирское руководство идти по пути «гражданской консолидации» и запустить процесс «деления власти»». При этом на первом этапе намечено провести преимущественно политические реформы «с целью создания устойчивой общественной базы для будущих экономических преобразований». В частности, предполагается инкорпорировать т. н. «умеренных исламистов» в государственные структуры. Ожидаются послабления и для политической деятельности оппозиционных партий в целом. В экономике намечается создать оптимальные условия для привлечения в республику зарубежных инвестиций и снизить воздействие мировых цен на нефть на формирование алжирского бюджета.

Таким образом, в настоящее время основополагающей проблемой национальной безопасности Алжира остается недопущение дестабилизации обстановки в стране. Это потребует от правящего режима проведения назревших реформ в политической и социально-экономической областях, принятия дополнительных мер по обеспечению внутренней и внешней безопасности республики.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

73 Re: Арабская весна в Ср Окт 07, 2015 1:37 am

Admin


Admin
О некоторых особенностях военной ситуации в Йемене

Прошло немногим более полугода со времени начала арабской коалицией во главе с Саудовской Аравией военной кампании в Йемене. За прошедший период она трансформировалась из преимущественно воздушной операции «Решающий шторм» в полнокровную локальную войну с масштабным участием сухопутных войск, военной авиации, сил ПВО, флота и формирований спецназа. При этом главная задача, которую поставила перед собой арабская коалиция – разгром шиитских мятежников-хоуситов и восстановление у власти в Йемене правительства во главе с президентом А. М. Хади – все еще очень далека от своего решения. Фактически можно говорить о том, что военное решение йеменского конфликта зашло в тупик.

Йеменская кампания в очередной раз отчетливо показала ограниченность возможностей авиации в войне против полурегулярных и партизанских сил. К тому же ВВС Саудовской Аравии и ее союзников продемонстрировали низкое качество авиаударов, слабый уровень предварительной разведки целей и наведения авиации в реальных боевых условиях. И это, несмотря на содействие со стороны США в вопросах разведки, а также практически полное отсутствие в Йемене современной системы ПВО. Командованию коалиции не удалось точно установить местонахождение и вывести из строя многие из таких важных объектов как военные склады (особенно подземные), укрытия тактических ракетных комплексов «Точка» и оперативно-тактических ракетных комплексов СКАД, места дислокации многих воинских частей. В результате удары зачастую наносились по гражданским объектам (жилым комплексам, больницам, учебным заведениям, лагерям беженцев и др.), что привело к большим потерям среди мирных жителей – по состоянию на конец сентября – свыше 2500 убитых и порядка 5000 раненых. Вершиной этих «ошибок» стала недавняя бомбардировка йеменской свадьбы, когда погибли 130-140 человек, в том числе много женщин и детей.

В то же время хоуситы и союзные им воинские части, лояльные бывшему президенту страны А. А. Салеху, продемонстрировали высокий уровень живучести и сильную волю к сопротивлению иностранным захватчикам. Их военные силы не были деморализованы и дезорганизованы в результате длительных постоянных бомбардировок, они в основном сохранили свою боеспособность и оказывают войскам противника упорное и умелое сопротивление. Более того, войска хоуситов и их союзников наносят артиллерийские и ракетные удары по приграничным районам КСА в провинциях Джизан и Наджран, а также совершают рейдовые операции на саудовской территории, периодически захватывая на короткое время отдельные приграничные селения и позиции саудовских военных. Немаловажную роль сыграло и то, что жестокость авиаударов коалиции привела к резкому подъему патриотизма в стране.

И хотя хоуситам не удалось «разжечь» партизанскую войну в саудовской пограничной провинции Наджран, населенную преимущественно шиитами, которые сочувственно относятся к своим йеменским единоверцам, они преуспели в этом регионе в минной войне. В целом обстановка в Наджране остается напряженной.

Восточные йеменские провинции Хадрамаут и Махра контролируются отрядами ополчений местных племен «с явными лидирующими позициями со стороны руководства «Аль-Каиды на Аравийском полуострове»».

Имеются основания полагать, что Иран, заинтересованный в ослаблении саудовской монархии, оказывает хоуситам разведывательную, логистическую и, отчасти, военно-техническую помощь, но при этом иранцы напрямую не участвуют в боевых действиях.

Первоначальная ставка Эр-Рияда на йеменские формирования, лояльные президенту А. М. Хади (в основном состоящие из йеменских гастарбайтеров, обученных и вооруженных аравийскими монархиями), себя не оправдала. При поддержке коалиции они заняли ряд районов на юге страны, включая Аден — второй по величине город и крупнейший йеменский морской порт, а также вышли на побережье пролива Баб-эль-Мандеб, соединяющего Красное и Аравийское моря. Но дальше продвигаться не стали, установив относительный контроль только над теми районами, «которые в принципе никто не оборонял». Причем отряды, укомплектованные южанами, вовсе не стремятся к дальнейшему продвижению на север страны. В их рядах сильны сепаратистские настроения в пользу воссоздания независимого Южного Йемена. Отказ южан наступать на Таиз позволил хоуситам и их союзникам нейтрализовать в городе отряды местных исламистов. В целом на сегодняшний день на южном направлении военная ситуация стабилизировалась.

Таким образом, ход событий вынудил арабскую коалицию к расширению своего непосредственного участия в наземных операциях. С этой целью аравийские монархии, главным образом ОАЭ и КСА, начали перебрасывать в Йемен крупные силы сухопутных войск. Кроме того, Саудовская Аравия значительно усилила группировку своих войск на границе с Йеменом, особенно вблизи северной йеменской провинции Саада, которая считается главным оплотом хоуситов. В Йемен также прибыли подразделения армий Египта (800 чел.), Катара (до 1000 чел.) и Бахрейна. В результате общая численность коалиционной группировки в этой стране увеличилась с 5 тыс. до примерно в 10 тыс. военнослужащих. О своем намерении направить войска в Йемен сообщили Марокко, Иордания и Судан (до 6 тыс. чел.). Продолжается морская блокада йеменского побережья силами ВМС Саудовской Аравии и Египта.

По уровню своей технической оснащенности сухопутные войска арабской коалиции значительно превосходят своих противников: танки «Леклерк», БМП-3 и БМП «Брэдли», другая в целом современная бронетехника, самоходные САУ, РСЗО, противотанковые средства и др. Войска коалиции и силы А. М. Хади с воздуха поддерживают саудовские боевые вертолеты АН-64 «Апач» и прикрывают саудовские же ЗРК «Пэтриот». Однако эффективность использования всего этого оружия оставляет желать лучшего. Так, саудовские сухопутные войска в ходе боевых действий продемонстрировали «вопиюще низкий уровень боевой подготовки и моральной устойчивости», отсутствие у многих военнослужащих мотивации к участию в йеменской войне. Сказывается и «социальный разрыв» между солдатами, набранными в армию по контракту в основном из городских маргиналов и сельской бедноты, и офицерами, представленными «привилегированной элитой среднего класса». В тоже время в лучшую сторону можно выделить саудовские спецназ и флот.

Более успешно проявила себя, особенно в ходе операции в районе Адена, армия ОАЭ. Однако вследствие понесенных больших потерь, особенно в результате удара йеменской ракетой «Точка», уровень их морального состояния понизился.

После того, как сторонники А.М. Хади не смогли овладеть Таизом – крупным городом к югу от Саны, который должен был стать плацдармом для наступления на столицу, командование коалиционных сил приняло решение сделать главным плацдармом для наступления на Сану провинцию Мариб, расположенную к востоку от города. В этот регион были переброшены крупные силы армий аравийских монархий и формирования, лояльные А. М. Хади. Здесь же сосредоточены отряды суннитской исламистской партии «Ислах». Кроме того, саудовцы направили дополнительные силы к границе с провинцией Саада, которые частично вошли на йеменскую территорию. В ответ на это хоуситы выдвинулись на территорию КСА в районе красноморского побережья, создав угрозу окружения саудовских частей в Сааде. Также отметим, что в этом районе хоуситы создали прочную оборону.

Наступательная операция в провинции Мариб в направлении Саны началась в середине сентября. Основу группировки наступающих войск составляют йеменские части, обученные в КСА и ОАЭ. Силы коалиции оказывают им поддержку авиацией, артиллерией и бронетехникой. Наступление развивается медленно. Хоуситы оказывают противнику жесткое сопротивление. При этом «обилие личного состава, тяжелой техники и авиации не приносит автоматического преимущества в условиях горного Йемена, где хоуситам известна каждая тропинка, в отличие от противника». Лишь 29 сентября войска А. М. Хади добились первого крупного успеха, овладев при поддержке авиации аравийских союзников плотиной Мариб и прилегающим к ней районом.

Вместе с тем, говорить о приближении решительного перелома в ходе боевых действий на направлении Мариб – Сана, а тем более в йеменской кампании в целом нет достаточных оснований. «Освободительный поход» явно затянулся, причем приходу «воинов-освободителей» большинство йеменцев явно не рады. В создавшихся условиях саудовское руководство вынуждено искать политические решения конфликта в Йемене. По информации СМИ, в Омане через посредников уже идут неформальные переговоры между представителями хоуситов и Эр-Рияда.

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

74 Re: Арабская весна в Вс Дек 06, 2015 5:17 pm

Admin


Admin
В Йемене при обстреле погиб губернатор провинции Аден

Губернатор йеменской провинции Аден Джафар Мухаммед Саад погиб в результате обстрела, передает Reuters со ссылкой на полицию и местные власти.
https://news.mail.ru/incident/24190188/?frommail=1

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

75 Re: Арабская весна в Пт Дек 11, 2015 1:49 am

Admin


Admin
До 2011 года движения салафитов (исламистов, призывающих ориентироваться на образ жизни ранней мусульманской общины) держались в стороне от политики. Однако «арабская весна» дала им возможность создать собственные политические партии. Первыми по этому пути пошли египетские салафиты после падения режима Хосни Мубарака, затем тунисские – через некоторое время после свержения бен Али.

Появление этих партий оказалось полезным для развития арабской демократии. По своим убеждениям салафиты крайне консервативны, радикальнее «Братьев-мусульман». Но, несмотря на свой консерватизм, они были готовы бороться за перемены мирными средствами, привлекали к участию в легальной политике значительную часть арабского общества, а также добавляли разнообразия в спектр исламистских партий, не позволяя какой-нибудь одной силе утверждать, что она представляет всю мусульманскую общину. Но вскоре взлет популярности джихадистских организаций, которые призывают бороться за реализацию исламистских идей не легальными политическими, а насильственными методами, подорвал влияние салафитских партий.


Read more at: http://carnegie.ru/2015/12/04/ru-62173/imou?mkt_tok=3RkMMJWWfF9wsRouv6jLZKXonjHpfsX66%2BgsXaCg38431UFwdcjKPmjr1YsDTst0aPyQAgobGp5I5FEIQ7XYTLB2t60MWA%3D%3D

Посмотреть профиль http://lukdomen.mysite.com/blank.html

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 3 из 4]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения